ВЛИЯНИЕ ВИЗАНТИЙСКОЙ ПОЛИОРКЕТИКИ НА СТАНОВЛЕНИЕ И ЭВОЛЮЦИЮ ОСАДНОГО ДЕЛА ВАРВАРСКИХ НАРОДОВ В РАННЕМ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ (На примере славян и аваров)

лавяне вступили в непосредственный контакт с Византийской империей на рубеже V— VI вв. В первой половине VI в. славянские племена совершали, как правило, грабитель — ские набеги на Византию. Завоевав добычу (пленных, скот, материальные ценности), варва — ры уходили за Дунай. Со второй половины VI в. cлавяне, зачастую, совместно с другими варварами, переходят на территорию империи и расселяются на ней [9, с. 55]. В своих похо — дах славяне столкнулись, помимо византийских войск, с серьезным препятствием — хорошо укрепленными имперскими городами и крепостями. В этих городах сосредотачивались ос — новные материальные богатства, поэтому овладение ими было непосредственной задачей для варваров. С другой стороны, наличие укрепленного города с сильным гарнизоном сдер — живало продвижение славян по территории империи, не давало возможности полностью

закрепиться на занятых землях [2, с. 225].

Основными источниками по осадному делу у славян в VI—VIII вв. являются произведе — ния византийских авторов: «Война с готами», «Тайная история», «О постройках» Прокопия Кесарийского, «Церковная история» Иоанна Эфесского, «История» Менандра Протектора,

«История» Феофилакта Симокатты, проповедь «О безумном нападении безбожных аваров и

персов на богохронимый Град и об их позорном отступлении благодаря человеколюбию Бога и Богородицы» Феодора Синкелла («Проповедь» Феодора Синкелла), Пасхальная хроника неизвестного автора 30-х гг. VII в. из Константинополя, «Чудеса святого Дмитрия Солунско — го» (ЧДС), «Краткая история» патриарха Никифора («Бревиарий» Никифора), «Хроногра — фия» Феофана Исповедника.

Прокопий Кесарийский, первый из византийских историков, описавший набеги славян

на империю, указывал, что варвары осаждали и захватывали небольшие византийские горо — да и крепости внезапным нападением (так называемая атака открытой силой), либо с помо — щью хитрости, либо блокадой [Proc. Caes. Bella, VII. 29 (2); 38 (10—17)]. Из осадных приспо — соблений у славян в первой половине — середине VI в. были только лестницы, о которых упомянул Прокопий Кесарийский [Proc. Caes. Bella, VII. 38 (17)]. Вероятно, славяне знали простейшие ручные тараны для вышибания ворот крепостей. В авантюрные намерения вар — варов входил и захват такого большого, укрепленного города, как Фессалоника, что свиде — тельствует о большой практике осад у славян, но, с другой стороны, не говорит о ее результа- тивности [Proc. Caes. Bella, VII. 40 (3)].

Авары (Abároi) — тюркоязычное кочевое племя, родина которого Центральная Азия

[1, с. 12—14]. В середине VI в. авары появились в Восточном Причерноморье, в непосред — ственной близости от Византии. Первые прямые контакты аваров с Византией относятся к

558 г. [5, с. 75]. В этом году они отправили посольство к византийскому императору Юстини — ану и стали «союзниками» — охранниками северных границ империи [Malalas. 490]. В начале

560-х гг. авары перекочевали в Подунавье. В 567 г. они разгромили германские племена

гепидов и лангобардов и заняли их земли в Паннонии (современная Венгрия). В Нижней

Александрович Сергей Сергеевич — доцент кафедры истории южных и западных славян Белорус — ского государственного университета, кандидат исторических наук

Паннонии, на среднем Дунае авары покорили расселившиеся здесь к этому времени славян — ские племена [10, с. 117]. С середины 70-х гг. VI в. авары начинают регулярные грабитель — ские походы против Византийской империи, впоследствии массово вовлекая в них дунай — ских славян [4, с. 38—39].

Осадное искусство славян и аваров можно проанализировать только на примерах отдель-

ных славянских либо совместных славяно-аварских осад городов и крепостей Византийской империи. Авары неоднократно воевали и с дунайскими славянами, и с антами, но у славян не было крупных укреплений, соответственно, не было и их осад [8, с. 15]. Это же касается и межплеменных славянских конфликтов, а также войн между дунайскими славянами (скла — винами) и славянами днепровско-днестровского междуречья (антами). Отсутствие собствен — ной письменной традиции во взаимоотношениях между варварами и скудость сведений ви — зантийских источников по этому вопросу приводят исследователей к изучению осадного дела славян и аваров сугубо по примерам войн с империей.

Коренной перелом в технологии и технике осадного дела славян и аваров приходится на

80-е гг. VI в., когда в армиях варваров появляется осадная техника, осадные орудия. Дата первого применения осадных орудий, как аварами, так и славянами, окончательно не опре — делена. В «Чудесах святого Дмитрия Солунского» (сокращенно ЧДС) это событие отнесено к

586 г. [ЧДС, I, 14, 139]. Объединенное аваро-славянское войско осаждает Фессалонику, при — чем делает это весьма искусно. Византийский историк Феофилакт Симокатта указывает на

587 г. Именно в этом году пленный византиец Буса (или Бусас) обучил аваров строительству военной техники. Его опыт был весьма кстати, так как авары как раз осаждали укрепленный дунайский город Аппиарию (thn Appiareian) в Нижней Мезии. Захваченный аварами Буса просил варваров сохранить ему жизнь в обмен на большой выкуп. Осажденные византийцы остались безучастными к страданиям товарища, и отказались собирать деньги, и вообще что — либо предпринимать. Опасаясь за свою жизнь, Буса пошел на предательство, пообещав по — мочь аварам взять крепость [Theoph. Simoc. Hist. II, XVI, 1—7]. «Буса стал учить аваров строить одно осадное орудие, так как до сих пор они совершенно не знали употребления подобных машин, и приучал их к стрельбе из гелеполы. Немного времени спустя стены крепости лежали разрушенными, и Буса отомстил за бесчеловечность [ромеев], научив вар- варов страшному искусству осады городов. В дальнейшем, неприятели без всякого труда завоевали многие из ромейских городов, воспользовавшись этим хитрым сооружением, как образцом для дальнейших построек», — так описал события Феофилакт Симокатта [Theoph. Simoc. Hist. II, XVI, 10—11]. Несмотря на то что сведения Симокатты относительно личности Бусы носят полулегендарный характер, очевидно, что авары возводили осадные орудия по византийскому образцу и с помощью пленных византийских специалистов. Если допустить реальность существования Бусы, то это должен быть либо военный инженер, либо грамот — ный в техническом плане командир среднего звена. Второе скорее вероятно, так как воен — ные инженеры — персоны нечастые и в византийской армии, которая на исследуемое время (вторая половина VI в.), несомненно, была самой профессиональной в Европе. Довольно сомнительным можно считать и наличие высококвалифицированного технического специ — алиста в дунайском захолустье, на окраине империи.

Гораздо более важен и интересен другой вопрос: а аваров ли обучил пленный византиец строить осадные орудия? Возможно ли быстрое овладение кочевниками сложного военного искусства империи? Или же учениками Бусы были не авары, а славяне, бывшие в это время в зависимости от хаганата и принимавшие участие в аварской армии в качестве пехотинцев, моряков и строителей переправ? Феофилакт Симокатта не указывает на прямое присутствие славян в аварской армии под Аппиарией в 587 г. Вместе с тем первое совместное аваро — славянское нападение на империю обычно датируют 584 г. Иоанн Эфесский и его компиля — тор — Михаил Сириец (текст последнего сохранился), указывают, что славяне «были в под-

чинении у хагана, царя аваров» [Io. Eph. III. 6.45/ Mich. Syr. II. 361.2]. Речь идет о хагане Бояне. Совместный поход завершился взятием двух городов (предположительно дунайских Сингидуна — современного Белграда, и Анхиала) и множества ромейских крепостей [6, с. 75—77]. Этот же хаган Боян стремился впоследствии овладеть и Аппиарией. С большой вероятностью можно предположить, что его армия под стенами указанной крепости была аваро-славянской и осадную технику Византии переняли именно славяне, а не авары.

Буса, согласно Симокатте, научил аваров строить только одно осадное орудие. Но какое?

Следом автор сообщает, что византиец приучал аваров к стрельбе из гелеполы. Следователь — но, логично предположить, что Буса построил варварам только подвижную осадную башню. Но тут же читаем, что «немного времени спустя стены крепости лежали разрушенными» [Theoph. Simoc. Hist. II, XVI, 10]. Получается, что авары разрушили вражеские стены, а не преодолели их. Тогда зачем Буса учил варваров строить именно гелеполу? Известно, что гелепола — подступное осадное сооружение, предназначавшееся для: 1) достижения превос — ходства в высоте над стенами осаждаемого города и находившимися на этих стенах защитни — ками; 2) несения на своих этажах осадных орудий, наступающих воинов и подведение их к стене; 3) защиты осадных орудий и воинов от поражения со стороны врага. Как видим, одна гелепола без других орудий не могла разрушить укрепления крепости. Напрашивается вы — вод, что у аваров была еще какая-то техника, и, судя по источнику, техника стенобитная, назначение которой — разрушение укреплений врага (со времен античности сюда относятся тараны, стенные буравы и крюки-разрушители). Вопрос в том, построил ли варварам эти стенобитные орудия, вместе с подвижными осадными башнями, Буса, или тараны были у аваров на вооружении до описываемых событий. Первое утверждение более предпочтитель — но, так как если бы авары имели в своем распоряжении стенобитные орудия, то предложени — ем Бусы они бы не заинтересовались.

Следующее замечание — по поводу выражения «приучал их» к стрельбе из гелеполы.

Фраза очень интересная, так как указывает на возможное нахождение на осадной башне метательных орудий. Возможно и несколько иное трактование этого отрывка предложения: Буса учил стрелять аваров из лука на ходу движущейся башни. Последнее предположение мало вероятно. Кочевников-аваров, у которых лук был одним из основных орудий боя, неза — чем было учить стрелять из лука, даже с движущегося укрытия. Таким образом, византиец соорудил варварам гелеполу со стандартным набором осадных орудий.

В пользу вывода о том, что славяне совместно с аварами, то есть в составе одного войска, переняли осадную технику у византийцев в первой половине VI в., свидетельствует попытка хагана Бояна захватить в 580 г. византийскую крепость Сирмий (ныне г. Сремска Митровица в Сербии) на Саве. Ничего другого, кроме как попытаться взять город измором в результате блокады, авары не могли предпринять. Менандр Протиктор обращает внимание на замысел аваров строить мост с левого берега Савы на правый берег, якобы для нападения на славян, не подчинявшихся кочевникам. Реально же намерение хагана построить мост через Саву прямо связывается Менандром с намерением аваров захватить Сирмий. Возможно и то, что авары, наведя мост через реку, хотели занять правый берег Савы, чтобы полностью отрезать город от византийской территории, то есть взять крепость в блокаду. Эту мысль подтверждает и Менандр Протиктор, заявляя, что авары желали воспрепятствовать подвозу припасов в город [Men. Prot. 471, 25—473, 11]. Следовательно, авары знали прием блокады как способ осады городов и крепостей еще до Бусы и других пленных византийцев, но осадной техникой не владели. В противном случае авары отказались бы от замысла длительной и неэффектив — ной блокады и предприняли штурм крепости. Под стенами Сирмия в аварском войске могли быть отряды покоренных ими народов, в том числе и славян (скорее всего, анты, с которыми авары уже имели военные столкновения), пока еще в незначительном количестве. Аваро — славянского войска и совместных аваро-славянских походов на империю будут несколько

позднее. Пока славяне возможны в аварской армии на вспомогательных ролях, в том числе и в качестве военно-инженерного персонала [7, с. 8].

Но буквально через несколько лет варвары располагали разнообразной осадной техни-

кой. В 586 г. аваро-славянское войско осадило второй по численности жителей город импе — рии — Фессалонику. В арсенале варваров упомянуты гелеполы, железные тараны, боль — шие камнеметы, «черепахи», штурмовые лестницы [ЧДС, I, 14, 139; 146]. Но это оружие не собственно аварское, а всего объединенного войска. Основным материалом для изго- товления осадной техники, как в эпоху античности, так и в Средневековье, было дерево. Технология обработки дерева была хорошо знакома славянам, жившим в лесистой местно — сти, но ее гораздо хуже усвоили степняки-кочевники [3, с. 195]. Поэтому, за славянами следует закрепить все строительные, инженерные и конструкторские работы в совместной армии. Особую значимость технические навыки славян имели при переправах через вод — ные преграды, при строительстве судов и при осадах городов и крепостей. В «Чудесах свя — того Дмитрия Солунского» встречается специальный термин — магганарий (magganarioj) — специалист, строивший и обслуживавший осадные машины [ЧДС, II, 2, 206]. Этот термин закреплен в том числе и за славянами. Что привнесли авары своего в технологию произ — водства осадных орудий, так это специфический материал для защиты черепах и камнеме- тов — свежие, окровавленные шкуры быков и верблюдов. Славяне практиковали покры — тие осадной техники сухими кожами, но такое облачение предохраняло орудия от ударов камней, копий, стрел, бревен и прочего ударного воздействия, но не спасало от огня [ЧДС, I, 14, 139]. Занавес из сырых свежесодранных кож требовал большого количества скота, который был у кочевников-аваров. У земледельцев-славян не было возможности ради оса — ды и изготовления орудий пускать под нож дойное и тягловое стадо крупного рогатого ско — та. Кожи быков и верблюдов больше по площади, чем шкуры коз и овец, поэтому они и были востребованы в осадном деле. Такими кожами было возможно закрыть большее ко — личество орудий. Очевидно, что верблюдами славяне не располагали, это животное — эле — мент хозяйственной жизни аваров [11, с. 8].

В результате проведенного сравнительного анализа осадного дела двух варварских наро — дов Раннего Средневековья: славян и аваров, можно сделать следующие заключения:

1. Древние славяне, нападая на Византию в первой половине VI в., не имели осадных орудий (исключения, видимо, составляют осадные лестницы и ручные тараны). Внезапные грабительские набеги на земли империи предполагали быстрые атаки открытой силой не — больших и слабо укрепленных городков. Блокадам, и, как правило, неудачным, подверга — лись средние и крупные крепости и города. Правильной осады, с применением осадной техники и технологии, славяне еще не знали.

2. Славяне переняли осадные орудия у византийцев и обогатили ими объединенную аваро-славянскую армию. Техническое заимствование произошло в первой половине 80-х гг. VI в. (между 580 и 586/587 гг.), уже после покорения аварами славянских племен в Паннонии. На вооружение объединенного аваро-славянского войска были приняты подвижные осад — ные башни (гелеполы), подвесные тараны, метательные машины натяжного действия (ис — точники упоминают только камнеметы), подступные прикрытия для подхода к стенам –

«черепахи» и некоторые другие. Эпизод с Бусой у Феофилакта Симокатты, датируемый

587 г., наводит на вывод, что преемниками технического опыта пленного византийца были не собственно авары, а славяне в аварской армии.

3. Авары в конце VI — начале VII в. были основной угрозой для империи, но они, начи-

ная с 584 г., приходили не одни, а со славянами, которых использовали как пехоту, как моряков и как инженерно-строительные войска.

4. До покорения славянских племен Нижней Паннонии и до войн с Византией авары не знали осадной техники. Технологическими способами осады городов и крепостей у кочевни-

ков были атака открытой силой и блокада. Следует заметить, что и в совместном аваро — славянском войске авары находились обособленно от осадной техники, изготовление и экс — плуатация которой была прерогативой славян. Авары только предоставили славянам в доста — точном количестве защитный материал для орудий — сырые кожи крупного скота (быков и верблюдов). Несомненно, что славяне находились на более высокой стадии технического развития, нежели их кочевые соседи.

5. Осадное искусство славян и аваров сложилось в VI в., в результате войн с Византий-

ской империей, и совершенствовалось в дальнейшем. Технологические приемы осады горо — дов и крепостей варвары усвоили путем наработки собственного опыта (атака открытой си — лой, блокада, применение военной хитрости) либо путем заимствования у своих, более со — вершенных в осадном деле, врагов — византийцев (правильная осада с применением осад — ной техники). Что касается осадной техники, то она обогатила военное дело славян и аваров путем заимствования ее у Византии.

Материал взят из: Российские и славянские исследования : науч. сб. Вып. 6