Уточненная схема физико-географического районирования и количественная характеристика ландшафтов удмуртии

Кратко охарактеризована история работ по физико-географическому районированию территории Удмуртии. Представлена новая, уточненная схема районирования и приведены количественные характеристики ландшафтов. Рассмотрены факторы, влияющие на обособление ландшафтов и пространственное распределение их характеристик.

Ключевые слова: Удмуртия, физико-географическое районирование, ландшафты.

К истории физико-географического (ландшафтного) районирования. Сведения о предшествующих работах по физико-географическому районированию Удмуртии по состоянию на начало

1970-х гг. были систематизированы В.М. Лебедевым в 1972 г. [1] и В.И. Стурманом в 1997 г. [2]. Так,

было отмечено, что первые упоминания о районировании территории современной Удмуртии, преимущественно по характеру растительности, содержались в работах И.Г. Фортунатова и Г.И. Танфильева, 1896 и 1897 гг. соответственно [1]. Первые попытки районирования с учетом геологогеоморфологических, климатических и почвенных особенностей были предприняты в 1920-е гг. и нашли отражение в работе А.Л. Великолепова в 1925 г., «Отчете статистического бюро Вотской губернии» в 1924 г. и «Кратком очерке природы Вотской автономной области» 1926 г. [1].

Первые работы по комплексному физико-географическому районированию относятся к 1960–70м гг. и были связаны с проведением исследований такого рода в общегосударственном масштабе [3; 4]. А.Н. Тупотиловой [5], В.Н. Литвиновым [6], В.М. Лебедевым [1] были разработаны относительно простые, одноили двухступенчатые схемы деления территории республики на 4-6 физико-географических районов (округов), с проведением их границ по орографическому и гидрографическому признакам. Усовершенствованный вариант районирования, основанный на синтезе схем В.Н. Литвинова

и В.М. Лебедева, с выделением 7 районов, был разработан И.И. Рысиным и опубликован в 1992 г. в школьном учебнике «География Удмуртии». В более поздних вариантах схем И.И. Рысина число районов возросло до 9 (с выделением в некоторых из них от 2 до 4 подрайонов) [7], а затем [8] и до 29 (в общей сложности) подрайонов в пределах 9 районов.

От ранних схем к поздним прослеживается их постепенное усложнение, выражающееся в увеличении числа выделяемых таксономических единиц и постепенном переходе от одноступенчатых к двухи трехступенчатым. При этом все упомянутые схемы районирования основывались на устаревших представлениях о положении южной границы зоны тайги на востоке Восточно-Европейской равнины. О.Г. Барановой было показано [9], что «южное» положение границы таежной зоны (Йошкар-Ола – Малмыж – Ижевск – Красноуфимск) принималось в работах XVIII, XIX и 1-й половины ХХ в., когда зона тайги и лесная зона рассматривались тогда как синонимы, а с юга эту зону сменяла лесостепь и степь.

Начиная с 1940-1950-х гг., с выделением хвойно-широколиственных лесов (подтайги) в отдельную зону, в работах ландшафтоведов формируется альтернативный, более северный вариант южной границы таежной зоны в рассматриваемом регионе: несколько севернее р. Кильмезь и далее через верховья р. Чепцы. Этот подход нашел отражение на карте СОПС АН СССР 1947 г., в работах Б.Ф. Добрынина 1948 г. [10]. Выполненные в 1970-1980-х гг. систематические геоботанические исследования подтвердили именно данный («северный») вариант положения зональной границы, что нашло отражение на карте растительности СССР масштаба 1:1000000 [11] и в ряде обобщающих работ [12-15]. На основе многолетних полевых исследований О.Г. Барановой было установлено, что современная граница между таежной и подтаежной зонами, определяемая по северным границам ареалов ряда теплолюбивых, неморальных видов, в пределах рассмотренного района проходит примерно по линии Советск-Нолинск-Красногорское-Игра-Оханск (рис. 1). При этом отмечается хорошая сходимость положения зональной границы по данным исследований в пределах Кировской области, Удмуртии и Пермского края [16-18].

зом парадоксальную ландшафтную границу, когда при переходе от тайги к подтаежной зоне наблюдается резкое увеличение залесенности.

Другой слабой стороной упомянутых схем физико-географического (ландшафтного) районирования территории Удмуртии, делающей их неприменимыми для решения геоэкологических задач, является ориентация преимущественно на характеристику районов (подрайонов), при недостаточности, а

чаще и отсутствии обоснования положения их границ. Следствием этого является часто наблюдающаяся рассогласованность границ районов (подрайонов) и объективно существующих на местности орографических рубежей, а также контуров лесных массивов. Геоэкологическое значение ландшафтного районирования обусловливается объективным существованием территориальных ячеек, однородных по условиям переноса, осаждения и трансформации загрязнений и ограниченных естественными рубежами.

Представляемая ниже схема физико-географического (ландшафтного)  районирования, первый вариант которой относится к 1997 г. [2], создавалась на иных принципах: первичными являются ландшафтные рубежи, такие как крутые склоны речных долин, куэстовые уступы, границы лесных массивов и типологические категории (возвышенные и низменные на пермских и пермско-триасовых красноцветах и четвертичных отложениях преимущественно глинистого и суглинистого состава, возвышенные и низменные на покровно залегающих эоловых песках, долины крупных и средних рек), а вторичными по отношению к ним – индивидуальные категории – физико-географические районы и ландшафты. Данный подход позволил выделить в 1-м варианте схемы [2] 11 физико-географических районов и в общей сложности 39 ландшафтов. Последующее совершенствование данной схемы выразилось в следующем:

пересмотрено положение границы зон тайги и подтайги, с учетом отмеченного выше положения границ ареалов ряда теплолюбивых неморальных видов широколиственных лесов [9], что привело к переводу Кильмезского физико-географического района в зону подтайги и разделению Тыловайского физико-географического района по рубежу р. Ита на Северо-Тыловайский (тайга) и ЮжноТыловайский (подтайга);

Зачепецкий физико-географический район более детально подразделен на ландшафты, число которых в его пределах выросло с 2 до 5;

  подразделен  на  3  ландшафта  (по  характеру  залесенности)  Красногорский  физикогеографический район.

Обновленная  схема  районирования  В.И.  Стурмана, включающая  12  физико-географических

районов и 44 ландшафта, представлена на рис. 1.

Количественная характеристика ландшафтов выполнена А.А. Кашиным посредством картометрических работ и представлена ниже в табличной форме (табл. 1).

подпись: сети, км/км2Количественные характеристики ландшафтов Удмуртии

Таблица 1

Индекс и

название ландшафта

Площади

кв.км / Геологич. субстрат

Характер

рельефа и абс. отметки, м:

От – до

Глуб. расчлен.

Преобладающие типы

почв, %

Залесенность, %

Удельная

протяженность

лесных опушек, км/км2

Густота речной

Плотность сельск.

населения, чел.

/кв. км

А. Зона тайги. Вятско-Камская южнотаежная подпровинция

А-1 Зачепецкий физико-географический район

А-1-1

ВерхнекамскоВерхневятский

1596,5 /

P3sv, P3vt, T1, edQ

Плато

332,6 – 212

120,6

д

П3  – 47,8; ОБ – 23,3; П3

– 18,8; А – 7,2; прочие –

2,9

92,0

0,398

0,573

1,3

А-1-2

ПызепскоЛыпский

2937,2

(2933,9) / P3sv, P3vt, edQ

Куэстовая возвышенность с глубоко врезанными долинами

330 – 125

205

д

П3  –  42,4;  ОБ  –  25,0;

П д – 11,6; А – 5,7; Д оп

2  к

– 5,0; П3 – 2,3; П д – 1,7;

1

Дг  – 1,4; Л2  – 1,0; прочие – 3,9

47,4

1,552

0,545

8,6

Продолжение табл. 1

А-1-3

Сыгинский

422,2 /

P2sh, P3sv, edQ,

vQ2-3

Слабо

расчлененная возвышенность

240 – 141

99

П3д – 45,1; ОБ – 13,1;

Дг – 11,2; П2д – 10,3; А – 5,9; П3 – 4,5; Л1 –

2,6; АБт – 2,2; Дкоп –

1,7; Л3 – 1,1; Пг – 1,1;

прочие – 1,2

77,9

0,891

0,452

2,8

А-1-4

Пыхтинский

669,6 /

P2sh, edQ, dsQ2-3

Расчлененная

возвышенность

275 – 162

113

П3д – 35,5; ОБ – 21,4;

П2д – 19,5; Дг – 6,3; АБто – 4,2; П3 – 2,9; Дкоп – 1,9; А – 1,8; Л1

– 1,4; Л3 – 1,4; П1д –

1,4; Пдг – 1,1; прочие

– 1,2

73,8

0,978

0,472

2,8

А-1-5

Медлинский

128,3 /

P2sh, edQ,

dsQ2-3

Неглубоко

расчлененная возвышенность

236 – 174

62

П2д – 23,4; ОБ – 21,2;

Дкоп  –  14,6;  П1д  –

11,7; П3д – 10,8; Л1 –

5,7; Л2 – 5,6; Л3 – 3,4; А  –   2,4;  Дк  –  1,1 прочие – 0,1

18,8

0,966

0,324

7,0

А-2 Чепецкий физико-географический район

935,1 /

aQ3-4

Террасы и

пойма р. Чепца

189 – 120

69

А – 42,3; П3д – 16,9;

АБт – 15,9; ОБ – 6,9; П2д  –  4,7;  Л1  –  4,3;

АБто – 3,8; Л2 – 1,5; Дг – 1,2; прочие – 2,5

54,2

1,010

0,815

7,8

А-3 Красногорский физико-географический район

А-3-1

Лекминский

1958,1 /

P3sv, P3vt, T1, edQ, dsQ2-3

Возвышенность

с останцами, с густым расчленением

286 – 132

154

П2д – 32,1; П3д – 26,4;

ОБ – 25,7; Л1 – 7,0; А

–  4,5;  П1д  –  3,1;

прочие – 1,2

30,5

1,592

0,435

8,4

А-3-2

Убытьский

1116,5 /

P3sv,

edQ, dsQ2-3

Возвышенность

с останцами

и густым расчленением

247 – 144

103

П2д – 30,4; П3д – 30,1;

ОБ  –  24,7;  А  –  4,2;

П1д – 3,3; Л1 – 2,7; П3

– 2,4; прочие – 2,2

45,7

1,389

0,552

4,6

А-3-3

Причепецкий

591,8 /

P3sv, edQ, dsQ2-3

Возвышенность

с останцми и густым расчленением

248 – 134

114

П3д – 38,6; ОБ – 24,4;

П2д – 18,1; Л1 – 12,3; Л2 – 2,3; А – 2,3; Дг –

1,6; прочие – 0,4

14,4

0,860

0,636

15,8

А-4 Северо-Тыловайский физико-географический район

А-4-1

Ирымский

669,3 /

P2sh, P3sv, edQ, dsQ2-3

Возвышенность

с густым расчленением

280 – 156

124

П2д – 31,7; ОБ – 25,9;

П3д – 17,7; П1д – 9,4; Дкоп – 5,6; Л1 – 3,2; А

– 2,8; Л2 – 2,1; Дк –

1,1; прочие – 3,7

47,4

0,994

0,487

10,8

А-4-2

Ягвайский

357,4 /

P2sh, P3sv,

edQ, dsQ2-3

Куэстовая

возвышенность

321 – 132

189

ОБ – 25,7; П2д – 25,2;

П1д  –  21,2;  Дкоп  –

11,4;  Л1  –  9,6;  Дк  –

2,7; П3д – 2,2; А – 1,6;

прочие – 0,4

25,1

1,378

0,540

9,6

Продолжение табл. 1

Б. Зона подтайги. Прикамская подтаежная провинция

Б-1 Кильмезский физико-географический район

Б-1-1

ЛумпунскоПестерьский

3367,0 /

vQ2-3

Слабо

расчлененная равнина с

болотами

239 – 83

156

П3 – 30,4; П3д – 21,4;

ОБ – 11,6; П2д – 10,2; Пдг – 7,3; А – 5,8; АБт

–  4,5;  Пг  –  2,9;  Дг –

2,5;  АБто  –  1,7;

прочие – 1,7

88,0

0,414

0,378

1,8

Б-1-2

Салинский

1304,5 /

vQ2-3

Слабо

расчлененная возвышенность

267 – 142

125

П3д – 42,1; П3 – 20,5;

ОБ – 18,8; П2д – 10,6; Дг – 2,6; А – 1,8; АБто

– 1,6; Пг – 1,1; прочие

– 0,9

88,7

0,450

0,492

2,3

Б-2 Южно-Тыловайский физико-географический район

Б-2-1

Арлетский

1223,9 /

P2sh, edQ, dsQ2-3

Возвышенность

с останцами и густым расчленением

298 – 92

206

П2д – 40,4; П3д – 29,7;

ОБ – 23,1; Л1 – 1,5; П1д – 1,4; Пб – 1,3; прочие – 2,6

25,3

1,166

0,428

11,5

Б-2-2

Лозинский

1180,9 /

P2sh,

P3sv, edQ, dsQ2-3

Расчлененная

возвышенность

288 – 175

113

П3д – 44,5; П2д – 20,3;

ОБ – 20,3; П3 – 5,6; А

– 4,2; Л1 – 2,6; прочие

– 2,5

78,4

0,610

0,527

4,8

Б-2-3

Итинский

920,3 /

P2sh, P3sv,

dsQ2-3

Возвышенность

с густым расчленением

289 – 159

130

П2д – 28,5; П3д – 26,6;

ОБ – 25,4; А – 6,7; П3

– 6,1; Л1 – 3,1; П1д –

1,7; Дкоп – 1,1 прочие

– 0,8

56,6

1,042

0,694

7,3

Б-2-4

Шарканский

1098,9 /

P2sh, P3sv, edQ

Куэстовая

возвышенность

301 – 110

191

П2д – 46,2; ОБ – 19,5;

П3д – 12,1; П1д – 9,4; Л1  –  4,7;  П3  –  3,6; Дкоп – 3,1; А – 1,0; прочие – 0,4

41,8

1,329

0,453

11,5

Б-2-5

Казесский

490,8 /

P2sh,

edQ, dsQ2-3

Подножье

куэсты

225 – 86

139

П2д – 39,6; П3д – 22,2;

ОБ – 16,5 П1д – 9,7; А

– 4,6; Л1 – 3,8; Дкоп –

1,4; П3 – 1,0; прочие –

1,2

36,7

1,213

0,534

13,2

Б-3 Центрально-Удмуртский физико-географический район

Б-3-1

Увинский

1170,9 /

vQ2-3

Низменность

с болотами

206 – 80

126

П3д – 62,7; ОБ – 15,9;

А – 6,2; АБт – 5,4; П2д

– 4,8; П3 – 3,1; прочие

– 1,9

75,1

0,826

0,356

8,2

Б-3-2

Уйвайский

177,8 /

vQ2-3

Подножье

куэсты

270 – 130

140

П3д – 44,1; ОБ – 26,3;

П3 – 10,2; П2д – 7,1; А

– 5,9; АБт – 4,0; Дг –

1,5; прочие – 0,9

92,1

0,476

0,583

0,5

Б-3-3

Селычкинский

1938,8

(1938,3)

/ vQ2-3

Слабо

расчлененная равнина

227 – 99

128

П3д – 54,4; ОБ – 15,9;

П3 – 14,3; П2д – 7,6; А

– 2,7; Дг – 1,8; прочие

– 3,3

87,6

0,352

0,426

9,3

Продолжение табл. 1

Б-3-4

Воткинский

581,1

(569,4) /

vQ2-3

Слабо

расчлененная возвышенность

229 – 89

140

П3д – 55,1; ОБ – 17,8;

П2д  –  13,1;  А  –  7,7; АБт  –  2,3;  П3  –  1,1; П1д  –  1,1;  Дг  –  1,1;

прочие – 0,7

76,9

0,825

0,476

3,7

Б-4 Привятский физико-географический район

Б-4-1

Седмурчинский

199,1 /

P2kz2, P2nu, dsQ2-3

Слабо

расчлененная низменность

200 – 89

111

П3д – 61,4; ОБ – 18,0;

П2д – 13,8; А – 3,6; Л1

– 2,0; прочие – 1,2

9,2

0,761

0,355

12,3

Б-4-2

Люгинский

2017,4

(2012,7)

/ vQ2-3

Слабо расчлененная равнина

218 – 53

165

П3д – 51,1; ОБ – 15,5;

П3 – 13,1; П2д – 12,1; А  –  4,4;  АБт  –  1,3;

прочие – 2,5

68,3

0,675

0,370

4,4

Б-5 Можгинский физико-географический район

Б-5-1

ПургинскоМужвайский

773,2  /

P2kz2, P2nu, vQ2-3

Возвышенность

с останцами

249 – 97

152

П3д – 49,7; ОБ – 21,4;

П2д – 14,6; П3 – 7,2; А

– 2,4; АБт – 1,6; П1д –

1,3; прочие – 1,8

70,2

0,690

0,471

10,9

Б-5-2

Кельвайский

487,6 /

P2kz2, P2nu, vQ2-3

Возвышенность

с густым расчленением

246 – 92

154

П2д – 27,9; П3д – 24,0;

Л1 – 19,4; ОБ – 14,0; А

– 4,3; П1д – 3,6; Л2 –

2,9; Л3 – 1,6; прочие –

2,3

15,2

0,714

0,346

15,7

Б-5-3

Нылгинский

1166,3 /

P2kz2,

P2nu, P2sh, dsQ2-3

Густо

расчлененная

возвышенность с останцами

252 – 92

160

П3д – 33,4; П2д – 29,0;

ОБ – 20,9; Л1 – 5,7; А

– 3,8; Л2 – 2,1; П3 –

1,3; П1д – 1,3; прочие

– 2,5

37,4

0,884

0,462

19,6

Б-5-4

Сюгинский

1092,4 /

P2kz2,

P2nu, vQ2-3

Расчлененная

возвышенность

245 – 103

142

П3д – 54,2; П2д – 21,9;

ОБ  –  17,2;  А  –  3,6;

прочие – 3,1

67,3

0,716

0,386

6,1

Б-5-5

Пычасский

729,7 /

vQ2-3

Расчлененная

возвышенность

258 – 86

172

П3д – 52,7; ОБ – 20,4;

П2д – 14,8; Л1 – 5,1; А

– 2,6; АБт – 1,7; П3 –

1,2; П1д – 1,0; прочие

– 0,5

73,1

0,817

0,495

6,9

Б-5-6

Ишекский

565,18 /

P2kz2,

P2nu, dsQ2-3

Возвышенность

с глубоко

врезанными долинами

241 – 80

161

П2д – 45,1; П1д – 23,4;

ОБ  –  18,5;  Л1  –  4,7;

П3д  –  4,1;  А  –  2,3; Дкоп  –  1,8;  прочие  –

0,1

16,6

0,762

0,371

10,8

Б-5-7

Валинский

649,9

P2nu,

dsQ2-3

Возвышенность

с глубоко

врезанными долинами

265 – 80

185

П2д – 22,7; П1д – 19,2;

Л1 – 18,5; ОБ – 17,5;

П3д – 10,0; Дкоп – 5,5; Л2 – 3,5; А – 2,3; прочие – 0,8

37,9

0,806

0,403

9,2

Продолжение табл. 1

Б-5-8

Алнашский

1287,1

(1282,0)

/ P2kz2, P2nu,

dsQ2-3

Возвышенность

с глубоким, густым расчленением

242 – 90

152

Л1 – 34,3; ОБ – 17,5;

П2д – 14,9; П1д – 12,9; Л2 – 7,2; Дкоп – 7,0; Л3 – 2,1; А – 1,9; П3д

– 1,6; прочие – 0,6

17,3

0,654

0,431

21,4

Б-5-9

Умякский

298,2 /

vQ2-3

Расчлененная

возвышенность

255 – 70

185

П3д – 40,5; П2д – 32,8;

ОБ  –  18,0;  А  –  4,7; АБт – 1,5; Дкоп – 1,0; прочие – 1,5

85,2

0,516

0,384

1,0

Б-5-10

Адамский

375,5 /

P2kz1, P2kz2,

P2nu, dsQ2-3

Расчлененная

возвышенность

210 – 70

140

Дкоп – 22,4; Л1 – 21,4;

Л2 – 16,2; ОБ – 15,8; П1д – 11,7; П2д – 8,1;

Л3  –  2,0;  Дк  –  1,6;

прочие – 0,8

5,4

0,266

0,316

13,7

Б-6 Ижевский физико-географический район

258,6

(237,6) /

aQ3-4

Террасы

и пойма р. Иж

120 – 63

57

А – 43,3; П3д – 15,0;

АБт – 14,0; П2д – 9,5; Л3 – 5,5; ОБ – 3,7; Л1

– 3,1; Л2 – 2,2; П1д –

1,0; прочие – 2,3

46,8

0,733

0,715

2,1

Б-7 Сарапульский физико-географический район

Б-7-1

Июльский

593,2

(590,2) /

P2sh, dsQ2-3

Возвышенность

с глубоким,

густым расчленением

229 – 79

150

П2д – 34,4; П3д – 30,5;

ОБ – 19,1; П1д – 10,1;

А – 3,9; прочие – 2,0

18,4

1,031

0,401

31,0

Б-7-2

Сивинский

355,0

(208,8) /

P2nu, P2sh

Умеренно

расчлененное

плато

200 – 89

111

П3д – 47,0; П2д – 23,9;

ОБ – 21,6; П1д – 4,9;

А – 2,6

34,6

1,728

0,456

19,8

Б-7-3

Удебский

75,2

(66,0) /

vQ2-3

Слабо

расчлененная низина

180 – 89

91

П3д – 66,4; ОБ – 14,1;

П2д – 6,7; Пдг – 4,1; П1д – 3,9; А – 2,4; АБт

– 2,4

89,5

0,862

0,251

2,1

Б-7-4

КенскоПозимьский

388,5 /

vQ2-3

Слабо

расчлененная низина

205 – 79

126

П2д – 35,0; П3д – 27,3;

ОБ  –  18,9;  А  –  5,4; П1д – 5,3; Л1 – 4,5; Л2

–  1,4;  АБт  –  1,2;

прочие – 1,0

70,5

0,824

0,425

11,2

Б-7-5

Сарапульский

3258,6 /

P2kz2,

P2nu, P2sh, dsQ2-3

Возвышенность

с глубоким,

густым расчленением

248 – 60

188

П1д – 35,4; ОБ – 24,6;

П2д – 13,7; Л1 – 13,7;

Дкоп – 8,3; Л2 – 1,6; А

– 1,4; прочие – 1,3

10,2

0,582

0,451

12,5

Б-7-6

Киясовский

385,7 /

P2kz2, P2nu,

dsQ2-3

Слабо

расчлененная равнина

208 – 65

143

П2д – 32,0; П1д – 30,6;

ОБ – 16,1; П3д – 7,8; Л1  –  4,3;  Л2  –  3,1;

Дкоп  –  2,8;  А  –  2,2;

прочие – 1,1

12,4

0,510

0,330

12,4

Окончание табл. 1

Б-7-7

Кырыкмасский

285,2 /

vQ2-3

Слабо

расчлененная равнина

206 – 65

141

П2д – 50,9; ОБ – 12,0;

П1д  –  10,2;  А  –  8,1; АБт – 6,6; П3д – 4,1; Л1 – 4,1; Л2 – 2,3; Л3

– 1,4; прочие – 0,3

57,1

0,705

0,431

5,9

Б-7-8

Оскинский

259,7 /

P2kz2,

P2nu, dsQ2-3

Слабо

расчлененная

равнина

218 – 90

128

Л1 – 32,6; ОБ – 20,6;

Л2 – 17,9; Дкоп – 8,9;

П1д – 6,2; Л3 – 6,2; А

– 6,1; Дг – 1,4; прочие

– 0,1

3,1

0,140

0,395

10,8

Б-8 Камский физико-географический район

Б-8-1

Собственно

Камский

914,9

(781,5) /

aQ4

Пойма р. Камы

72 – 62

10

А – 53,0; П3д – 20,0;

ОБ – 6,0; АБт – 3,9; Дг

– 3,8; П2д – 3,0; П1д –

2,5;  Пдг  –  2,3;  Л1  –

1,8; АБто – 1,2; АБиг –

1,1; прочие – 1,4

53,

6

0,851

0,567

0,3

Б-8-2

Шольинский

287,5

(284,1) /

aQ2-3

Террасы

р. Камы

123 – 72

51

П2д – 56,1; П3д – 29,8;

ОБ – 8,0; А – 4,9; Пдг

– 1,2

72,

3

0,405

0,197

13,6

Б-8-3

Камбарский

460,6 /

vQ2-3,

dsQ2-3

Слабо

расчлененная

равнина

201 – 65

136

П3д – 46,5; П2д – 33,5;

ОБ – 13,0; А – 4,9; Дг

– 1,1; прочие – 1,0

81,

1

0,520

0,398

2,6

Примечания к таблице.

1. Невязка площадей 60 км2  образовалась за счет акваторий Воткинского и Нижнекамского водохранилищ, входящих в площадь республики, но не включенных здесь в площади ландшафтов.

2. При наличии в пределах ландшафтов значимых водопокрытых площадей (русла значительных рек,  пруды)  в  скобках  указаны  площади  без  их  учета.  При  определении  характеристик,  отнесенных к 1 км2, расчеты выполнялись без учета водопокрытых площадей.

3. За геологический субстрат приняты отложения, выходящие на поверхность и являющиеся материнскими породами для почв. При значительной (более 3-5 м мощности четвертичных отложений коренные породы не указаны. Расшифровка геологических индексов: P2kz1 – нижний подъярус казанского яруса средней перми; P2kz2  – верхний подъярус казанского яруса; P2nu – нижнеустьинская свита уржумского яруса средней перми; P2sh – сухонская свита уржумского яруса; P3sv – северодвинский ярус верхней перми;  P3vt  –  вятский  ярус  верхней  перми;  T1  –  нижний  триас;  edQ  –  четвертичные  элювиальноделювиальные отложения; dsQ2-3 – средневерхнечетвертичные делювиально-солифлюкционные отложения; vQ2-3 – среднеи верхнечетвертичные эоловые отложения; aQ2-4 – среднечетвертичный и современный аллювий; aQ2-3 – среднечетвертичный и верхнечетвертичный аллювий; aQ3-4 – верхнечетвертичный и современный аллювий; aQ4-современный аллювий.

2

1

4. Типы почв: П3  – сильноподзолистые; Пг – подзолистые глееватые; Пб  – торфянистои торфяно

3

болотные оглеенные; П д

– дерново-сильноподзолистые; П д оп

– дерново-среднеподзолистые; П д

– дерновослабоподзолистые; Дг  – дерново-глееватые; Дк

– дерново-карбонатные выщелоченные и оподзоленные;

Дк – дерново-карбонатные; Л1 – светлосерые лесные; Л2 – серые лесные; Л3 – темносерые лесные; А – аллювиальные дерновые кислые; ОБ – смытые и намытые почвы оврагов, балок и прилегающих склонов; АБт – аллювиальные болотные иловато-торфяные; АБто – аллювиальные болотные иловато-торфяно-глеевые; АБиг

– аллювиальные болотные иловато-перегнойно-глеевые; Пдг – дерново-подзолистые глееватые.

5. Плотность сельского населения определялась без учета городов, районных центров и поселков

городского типа, в том числе бывших.

Таблица составлена с использованием данных из источников: [8; 19; 20].

Факторы обособления ландшафтов и распределения их характеристик. Глубина расчленения и характер рельефа определяются характером залегания пород, неотектоническим режимом и расположением территорий по отношению к крупным рекам, обладающим большой инерционностью процессов глубинной и боковой эрозии. При этом региональный наклон пластов в северном направлении способствовал формированию куэстового рельефа. Это в сочетании с русловым процессом

р. Камы сформировало в регионе три основных полосы повышенного расчленения рельефа: северную, приуроченную к Пызепско-Лыпскому ландшафту (Кулигинская куэста); среднюю, приуроченную к Ягвайскому, Арлетскому и Шарканскому ландшафтам (Шарканско-Мултанская куэста) и южную, приуроченную к Сарапульскому ландшафту (правобережье Камы). Именно эти ландшафты закономерно выделяются по глубине расчленения. Повышенная глубина расчленения сформировалась также в пределах наиболее приподнятых участков Можгинской возвышенности (Валинский и Умякский ландшафты).

Залесенность в решающей степени зависит от сельскохозяйственной освоенности территории, а

через нее – от качества почв. Последнее, в свою очередь, зависит во многом от механического состава: наиболее плодородные почвы формируются на суглинистых и глинистых почвообразующих породах, особенно в местах выходов карбонатных пород, а наименее плодородные – в пределах песчаных покровов. Дело в том, что песок наименее богат по минералогическому составу, а соответственно, по набору питательных элементов, и в то же время песчаные почвы создают предпосылки для интенсивного промывного режима почвы, активного протекания подзолистого процесса, ведущего к обеднению минерального и органического состава. Поэтому почти все ландшафты (кроме Верхнекамско-Верхневятского и Пыхтинского) с наиболее высокой залесенностью (более 65%) занимают территории с преобладанием почвообразующих пород песчаного и супесчаного состава. Это либо эоловые песчаные покровы: Кильмезский (Лумпунско-Пестерьский, Салинский, Лозинский и Сыгинский ландшафты) и Вятский (Увинский, Седмурчинский, Люгинский, Сюгинский, Умякский, Пычасский, Пургинско-Мужвайский, Селычкинский, Уйвайский, Кенско-Позимьский, Воткинский, Удебский ландшафты), либо массивы аллювиальных песков (закамские ландшафты – Камбарский и Шольинский).

Другой фактор, влияющий на сельскохозяйственную освоенность и, следовательно, на залесенность – степень удаленности от основных центров экономического тяготения: городов, поселков, крупных дорог и т.д. В этом случае даже при относительно плодородных почвах показатели плотности сельского населения и сельскохозяйственной освоенности низки, а залесенность высока. Данный эффект изолированности проявляется в Верхнекамско-Верхневятском и Пыхтинском ландшафтах.

Наименее покрыты лесом ландшафты, хорошо освоенные в сельскохозяйственном отношении

и территориально близкие к основным экономическим центрам. Как правило, это ландшафты с высокой долей серых лесных и дерново-карбонатных почв, сформировавшихся на свободных от песчаных покровов суглинистых и глинистых почвообразующих породах, в том числе с выходами карбонатов. Так, повышенная доля серых лесных почв (светло-серых, серых и темно-серых лесных более 8% – среднего показателя по Удмуртии [20]) из ландшафтов с залесенностью менее 35% характерна для ландшафтов: Оскинского (56,7%), Алнашского (43,4%), Адамского (39,5%), Кельвайского (23,9%), Сарапульского (15,8%), Медлинского (14,6%), Причепецкого (14,6%), Ягвайского (9,9%), Киясовского (8,4%). Повышенная доля дерново-карбонатных и дерново-карбонатных выщелоченных и оподзоленных более 2,7% (средний показатель по Удмуртии [20]) – для ландшафтов: Адамского (24,1%), Медлинского (15,7%), Ягвайского (14,1%), Оскинского (8,9%), Сарапульского (8,5%), Алнашского (7,1%), Киясовского (2,8%). Данные типы почв – наиболее плодородные на территории Удмуртии, отличаются низкой кислотностью и высоким содержанием гумуса. Дерново-карбонатные почвы обладают уникальным качеством: на них независимо от состава растительности идет дерновый процесс, так как карбонаты нейтрализуют фульвокислоты, вызывающие протекание подзолистого процесса.

Ряд ландшафтов с низкой залесенностью обладает повышенной долей и серых лесных, и дерново-карбонатных почв. Это Оскинский, Адамский, Сарапульский, Киясовский, Алнашский, Медлинский и Ягвайский. Для Причепецкого и Кельвайского ландшафтов характерна повышенная доля только серых лесных почв. В остальных ландшафтах низкая залесенность объясняется другими причинами.

Так, в Ишекском ландшафте, находящемся на крайнем юге Удмуртии, помимо относительно благоприятных климатических условий, наиболее распространены дерново-слабо и среднеподзолистые почвы (68,5% вместе), и в то же время очень мало дерново-сильноподзолистых (4,1%) и отсутствуют сильноподзолистые почвы. При этом с юга, запада и севера он окружен ландшафтами с высокой залесенностью и высокой долей дерново-сильноподзолистых и сильноподзолистых почв (Умякским, Люгинским и Сюгинским) на эоловых песках, что делает его относительно более благоприятным для развития сельского хозяйства. Еще одна возможная причина – сведение лесов в XVIII-XIX вв. во время функционирования Бемыжского медеплавильного завода.

Июльский ландшафт включает в себя частично территории Ижевска и Воткинска в югозападной и северо-восточной частях соответственно, а сама территория ландшафта, несмотря на неплодородные почвы, – район развитого пригородного сельского хозяйства. Здесь главный фактор – близость ёмких рынков сбыта сельхозпродукции.

Арлетский ландшафт, так же как и Ишекский, располагается между сильно залесенными Лумпунско-Пестерьским, Лозинским, Уйвайским, Селычкинским и Увинским, что с 41,8% дерново-слабо и дерново-среднеподзолистых почв и суглинистыми грунтами делает его относительно благоприятным для сельского хозяйства. В его пределах располагаются райцентры – Сюмси и Селты. Возглавляемые ими районы четко разделяются каждый на две части: правобережье р. Кильмези, где неплодородные песчаные почвы, высокая залесенность и низкая плотность населения, и левобережье с относительно более плодородными почвами, вследствие чего население и хозяйство этих районов сосредоточены в основном здесь. Таким образом, к повышенной освоенности данной территории привели не относительно благоприятные условия, а гораздо менее благоприятные условия окружения данного ландшафта. В то же время окружающие леса играли роль ресурсной базы для лесозаготовок, охотничьего промысла, сбора грибов и ягод.

Сивинский ландшафт занимает междуречье Сивы и Камы, что при недостаточно плодородных почвах (наиболее высока доля дерново-сильноподзолистых почв – 34,7%) тем не менее делало его привлекательным для заселения. Кроме того, высокая освоенность данного ландшафта объясняется длительным периодом нахождения территории в сфере влияния Воткинского (Камско-Воткинского казенного) завода: здесь располагались крупные деревни, приписанные к заводу, а также заводские пристани Галево и Усть-Речкинская.

Лекминский ландшафт располагается на северо-западе Удмуртии и  является староосвоенным в сельскохозяйственном отношении. Заселение территории шло по р. Чепце и ее левым притокам (выполнявшим до начала строительства железных дорог в том числе и транспортные функции). Здесь располагаются райцентры Красногорское, Юкаменское и Яр. Таким образом, Лекминский ландшафт можно охарактеризовать как не покрытый песчаными покровами, с благоприятным для освоения рельефом (ландшафт находится в пределах Красногорской возвышенности, что препятствует заболачиванию, тогда как южнее, в пределах Кильмезской низменности, это явление проявляется).

Таким образом, почвенный покров и географическое положение относительно транспортных путей (с учетом их эволюции) и центров тяготения  являются важнейшими факторами, определяющими залесенность ландшафтов. Учитывая, что территория Удмуртии находится в таежной и подтаежной зонах, а, следовательно, залесенность до начала освоения приближалась к 100%, можно сделать вывод, что современное распространение лесных массивов – результат хозяйственного освоения территории, шедшего закономерно.

Удельная протяженность лесных опушек, измеряемая в км/кв. км, отражает степень внутреннего разнообразия ландшафтов. Низкие значения этого показателя свойственны ландшафтам как сильно, так и слабо залесенным и при этом сравнительно однородным. Максимальные значения данного впервые примененного показателя закономерно свойственны ландшафтам с мозаичным распределением залесенных и незалесенных урочищ. Такие ландшафты должны обладать наибольшим разнообразием, максимальным применением известного в экологии «опушечного эффекта» и, как следствие, наибольшим разнообразием и устойчивостью экосистем.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1.  Природа Удмуртии / науч. ред. А.И. Соловьева. Ижевск: Удмуртия, 1972. 399 с.

2.  Геоэкологические проблемы Удмуртии / под ред. В.И. Стурмана. Ижевск: Изд-во Удм. ун-та, 1998. 158 с.

3.  Урал и Предуралье / отв. ред. И.В. Комар, А.Г. Чикишев. М.: Наука, 1968. 461 с.

4.  Физико-географическое районирование Среднего Поволжья / под ред. А.В. Ступишина. Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1964. 197 с.

5.  Тупотилова А.Н. Физико-географическая характеристика Удмуртской АССР: автореф. дис. … канд. геогр. наук. Л., 1965. 17 с.

6.  Литвинов В.Н. О физико-географическом районировании Удмуртии // Учен. зап. Перм. пед. ин-та. 1967.

Вып. 41. С. 225-258.

7.  Рысин И.И. Физико-географическое (ландшафтное) районирование Удмуртии // Вестн. Удм. ун-та. 1996.

№3. С. 131-150.

8.  География Удмуртии: природные условия и ресурсы: учеб. пособие. / под ред. И.И. Рысина. Ижевск: Изд.

дом «Удмуртский университет», 2009. Ч. 1. 256 с.

9.  Баранова О.Г., Егоров И.Е., Стурман В.И. К вопросу о положении южной границы таежной зоны на территории Западного Предуралья // Вестн. Удм. ун-та. Сер. Биология. Науки о Земле. 2010. Вып. 1. С. 58-69.

10. Добрынин Б.Ф. Физическая география Западной Европы. М. Учпедгиз, 1948. 416 с.

11. Карта растительности Европейской части СССР. Масштаб 1:1000000. Лист О-39 / под ред А.С. Карпенко, Е.М. Лавренко. М.: ГУГК, 1975.

12. Карпенко А.С. Геоботаническая карта Удмуртской АССР. Методы составления // Геоботаническое картографирование. Л.: Наука, 1971. С.19-30.

13. Растительность Европейской части СССР / под ред. С.А. Грибовой, Т.И. Исаченко, Е.М. Лавренко. Л.: Наука, 1980. 429 с.

14. Ландшафтная карта СССР: Масштаб 1:4000000 / под ред. А.Г. Исаченко. М.: ГУГК, 1988.

15. Исаченко А.Г., Шляпников А.А. Природа мира: Ландшафты. М.: Мысль, 1989. 504 с.

16. Определитель растений Кировской области. Киров, 1975. Ч. 1. 256 с.

17. Сосудистые растения Татарстана / Бакин О.В., Рогова Т.В., Ситников А.П. Казань: Изд-во Казан. ун-та,

2000. 496 с.

18. Овеснов С.А. Ботанико-географическое районирование Пермской области // Вестн. Перм. ун-та. Сер. Биология. Вып. 2. 2000. С. 13-21.

19. Геологическая карта Центральных районов Европейской части РСФСР. М.: ГУГК, 1980.

20. Почвенная карта Удмуртской АССР. Масштаб 1: 200000. М.: ГУГК, 1990.

Поступила в редакцию 10.09.12

A.A. Kashin, V.I. Sturman

Refined scheme of physical-geographical division into districts and quantitaitive characteristics of landscapes of

Udmurtia

The purpose of the present paper is to shortly describe the previous investigations on the physical-geographical division into districts in Udmurtia, and to present a new refined scheme of the division into districts and quantitative characteristics of landscapes. In addition, the paper covers the factors influencing the spatial distribution of the landscapes’ characteristics.

Keywords: Udmurtia, physical-geographical division into districts, landscapes.

Кашин Алексей Александрович, ассистент

Стурман Владимир Ицхакович,

доктор географических наук, профессор

УДК 551.581

А.А. Николаев

 Материал взят из Вестник Удмуртского университета (Серия 6 Биология. Науки о Земле. Выпуск 4, 2012)