Витальность

Витальность, за неимением более точного термина, является исключительно важным компонентом гениальности. Одним из доказательств его значения является долгожитие многих великих творцов.

Поразительно информативно выступает роль именно витальности в творчестве Тициана. Речь идет не только о жизнелюбии, но и о любви к богатству красок, любви к красоте. Бесспорно унаследовав талант живописца (среди его ближайших родственников было восемь выдающихся художников), при наличии стимулирующей социальной преемственности, благоприятной среды и, вероятно, под воздействием положительного импрессинга Тициан все же довольно поздно, в возрасте около 50 лет, начал свой подлинно творческий путь. Но он жил и с полной силой творил до 99 лет. В 95летнем возрасте Тициан пишет «Увенчание терновым венцом», продолжает писать все новые картины до своей случайной смерти. Неизвестно, в каком возрасте он утратил бы творческие способности да и самую жизнь по дряхлости, потому что он умер от чумы.

Фактор витальности многих гениев отчетливо выступает в форме их долгожития и устойчивости творчества по отношению к «паспортностарческому» возрасту.

Софокл написал «Царя Эдипа» в 90 лет.

Фирдоуси слагает «Шехнаме» до самой смерти. Умер он в 85 лет, и смерть его ускорена реальным, тяжелым оскорблением со стороны шаха Магомета.

Микеланджело в 73 года становится архитектором собора Святого Павла.

Монтеверди пишет оперу «Поппея» в 75 лет.

Хокусаи создает свои картины и в 90летнем возрасте.

В 76 лет Гете начинает вторую часть «Фауста» и заканчивает ее в год смерти.

Верди пишет в 73 года оперу «Отелло», а в 80 лет заканчивает «Фальстафа».

Вагнер к 80 годам создает «Парсифаля».

Беранже пишет стихи до 77 лет.

Лев Толстой творил до 82 лет, И. П. Павлов – до 87, Диоген и Демокрит – и после 80 лет, Б. Шоу – до 94 лет.

Вольтер написал первую поэму четырехлетним, а последнюю – восьмидесятичетырехлетним.

Во всех этих случаях характерно, что старело тело, но творческое начало сохранялось за счет могучих компенсаторных механизмов.

Интересна книга Пауля Херре, который собрал около 1000 биографий высокоактивных наследственных властителей, президентов республик, государственных деятелей и политиков, полководцев и адмиралов, римских пап и высших церковников, композиторов и исполнителей, певцов и артистов, наконец, выдающихся женщин, сохранивших высокую работоспособность в глубокой старости. Эта книга иллюстрирована портретами короля Фридриха II Прусского, Бисмарка, Мольтке, Александра Гумбольдта, Теодора Моммзена, Гете, Листа и некоторых других.

Некоторые интеллектуальные функции даже у долгожителейтворцов, безусловно, слабеют, однако другие достигают высшего расцвета, развивается высшая форма ума – мудрость.

Разумеется, отдельные примеры, даже самые разительные, но отобранные по признаку, роль которого иллюстрируется, малоубедительны. Поэтому мы приведем здесь данные по длительности жизни неотобранной группы творцов по другим источникам. Из бесчисленных примеров творческой сохранности в глубокой старости, убедительнейшего доказательства необычайно стойкого психического здоровья мы ограничимся двумя противоположнополюсными примерами: математиками и создателями скрипок, отсылая читателя за другими примерами к книге П. Херре.

П. Мебиус в своей книге о математическом даровании показывает, что средняя продолжительность жизни 100 самых крупных математиков, астрономов и физиковматематиков составила 72 года. В связи с генетикой или социальной преемственностью любопытно, что среди этих 100 оказались четверо Бернулли, трое Кассини и двое Кавендишей. Мебиус решительно и документированно отрицает какуюлибо повышенную частоту душевных болезней среди крупных математиков. В частности, Ньютон, несмотря на то, что в 1693 г. действительно страдал неврозом и бессонницей, писал в это время свои крупнейшие теологические труды. Не буду добавлять, что написание трудов по теологии в то время никак не могло служить доказательством душевной болезни.

В группе крупнейших мастеров, создававших скрипки, известно несколько знаменитых, в том числе династия Амати, начиная с Андреа (1530–1611), сыновей Андреа Антонио (1555–1633) и Джиролимо (1556–3630) и внука Николо (1596–1684), который был учителем Гварнери и Страдивари. Все представители династии Амати работали на вершинах творчества примерно до 80летнего возраста. Антонио Страдивари достиг вершин в 1710–1720 гг., когда ему было 65–75 лет, и держался на этой высоте до 85летнего возраста. Последнюю скрипку Страдивари закончил, когда ему было 92 года

Итак, высокая витальность гениев – факт показательный, более того, он никак не вяжется с часто возникающим вопросом о связи гениальности с психозом, о чем мы поговорим ниже, после того как раскроем некоторые биологические, наследственные механизмы стимуляции интеллектуальной активности.

Материал взят из: Педагогическая генетика — Эфроимсон В.П.