В футурологических концепциях

В футурологических концепциях, обсуждающих модерниза- ционные инновации перехода общества от его индустриальной, техногенной стадии развития к формации постиндустриальной энвайронментальные составляющие вообще, как правило, не ука — зываются.

Дж. Несбит, характеризуя новую постиндустриальную циви- лизационную модель, говорит о переходе от индустриального типа развития к развитию информационному, от техники – к высоким технологиям, от национальной экономики к мировой, от кратко — срочных задач к долговременным, от централизации к децентрали — зации, от институциональной помощи к самопомощи, от предста — вительной демократии – к непосредственной, от иерархии к сетям, от альтернативного выбора – к многообразию, от Севера к Югу10.

Э. Тоффлер, выделяя черты постиндустриального общества, акцентирует увеличение разнообразия источников энергии, боль — шую дифференцированность технологической базы с учетом до — стижений биологии, генетики, электроники, информатики, превра — щение информации в главное сырье общества, демассифицирован — ность СМИ и ТВ, осуществление производства для потребителя, а не для рынка, уменьшение роли государства-нации, возникновение новой структуры государственных и общественных институтов по принципу сети и т. д.11.

Подобные примеры можно продолжить. Но нам важно не про — сто перечислить их. А обратить внимание на то, что, по сути дела, во всех этих многочисленных вариантах модернизации общества речь идет о социально-политических и экономических трансфор — мациях. Обсуждаются финансовые, экономические, политические, социологические, демографические, культурологические состав — ляющие модернизационных процессов.

Об экологических же императивах, о закономерностях взаимо-

действия развивающегося индустриального общества и изменяемой

им среды своего природного обитания речь фактически не идет. Как

хорошо сказал в свое время С. Московичи «все современные концеп — ции общества исходят из оппозиции человека природе. Задача же со — стоит в утверждении и раскрытии сопряженности природных и соци — альных процессов»12. Но это только один существенный недостаток современных футурологических сценариев будущего человечества.

Другой и не менее важный недостаток состоит в том, что в проводящемся перечне основных черт общества будущего отсут — ствует методологическая установка анализа взаимодополнитель — ности любого исследуемого объекта и среды его обитания. А как мы ранее отмечали, эта методологическая установка претендует на универсальность, безотносительно к субстратным составляющим системы «объект-среда обитания», что существенно повышает креативность проводимого исследования.

Иная ситуация просматривается при анализе литература, по-

священной энвайроментальной экологической этике13.

Как своеобразная реакция на все беды неконтролируемого

техногенного развития общества в середине XX в. стала нарастать

идеология биоцентризма. В ее основе – призыв возврата к домини-

рованию ценностей жизни в противовес ценностям техники, по-

литики, экономики.

Идеи благоговения перед жизнью, в свое время заявленные

А. Швейцером, получили свое развитие в многочисленных направ-

лениях глубинной экологии, биоэтики, биополитики и т. д.

Всячески приветствуя и поддерживая эту тенденцию увеличе-

ния биологической грамотности населения, смены акцентов на цен-

ности жизни и мира живого в то же время нельзя не видеть ограни-

ченности и этого подхода, взятого изолированно от всех других.

И только, пройдя через увлечение и определенное разочаро-

вание всеми названными подходами, совокупная общественная

мысль ныне все более склоняется к осознанию того, что доми-

нанты, определявшие развитие техногенной цивилизации должны

быть заменены доминантами цивилизации экогенной.

В. С.Степин выделяет две основные «точки роста» нового от- ношения к миру, которое диктуется ситуациями современных со — циальных изменений. Первая из них связана с глобализацией чело — вечества, возрастающей целостностью и взаимозависимостью от — дельных стран и регионов, образующих человеческое сообщество. Перед лицом глобальных опасностей человечество ищет новые стратегии социализации человека и его воспитания в духе толе — рантности, уважения к достижениям различных культур.

Все это постепенно формирует и вторую точку роста – утверж- дение в качестве основной стратегии социальной жизни идеалов ненасилия и приоритета общечеловеческих ценностей.

Стратегия ненасилия, считает В. С.Степин, не благая мечта, а парадигма выживания человечества. Но ее утверждение затраги — вает всю систему ценностей техногенной цивилизации, означает пересмотр идеалов силы и власти, господства над объектами, об — стоятельствами, социальной средой, требует критического анализа всей новоевропейской культурной традиции14.

Таким образом, задача создания экологической этики на со- временном этапе в ответ на насущную потребность общества в ее существовании в условиях системного экологического кризиса оказывается весьма сложной во всех ее составляющих. Она сложна и в плане формулировки основополагающих принципов, и в плане усвоения, присвоения их человеческим сообществом. Здесь воз — никает некий герменевтический круг: чтобы понять, надо объяс — нить; чтобы объяснить, необходимо понимание. Герменевтическое же понимающее отношение к природе, казалось бы, так востре — бованное нашим временем существенно отличается от традиции, восходящей к формированию действующего ныне мировоззрения.

Наконец, нельзя не отметить тот факт, что откат экологиче- ской проблематики в России с вершины рейтинга наиболее зна — чимых для россиян проблем обусловлен современной социально — экономической ситуацией в нашей стране. Безработица, инфляция, дороговизна, снижение среднего уровня жизни, социальная неза — щищенность, борьба за собственное выживание любыми способа — ми стали противоречить экологической безопасности и бережному отношению к природе.

14 См.: Степин В. С. Высокие технологии и проблема ценностей // Высокие тех-

нологии и современная цивилизация. М., 1999. С. 6.

Социальная атмосфера последних лет провоцирует расшире — ние браконьерства, стимулирует возврат к грубо потребительско — му отношению к природе. При этом надо учитывать, что зачастую (особенно в российской глубинке) природа становится единствен — ным источником существования для живущих там людей.

Осознавая все эти сложные и противоречивые тенденции в ста- новлении экологической морали в наши дни, представляется весь — ма важным рассматривать все морально-нравственные ценностные установки не сами по себе, не изолированно, а в их соотнесении, сопряжении, координации с другими регулятивными установками современной культуры: онтологическими, познавательными, дея — тельностными. Ибо аксиологические ориентации, во многом влияя на названные выше регулятивы, в то же время и значительно зависят от них в рамках единой целостной системы современной культуры. Афоризм Барри Коммонера «Все связано со всем» стал ныне факти — чески общепризнанным законом экологии, предлагающим общее он — тологическое видение мира. Идеи междисциплинарности, комплекс — ности послужили основой нового познавательного подхода. Наконец, в деятельностном аспекте ориентации на конкурабельность соревно — вательность и сотрудничество, взаимопомощь стали рассматриваться в наши дни как две разнозначные ведущие реальные силы эволюции, проявляющие себя в непрерывно идущем процессе развития.

Очевидна связь всех названных ориентации с трансформаци — ей отношений человека к природе, к другому человеку, к самому себе. Новая формирующаяся установка – это установка единства человека и природы. Ее особенности – признание не только це — лостности природных экосистем, но и их самоценности, призыв к осмотрительности вторжения человека в природу, поиск дина — мического равновесия между деятельностью человека и возмож — ностями природных экосистем.

Все эти новые складывающиеся ныне нормы, идеалы и регу- лятивы деятельности нуждаются в своем нравственно-этическом и нормативно-правовом закреплении. Сейчас требуется создание взаимосогласованных этических, правовых и экономических регла — ментаций, отражающих закономерности коэволюционного разви — тия системы «человек-общество-природа». Необходима подготовка и издание различных человекоохранных, природоохранных, при- родоэксплуатационных и пр. сводов правил, кодексов, кадастров,

регламентаций, создаваемых с учетом тех экологических императи — вов культуры, о которых говорилось выше. Именно такой широкий этико-экономико-правовой подход, как представляется, даст воз — можность превратить экологические императивы из неких важней — ших интенций и тенденций в зримые реалии нашего времени.

Один из пионеров создания экологической этики Олдо Леопольд еще в середине ХХ в. мудро отметил, что этика в фи — лософском смысле – это различение общественного и антиобще — ственного поведения. Этика в экологическом смысле – ограни — чение свободы действий в борьбе за существование, в конечном итоге способствующее выживанию человечества. И то, и другое – лишь два определения одного явления.

Первоначально этика занималась отношениями между ин- дивидами. Затем – взаимозависимостями индивида и общества. Этики, регулирующей отношения человека с землей, животными, с Природой в целом пока еще нет. Но без её создания и усвоения осознание глобальности мира вряд ли будет достигнуто.

С одной стороны, справедливо отмечает Родерик Нэш, фор- мирующаяся экологическая этика «расширила традиционную ли — беральную философию за ее обычные концептуальные пределы. Сфера морального внимания стала настолько большой, что поста — вила под сомнение моральную ценность её прежних индивидуаль — ных компонентов. Но с другой точки зрения, экологическая этика создана совершенно новые определения того, что свобода и спра — ведливость означали на планете. Она признала нераздельность индивидуального блага (или свободы) с экологической средой в которой должен существовать отдельный организм»15.

Таким образом представляется, что все изложенные выше факты и аргументы свидетельствуют о том, что для современного осознания глобальности мира обязательным компонентом ориен — тации мышления должен стать компонент его энвайронменталь — ной направленности.

Факт целостного взаимодополнительного взаимодействия объекта и среды его обитания реализуется универсально безотно — сительно к какому бы то ни было субстрату, характеризующему объект и окружающую его среду, что и получает свое отражение в новой направленности сознания.

Материал взят из: Философия. Биология. Культура – Лисеев И. К.