Задачи акмеологии

План

1. Комплексное изучение развития человека на ступени взрослости. Прослеживание зависимостей

между индивидными, личностными и субъектными характеристиками взрослого человека и особенностями его формирования и развития на предшествующих его взрослости этапах, а также воздействия на них его собственного жизнетворчества.

2. Выявление микро и макрооптимумов (или макро и микроакме), достигаемых людьми в их

индивидном, личностном и субъектном развитии, и прослеживание и определение их общих, особенных и единичных характеристик.

3. Изучение процесса овладения человеком профессией и достижение в ней мастерства как одной из

форм его "акме". Выявление общего, особенного и единичного в профессионализме и путях его достижения у людей, занятых в разных сферах деятельности. Теоретическое обоснование и практическая разработка технологий, оптимизирующих процесс формирования и развития профессионализма у людей, представляющих различные сферы труда.

4. Прослеживание общего, особенного и единичного в достижении малыми и большими общностями своих "акме" и описание и классификация основных характеристик этих

Ступень зрелости человека и так называемая вершина этой зрелости, или, как ее еще называют, акме,

– это многомерное состояние человека, которое хотя и охватывает значительный по временной

протяженности этап его жизни и всегда показывает, насколько он состоялся как гражданин, как специалисттруженик в какойто определенной области деятельности, как бедная или богатая своими связями с окружающей действительностью личность, как супруг, родитель, но вместе с тем никогда не является статичным образованием и, наоборот, отличается большей или меньшей вариативностью и изменчивостью.

Как правило, постоянно несет типичные характеристики и претерпевает перестройку в рамках

параметров зрелости компонент, относящийся к физическому состоянию человека. И такое же подвижное единство содержательной специфики и формы ее выражения может быть всегда прослежено у человека на этапе зрелости, когда он проявляет себя и как гражданин, и как личность, и как субъект деятельности, и как супруг, и как родитель.

Ясно, чтобы целостно понять человека как "владельца", как "носителя" всех этих его "ипостасей", осмыслить всю сложность зависимостей между ними, необходимо сведение в единую картину результатов изучения зрелого человека, полученных в исследованиях, проведенных с позиций разных наук.

Интеграция данных, получаемых при таком подходе к изучению человека, – процесс необычайно трудный и потребовавший создания особой методологии, а также техники их научнокорректного сопряжения друг с другом.

Последовательная опора на них позволила установить, что физическая зрелость человека, его

психическая зрелость, находящая выражение в сформированности его ума, чувств, воли, его личностная зрелость, которая, конечно, зависима от интеллекта и воли, но главным образом всетаки проявляется в его отношениях, его зрелость как субъекта, обнаруживающаяся прежде всего в способностях, связаны друг с другом самым тесным образом. Вместе с тем оказывается, что, как правило, не происходит фронтально одновременного достижения ступени зрелости всеми блоками образований, в которых человек выступает как индивид (живой организм), как личность и как субъект деятельностей, и дальше, уже на ступени самой зрелости, у человека наблюдаются тоже разные темпы протекания изменений в названных образованьях.

Время выхода на уровень "акме" человека как индивида, как личности и как субъекта творческой

деятельности очень часто не совпадает, или можно говорить лишь об относительном совпадении.

Акмеология всесторонне освещает особенности этой важнейшей ступени, которую проходит человек

в своем развитии, – ступени зрелости. Она определяет сходное и различное в ней у разных людей и в таком же ключе проясняет у них своеобразие действия факторов, которые обусловливают индивидуальную картину зрелости. И, конечно, существеннейшее место в этих акмеологических работах занимает прослеживание характера взаимовлияний свойств и качеств "физической" и "духовной" "субстанций" человека.

Состояние зрелости не появляется у человека неожиданно и сразу. На него и на то, какое оно,

"работает" вся предшествующая жизнь человека. Не только от природной предрасположенности, но и от уже прожитой жизни в большей мере зависит, с каким запасом физической прочности подойдет человек к ступени зрелости, какие ценностные ориентации и отношения составят ядро его личности и какие способности, а также какой запас знаний, умений, навыков будут характеризовать его как субъекта деятельности, когда он станет взрослым.

При переходе на ступень зрелости здоровье человека может быть близко к норме, а может быть

отягощено хроническими заболеваниями. Актуализирующиеся у него побуждения могут соответствовать сути общечеловеческих ценностей, или же за ними могут стоять псевдоценности. И в видах деятельности, от которых зависит его существование, он может оказаться беспомощным, не по возрасту инфантильным или, наоборот, продуктивно деятельным не только на репродуктивном, но и на творческом уровне.

Выявление микро и макроакме, достигаемых людьми в индивидном, личностном и субъектном развитии

Поэтому следующей задачей, которую решает акмеология, является выяснение характеристик, которые должны быть сформированы у человека в дошкольном детстве, в младшем школьном возрасте, в годы отрочества и юности, чтобы он во всех отношениях смог успешно проявить себя на ступени зрелости.

Вместе с тем понятно, что хотя характеристики человека как индивида, как личности и как субъекта

деятельности, отмечаемые у него на ступени зрелости, всегда связаны причинноследственными зависимостями с особенностями его на предыдущих ступенях развития, но одновременно и те, и другие, и третьи всегда оказываются обусловленными общими и частными обстоятельствами, в которых протекала жизнь человека.

Поэтому акмеология шаг за шагом прослеживает механизмы и результаты воздействия макро, мезо, микросоциумов (государства, общества, учебного и трудового коллективов, семьи и др.) и природных условий на человека, ставя и решая при этом задачу разработки такой стратегии организации его жизни, реализация которой позволила бы ему оптимально во всех отношениях объективировать себя на ступени зрелости.

Выше уже говорилось, что характер и уровень проявления у человека индивидных, личностных и

субъектных особенностей на всем протяжении ступени зрелости нельзя представлять себе в виде, так сказать, уплощенной равнины. Проходя эту ступень, человек переживает и взлеты и падения. Это относится и к состоянию его здоровья, и к его личностным проявлениям, и к проявлениям им себя в разных видах деятельности.

Очень часто внешне незаметные, медленно идущие изменения в организме взрослого человека, в его сознании при познании им окружающей действительности и себя в ней, накоплении опыта общения и при осуществлении деятельности имеют своим следствием больший или меньший подъем в показателях его физического состояния, в социальной значимости его поступков, в продуктивности его деятельности. У одних людей таких заметных скачков в индивидных, личностных, субъектно деятельностных характеристиках проявлений их существа бывает несколько, у других – всего один. И в них выражается достигнутый человеком высший для него уровень гражданственности, трудоспособности, гуманизма.

И этот высший для каждого человека уровень в его развитии, который приходится на какойто

временной отрезок его зрелости, есть его "акме", его вершина. Насколько высокой оказывается эта его "вершина", насколько она содержательно многогранна и богата, насколько социально велики и новаторски оригинальны результаты его деяний при достижении акме, это, конечно, зависит от особенностей жизненного пути, который прошел человек до своего "акме", от социальной, экономической, политической, правовой, социальнопсихологической ситуации, в которую он попадает, поднявшись на ступень зрелости. Но в не меньшей мере количественнокачественные показатели его "акме" определяются тем, какой у человека образовался кругозор, сформировался общий и специальный интеллект, какое сложилось нравственное ядро, и развивались способности творца.

Люди очень отличаются друг от друга умением противостоять неблагоприятным обстоятельствам и вопреки им осуществлять свои замыслы. И их "акме", оцениваемое с учетом конкретных условий его проявления, всегда показывает, чего они стоят как индивиды, как личности и результаты воздействия макро, мезо, микросоциумов (государства, общества, учебного и трудового коллективов, семьи и др.) и природных условий на человека, ставя и решая при этом задачу разработки такой стратегии организации его жизни, реализация которой позволила бы ему оптимально во всех отношениях объективировать себя на ступени зрелости.

Выше уже говорилось, что характер и уровень проявления у человека индивидных, личностных и

субъектных особенностей на всем протяжении ступени зрелости нельзя представлять себе в виде, так сказать, уплощенной равнины. Проходя эту ступень, человек переживает и взлеты и падения. Это относится и к состоянию его здоровья, и к его личностным проявлениям, и к проявлениям им себя в разных видах деятельности.

Очень часто внешне незаметные, медленно идущие изменения в организме взрослого человека, в его сознании при познании им окружающей действительности и себя в ней, накоплении опыта общения и при осуществлении деятельности имеют своим следствием больший или меньший подъем в показателях его физического состояния, в социальной значимости его поступков, в продуктивности его деятельности. У одних людей таких заметных скачков в индивидных, личностных, субъектно деятельностных характеристиках проявлений их существа бывает несколько, у других – всего один. И в них выражается достигнутый человеком высший для него уровень гражданственности, трудоспособности, гуманизма.

И этот высший для каждого человека уровень в его развитии, который приходится на какойто

временной отрезок его зрелости, есть его "акме", его вершина. Насколько высокой оказывается эта его "вершина", насколько она содержательно многогранна и богата, насколько социально велики и новаторски оригинальны результаты его деяний при достижении акме, это, конечно, зависит от особенностей жизненного пути, который прошел человек до своего "акме", от социальной, экономической, политической, правовой, социальнопсихологической ситуации, в которую он попадает, поднявшись на ступень зрелости. Но в не меньшей мере количественнокачественные показатели его "акме" определяются тем, какой у человека образовался кругозор, сформировался общий и специальный интеллект, какое сложилось нравственное ядро, и развивались способности творца.

Люди очень отличаются друг от друга умением противостоять неблагоприятным обстоятельствам и вопреки им осуществлять свои замыслы. И их "акме", оцениваемое с учетом конкретных условий его проявления, всегда показывает, чего они стоят как индивиды, как личности и как субъекты деятельности.

Сказанное открывает нам следующую группу задач, которые решает акмеология: это научное освещение феноменологии акме, объектирование общего и различного в ней у разных людей, прослеживание в действии факторов, которые определяют качественноколичественные характеристики акме. Последнее фактически означает важность раскрытия закономерностей и механизмов, наличие которых необходимо, чтобы полноценное акме было достигнуто человеком и действительно состоялось.

Изучение процесса овладения человеком профессией

Помимо рассмотрения развития всей совокупности характеристик человека, в которых находит выражение его зрелость, а в ней его акме, акмеология научно анализирует зрелость и акме более сужено, имея в виду только овладение человеком профессией, достижение им в ней уровня мастерства. Ведь понятно, что постижение сущности профессионализма, видение и понимание путей, ведущих к нему, имеет не только сугубо теоретическое, но и большое практическое значение. В стране огромное число людей, которые подвизаются в политике, экономике, в сфере управления, в науке, во многих других областях деятельности и не являются при этом профессионалами во всем значении этого слова.

И суммируясь, такой непрофессионализм ведет к громадным потерям в строительстве государственности, в экономике, во внешней и внутренней политике, в промышленности и в сельском хозяйстве, в управлении ими, в сфере воспитания и образования и во всех других областях жизни общества. Непрофессионализм способствует росту напряженности в межнациональных отношениях, ведет к росту числа межличностных конфликтов и к психологическому дискомфорту в самочувствии людей.

Отсюда понятно, насколько актуальна разработка акмеологией круга проблем: "профессионализм и

его основные характеристики", "профессионализм и зрелость человека", "пути предотвращения профессиональной деформации", "пути достижения профессионализма"и др.

Когда имеется в виду высокий профессионализм человека, то с ним связываются не только яркое развитие способностей, но и глубокие и широкие знания в той области деятельности, в которой этот

профессионализм проявляется, а также нестандартное владение умениями, которые необходимы для успешного выполнения этой деятельности. Конечно, настоящий профессионализм всегда сопрягается с

сильной и устойчивой мотивационноэмоциональной заряженностью на осуществление именно данной деятельности и на достижение в ней уникального, неординарного результата. Естественно, последнего

не будет, если у человека не окажется и нужного для его профессионального труда состояния здоровья.

В связи со сказанным следующая задача акмеологии состоит в том, an>областей, несхожесть "технологий", которые надо использовать, чтобы получить высокий результат, который в каждой деятельности свой, – это все, взятое в совокупности, определяет своеобразие содержания и формы профессионализма в каждой из названных областей. Кроме того, надо иметь в виду, что есть отдельные виды деятельности, которые в большей мере находятся на стыке названных областей, а потом, ведь внутри каждой области, просматриваемой как по горизонтали, так и по вертикали, всегда есть рабочие места, посты, должности, предъявляющие не во всем совпадающие

требования к занимающим их людям. И, конечно, чтобы по праву быть во всех этих последних случаях в числе подлинных профессионалов, человек должен нести в себе, сформировать у себя соответствующие способности, очень дифференцированно "нажить" конкретный фонд знаний, навыков, умений и научиться его также очень адресно, творчески употреблять.

Таким образом, высветилась еще одна многоаспектная проблема, которая вширь и вглубь освещается

акмеологией.

Вместе с тем как с позиций создания теории названной новой науки, так и в интересах практики

возможен и необходим еще один подход к изучению сложнейшего по своим характеристикам явления профессионализма: исследование на разных научных уровнях, сопряженных в единую целостную систему, профессионализма людей, подвизающихся в таких важных, как для общества в целом, так и для каждого отдельного человека, сферах нашей жизни, как экономика, политика, промышленность и сельское хозяйство, идеология, наука, управление, воспитание и образование, военное дело, здравоохранение, культура (в узком смысле), работа правоохранительных органов, деятельность средств массовой информации, спорт, обслуживание.

При осмыслении фактического материала, полученного при исследовании профессионалов –

мастеров своего дела, работающих в каждой из этих сфер, конечно, будут встречаться характеристики их как индивидов, как личностей, как субъектов, некоторые из особенностей их труда, которые перед этим обнаружатся при описании и классификации профессионалов, и специфичности их деятельности, осуществленных по указанному выше принципу. Но вместе с тем надо суметь увидеть, в какой общий контекст характеристик, часть из которых у профессионала в каждой сфере будет совершенно новой, они впишутся, например, у политика, в отличие от человека, удачно нашедшего себя в сфере идеологии, или у работника сферы воспитания и образования в отличие от человека, подвизающегося на радио или телевидении. И само собой понятно, во всех этих случаях существенно узнать не только, в какой конкретно контекст они вписываются, но и обязательно, с каким значением, так сказать, с каким "весом" они в него вошли. Далее, определяя иерархию качеств в выявившемся контексте, необходимо обязательно устанавливать, какие из них являются незаменимыми у действительно выдающегося профессионала в каждой из названной сфер, а какие из них могут быть без ущерба для деятельности замещены, компенсированы другими качествами.

Естественно, что ответы на эти непростые вопросы нельзя искать в отрыве от содержания обозначенных выше сфер деятельности, от конкретных ситуаций, "штатных" и "нештатных", которые в них возникают, от разных форм ресурсов (в широком смысле), которые может использовать профессионал, осуществляя свою деятельность, и еще от целого ряда других факторов. Словом, для акмеологии и по намеченному направлению открывается широкое поле для научных поисков.

Без доказательств понятно, что путь к вершинам профессионализма длинен и труден. И понятно

также, что любой Мастер в главной для него деятельности неповторим, неважно, токарь это или конструктор самолетов, швея или военачальник, животновод или работник уголовного розыска. Однако последнее не исключает того, что продуманная организация деятельности и отношений ребенка в дошкольном и младшем возрасте, целенаправленное введение подростка в мир профессий, последующие теоретически и практически научно глубоко отработанное и проверенное на эффективность профессиональное образование, если они хорошо сопряжены с общеличностным развитием молодых людей, значительно облегчат их включение в деятельность, которая станет главной в их жизни, и дадут каждому из них возможность искать алгоритм поведения, ведущий к выработке своего индивидуального стиля деятельности и высокому профессионализму. Последнее надо подчеркнуть особо, потому что как не может быть воспитание признано состоявшимся, если у человека не возникает потребность в самовоспитании, так и допрофессиональная и профессиональная подготовка не будут полноценными, если у прошедшего их человека не появится постоянное стремление к профессиональному росту.

Из сказанного понятна задача, стоящая перед акмеологами: через проведение комплексных

разработок предложить, образно говоря, предельно технологичные стратегию и тактику организации и практического осуществления процесса перевода начинающего свою самостоятельную деятельность специалиста на все более высокие уровни профессионализма. Решение этой очень трудоемкой задачи потребует интеграции в целостную систему результатов конкретносоциологических, конкретно экономических, педагогических, психофизиологических, психогенетических, возрастно психологических, социальнопсихологических, дифференциальнопсихологических исследований и, разумеется, они вписываются, но и обязательно, с каким значением, так сказать, с каким "весом" они в него вошли. Далее, определяя иерархию качеств в выявившемся контексте, необходимо обязательно устанавливать, какие из них являются незаменимыми у действительно выдающегося профессионала в каждой из названной сфер, а какие из них могут быть без ущерба для деятельности замещены, компенсированы другими качествами.

Естественно, что ответы на эти непростые вопросы нельзя искать в отрыве от содержания обозначенных выше сфер деятельности, от конкретных ситуаций, "штатных" и "нештатных", которые в них возникают, от разных форм ресурсов (в широком смысле), которые может использовать профессионал, осуществляя свою деятельность, и еще от целого ряда других факторов. Словом, для акмеологии и по намеченному направлению открывается широкое поле для научных поисков.

Без доказательств понятно, что путь к вершинам профессионализма длинен и труден. И понятно

также, что любой Мастер в главной для него деятельности неповторим, неважно, токарь это или конструктор самолетов, швея или военачальник, животновод или работник уголовного розыска. Однако последнее не исключает того, что продуманная организация деятельности и отношений ребенка в дошкольном и младшем возрасте, целенаправленное введение подростка в мир профессий, последующие теоретически и практически научно глубоко отработанное и проверенное на эффективность профессиональное образование, если они хорошо сопряжены с общеличностным развитием молодых людей, значительно облегчат их включение в деятельность, которая станет главной в их жизни, и дадут каждому из них возможность искать алгоритм поведения, ведущий к выработке своего индивидуального стиля деятельности и высокому профессионализму. Последнее надо подчеркнуть особо, потому что как не может быть воспитание признано состоявшимся, если у человека не возникает потребность в самовоспитании, так и допрофессиональная и профессиональная подготовка не будут полноценными, если у прошедшего их человека не появится постоянное стремление к профессиональному росту.

Из сказанного понятна задача, стоящая перед акмеологами: через проведение комплексных

разработок предложить, образно говоря, предельно технологичные стратегию и тактику организации и практического осуществления процесса перевода начинающего свою самостоятельную деятельность специалиста на все более высокие уровни профессионализма. Решение этой очень трудоемкой задачи потребует интеграции в целостную систему результатов конкретносоциологических, конкретно экономических, педагогических, психофизиологических, психогенетических, возрастно психологических, социальнопсихологических, дифференциальнопсихологических исследований и, разумеется, исследований по психологии труда, связанных с поднятой проблемой. Проведение

соотнесения друг с другом получаемых данных и сведение их в систему, как бы это ни было трудно,

тоже осуществляет сейчас акмеология.

С точки зрения уровня профессионализма может и должен оцениваться не только отдельный

человек, работающий в конкретной области труда, но и отличающиеся друг от друга по своей величине и по характеру решаемых ими задач общности, – бригада, экипаж, педагогический коллектив, спортивная команда, труппа театра, кафедра института, префектура, правительство и т. д. И это тоже объект, несущий в себе много проблем, подлежащих научному освещению акмеологией. И наконец, капитальнейшая задача, решаемая в настоящее время акмеологией, – создание методического инструментария, позволяющего выявлять уровень профессионализма, достигнутый как отдельным человеком, так и общностью людей.

Как всем понятно, акмеология, входя в нашу жизнь как научная дисциплина, предполагает глубокое

освоение ее специалистами, чьей областью труда является организация условий оптимального достижения людьми индивидной, личностной и деятельностной ступеней зрелости и социально ценного и творчески продуктивного проявления каждым из них себя на этой ступени. Поэтому акмеология является одновременно и учебной дисциплиной. Это означает: чтобы в этом качестве она успешно выполнила свою роль, необходимо, помимо глубокого и всестороннего раскрытия предмета акмеологии и ее значения и места в системе наук об обществе и человеке, освещения закономерностей и механизмов, подлежащих изучению акмеологией, а также теоретического и практического значения акмеологии, о чем речь частично выше уже шла, дидактически и методически проработано предложить вниманию изучающих этот предмет слушателей научные характеристики основных параметров и типологий человека как индивида, личности, субъекта деятельности и индивидуальности на ступени зрелости и наиболее распространенные варианты достижения или не достижения человеком вершины в своем развитии на этой ступени.

Но одной констатации существа этих фактов будет недостаточно, если далее не будет прослежена убедительно вписанная в различные жизненные контексты "логика наживания" той или иной "картины" зрелости и ее конкретных проявлений, а также не обсуждены эффективные – и социально, и психологически конкретные – пути помощи человеку с целью более оптимального проявления им себя как личности и как труженикатворца на ступени зрелости. И конечно, поскольку здесь все время имеется в виду главным образом взрослый человек, изучая акмеологию, постигая этот предмет, мы должны взять на вооружение результативную в практическом отношении "систему" передачи этому взрослому человеку "технологии" движения его самого к более высокому уровню физического здоровья, гражданственности, нравственности и, разумеется, профессионализма в главной для него деятельности. Столь же важно для акмеологии выявление феноменологии, закономереностей и механизмов развития разных типов общностей и целенаправленное использование этих знаний с целью более успешного решения этими общностями стоящих перед ними задач.

Резюме

Поскольку акмеология, в отличие от многих других наук, стремится не односторонне, а целостно изучать человека в единстве всех его ипостасей, для нее характерно применение комплексного подхода

при осуществлении этого изучения.

Изучение формирования и развития человека на ступени взрослости и всех проявлений этого

процесса акмеология проводит, выявляя и учитывая особенности формирования и развития его индивидных, личностных и субъектных характеристик на предшествующих взрослости возрастных ступенях.

Осуществляя такое сопряжение прошлого и настоящего при раскрытии особенностей взрослого

человека и при проецировании их развития в будущее, акмеология устанавливает, какие микроакме предваряли достижение им макроакме и были ли они, а если не были, то почему.

При проведении этого изучения для акмеологии представляет особую значимость выяснение предпосылок при прохождении человеком своего жизненного пути, которые благоприятствуют

формированию его в будущем в профессионала высокого класса.

Для акмеологии при продолжении этой линии научного творчества является принципиально важным

теоретическое обоснование и практическое создание технологий, обеспечивающих формирование и развитие профессионализма людей, работающих, в частности, в сфере государственной службы.

Столь же значимо для акмеологии и проведение аналогичных разработок в отношен – принципы, методы, процедуры, применяемые в той или иной специальной научной дисциплине.

Общеметодологические подходы в научном исследовании (комплексный, системный,

субъектный)

Комплексный подход. Развитие комплексного подхода в XX в. оказалось связано с существованием полидетерминированных, сложноструктурированных объектов и сфер бытия. Он выразил тенденцию нарастания взаимодействия разных областей знания и наук, необходимость междисциплинарных исследований. Первоначально развитие комплексного подхода было связано с появлением исследовательских областей смежных наук биохимии, геобиохимии, психофизиологии. Позднее, кроме этих новых пограничных областей знания, стали возникать проблемы, охватившие разные сферы человеческой жизнедеятельности, не характеризующиеся принципом смежности. Многие из этих проблем носили не гипотетический абстрактный характер, а были поставлены практической ситуацией развития человечества в XX в. Это атомные и экологические катастрофы, выход человека в космос, появление и распространение высокосмертных заболеваний рака и СПИДа, а также неуклонный рост технического прогресса, сопряженный с проблемой человеческого фактора в самых разных ее ракурсах и изменениях.

Разработка комплексного подхода, приведшая к новой области человекознанию, связана с именем Б. ГАнаньева. Она отвечала четко сформулированной им цели поиску целостного подхода к человеку и интеграции знаний о нем в самостоятельную область знания. Этой цели отвечали организованные и руководимые им комплексные исследования. Однако искомые корреляции между разными параметрами природы и социальной сущности человека не опирались на общую методологотеоретическую модель, они были скорее способами поиска этой модели. Подвергнув ретроспективному историко психологическому анализу особенности комплексного подхода, разработанного Б. Г.Ананьевым, его ученица Н. А. Логинова дала и некоторые общие определения комплексного подхода, такие, как направленность на выявление многоаспектности, многофакторности, разнородности онтологических

детерминант и онтологических составляющих. Он отличен от системного подхода, специфика которого, с ее точки зрения, состоит в познании целостности, упорядоченности и организованности объекта или сферы деятельности.

Раскрывая специфику комплексного подхода в психологии, Б. Ф. Ломов высказал мысль, что тенденция его развития связана с определением узловых фундаментальных проблем, требующих комплексного исследования. Ряд авторов дифференцируют функцию суммативности комплексного подхода, многоаспектности, проблемности.

Парадоксальность акмеологии заключается в том, что совсем общие методологические принципы и подходы достаточно просто находят в ней свою конкретизацию, выполняя ориентирующую функцию, функцию определения ее предмета. Специфика комплексного подхода в акмеологии заключается в том, что он задает ориентацию на единство изучения и реального практического совершенствования человека. Он нацеливает на сопоставление таких разноаспектных модальностей, как реальное и идеальное состояние, стихийно сложившееся и оптимальное качества. Он дает стратегию преобразования наличного уровня развития в высший, оптимальный, он соединяет часто разобщенные аспекты функционирования человека и его развития. Комплексный подход в акмеологии открывает перспективу индивидуальности и как субъекта. Он соединяет представление о личности в жизни, на жизненном пути и в деятельности.

Иными словами, комплексный подход в акмеологии имеет своей основной функцией интеграцию разных качеств, свойств, состояний, модальностей человеческого бытия. Тем самым он может быть рассмотрен как непосредственное продолжение линии Ананьева на интеграцию наук о человеке в особую область человекознания. Однако если в человекознании, по мнению Ананьева, основанием комплекса является человек, то в акмеологии основанием комплекса является личность как самый сложный и конкретный уровень человеческого бытия.

Комплексный подход в акмеологии нацелен не столько на единство наук, знаний о человеке, сколько на выявление единства и способов связи его онтологически различных качеств. Он играет не столько гносеологическую, сколько онтологическую роль. Самое сложное в акмеологическом комплексе состоит в том, что исследованием и диагностикой выявляется отправной этап развития личности, операциональнопрактическим звеном которого является ее реальное оптимальное изменение. Исследование не внедряется в практику, как обычно, не подтверждается ею, а служит функционально самостоятельным звеном комплекса, следующим этапом которого является акмеологическая поддержка. Акмеологическая поддержка связана как с диагностическим и исследовательским этапом, так и с будущей оптимальной моделью, оптимальным состоянием личности, которого еще нет. Звенья комплекса развернуты в реальном времени последовательно и одновременно в теоретическом пространстве.

Системный подход. Разработка системного подхода выражает основную модернистскую тенденцию XX в., связанную с именами Берталанфи, Эшби, Парсонса (в социологии), с развитием кибернетики, семантики, социологии, психологии. Принцип системности первоначально имплицитно присутствовал в методологиях соответствующих наук, выражаясь в поисках закономерностей, связей, структур. На определенном этапе в связи с развитием специальной области методологии науки он стал предметом рефлексии, своеобразной логикой научного знания. Н. Ф.Овчинников, В. Н.Садовский, Г. П.Щедровицкий, Э. Г.Юдин и другие отечественные философы и методологи внесли огромный вклад в осмысление и уточнение принципа системности.

Развитие принципа системности в психологии связано с именами Л. С. Выготского, С. Л.Рубинштейна, А. Н. Леонтьева, Б. Г.Ананьева, которые разрабатывали его положения в единстве с решением проблем психологии. Б. Ф.Ломов явился классиком системного подхода в отечественной психологии, осуществив определенную рефлексию, формализацию принципа системности. Вопервых, он реализовал системный подход в функции упорядочивания, систематизации психологического знания. Вовторых, благодаря обозначению ряда проблем в категориях системного подхода, он открыл новые перспективные исследовательские направления.

Специфика системного подхода к акмеологии в том, что ее предмет не имеет четкого уровневого

строения, представляет собой онтологически неоднородную, но функционально единую и движимую к оптимальному состоянию систему. В общей теории систем, наряду с классификацией на социальные, биологические и другие системы по критерию области научного знания, существует подразделение на искусственные и естественные системы. Акмеология имеет дело не с искусственной и не с естественной системой, а с самим механизмом и способом перехода от стихийно сложившегося состояния и качества

системы к оптимальному, от реального к идеальному посредством моделирования сущности последнего и ее практического достижения. Акмеологическая система имеет целевой, проектируемый моделируемый характер. Вникнуть в сущность этой системы позволяет изучение идей М. И.Сетрова, который выделил аспект сравнения систем по высоте и степени организованности, сделав акцент на направление изменения системы. Высота организованности соответствует переходу на качественно более высокий уровень, т. е. изменению организации, так сказать, по вертикали, а степень организованности изменению в пределах данного качества, т. е. по горизонтали.

Иными словами, им подразумевается не система как иерархия уровней, а переход всей системы, ее изменение в оптимальное, т. е. более высокоорганизованное состояние. Здесь сущность системности в акмеологии конкретизируется посредством понятия "организация", к которому в свое время в интерпретации А. А.Малиновского привлекла внимание К. А. АбульхановаСлавская. Оно существенно, поскольку речь идет о системе личности, в свою очередь, по выражению Б. Г.Ананьева, "вписанной" в систему социума, социальных отношений, систему труда, профессий, собственной жизни. Преимущество этого понятия в том, что оно предполагает и зависящие от личностиь способы организации, т. е. самоорганизацию, и независящие, осознанные и неосознаваемые, объективные, а также внешние и внутренние. Новый способ организации системы может быть более простым, минимизируя избыточность, стихийность, или более сложным. В акмеологии предполагается достижение более оптимального способа

Специфика системного подхода к акмеологии в том, что ее предмет не имеет четкого уровневого

строения, представляет собой онтологически неоднородную, но функционально единую и движимую к оптимальному состоянию систему. В общей теории систем, наряду с классификацией на социальные, биологические и другие системы по критерию области научного знания, существует подразделение на искусственные и естественные системы. Акмеология имеет дело не с искусственной и не с естественной системой, а с самим механизмом и способом перехода от стихийно сложившегося состояния и качества

системы к оптимальному, от реального к идеальному посредством моделирования сущности последнего и ее практического достижения. Акмеологическая система имеет целевой, проектируемый моделируемый характер. Вникнуть в сущность этой системы позволяет изучение идей М. И.Сетрова, который выделил аспект сравнения систем по высоте и степени организованности, сделав акцент на направление изменения системы. Высота организованности соответствует переходу на качественно более высокий уровень, т. е. изменению организации, так сказать, по вертикали, а степень организованности изменению в пределах данного качества, т. е. по горизонтали.

Иными словами, им подразумевается не система как иерархия уровней, а переход всей системы, ее изменение в оптимальное, т. е. более высокоорганизованное состояние. Здесь сущность системности в акмеологии конкретизируется посредством понятия "организация", к которому в свое время в интерпретации А. А.Малиновского привлекла внимание К. А. АбульхановаСлавская. Оно существенно, поскольку речь идет о системе личности, в свою очередь, по выражению Б. Г.Ананьева, "вписанной" в систему социума, социальных отношений, систему труда, профессий, собственной жизни. Преимущество этого понятия в том, что оно предполагает и зависящие от личностиь способы организации, т. е. самоорганизацию, и независящие, осознанные и неосознаваемые, объективные, а также внешние и внутренние. Новый способ организации системы может быть более простым, минимизируя избыточность, стихийность, или более сложным. В акмеологии предполагается достижение более оптимального способа организации, о чем пойдет ниже речь при раскрытии принципа оптимальности или оптимизации. Достижение оптимального состояния системы в процессе ее изменения обеспечивается конструктивностью преобразований, наличием алгоритмов, инструментальнооперативных средств акмеологического содействия.

Субъектный подход. Если основанием комплекса в акмеологии, как было сказано, является личность, то системообразующим фактором (по выражению Б. Ф. Ломова) акмеологической системы является субъект, т. е. личность, выступающая в качестве субъекта. Это не значит, что акмеология не рассматривает личность в качестве объекта, но только в определенных пределах: исследования, диагностики, квалификации ее изначального состояния. Результаты диагностического обсследования личности как объекта становятся резервами, ресурсами процесса практического, реального совершенствования личности и как процесса совершенствования, осуществляемого самим субъектом (основанием рефлексивных способов самосовершенствования, по И. Н.Семенову), и как процесса акмеологической поддержки, тренингов, игротехник, осуществляемых акмеологом в сотрудничестве с субъектом. Педагогика близка акмеологии своей действенной, операциональной, формирующей направленностью. Но до недавнего времени именно педагогика не только не видела в личности субъекта процесса совершенствования, но и не имела в виду ее даже как объекта исследования, изучения, чтобы привязать формирующие воздействия к реальным, наличным свойствам и качествам личности.

Принцип субъекта является парадигмальным для акмеологии. Личность становится субъектом

совершенствования как непосредственного самосовершенствования, так и опосредованного своей деятельностью и акмеологическими технологиями. Проблема самосовершенствования проста лишь на первый взгляд. По мнению С. Л. Рубинштейна, содержательный мир внутри человека есть результат его жизни и деятельности. То же самое относится в принципе к проблеме самоусовершенствования человека: не себя нужно делать хорошим, а сделать чтото хорошее в жизни такова должна быть цель, а самоусовершенствование лишь ее результат*.

* Пономаренко В. А. Психология духовности профессионала. – М.: Па и КМ, 1997.

Как было сказано, субъектный подход или принцип является парадигмой акмеологии. Принцип субъекта, веками разрабатывающийся с той или иной степенью интенсивности в истории философии, в отечественной психологической науке был актуализирован и разработан С. Л.Рубинштейном в его многогранном и вместе с тем системообразующем качестве. В отличие от гегелевского понимания субъекта только как источника активности сознания, Рубинштейн выделил другие категории, аспекты его определения. Еще в 20х годах XX века он определил субъекта как центр организации бытия, показав не рядоположную, а центральную позицию человека в мире. Он раскрыл его способности саморазвития, самоопределения, самосовершенствования. В качестве основного признака субъекта он выделил его способность совершенствования, способность человека достигать высшего оптимального уровня своего развития, идеала. С этого момента методология развития перестала сводиться к движению по горизонтали, к стадиальности. Открылась "вертикаль" в развитии человека, его

восходящий характер. Несомненно, этот аспект понимания субъекта близок западной философской идее человека как проекта, идее Ш. Бюлер о врожденной потребности личности в самореализации.

Однако данное С. Л.Рубинштейном философское определение субъекта через потребность и

способность к совершенствованию нуждается в психологической и акмеологической конкретизации, когда речь идет о личности. Идея личностного роста, "выделывания" личности (по выражению В. В.Давыдова) не означает, как было сказано, сосредоточения человека на своем "Я", не предполагает рефлексивного пересмотра своих достоинствpan style=’mso-spacerun:yes’> оптимально развивающих саму личность и других людей как субъектов отношений исторически зрелому типу жизнеотношений. Система жизненных отношений личности и общий психологопедагогический принцип ее развития.

Наконец, важнейшим критерием субъектности личности является наличие "Яконцепции", которая, несомненно, представляет собой и базисное личностное образование, но в своей конкретной архитектонике, в своей соразмерности позволяет судить о мере субъектности личности. В свое время, характеризуя в "Основах общей психологии" основные составляющие личностной структуры, Рубинштейн включил в ее составляющие три параметра: чего хочет человек (это его потребности, мотивы, притязания), что он может (каковы его способности, возможности, ресурсы), наконец, что есть он сам (каково его мировоззрение, характер и т. д.). Личностные противоречия выливаются в противоречия с социумом, если желания не соответствуют способностям, а характер не позволяет использовать способности в направлении осуществления желания. Гармонизация этих составляющих обеспечивает сверхвозможности субъекта.

Психосоциальный подход носит достаточно новый для отечественной науки методологический

характер, хотя в зарубежных работах он был сформулирован уже достаточно давно. В отечественной психологии к разработке этого принципа обратилась К. А.АбульхановаСлавская в связи с проведением кросскультурных исследований российского менталитета и социального мышления.

Сущность психосоциального подхода заключается в движении к исследуемому объекту не от априорной модели или теории, а от выявления исторических, социальных, культурных, личностных детерминант его реального состояния. Предметом психосоциального исследования является не абстрактная личность, а личность, живущая в определенном российском, французском или ином обществе, специфика ее сознания, определяемая историческими, биографическими обстоятельствами ее жизни, жизненной позицией, национальной, профессиональной принадлежностью, возрастом, полом. Именно такого типа исследования проводит акмеология. Как уже говорилось, ее интересует личность госслужащего, управленца, педагога, социальный, профессиональный статус этой личности, ее образование, профессиональный стаж, возраст и т. д. В чем далее отличие такого типа исследований от классических психологических? Ведь и в психологии исследуются, формируясь в выборки, то учителя, то студенты, то врачи, учитываются возраст и пол. Но в акмеологии выборка служит не основной переменной, а дополнительной, тогда как в психологии это основная, причем комплексная переменная личность как субъект определенного вида профессиональной деятельности во всей совокупности своих параметров.

Общеметодологические принципы научного исследования (детерминизма, развития, гуманизма)

Принцип детерминизма. Господству субъектной парадигмы, признанию роли категории субъекта предшествовал сложный процесс преодоления механического линейного понимания принципа детерминизма, который в начале века был подвергнут критическому преодолению в физике, но продолжал господствовать в психологии. Забегая вперед, обращаясь к принципу социальной детерминации личности в гуманитарных науках, можно сказать, что в отечественном мировоззрении механистический детерминизм, признание жесткой внешней детерминации держалось на идеологическом признании решающей роли социальной детерминации, на марксистской идеологии. С. Л.Рубинштейн сформулировал новое, отвечающее специфике природы психики, личности понимание принципа детерминизма. Согласно такому принципу, внешние условия не жестко и однозначно определяют сущность объекта и результат воздействия на него, а преломляясь через внутренние. Любое воздействие одного явления на другое, по С. Л. Рубинштейну, преломляется через внутренние свойства того явления, на которое это воздействие оказывается. Результат этого воздействия на явление или предмет зависит не только от явления или тела, на него воздействующего, но и от природы, от собственных внутренних свойств того предмета или явления, на которое это воздействие оказывается. Всматриваясь в жизнь человека, мы видим, как психические явления вплетаются в ткань ее и как обусловленные и как обусловливающие, как зависящие от условий жизни и как обусловливающие поведение людей, посредством которого эти условия изменяются*.

* Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. В 2х т. / АПН СССР, М.: Педагогика, 1989.

С. Л. Рубинштейн, отмечает К. А. АбульхановаСлавская, обращает внимание не просто на преломляющую, опосредствующую влияние внешнего воздействия роль внутреннего, но на такие характеристики, как активность, специфичность, избирательность. При такой интерпретации принципа детерминизма закономерной становится не только сама связь причин и следствия, но закономерной оказывается роль внутреннего*.

* См. там же.

Специфика принципа детерминизма в акмеологии обнаруживается по нескольким направлениям.

Первое заключается в том, что "внутреннее" сначала рассматривается в своем единстве с "внешним" и статическим, данным в настоящий момент, стихийно или случайно ранее сложившемся качестве. Акмеология выявляет "внутреннее" как логику его развития в оптимальном направлении. Закономерности развития, как будет подробнее показано далее, это закономерности восхождения, а не линейного горизонтального развития. Знание этих внутренних закономерностей, логики развития может использоваться для интенсификации процесса развития, для конструктивности способа его осуществления.

Второе специфическое значение детерминизма в акмеологии состоит в том, что системообразующим

фактором или движущей силой развития становится сама личность, а механизмом саморегуляция,

самоорганизация (в отличие от чисто внешней регуляции процесса развития).

Третье состоит в том, что процесс совершенствования личности имеет двойную детерминацию и

внутреннюю, и внешнюю, в которой решающую роль играет внутренняя детерминация, высвобождение внутренних движущих сил, выявление имплицитных возможностей. Но внешнее акмеологическое содействие оказывается конструктивным только в силу того, что оно обращено к личности как субъекту, т. е. строится на признании решающей роли внутренних механизмов, условий. Многолетний опыт манипуляторики, жесткого управления людьми, научения типа дрессуры, давая часто оптимальный краткосрочный результат, еще никогда не приводил к продуктивности в сложных, не охваченных дрессурой ситуациях, в сфере самостоятельной деятельности людей. Существовали и тренинги, преимущественно типа восточных медитаций, которые обеспечивали внутреннее оптимальное, гармоническое, упорядоченное состояние субъекта. Но он, достигнув такого состояния, оказывался не способен продуктивно действовать, не происходило переноса упорядоченности системы в режим ее функционирования. Упорядоченность, оптимальность сохранялась только в статике. Акмеология своим конкретным пониманием детерминации и достижения оптимума активности и внутренним и внешним, и непосредственными опосредованными способами разрушает эту серьезную дилемму.

Принцип социальной обусловленности личности долгое время в отечественной психологии выступал как альтернатива пониманию детерминизма как роли внутреннего. Как известно, в психологии абсолютизация последнего была связана со школой Л. С. Выготского, А. Н Леонтьева, поскольку они преимущественно разрабатывали проблему развития ребенка и ставили акцент на его социализации, т. е. роли внешнего социального общеисторического опыта, культуры. П. Я. Гальперин, известный теоретик культурноисторической теории, немало сделавший для операционализации ее положений в обучении, выдвинул тезис, что психика и есть то, что мы из нее сделали. Однако положения о решающей роли социальной внешней детерминации были перенесены с ребенка на взрослого, развитие его способностей и т. д. Им был придан универсальный характер. Для личности взрослого социальные условия уже не сводятся к роли культуры, способов действий, образцов поведения, к усваиваемым знаниям. Они часто выступают как жесткие требования, ограничения, личность вынуждена адаптироваться к ним. Не следует пренебрегать ролью этих условий, адаптации к ним, не стоит противопоставлять социализации индивидуализацию и автономию. Проблема гораздо сложнее: личность становится ею и остается ею не тогда, когда она становится марионеткой социума или аутсайдером. Она вынуждена разрешать противоречие между внешней социальной детерминацией и внутренними потребностями, желаниями, способностями, особенностями. Суть этого противоречия, решая которое личность и становится личностью, была раскрыта детально в трудах К. А. Абульхановой Славской, в частности, в анализе принципа соотношения индивидуального и общественного.

Но сегодня проблема социальной детерминации особенно для акмеологии выступает совсем в другом

качестве. Еще Б. Г. Ананьев сформулировал, предвидя недалекое будущее, идею о необходимости подготовить человека к жизни, а не только передать необходимую систему знаний. Социальная детерминация в современном, особенно российском обществе заключается не в ее определенности, а, напротив, в неопределенности, в изменчивости, противоречивости, непрогнозируемости. Социальная детерминация в настоящее время – это социальные проблемы, стоящие перед личностью, а не простые и категорические руководства.

Известный американский специалист в области прогнозирования Джон Нейсбит выявил, по крайней мере, десять основных тенденций переструктурирования общества и его развития, указав, что человечество движется в двух направлениях к высокой сложности технологии и величайшему в истории испытанию человека: чем сложнее техника, тем серьезнее испытание. Эта формула отражает необходимость нахождения баланса между физической и духовной реальностью. Он отмечает, что основная тенденция заключается в перебросе всех социальных процессов, противоречий, решений на индивидуальный уровень. Отсюда возрастающая роль личности и социальная, а не только абстрактно гуманистическая потребность в ее совершенствовании. Нейсбит отмечает, что наряду с тенденцией децентрализации, регионализации общества, разрушением иерархизированных и централизованных институтов нарастает своеобразная тенденция, которую он называет тенденцией самопомощи. Нетрудно увидеть в этом прогнозе состояние современного российского общества, в котором личности оказались предоставлены самим себе в выборе способа социальной жизни обогащения любой ценой или выживания. Нетрудно увидеть, что состояние изменения общества, состояние кризиса целого ряда его

сфер, а не только отказ от принципа тоталитаризма сделали личность его реальной единицей, нуждающейся в том, чтобы заново ориентироваться в сложном, противоречивом социуме, потерявшем свои прежние профессиональные, жизненные позиции, привычки (привычку к опеке, гарантированной зарплате, привычной работе и т. д.).

В современном обществе встала глобальная проблема поиска соразмерности социальных жизненных

изменений личностным свойствам человека. Идеология модернизации базируется на условии фундаментального научного знания, на связи науки с практикой, на повышении роли профессионализма. Все эти задачи и призвана решать акмеология как новая наука о личности в сложных противоречивых, изменяющихся условиях. Идея совершенствования человека всегда присутствовала в его мировоззрении, даже в самые тяжелые социальные эпохи. Но в лице акмеологии эта гуманистическая идея нашла свой социальный спрос она решает задачу совершенствования личности не по принципу искусства ради искусства, а ради укрепления ее жизненных сил, о чем пророчески писал Б. Г. Ананьев. Достижение вершин, компетентности, профессионализма стало социальной необходимостью.

Задолго до российских перемен наиболее прозорливые теоретики труда, социологи и другие

специалисты ставили проблему совершенствования интеллектуальной сферы человека, которая должна соответствовать характеру современного труда, техники, производства. Совершенствование интеллектуальной сферы предполагает возможность работников творчески использовать достижения науки, прогрессивных технологий, а также развитие их способностей экспериментирования, исследования, рационализации способностей к установлению партнерских отношений и т. д. Однако основная социальная проблема прошлого состояла в том, что, эксплуатируя интеллектуальные ресурсы отдельных крупных ученых, изобретателей, общество было не в состоянии разумно и рационально развивать интеллектуальные возможности и использовать их. Акмеология в ее понимании места личности в современном социуме ориентирована на самостоятельность ее деятельности, на ее ответственность, на личное гарантирование своего соответствия избранной профессии, социальной роли.

Если прежнее понимание социальной детерминации заключалось в признании решающей роли внешних воздействий на личность, то теперешнее существенное для акмеологии радикально

преобразовано. Произошла своего рода "инверсия" детерминационных зависимостей. Не социум действует на потребности, способности, психику и саму личность, а сама личность так использует свои

способности, мотивацию, психические, энергетические ресурсы, чтобы оптимизировать свое соотношение с социумом, чтобы минимизировать несоответствие ему. Нами выдвинута формула о

психическом обеспечении той или иной деятельности или жизнедеятельности в целом. На первый взгляд эта формула приходит в противоречие с "суверенностью", внутренней ценностью психики. Последняя

выступает как будто как некоторое трудовое, профессиональное, жизненное "снаряжение". На самом деле это и есть вытекающая из акмеологического понимания социальной детерминации центральная

методологическая проблема.

Если Марксовым анализом процесса труда было наглядно показано, что орудие человека – это и его

органы тела, скорость, амплитуда движения рук, ловкость и т. д., то в сегодняшней акмеологии эта парадигма преобразована: сама личность определяет меру усилий, интеллекта, воли, настойчивости, которые могут стать необходимым "снаряжением", обеспечивающим решение социальной, трудовой, профессиональной или жизненной задачи. Дело акмеологии – сменить парадигму управления и манипулирования людьми на парадигму самоуправления, саморегуляции для достижения соразмерности личности сверхсложному социуму. Она открывает возможность совершенствования как этих личностнопсихологических ресурсов, так и способности личности распоряжаться ими в сверхсложных условиях. Личность должна сама определить и выработать и степень своей социальной зрелости, и степень своей компетентности и профессионализма, и степень самостоятельности, которая дала бы ей возможность найти свое собственное место и роль в современном социуме.

Принцип развития. В различных формулировках принципа развития в одних случаях преобладало основание гармонизации, в других противоречивость некоторых этапов развития человека на жизненном пути и известная фатальность, закономерность кризисов, привязанная к возрастам. По видимому, критика принципа гармонического развития личности, который был идеологическим лозунгом эпохи социализма, не должна снять проблему пропорциональности развития. В отечественной психологии уже давно утвердилось понятие "гетерохронность развития", "сензитивность" как характеристики соответствиянесоответствия разных этапов развития, их

своеобразной "чувствительности" к внешним воздействиям, усилиям и руководствам. Понятие "гетерохронность" обозначало неравномерность развития и темпов развития разных психических функций, способностей, свойств. Именно эти два ставшие классическими понятия имеют в своей основе принцип гармонизации, соответствия. Суть его заключается в том, что при разных темпах и значительном разрыве, скажем, между интеллектуальными и моральными качествами личности интеллектуальные не только не содействуют развитию моральных, но и приводят к дисгармоничности личности ригористичности, рассудочности, нравственной глухоте.

Диахронический характер развития, который особо выделяет Л. И.Анцыферова, разбивается на два типа развития прогресс и регресс. Последний представляет собой дисгармонизацию, возможную деструкцию личности, ограничения направления ее развития*.

* Анцыферова Л. И. К психологии личности как развивающейся системы. // Психология формирования и развития личности. М., 1981.

Лишь в последние годы сблизились два направления разработки принципа развития: понимание развития как стадиального, имеющего необратимый характер процесса и развития как функционирования личности в деятельности, в которой, согласно С. Л. Рубинштейну, она и проявляется, и развивается. В онтогенетических исследованиях пытались установить пределы, пороги, тупики развития, связанные с разными возрастами. При анализе развития личности в деятельности преобладал оптимистическая точка зрения, соответствующая идее полезности труда, пока наконец не были наложены ограничения на возможность развития, связанные с характером труда. Была выдвинута альтернативная формула, что не всякая деятельность развивает личность. В современных работах по онтоненезу связываются возрастные критерии и особенности развития с особенностями деятельности. Так, Т. В. Карсаевская отмечает, что виды деятельности, связанные с вербальным интеллектом, не имеют возрастного предела. Писатели, переводчики, актеры сохраняют творческий потенциал до конца жизни*.

* Карсаевская Т. В. Этапы жизненного цикла человека. // Что такое человек. – СПб, 1998

Принцип развития в психологии является многогранным, в силу чего он уже перерос в специальную область психологического знания. Он раскрывает и фило, и онтогенетические особенности развития, и соотношение индивида с данным обществом на разных этапах жизненного пути, и возрастные этапы развития, и развитие личности в жизненном пути.

Акмеология, сближаясь по своему предмету с областью психологии развития, имеет в виду исследование таких закономерностей, которые требуют конкретизации принципа развития. Эта конкретизация предполагает:

1) понимание развития как совершенствование, движение к зрелости, к оптимальному высшему

уровню; "движение по восходящей";

2) признание субъектного характера развития, о чем выше шла речь;

3) осуществление развития (и его анализ) через противоречия, разрешаемые субъектом;

4) принцип развития в акмеологии учитывает индивидуальный характер развития;

5) развитие рассматривается в акмеологии как развитие в жизненном пути и деятельности акмеология через личность, впервые устанавливает связь развития личности в жизненном пути и профессии;

6) акмеология учитывает соотношение потенциального и актуального в развитии личности, нацелена

на выявление ее скрытых, нереализованных возможностей;

7) акмеология не сопоставляет последовательные стадии, а выявляет наличную стадию в

сопоставлении с идеалом, с перспективой.

Суть развития для акмеологии, в отличие от проблем психологии развития, возрастной,

педагогической и других, воплощается в качестве и обозначающем его понятии культуры. Н. С.Автономова, делая философский анализ различных понятий культуры, указывает на следующие определения: 1) культура как нечто неприродное как совокупность результатов и продуктов человеческой деятельности; 2) культура как способ деятельности, такой подход выгоднее отличается от первого динамической установкой; 3) культура как творческое начало человеческой деятельности; 4) понимание культуры как опыта деятельности*.

* Автономова Н. С. Человек науки и науки о человеке. // Современная наука: познание человека. М.: Наука, 1988.

Грузинский философ О. П. Джиоев добавляет к этим определениям еще два существенных, указывая на технологическую природу культуры и на то, что культура охватывает признаваемые той или иной группой ценности, и оценка личностью своего поведения с точки зрения этих ценностей представляет собой важнейшее средство удовлетворения такой важнейшей потребности человека, как потребность в смысле жизни*.

не сопоставляет последовательные стадии, а выявляет наличную стадию в

сопоставлении с идеалом, с перспективой.

Суть развития для акмеологии, в отличие от проблем психологии развития, возрастной,

педагогической и других, воплощается в качестве и обозначающем его понятии культуры. Н. С.Автономова, делая философский анализ различных понятий культуры, указывает на следующие определения: 1) культура как нечто неприродное как совокупность результатов и продуктов человеческой деятельности; 2) культура как способ деятельности, такой подход выгоднее отличается от первого динамической установкой; 3) культура как творческое начало человеческой деятельности; 4) понимание культуры как опыта деятельности*.

* Автономова Н. С. Человек науки и науки о человеке. // Современная наука: познание человека. М.: Наука, 1988.

Грузинский философ О. П. Джиоев добавляет к этим определениям еще два существенных, указывая на технологическую природу культуры и на то, что культура охватывает признаваемые той или иной группой ценности, и оценка личностью своего поведения с точки зрения этих ценностей представляет собой важнейшее средство удовлетворения такой важнейшей потребности человека, как потребность в смысле жизни*.

Наиболее существенным моментом этой постановки вопроса оказалось соотнесение личности как

достигшей уровня культуры с современными техническими, социальными, профессиональными условиями жизнедеятельности, в отличие от многочисленных подходов к личности как творцу, вносящему свой вклад в культуру, чем ограничивалась вторая сторона проблемы личность–культура (первая усвоение культуры, вторая творческий вклад в культуру отдельных выдающихся личностей). Таким образом, оказалось восполнено совершенно пустое проблемное пространство, как культурно функционирует преобладающая масса личностей в современном обществе, проблема повседневного (а не только творчески выдающегося) функционирования личностей. Тезис усвоения личностью культуры не был доведен до своей существенной конкретизации: а как, на каком уровне культуры функционирует ее усвоившая личность? Каковы предъявляемые к ней в этом плане требования общества? Каковы ее изменившиеся на основе культуры возможности? Применительно к советскому обществу не раз отмечалась его высокая образованность. Но она приходила в противоречие с различными данными, свидетельствующими о низкой культуре и производительности труда. Значит, образованность не перешла в качество компетентности, профессионализма личности.

Принципиальный момент, раскрываемый А. А. Деркачом заключается и в определении культуры

личности, в объяснении того, что культура становится не просто способом деятельности, заимствованным опытом и т. д., а новым качеством, новообразованием личности. Особенно рельефно он показал это, введя понятие "цивилизованная природность", поскольку оно раскрывает

субстанциональный внутренний характер культуры, цивилизованности. Культурная (или цивилизованная) личность имеет иную мотивацию, иные притязания, иные критерии удовлетворенности, чем личность, стоящая на низком культурном уровне. И наконец, как говорилось выше, происходит полная перестройка личностной организации. За основу рассмотрения акмеология берет не личность в ее общепсихологическом изображении как систему характера, сознания, чувств, потребностей, способностей, а систему личности как субъекта деятельности (труда, профессии, творчества) и жизнедеятельности в целом, который "распоряжается " не только своими психическими способностями (и личностными качествами), но волей, характером для решения профессиональных и жизненных задач на достигнутом им уровне их внутреннего согласования и совершенства.

Мы считаем, что критерием культуры личности становится оптимальность и конструктивность ее собственного самовыражения, самореализации и того способа социальной профессиональной деятельности, которым она осуществляет эту деятельности. В них выражается достигнутый человеком высший для него уровень гражданственности, трудоспособности, гуманизма. В категориях, рассматриваемых А. А. Бодалевым, эти особенности высший уровень достижений человека воплощаются в понятии "зрелости", на котором мы остановимся ниже специально как специфическом именно для акмеологии.

Одним из основных понятий, с которых собственно началось становление акмеологии, было понятие

"акме" как вершина жизни, развития личности. В плане методологическом очень важно, чтобы акмеология не превратилась только в психологию творчества, великих открытий и изобретений как систему биографических описаний жизненных вершин выдающихся людей. Акмеология за период своего становления и институционализации показала, что речь идет об уровне культуры любой личности, о необходимости содействия ей в достижении все более высоких уровней и не только о "пиках" жизненного пути, но и пролонгированной способности личности жить и действовать в соответствии со своей цивилизованностью. Этим снимается взгляд на акмеологию как экзотическое знание и раскрывается ее приложимость, актуальность практически во всех сферах жизни общества профессиональной, гражданской, нравственной.

Принцип гуманизма. Последним из методологических принципов, которые составляют базис акмеологии, является принцип гуманизма. В самом кратком виде раскрывая общее философскометодологическое содержание этого основополагающего в развитии человека принципа (в силу его многоаспектное, исторической изменчивости и других причин), можно указать на то, что первоначально

обществом была выработана сама категория идеала или ценности как пользы, интереса, цели, а затем уже разрабатывается понимание человека как стремящегося достигать эти цели. Последняя идея

вызрела под влиянием слишком резко обозначившегося противоречия между реальностью и идеальным,

социальной жесткостью, угнетением, страдательностью человека и идеалами, заключенными в

ценностях. Поэтому человек предстает не только как "носитель" ценностей, но и как борец с противодействием двух сил реальности и идеала. Кант сумел выделить эту нравственную способность человека подняться над миром необходимости, жестокости, стихийности и самому определить свое поведение по высшим законам человечества. Современный экзистенциализм, прежде всего в лице М. Хайдеггера, изобразил эту альтернативу уже не как умозрительную абстракцию, а как жизненное состояние конкретного человека, реальность бытия которого заключается в одиночестве, заброшенности, тревоге и в подобных переживаниях. Экзистенциализм заземлил нравственную проблематику на обыденную жизнь, отойдя от высоких абстракций добра и зла. Но он, скорее, констатировал положение дел, не предложив ключ к решению. В скрытом виде он наметил проблему как сохранить идеалы и тем более способность бороться за них перед лицом становящейся все более мелкой, обыденной, незначительной, неподлинной жизни.

Эта едва намеченная в экзистенциализме проблема высвечивается, когда удается сопоставить

экзистенциализм как обыденную философию жизни и психоанализ как психотерапевтическую практику, понимание человека в психотерапии как пациента. Значит ли это, что проблема перевернулась, что вопрос заключается не в том, чтобы следовать идеалам вопреки трудностям жизни, а в том, чтобы найти психотерапевта (и средство) для того, чтобы выпутаться из этих трудностей (уже не зла, не несправедливостей, о чем толковала героическая философская мысль), а жизненных "дрязг" и "проблем".

Однако видно, что психотерапевт оперирует уже не идеалами и ценностями, а технологиями, методиками, посредством которых он совершает в конечном счете неизвестные манипуляции с личностью пациента, хотя он как будто бы и назывался субъектом. Стоит заметить, что здесь имеет

Последняя идея

вызрела под влиянием слишком резко обозначившегося противоречия между реальностью и идеальным,

социальной жесткостью, угнетением, страдательностью человека и идеалами, заключенными в

ценностях. Поэтому человек предстает не только как "носитель" ценностей, но и как борец с противодействием двух сил реальности и идеала. Кант сумел выделить эту нравственную способность человека подняться над миром необходимости, жестокости, стихийности и самому определить свое поведение по высшим законам человечества. Современный экзистенциализм, прежде всего в лице М. Хайдеггера, изобразил эту альтернативу уже не как умозрительную абстракцию, а как жизненное состояние конкретного человека, реальность бытия которого заключается в одиночестве, заброшенности, тревоге и в подобных переживаниях. Экзистенциализм заземлил нравственную проблематику на обыденную жизнь, отойдя от высоких абстракций добра и зла. Но он, скорее, констатировал положение дел, не предложив ключ к решению. В скрытом виде он наметил проблему как сохранить идеалы и тем более способность бороться за них перед лицом становящейся все более мелкой, обыденной, незначительной, неподлинной жизни.

Эта едва намеченная в экзистенциализме проблема высвечивается, когда удается сопоставить

экзистенциализм как обыденную философию жизни и психоанализ как психотерапевтическую практику, понимание человека в психотерапии как пациента. Значит ли это, что проблема перевернулась, что вопрос заключается не в том, чтобы следовать идеалам вопреки трудностям жизни, а в том, чтобы найти психотерапевта (и средство) для того, чтобы выпутаться из этих трудностей (уже не зла, не несправедливостей, о чем толковала героическая философская мысль), а жизненных "дрязг" и "проблем".

Однако видно, что психотерапевт оперирует уже не идеалами и ценностями, а технологиями, методиками, посредством которых он совершает в конечном счете неизвестные манипуляции с личностью пациента, хотя он как будто бы и назывался субъектом. Стоит заметить, что здесь имеет

место парадигма, противоположная субъектной: не сам человек преодолевает свое несовершенство, трудности жизни, а с помощью другого лица, по существу, он пациент, объект. Насколько удается психотерапевту восстановить эту целостную способность быть субъектом, невозможно судить в случае отсутствия фактических данных об эффективности психотерапии. Скорее очевидно другое для человека, обладающего средствами в западном и американском обществе, психотерапевт становится спутником в сервисной составляющей жизни, без которой он уже не может обойтись.

Поэтому не случайно, что наиболее актуальными в современной психологии стали исследования

оптимизмапессимизма, счастья, т. е. психологической способностинеспособности человека верить в лучшее будущее, а тем самым в идеалы и ценности, а также исследования проблемы укорененности оптимизмасчастья в самой личности (как ее имманентного свойства) или их связи с жизненным путем, его благополучиемнеблагополучием.

Самым существенным является то, что акмеология, в отличие от идеологии, вколачивавшей ценности в сознание людей, является наукой о личности, и потому она может предложить и предлагает людям ряд понятий, целую совокупность ориентиров, проблем, на почве которых могли бы заново произрасти ценности. Не опасаясь обвинений в декларации индивидуализма, акмеология ориентирует личность, обращая ее внимание на нее самое, на ее "Я", на ее личную жизнь, т. е. на все то, что было отчуждено в эпоху тоталитаризма.

Например, почему, будучи наукой об идеалах развития человека, акмеология вводит в число основополагающих понятий понятие "индивида"? Потому что человеку необходимо вернуть осознание ценности его здоровья, заботу о своей работоспособности, представление о пропорциональных или вредных организму нагрузках, т. е. начать с воссоздания в реальности через сознание личности истонченной жизненной почвы. Напоминая высказывание Б. Г. Ананьева, отметим, что он заботился не только об образованности и навыках человека, но и о подготовленности к жизни в смысле едва ли не главной проблемы сил физических, жизненных, а так же эмоциональных, личностных. Поэтому принцип ценности для акмеологии совпадает с принципом гуманизма и заключается в приоритете не абстрактных за пределами жизни человека достижимых ценностях, а ценностей его собственной личности, ее здоровья, оптимизма, трудоспособности. Эти ценности, как очевидно, не нужно связывать с пустой формулой о гармоничности развития, как они связывались недавно.

Но восстановление ценности самой личности, ее достоинства и духовности (уже не только здоровья) также приходится начинать не с сознания, не с ценностных абстракций, а с восстановления ценностно эмоциональных основ личности, прежде всего в сфере воспитания. Задача гуманизации педагогического воздействия, по мнению В. А. Пономаренко, на личность ребенка в том, чтобы научить страдать его совесть, научить его страдать от чужой боли, научить его радоваться от победы над собой и уважать смирение. Это есть задача воссоздания "живой этики добродетели"*.

* Пономаренко В. А. Психология духовности профессионала. – М.: Па и КМ, 1997

Как же может быть воссоздан пласт духовности взрослой личности? Ответ на этот вопрос уже нащупывается акмеологами и психологами. Частично ответ на этот вопрос дается самой жизнью, ее ситуациями, в которых подвергаются испытанию самые высшие ценности личности. Именно поэтому важна направленность акмеологии на анализ жизненных противоречий и на способы их решения, и на выводы, которые делает человек, и на то, что становится с ним через преодоление трудностей. "С чем человек приходит в этот мир, что он созидает в нем и что оставляет, уходя? Ответы на эти вопросы, по существу, определяют координаты человеческой жизни. Однако они не охватывают своими определениями того, что претерпевает в этой жизни человек, что он преодолевает и что побеждает”, писал С. Л.Рубинштейн в своих дневникахкомментариях к последнему труду своей жизни "Человек и мир", который фактически является трудом не только по философской антропологии и онтологии, но и акмеологии. Эти слова могли бы стать программой, основанием для обобщения акмеологами жизненных ситуаций и способов их разрешения людьми. Л. И.Анцыферова, обобщив всю мировую психологическую литературу, посвященную проблеме трудных и кризисных жизненных ситуаций, выделила целый ряд стратегий, которые назвала стратегиями "совпадения" личности с жизненными трудностями. Но кроме трудных, критических и пограничных, в жизни человека есть ряд жизненных ситуаций, когда он способен при поддержке внешних и внутренних условий ценностно изменить самого себя или ценностнодуховно поддержать другого человека, укрепить своим отношением его человеческую сущность, просветив в нем для него самого то лучшее, сильное, доброе, что есть в нем, но не видится им самим в данных обстоятельствах. Об этом укреплении сущности другого человека как о

любви, как о гуманизме высшего рода также писал в своей книге С. Л.Рубинштейн.

Таким образом, принципы ценности и гуманизма направлены на три варианта поддержки личности:

1) путем признания ее качества как субъекта и ее способности самостоятельно разрешать жизненные

противоречия; 2) на "раскрепощение", актуализацию ее интеллектуальных возможностей, ее сознания как способов, владение которыми дает возможность личности оптимально разрешать противоречия; 3) путем моделирования для личности более естественных или искусственных ситуаций, в которых она поднимается на новый уровень раскрытия своих возможностей. Задачи акмеологии во всех трех направлениях заключаются не в том, чтобы развить человека только до уровня, требуемого обществом или трудом (как рабочей силы), или до степени, которую он устанавливает сам (до =’mso-spacerun:yes’> понимание субъекта дает личности ориентацию на идеал, то конкретное понимание субъекта деятельности раскрывает психологические и акмеологические механизмы реального достижения оптимума в профессии, раскрывает принципы саморегуляции и самоорганизации, присущие субъекту.

Принцип субъекта деятельности получил многократную и многоуровневую конкретизацию в

психологии. Идя от определения педагогической системы и ее функциональных компонентов, разработанных Н. В. Кузьминой, А. А. Деркач выделил в деятельности (уже не только педагогической) ее принципиальные функциональные макрокомпоненты: гностический, состоящий в используемой системе знаний и способности к операциональному, продуктивному применению их в деятельности; проектировочный, который связан с целевым характером деятельности, но в психологии описывался

скорее только через философскую систему цели, средства, результата. Представление А. А. Деркача о проектировочном компоненте позволило гораздо более конкретно связать способы осуществления деятельности с предполагаемыми ее этапами, событиями, уровнями осуществления и т. д.

В числе компонентов А. А. Деркач включил конструктивный, в понимание которого уже была заложена суть акмеологического подхода: конструктивность дает оптимизацию системы деятельности и способа деятельности субъекта, она исключает стихийный, случайный характер деятельности, минимизирует ошибки и "отказы", снижает "цену" осуществления деятельности. В трактовке конструктивного компонента был извлечен урок и принципиальный вывод из оптимального и ошибочного опыта всей инженерной психологии.

Организаторский компонент деятельности выражал методологическую тенденцию сближения понятий "деятельности" и "организации", которая уже наметилась в теории управления. Он одновременно указывает и на задачу упорядочивания всех составляющих, всех звеньев деятельности, и на связь прогнозирующего, проектирующего, т. е. интеллектуального способа организации деятельности с практическим осуществлением. Впервые в психологической науке было преодолено отождествление теоретической и практической деятельности, которое было оправдано лишь в рамках философского определения, раскрыта их специфика, способы связи, практически реальная, онтологическая сущность деятельности. Причем даже если в некоторых работах практический компонент деятельности трактовался как исполнительский, то он фактически рассматривался лишь как реализация когнитивного, интеллектуального. Вводя понятие "организаторский", А. А. Деркач выделил радикальную, существенную задачу, которая решается именно на практическом уровне осуществления деятельности. Наконец, выделенный им коммуникативный компонент соответствовал нарастающему в психологии осознанию того, что деятельность это не только деятельность индивидуального субъекта, но и носит совместный кооперативный характер.

К. А. Абульханова, разработав на основе идей С. Л. Рубинштейна общеметодологическое понимание категории субъекта и раскрыв ее ключевое значение для психологии, конкретизировала принцип субъекта деятельности. Вопервых, субъект деятельности – это новое, преобразованное качество личности, которое означает полную перестройку всей системы ее психической организации, а не только включение способностей, целей и соответствие ее потребностям. Это качество субъекта возникает через разрешение противоречия между наличными возможностями, особенностями, притязаниями, мотивами личности и требованиями деятельности, предъявляемыми обществом к ее исполнителю. Если на первых этапах развития принципа единства сознания и деятельности подчеркивался преимущественно творческий, инициируемый самой личностью ее характер и только такая деятельность считалась предметом изучения психологии (А. В. Брушлинский), то, как говорилось, осмысление реальности привело не только к ограничению этой оптимистической формулы, но и к пониманию того, что и не личность задает деятельность, и не деятельность задает личность, а субъект деятельности находит соотношение внешней и внутренней детерминаций, необходимости и свободы, регламентации, нормативности, стандартизации и индивидуализации. Функция субъекта заключается в разрешении этого противоречия в настоящей (в данный момент осуществляемой) деятельности и на протяжении всей своей деятельностнопрофессиональной жизни. "Став субъектом, – пишет К. А. Абульханова Славская, – личность вырабатывает индивидуальный способ организации деятельности. Этот способ отвечает качествам личности, ее отношению к деятельности (целеполаганию, мотивации) и требованиям, объективным характеристикам именно данного вида деятельности. Способ деятельности есть более или менее оптимальный интеграл, композиция этих основных параметров. Субъект является интегрирующей, централизующей, координирующей инстанцией деятельности. Он согласует всю систему своих индивидных, психофизиологических, психических и, наконец, личностных возможностей, особенностей с условиями и требованиями деятельности не парциально, а целостным образом". "Личность в качестве субъекта, – отмечает она, – осуществляет регуляцию деятельности в настоящем времени". Основным функциональным механизмом такой организации, которая приводит в соответствие события, требования, задачи деятельности, с одной стороны, и личностные возможности, состояния способности – с другой, является механизм саморегуляции. Благодаря саморегуляции купируются негативные состояния (усталости, стресса), приводятся в соответствие наивысшие психические затраты с решающими ключевыми периодами деятельности, деятельность поддерживается то мотивационными, то волевыми механизмами.

Осуществление деятельности на протяжении времени (как труда, профессии) предполагает

выделение не микроструктур, а личностных квантов деятельности. Сюда включается отношение

личности к деятельности, отмеченное еще В. Н. Мясищевым, готовность как личностное новообразование, важность которого не только в общепсихологическом, но именно и акмеологическом ключе, подчеркивает и исследует А. А. Деркач. Сюда относятся притязания личности, в которых заключено предвосхищение ожидаемого ею результата деятельности и критерии его оценки, удовлетворенностинеудовлетворенности субъектом полученным результатом. До сих пор в психологии господствовал объективносоциальный подход к оценке результата деятельности, и только в самое последнее время ряд авторов выдвинули понятие субъективно приемлемого результата. Категория субъекта раскрывает смысложизненные и побудительносмысловые качества личности в ее отношении к деятельности – инициативу и ответственность. Они детально исследованы в работах, осуществленных под руководством К. А. АбульхановойСлавской.

В свою очередь ответственность определяется как комплексный регулятивный механизм

деятельности и одновременно особое деятельное качество личности. Ответственность есть гарантирование личностью сохранения определенного уровня и качества деятельности на протяжении определенного времени, несмотря на непредвиденные трудности.

В инженерной психологии, психологии труда и теории деятельности были сформулированы ее

определения, которые фиксируют качество выполнения деятельности человеком, отвечающие социальным нормативным критериям, надежность, эффективность, энергоемкость и т. д. Были проанализированы способы личностного гарантирования, обеспечения этих параметров, что составило важнейший новый шаг в разработке проблемы профессионально важных характеристик как промежуточного образования между "натуральными" способностями личности и ее качественными, привязанными, приспособленными к осуществлению профессии свойствами. Кроме того, было развито выдвинутое в свое время К. А.Абульхановой понятие "задачи" и "стратегии" деятельности, которые, с одной стороны, раскрывают личностный способ квантования деятельности, значимости выделения не только ее условий, но и требований, и времени, с другой – выстраивание стратегий как программ осуществления деятельности, в которых связаны в логические и устанавливаемые самим субъектом цепи, последовательности различных задач.

Понятие стратегий пролонгированного осуществления деятельности позволило в целом поднять важнейшую проблему организации субъектом деятельности во времени, которое является первейшим

показателем эффективности деятельности, производительности труда.

В числе важнейших субъектноличностных характеристик деятельности для акмеологии

оказываются понятия "профессионализма", "мастерства" и "компетентности". На первом понятии и его принципиальном системообразующем для акмеологии профессий значении мы остановимся ниже специально. В предварительном порядке можно сказать, что все три понятия имеют вектор, критерий совершенства деятельности, высшего качества и уровня ее осуществления, т. е. напрямую отвечают предмету акмеологии.

В социологии компетентность выступает как атрибут профессионализма. Компетентность

определяется как наиболее доскональное знание своего дела, существа выполняемой работы, сложных связей, отношений, существующих в ней, возможных средств и способов достижения намеченных целей. В теории менеджмента и управления постепенно понятие компетентности слилось с представлением о подготовленности профессионалов к управлению, но не только самой деятельностью, но и сложными системами, социальными отношениями, существующими в них, и привело к выявлению более или менее оптимальных типов управления, которые могут быть выстроены согласно иерархическому принципу по своей оптимальности.

В системе понятий акмеологии компетентность выступает как качество личности, ставшей

подлинным субъектом деятельности и профессии. В представлении о компетентности может быть включено умение личности свободно ориентироваться в сложных условиях профессии, оперировать субъективными и объективными ее составляющими, вводить новые способы осуществления деятельности, технологии.

Заключая анализ принципа субъекта деятельности в акмеологии, следует сказать, что на его основе она раскрывает пути наиболее полного и удовлетворяющего саму личность самовыражения в профессии, что и является условием творчества, с одной стороны. С другой – он позволяет ей обеспечивать наивысшую социальную, профессиональную эффективность деятельности и кадров различных профессий.

Принцип жизнедеятельности. Принцип жизнедеятельности является конкретным и

основополагающим для акмеологии и исторически и теоретически, логически. Понятие "акме",

сформулированное и П. А. Флоренским, и Н. А. Рыбниковым и наиболее содержательно определенное Б. Г. Ананьевым, было связано с жизненным путем личности, с ее жизненными вершинами. Наряду с понятием "пика" карьеры, которое также было ново для отечественной традиции и существенно для психологии профессий, Ананьев выдвигает понятие "пика" или вершины жизни. Последующее развитие этого понятия было осуществлено А. А. Бодалевым и др. В возрастной и социальной периодизации жизненного цикла человека оно совпадает с периодом и представлением о зрелости человека как максимальном уровне развития его индивидуальности, его максимальной реализованное в жизни.

С. Л. Рубинштейн, который никогда не причислялся к представителям акмеологии, но разработал в своей книге "Человек и мир" проблемы философии жизни, неоднократно на протяжении своей жизни обращался к понятию "вершины" жизни. Впервые, будучи совсем молодым, он пишет некролог на смерть Н. Н Ланге, в котором различает разные типы людей – тех, кто лишь изредка поднимался на вершины жизни и в этих достижениях исчерпал все силы и потенциал своей личности, и тех, которые, достигая этих вершин, сохраняли в себе огромные, еще нереализованные возможности, личность которых не измеришь совершенной ими работой. Здесь ставится методологически очень важная проблема не конечности вершины, которую тонко и диалектично обсуждает А. А. Бодалев, а соотношения вершины как достигнутого человеком максимума и его еще не полностью реализованных при этом возможностей, его творческого неисчерпаемого потенциала. Вторично С. Л.Рубинштейн обращается к осмыслению этой проблемы в своих дневниках, написанных перед смертью. Он пишет, что в его жизни было немало трудностей и спадов, но в целом она вся шла по восходящей. Люди, которые достигают своих вершин в более ранние годы, могут затем на протяжении всей своей последующей жизни пользоваться плодами достигнутого; в этом их большое преимущество. Те, жизнь которых идет по восходящей, так что вершина их достижений на протяжении большей части жизни еще гдето впереди, перед ними, лишены этого преимущества. Их жизнь менее выигрышна, но в ней есть зато чтото возвышенное, несравненное чувство постоянного восхождения.

Здесь заключены иные методологически ценные аспекты: мысль, что совершенствование и

самовыражение человека есть процесс постоянного восхождения, а не точка, не результат, а также мысль, что оптимальное выражение человека в жизни, достижение им вершины отвечает своеобразному акмеологическому закону обратной связи, дает человеку преимущество. Характеризуя жизненные позиции личностей, К. А. Абульханова воспользовалась образным сравнением, согласно которому одни люди идут по жизни пешком, другие движутся на поезде, а третьи – самолетом. Достигнутый уровень открывает новый спектр объективных возможностей человеку, умножая его силы.

Принцип жизнедеятельности и теория жизненного пути позволили К. А. АбульхановойСлавской

разработать понятие стратегии жизни, связанное с представлением о ее субъекте как направляющем и регулирующем, организующем ход своей жизни. Это понятие также относится к числу акмеологических категорий. В нем воплотился и принцип индивидуализации, типологизации: стратегия жизни – это выбор личностью способа жизни, соответствующего ее типу. В нем воплотился и принцип оптимизации, организованности, своеобразной конструктивности, а не эмпиричности жизни. Стратегия предполагает и разрешение противоречий между активностью, притязаниями, "Я" концепций личности и условиями и обстоятельствами жизни. Стратегия – это не только восхождение, но и отступление, которые нельзя свести к конформизму, уступкам обстоятельствам. Стратегичность жизни – это ее соответствие (и степень соответствия) не только декларированным, но и реализованным в жизни ценностям, ее соответствие принципам человечности.

Для акмеологии центральным становится как принцип жизнедеятельности, теория жизненного пути, биографический подход, так и принцип личности как субъекта жизни. Он означает "овладение" личностью условиями своей жизни, создание ею вторичных условий жизни путем построения особых жизненных опор, жизненных отношений и позиций.

Как обсуждалось выше, философы склонны отождествлять понятие культуры с понятием "опыта". Несомненно, жизненный опыт является составляющей жизненной зрелости, жизненной мудрости. Но с точки зрения акмеологии существенно не только идущее из прошлого понятие "опыта", не связанное с настоящим понятие "позиции" в жизни, которое определяет особенность "места", занятого личностью в жизни, расстановку жизненных сил, по выражению С. Л.Рубинштейна. Место или "позиция" личности – это система ее уже реализованных (и необратимо нереализованных) и будущих возможностей, тех преимуществ, которые дает ей эта позиция и объективно, и субъективно. Кроме того, для акмеологии как целевой дисциплины крайне существенно понятие жизненной или временной перспективы. Выдвинутое и определенное Наттином, Кастенбаумом и многими другими психологами, оно было

эмпирически исследовано К. А. АбульхановойСлавской и конкретизировано по различным перспективам – когнитивную (сводится к теоретическим умственным планам на будущее), личностную (состоит в мотивации будущего, в жизненных и личностных еще не реализованных резервах), а также собственно жизненную, которая сводится к социальным возможностям и перспективам личности, сделавшей карьеру не только в профессии, но и в самой жизни. Будущее в известном смысле оказывается социально гарантированным позицией человека.

Функция принципа субъекта жизни и жизнедеятельности в том, что позволяет понять место, роль,

смысл и значение деятельности, труда в жизненном пути личности, постигнуть жизнь не только как свободное от работы время, но и как задачу самореализации личности, которую она прежде всего осуществляет в деле всей своей жизни. Однако это оптимальный вариант. Действительность современных социальных перемен ставит акмеологов перед лицом проблемы непропорциональности жизненного пути и профессиональной жизни. Неизбежное завершение профессиональной жизни летчика ведет к жизненной трагедии. Трагичны ситуации безработицы как насильственного лишения человека профессиональной занятости, ведущей к фрустрациям, потере смысла жизни. Не менее трудны проблемы профессиональной переориентации, особенно если их приходится решать в позднем с точки зрения критериев жизненного пути возрасте. Это целое проблемное поле акмеологической науки, призванной не только возвысить возможности человека, но и не дать ему их потерять.

Принцип потенциального и актуального. К числу акмеологических может быть отнесен развитый в трудах С. Л. Рубинштейна и его школы принцип потенциального и актуального, имплицитного и эксплицитного. Этот, казалось бы, общефилософский принцип позволил сначала в общей психологии понять саму личность как проективную, перспективную, не исчерпывающуюся наличными данными систему.

Для акмеологии он служит в двоякой функции: 1) методологического ориентира на резервы,

возможности личности, которые могут реализоваться в будущем ею самой или при акмеологических поддержке; 2) практикодиагностического ориентира. Он предполагает использовать при диагностике наличного состояния личности не столько констатирующие, измерительные, сколько проективные процедуры. На этапе самой акмеологической поддержки (игротехники, тренингов) он ориентирует на субъекта, его рефлексию как на самостоятельные способы умножения личностью своего потенциала, как на средства расширения ее сознания.

Простое значение понятия "имплицитность" сводится также, и к понятиям "неиспользованность",

"незагруженность". Развернувшиеся в последнее время исследования социального мышления показали, что личность не так часто и не полностью использует свои интеллектуальные ресурсы, не "загружает" свой интеллект, стремится к решению более легких или стандартных задач. Отсюда задача акмеологии препятствовать случайному, стихийному "использованию" человеком своих психических ресурсов, открыть путь и мотивацию полноценной самореализации.

Принцип моделирования. Принцип моделирования был разработан в середине века в сферах

управления социальными, производственными и другими системами и в каждом нашел свою спецификацию и конкретизацию. В методологии науки принцип моделирования был в известной степени формализован для унификации моделей поисковых, исследовательских и оперативных в систематике научного знания.

Основой понимания природы моделирования выступает теория отражения. Эта мысль разделяется большинством исследователей. Но вопрос, каким именно образом моделирование соотносится с отражением, вызывает много разногласий. Анализ универсального свойства отражения, его проявление в процессах, связанных с деятельностью человека, позволил изучить роль реагирования личностных систем в выяснении природы моделирования. В результате отражение определяется как специфическая форма реагирования, в процессе которой необходимые признаки одних систем проявляются во внутренних изменениях и внешних действиях других систем через специфику их структуры и функции. Реагирование – подлинно системное качество, ибо в процессе его воспроизводится то всеобщее, что присуще системам "объект – явление", "отражающий субъект – отражаемый объект – отражающий субъект". Понятие "реагирование" конкретнее понятия "взаимодействие", рассматриваемого как сущность отражения. Это, разумеется, тоже взаимодействие, но уже явным образом предполагающее изменение вступающих в него компонентов. В процессе реагирования каждый из компонентов системного комплекса взаимодействия испытывает воздействия другого, выступает в одно и то же время и причиной, и следствием, которые заменяют друг друга. Отсюда вытекает необходимость рассматривать отражение не просто как взаимодействие, а как реагирование. Исследования физиологии

эволюции высшей нервной деятельности позволили сделать вывод о том, что характерной особенностью человеческого сознания является наличие такого свойства его функционирования, как реактивность (раздражимость и реагирующий субстрат в акте отражения составляют диалектическое единство). Такой переход к высшим формам отражения у человека становится возможным при условии, если "моделью потребного будущего" служит конструируемый самим мозгом идеальный объект на основе воображения и экстраполяции. Развитие отражения в человеческом мышлении идет еще дальше: оно подвергает анализу как процесс отражения, так и самоотражения. Это означает, что отражение второго порядка становится моделью для отражения третьего порядка и т. д. Следовательно, возникает своеобразная иерархия сложных многоуровневых моделей, которая на основе реактивности преломляется через специфику внутренних процессов сознания и выступает более или менее точной копией объектов. Анализ изложенного позволяет выявить следующее: в своей основе модель взаимодействия – это гипотеза о том, как может быть осуществлен процесс взаимодействия, какие результаты при этом можно получить; содержание модели зависит от особенностей моделируемого субъекта, от той цели, которую он ставит перед собой; отражательная природа модели предполагает, с одной стороны, зависимость от деятельности субъекта, формирующей предмет моделирования путем выделения его свойств, а с другой – деятельности, влияющей на субъекта моделирования. В этом соотношении необходимо соблюдать объективное соответствие и его меру, которую нельзя упрощать и преувеличивать. Под моделью подразумевается материальная или мыслительная (знаковая, концептуальная) система, которая опосредованно отражает совокупность факторов, воспроизводящих, имитирующих объект (взаимодействие, партнеров взаимодействия) на разных уровнях их организации, самоорганизации и развития. Данное определение конкретизирует дефиниции модели, идущие от Платона, Канта, Пиаже и имеет следующие особенности: а) выражает отношения между объектом, моделью объекта и моделирующим субъектом; б) модель характеризуется как системное образование, обладающее двоякой гносеологической характеристикой, где живой объект рассматривается как система моделей и сам моделирующий процесс расчленен на систему моделей, каждая из которых отражает определенный срез объекта, а все вместе представляют его на целостном уровне; в) учитываются презентативные свойства модели; г) определение предполагает, что модель имитирует объект, т. е. приближает и упрощает его, удерживает характеристики, не искажает их природу. После того как дано определение модели, появляется возможность определить процесс моделирования. Моделирование – это процесс представления, имитирования существующих систем на основе построения изучения и преобразования их моделей, в которых воспроизводятся принципы организации и функционирования этих систем. Между субъектом познания организации взаимодействия и объектом взаимодействия моделирования может возникнуть следующее: знаковой модели непосредственно будет соответствовать какаято реальная система, следовательно, за ней целесообразно закрепить термин "концептуальная модель". Если в природе нет реальной системы, то ее модель можно назвать "идеальной моделью". Моделирование – субъективнообъективная системная задача. Проектировщик должен по отношению к создаваемой модели быть одновременно и объектом, и субъектом моделирования.

Г. П. Щедровицкий выделяет одну из наиболее важных для нашего подхода характеристик модели: "стороны" изучаемого объекта не могут быть соединены механически, "между ними, как таковыми, нет реальных связей", откуда возникает необходимость спроектировать движение в разных слоях замещения на сам объект и таким образом задать основание для их сопоставления*.

* Щедровицкий Г. П. Избранные труды. М., 1995.

Наконец, уже с акмеологопсихологических позиций Е. Б. Старовойтенко обратилась к постановке проблем моделирования человека в малоизвестном фундаментальном труде М. Вартофского, в котором выделено сразу несколько существенных функций модели: 1) воссоздание и умножение знаний об оригинале; 2) конструктирование его новых свойств; 3) управление им и развитие его. По его мнению, модель задает перспективы, средства и цели развития оригинала, его прогрессивного развития. При этом модели – это не просто часть технологии для создания будущего, и не просто полезные инструменты, а сами способы действия, которые фактически и создают будущее.

Все перечисленные отдельными авторами и интегрированные Вартофским критерии определения и

функций модели непосредственно относятся к акмеологии и ее принципам моделирования.

"Оригинал" – это наличное, данное состояние ("стартовое", по терминологии Ананьева) личности.

Однако модель это не ее идеальное состояние, являющееся целью акмеологического содействия и

"самопомощи" личности. Модель в акмеологии проектирует соотношение настоящего и будущего, которого еще нет в реальной действительности, и, по Вартофскому, способ движения к этому будущему, который определяется внешней и внутренней детерминацией. Для раскрытия специфики предмета акмеологии особенно существенно, что она – в отличие от других наук (особенно естественных), не имеет целиком онтологически заданного реального объекта. Ее предмет – это изменение реального объекта (оригинала) от "стартового" состояния к идеальному, "финишному". Предметом данной науки является не субстанциональное статичное состояние, а сам момент и способ изменения. Очень существенно также и то, что наличное состояние "оригинала" исследуется, а желательное, целевое проектируется согласно теоретическим принципам и основаниям. Наличное состояние представляет собой реальный объект, но желательное, "финишное" не есть идеальный объект, это идеал, критерий будущего. Идеальный объект или модель включает интеграл наличного состояния личности, способа его изменения (развития) и его финишное состояние.

В данной модели (в терминах моделирования) могут быть выделены переменные и постоянные

величины. Как ни парадоксально, но идеал, т. е. финишное состояние при моделировании, должен обладать набором постоянных критериев: они в какойто степени и были уже выявлены: компетентность, профессионализм, оптимальность самовыражения. Переменной является характеристика оригинала, его реального отправного состояния – разные личности находятся на разном уровне развития, который и должен быть выявлен. Средства акмеологических поддержки варьируют между полюсами стандартного и индивидуального: набор средств акмеологической поддержки является типичным – это консультации, игротехники, тренинги. Но способ организации и проведения последних ориентирован на динамику, на изменчивость уровня развития субъекта и собственные индивидуальные

– рефлексивные, интеллектуальные ресурсы. О. С. Анисимов подчеркивает необходимость методологизации аналитикаакмеолога, что составляет культуру акмеологического анализа, так как обеспечивает организованное, критериальное прихождение к акмеологически значимым результатам.

Поскольку речь идет о развитии, совершенствовании не только путем собственно акмеологических

технологий, а в самой деятельности, средством развития и совершенствования становится "алгоритм" –

одна из важнейших акмеологических категорий, выделенных и разработанных А. А. Деркачом.

Алгоритм представляет собой постоянную акмеологической модели, поскольку отвечает самому

существенному критерию и осуществления деятельности и развития ее субъекта – оптимальности.

Понятие моделирования употребляется в акмеологии и в более частном значении: моделируются

гуманитарные технологии. Термин и понятие алгоритмизации также используется ею не только применительно к способу деятельности, но как способ сбора и репрезентации информации о личности.

Принцип оптимальности. Для введения понятия оптимальности в категориальный аппарат акмеологии необходимо привести его общенаучные трактовки, а также раскрыть сущность

оптимизационного процесса.

Обобщая исследования в рамках теорий оптимизации в ряде наук, можно заключить, что

оптимизация определяется как:

1) выбор наилучшего варианта из всех возможных;

2) приведение системы к состоянию наибольшей эффективности;

3) нахождение желательного (наибольшего или наименьшего) значения какойлибо функции

системы.

Соответственно оптимум определяется как мера лучшего, совокупность наиболее благоприятных

условий, наилучший вариант решения задачи и путь достижения цели при данных условиях и ресурсах.

В социальной системе оптимум определяется как состояние социальной системы, являющееся

наилучшим с точки зрения реализации ее целей при данных внутренних и внешних условиях и ресурсах.

По определению, принятому в работах Ю. К. Бабанского, термин "оптимальный" означает

"наилучший" для данных условий с точки зрения определенных критериев. В роли критериев

оптимальности могут выступать такие параметры, как эффективность и время решения поставленных задач.

В науке термин "оптимум" применяется в трех значениях: 1) наилучший вариант из всех возможных состояний системы, который обычно находят, решая так называемые задачи на оптимум в теориях

управления, математическом программировании и других дисциплинах; 2) наилучшее направление изменений поведения системы; 3) цель развития, когда говорят о необходимости достичь оптимум как

конечное состояние всей системы, ее компонентов и (или) параметров.

Яркой иллюстрацией принципа оптимальности в психологической науке является круг идей, развиваемых в области мотивационной регуляции поведения рядом ученых: закон Йеркса – Додсона, кривые Дж. Аткинсона и Х. Хекхаузена, Хебба, идея зонального строения мотивации В. Г.Асеева.

Параметр оптимизации – признак, по которому мы хотим оптимизировать процесс. Он должен быть количественным, задаваться числом. Если нет способа количественного измерения результата, то приходится воспользоваться приемом, называемым ранжированием. При этом параметрам оптимизации присваиваются оценки – ранги по заранее выбранной шкале. В простейшем случае область содержит два значения.

С развитием наук большое внимание стало уделяться возможностям применения математических

моделей оптимизации в других науках, как, например, экономических и технических. Для акмеологической науки, ставящей своей целью определение возможностей достижения человеком вершин в своем развитии, применение оптимизационных моделей очень важно. Это подтверждают различные исследования в различных отраслях психологической науки.

По мнению специалистов, заслуживает внимание теория оптимизации, предложенная и разработанная применительно к сфере образования Ю. К. Бабанским. Она представляет собой целостную концептуальную систему, охватывающую широкий круг явлений педагогической деятельности, имеющей своеобразные методологические подходы, свой специфический понятийно терминологический аппарат. Главное ее отличие состоит в ярко выраженной гуманитарной направленности.

Впервые в акмеологических исследованиях многомерный феномен "акме" описывается как оптимальный результат гуманитарнотехнологического развития с позиций конкурентных приемов госслужащих, обусловленных детерминантами интеллектуального, эмоциональночувственного, волевого, коммуникативного развития госслужащего и состояния его здоровья.

По мнению А. С.Гусевой, учение об оптимизации как необходимый этап разработки современных технологических систем превратилось в научное направление с едиными методами, применимыми к разнообразным объектам познания. Оптимизацию мы рассматриваем как процесс, имеющий целью направить гуманитарнотехнологическое развитие личности таким образом, чтобы обеспечить наилучшее состояние субъекта и его деятельности, управлять этим состоянием максимально эффективными средствами.

Л. Г.Лаптев считает, что, в отличие от теории управления, которая нормативно предписывает всем

системам (социальным, чисто организационным, инженерным и т. п.) более оптимальные способы организации, акмеология имеет своим предметом субъект и лишь содействует ему в нахождении более оптимального способа организации.

Обычно в науке с помощью понятий оптимума и оптимальности обозначают определенное свойство

или состояние той или иной системы и ее элементов, объекта вообще, наиболее благоприятное в каких то характеристиках или целиком для данной системы, ее компонентов, а также для внешней системы, находящейся в отношении управления с данной системой. Под оптимизацией понимают становление и утверждение свойства или состояния оптимальности в силу действия внешних и внутренних причин и условий. Оптимизация – это часто процесс перехода системы или ее элементов к оптимуму из некоторого неоптимального состояния. Исторически именно человеческие устремления к поиску и получению определенных высших положительных результатов и итогов были осмыслены самими людьми с помощью разбираемых понятий. Заметим, что оптимум и оптимальность – это понятия оценочного, а значит, субъективного характера, отражающие сквозь призму интересов, потребностей и целей субъекта деятельности многообразные явления материального и духовного бытия, самой деятельности людей, ее итоги и перспективы.

Учитывая все вышесказанное, обратим внимание на ряд практически важных элементов механизма

управления. Один из них – это оптимальность правил профессионального поведения руководителя. В практике мы встречаемся как с чрезмерной регламентацией поведения подчиненных, когда руководитель по существу не доверяет им ни в профессиональном плане, ни в дисциплинарном, ни в нравственном, так и со слабой регламентацией, когда руководитель многое пускает на самотек, почти не контролирует даже важнейшие стороны технологии производства и взаимоотношения в коллективе.

Результаты многочисленных экспериментов по произвольным изменениям структуры управления,

включая и укрепление единоначалия, и введение выборности руководителей, достаточно убедительно показывают, что регламентация поведения со стороны руководства должна быть именно оптимальной, а не максимальной и не минимальной, и соответствовать уровню компетентности, общей культуры и

сознательности членов общества, коллектива. Между прочим, степень демократичности общества и его составляющих также не может быть в данный момент максимальной: она тоже должна соответствовать достигнутому уровню развития общества.

В нашей научной и публицистической литературе много писали о необходимости воплощения в практике управления и воспитания принципа дифференцированного, в частности индивидуального, подхода как важного резерва повышения эффективности деятельности людей. Однако на практике и школьные учителя, и руководящие инженернотехнические работники больше тяготеют к осуществлению принципа единства требований как более удобному. На наш взгляд, определяющим является положение об оптимальном в данных условиях сочетании принципов дифференцированного подхода и единства требований. Причем последний должен главенствовать в области элементарно необходимых установлений (выполнение правовых норм, административных указаний, технологической и трудовой дисциплины), а первый – в области проявления инициативы, творчества, развития личности.

Между этими двумя принципами на их "пересечении" лежит оптимальная зона, "золотая середина". Она будет разной, естественно, для воинского коллектива и научного учреждения, в решении рутинных и творческих задач, в отношении зрелого коллектива и толькотолько складывающегося. Определение такого оптимума в данных конкретноисторических, производственных, культурных и нравственных условиях – это творческая задача, решение которой требует искусства руководителя. Односторонняя реализация одного принципа в ущерб другому обедняет мотивацию трудовой деятельности людей, означает блокирование тех или иных мотивов труда, влияющих либо на сам процесс, либо на результаты деятельности, и в конечном счете приводит к снижению продуктивности труда, удовлетворенности работой, ухудшению психологического климата, нервнопсихическому напряжению.

Руководитель, склонный к авторитарному стилю, должен уметь отойти от него в случаях сложных личных обстоятельств подчиненного, необычности производственного задания, неформального характера отношений. Руководителю же либерального стиля для обеспечения элементарно необходимых требований не следует идти на поводу у индивидуальных особенностей, личных просьб и "особых обстоятельств", которыми часто оправдываются безответственность, недисциплинированность, некомпетентность.

Использование принципов оптимальности дает положительный эффект и при временном

планирова соответствовать достигнутому уровню развития общества.

В нашей научной и публицистической литературе много писали о необходимости воплощения в практике управления и воспитания принципа дифференцированного, в частности индивидуального, подхода как важного резерва повышения эффективности деятельности людей. Однако на практике и школьные учителя, и руководящие инженернотехнические работники больше тяготеют к осуществлению принципа единства требований как более удобному. На наш взгляд, определяющим является положение об оптимальном в данных условиях сочетании принципов дифференцированного подхода и единства требований. Причем последний должен главенствовать в области элементарно необходимых установлений (выполнение правовых норм, административных указаний, технологической и трудовой дисциплины), а первый – в области проявления инициативы, творчества, развития личности.

Между этими двумя принципами на их "пересечении" лежит оптимальная зона, "золотая середина". Она будет разной, естественно, для воинского коллектива и научного учреждения, в решении рутинных и творческих задач, в отношении зрелого коллектива и толькотолько складывающегося. Определение такого оптимума в данных конкретноисторических, производственных, культурных и нравственных условиях – это творческая задача, решение которой требует искусства руководителя. Односторонняя реализация одного принципа в ущерб другому обедняет мотивацию трудовой деятельности людей, означает блокирование тех или иных мотивов труда, влияющих либо на сам процесс, либо на результаты деятельности, и в конечном счете приводит к снижению продуктивности труда, удовлетворенности работой, ухудшению психологического климата, нервнопсихическому напряжению.

Руководитель, склонный к авторитарному стилю, должен уметь отойти от него в случаях сложных личных обстоятельств подчиненного, необычности производственного задания, неформального характера отношений. Руководителю же либерального стиля для обеспечения элементарно необходимых требований не следует идти на поводу у индивидуальных особенностей, личных просьб и "особых обстоятельств", которыми часто оправдываются безответственность, недисциплинированность, некомпетентность.

Использование принципов оптимальности дает положительный эффект и при временном

планировют создание перспективы развития коллектив, другие умеют создавать условия для перспективного роста, но недооценивают роль сегодняшних мелких задач, обстоятельств и настроений.

Еще одна важная для тактики управления область реализации принципа оптимальности –

применение воздействий и связанная с этим эффективность поощрений и наказаний.

Результаты теоретических разработок, лабораторных исследований, практика управления и

воспитания убедительно свидетельствуют, что тактические правила влияния на личность требуют: воздействия не должны быть ни слишком частыми, ни слишком редкими. Последние оказываются неожиданными, не создают самого эффекта ожидания как непосредственного стимула, а первые нередко обесцениваются, девальвируются, к ним привыкают и не считают за событие. В зависимости от адаптивных возможностей подчиненного одни воздействия на него более эффективны в качестве эпизодических, другие – в качестве систематических. Например, существенные поощрения и наказания, аффективные эмоциональные реакции руководителя по поводу особых нарушений заведомо не могут быть действенными постоянно. Сильные воздействия остаются таковыми, пока они редки; как только они становятся частыми, они теряют свою эффективность.

Другие воздействия (например, связанные с поддержанием текущей дисциплины), наоборот,

настолько слабы в единичном проявлении, что не могут оказывать заметного эффекта. Их сила не только в их систематическом использовании, когда эффект предыдущего воздействия еще не угас, а на него накладывается эффект последующего, создавая феномен непрерывного и достаточно сильного влияния на поведение.

Что касается материального стимулирования, то оно эффективно лишь тогда, когда организовано с

учетом зоны оптимальных соотношений характера поощрения (наказания) и вероятности его получения. Если премия превращается в гарантированную прибавку к зарплате, она, по существу, теряет свои свойства премиального вознаграждения. Но она утрачивает эти свойства и тогда, когда не включена в заранее объявленную систему поощрения, воспринимается как случайность, как "подарок судьбы".

В теоретической модели соотношения эффективности и вероятности событий мы исходим из

представления о трехзональной структуре оптимума, типичной для мотивации поведения в целом. В соответствии с этой моделью человек практически игнорирует, не учитывает в своей деятельности события с крайними вероятностями, как высоко, так и маловероятные. Небольшой вероятностью серьезных последствий нарушения технологического и дисциплинарного порядка рабочие обычно пренебрегают. Но, разумеется, одни при этом идут на существенно больший риск, чем другие, в зависимости от типологического склада и нравственных убеждений. Низкая вероятность воздействий значительно снижает их силу в субъективной оценке работника. Например, строгий выговор начальника цеха в приказе является как будто сильным воздействием, более значительным, чем просто выговор в приказе. Однако в целом воздействие типа "строгий выговор начальника цеха в приказе за нарушение трудовой дисциплины" оценивается рабочими ниже, чем выговор в приказе, так как оно маловероятно и почти никогда не применяется на данном предприятии.

Своеобразную оптимальную зону эффективности имеет и такой важный показатель, как

оперативность воздействия. Оно не обязательно должно быть немедленным (иногда даже и не должно быть таковым – нужен этап осмысления, выработки объективного критерия, чтобы избежать поспешности и несправедливости). Но оно и не должно чрезмерно отставать во времени от самого деяния. Отсроченность моральных и материальных воздействий часто резко снижает их эффективность.

Оперативность воздействия имеет определенную зону, при выходе за пределы которой оно теряет свою эффективность и не влияет на поведение человека. Так, при обследовании на Красногорском механическом заводе было установлено, что если воздействие применяется через два месяца и более со дня нарушения, то его эффективность снижается, даже если оно было очень сильным. Это, в частности, относится к наказаниям за прогул и появление на работе в нетрезвом виде, выражающимся в лишении

работников премии за год. Количество этих видов нарушений резко уменьшается только в феврале, когда выплачивают премию за год и утрата ее приобретает особую наглядность. По данным за три года, например, в цехе бывает до семи таких нарушений, а в феврале – лишь однодва, хотя число нарушений других видов, не связанных с лишением премии за год, не уменьшается. Таким образом, сила воздействия снижается с отдаленностью его во времени, с выходом за пределы актуальной зоны.

Принцип оптимальности в мотивации поведения, равно как и в других сторонах психической регуляции деятельности, требует дальнейших исследований и обобщений в психологоак меологическом аспекте.

Операциональнотехнологический принцип. Операциональнотехнологический принцип

характеризует сущность акмеологии как прикладной, практической дисциплины, практика которой, однако, носит строго критериальный характер, ценностную направленность и является связующим звеном между начальным и конечным (желательным) состоянием акмеологической модели. А. С. Гусева впервые подняла на первый взгляд кажущуюся эмпирической, технической, методической проблему акмеологических технологий на методологический и теоретический уровень, показала их ценностно целевой, т. е. гуманитарный характер. Она доказала, что технологии должны отвечать принципу оптимизации личностных и профессиональных ресурсов, и предложила варианты их возможного моделирования*.

* Гусева А. С., Деркач А. А. Оптимизация гуманитарнотехнологического развития государственных служащих: теория,

методология, практика. – М.: МГАКИ, 1997.

Важно заметить, что в психологии проблема методов исследования, за редким исключением квалификации различных личностных методик и обсуждения проблемы тестов и тестирования, осталась собственно технической проблемой, проблемой средств исследования. Для акмеологии она прежде всего встала не в контексте испытуемый – экспериментатор, а человек – человек, субъект – субъект. Исследование не является самоцелью для решения проблемы науки, оно подчиняется принципу "обратной связи", о котором ниже пойдет речь. Исследование диагностического типа имеет целевое назначение для самого субъекта. В этом радикальное отличие исследования в психологии и акмеологии и в свете этого – роли методов исследования и собственно акмеологических технологий. Эти технологии разработаны, в частности, В. Г. Зазыкиным, А. К. Марковой, Е. А. Яблоковой, О. С.Анисимовым и другими для разных сфер профессиональной деятельности – педагогической, производственной, социальнопсихологической практики, практики политической психологии, практики управления.

Л. Г. Лаптев впервые в управленческой практике военных кадров применил целостную

исследовательскиразвивающуюся технологию. Оптимизация профессиональной деятельности была практически достигнута за счет интенсивного задействования всех компонентов профессионализации: целевой высшей военнопрофессиональной подготовки; переподготовки и повышения квалификации; военнопрофессионального самосовершенствования; использования развивающих возможностей военной службы и собственно акмеологического сопровождения военного труда. Сочетание множества составляющих (условно называемых технологиями), традиционных и новаторских позволило достичь формирующего эффекта оптимизации управленческой деятельности военных кадров.

А. К. Маркова, разработав концепцию профессионализма, специально выделила операциональную

сферу профессионализма* Таким образом, к "технологиям" относятся не только собственно акмеологические технологии, акмеологические поддержки, но и весь спектр личностных и профессиональных ресурсов профессии, которые превращаются или не превращаются личностью в средство оптимизации своей деятельности, труда. До сих пор фактически операциональными средствами в психологии деятельности считались способности, навыки, умения, профессионально важные качества. А. К. Маркова рассматривает в качестве компонента операциональной сферы и профессиональное сознание, и самосознание, и профессиональное мышление (тип мышления), а не только навыки и умения.

* Маркова А. К. Психология профессионализма. – М.: МГФ, 1996.

Таким образом, система технологического обеспечения деятельности в любой профессии включает

оптимальное использование психологических ресурсов личности, их развитие и совершенствование.

Принцип обратной связи. Последним методологическим принципом является принцип обратной связи, представляющий в общей методологии системного подхода один из механизмов

функционирования системы. Применительно к акмеологии принцип обратной связи имеет свой конкретный смысл: выражаясь, объективируясь в жизни, профессии, общении, личность получает не только результаты этой объективации – результаты труда, оценки людей, занятую должность в карьере, но и воспринимает себя в новом качестве – воплощенной в формах своей жизни, своей деятельности. Этот неизмеримый ни социально, ни профессионально результат лучше других дает ей показатели успешности, продуктивности своих действий. Иногда совсем небольшое достижение приобретает для нее большой жизненный смысл. В бихевиористской психологии эта обратная связь была названа "подкреплением". Однако, по существу, это отнюдь не подкрепление действия и тем более не внешнее "подкрепление", а поддержка, подтверждение правильности для человека того пути, которым он идет, того отношения, которое он проявил, подтверждение адекватности темпов, которыми он идет к цели, нравственности способов их достижения. Активность личности "питается" этой обратной связью, поддерживается ею, ориентируется или переориентируется. Обратная связь образует основу оценочной деятельности личности, ее утверждения или отрицания тех или иных проявлений, результатов, признаниянепризнания, принятия как важных или второстепенных. В типе обратной связи основным оказывается реализм, объективность личности или ее субъективизм. Одни люди склонны оценивать себя как успешных, независимо от явных ошибок и неудач, другие, напротив, способны реалистически проанализировать свои сильные и слабые стороны, успешные и неуспешные действия. Обратная связь есть раскрытие опосредованного характера самопознания личности через самореализацию, есть основа динамического характера формирования и становления ее "Яконцепции".

Резюме

Акмеология использует в своих исследованиях как общеметодологические подходы, так и

конкретные методологические принципы, определяемые спецификой акмеологии как науки. Методологические основания акмеологии призваны усилить внимание к поступательному прогрессивному характеру развития человека на этапе зрелости, помочь проникнуть в психологические механизмы достижения человеком вершин профессиональной и личностной зрелости.

Список литературы

АбульхановаСлавская К. А. Стратегия жизни. М., 1991.

Анцыферова Л. И. К психологии личности как развивающейся системы. // Психология формирования и развития личности. М., 1981.

Брушлинский А. В. Проблемы психологии субъекта. М.: ИП РАН, 1994.

Ганзен В. А. Системные исследования в психологии. Л.: ЛГУ, 1984.

Деркач А. А., Михайлов Г. С. Методология и стратегия акмеологического исследования. М.: МПА,

1998.

Материал взят из: Акмеология — Абульханова К. А.