Ушастая сова asio otus (linnaeus, 1758) в волжско-камском крае

Представлены результаты анализа литературных сведений и собственных материалов по численности, распространению, биотопической приуроченности, характеру пребывания, особенностям гнездования, размножению, питанию, лимитирующим факторам и охране одной из самых обычных видов сов региона.

Ключевые слова: ушастая сова, распространение, численность, размножение, питание, Волжско-Камский край.

Целью работы является попытка обобщения всей доступной информации по биологии и экологии одной из самых обычных сов Волжско-Камского края.

Статус. Обычный, гнездящийся, перелетный широко распространенный, зимующий в отдельных районах вид.

Распространение и численность. В Вятской губернии в XIX в. ушастая сова была обычным видом [1], но в первой половине ХХ в. не наблюдалась в северо-восточной, таёжной части Вятского края в Кайском районе [2; 3]. В то же время, согласно исследованиям П.В. Плесского, в середине прошлого века была обычной птицей Кировской области [4; 5]. В настоящее время вся территория региона входит в гнездовой ареал, и сова является многочисленной [6].

В Удмуртии Г.П. Приезжев считал её обычным видом. В настоящее время она является самой обычной из сов республики и встречается повсеместно [7-9].

В Пермской губернии Л.П. Сабанеев считал ушастую сову «самой обычной» в южных районах, распространенной на север до 59° с. ш. (южная часть Пермского края) [10]. Спустя 25 лет С.Л. Резцов наблюдал ее на гнездовании севернее 60° с. ш., однако С.А. Теплоухов, А.И. Душин и П.Г. Ефремов не встречали её в северных районах региона [2; 3; 11; 12]. С.Л. Ушков и Е.М. Воронцов нашли сову гнездящейся в Пермской области, но, судя по приведенным ими встречам, обычной в то время она не являлась и, скорее всего, наблюдалась реже болотной [13; 14]. И наконец, Г.П. Дементьев, а вслед за ним С.Г. Приклонский и В.П. Иванчев [15; 16] считали северной границей распространения ушастой совы на Урале 60-ю параллель (широта г. Соликамска). В настоящее время сова встречается практически по всей территории края, за исключением некоторых отдельных северных участков, и является самой обычной из сов [17]. Распространение её неравномерно по причине тяготения к сельхозугодьям. Максимальная плотность характерна для районов средней и южной части региона с наиболее развитым сельским хозяйством. Наблюдается некоторое перераспределение её в пределах горнотаёжных и среднетаёжных лесов, вероятно, связанное со снижением активности лесопромышленного комплекса и сокращением площади открытых пространств. Численность совы колеблется, и не всегда синхронно, с таковой обыкновенной полевки и всех грызунов в целом. В общей сложности гнездится около 2 000 пар [18].

В Нижегородской губернии была обычна, встречалась повсюду, где были открытые пространства [19], в последующее время остаётся обычным, широко распространённым видом [20; 21]. Е.М. Воронцов отмечал, что сова обычна в области, но гнездится преимущественно в южных районах [22]. В ХХ в. численность и распространение птицы мало изменились, она является самой многочисленной из сов. В области по оценкам разных лет обитает от 3 200-4 400 до 5 000-10 000 пар [23; 24].

В Марий Эл была обычной гнездящейся, перелетной птицей [25], в настоящее время является редкой [26].

В Чувашии наиболее массовый гнездящийся вид сов. Тяготеет к сельскохозяйственному ландшафту, численность растет и составляет 1 500-3 500 пар [27].

В Казанской губернии в XIX в. была широко распространена и обычна [28], в 1930-е гг. встречалась реже болотной [29], в последующее время численность увеличилась, и она стала наиболее многочисленной из сов в Татарстане [30-32]. В конце ХХ в. была самой обычной птицей с относительно стабильной численностью, но с тенденцией к её снижению [33]. В последующее время становится повсеместно малочисленной, нуждающейся в охране. Чаще всего исследователи её отмечают в северной части республики [34; 35].

В Уфимской губернии П.П. Сушкин встречал сову только в Уфимском и Бирском уездах [36], А.Н. Карамзин нашел её самой обычной из сов [37]. В 1950-е гг. в Башкирии наблюдалась «довольно редко» [38], в последующее время встречалась практически на всей территории республики, местами являлась одной из самых обычных птиц [39].

В Мордовии в начале ХХ в. была одной из самых обычных сов, по численности уступала только болотной. В настоящее время самый обычный вид республики, равномерно распределенный по территории. Численность составляет 7 000-20 000 пар [40-42].

В Пензенской области на протяжении всего прошлого столетия была стабильно гнездящейся птицей с высокой численностью. В настоящее время самая многочисленная из сов, в пределах региона обитает 500-1 000 пар [43; 44].

В Симбирской губернии была обычна в обширных высокоствольных лесах и островных степной зоны [45]. Через 100 лет является самым многочисленным видом из сов [46].

В Самарской губернии была обычной [37], в настоящее встречается практически повсеместно и нигде не представляет редкости [47].

В Саратовской области обычный вид, встречается повсеместно, численность составляет

4 000-11 500 пар [48].

Э.А. Эверсманн отмечал, что ушастая сова живет в крупных лесах, особенно обыкновенна в северной части Оренбургской губернии [1], причем избегает близости деревень. По прошествии почти двух десятилетий она была «очень обыкновенная птица» [49]. В конце ХХ в. является обычной гнездящейся, спорадически зимующей совой [50].

Таблица 1

Численность ушастой совы в Волжско-Камском крае

Субъект Российской Федерации

Конец XIX начало ХХ в.

Первая половина

ХХ в.

Вторая половина

ХХ в.

Конец ХХ — начало ХХІ в.

Численность (пары)

Источник

Кировская обл.

Обычный вид

Многочисленный вид

[1; 4-6]

Удмуртия

Обычный вид

Самый обычный вид

[7-9]

Пермский край

Обычный вид

Немногочисленный вид

Обычный вид

Самый обычный вид

2 000

[10; 13; 14; 17; 18]

Нижегородская обл.

Обычный вид

Многочисленный вид

[19-22]

3 200-4 400

[23]

5 000-10 000

[24]

Марий Эл

Обычный вид

Редкий вид

[25; 26]

Чувашия

Обычный вид

Увеличение численности

1 500-3 500

[27]

Татарстан

Обычный вид

Обычный вид, рост численности

Обычный вид, снижение численности

Малочисленный вид

[28; 29; 33-35]

Башкортостан

Малочисленный вид

Обычный вид

[36; 37; 39]

Мордовия

Обычный вид

7 000-20 000

[42]

Пензенская обл.

Обычный вид

Многочисленный вид

500-1 000

[44]

Ульяновская обл.

Обычный вид

Многочисленный вид

[45; 46]

Самарская обл.

Обычный вид

Обычный вид

[37; 47]

Саратовская обл.

Обычный вид

4 000-11 500

[48]

Оренбургская обл.

Обычный вид

Обычный вид

[1; 49; 50]

Таким образом, ушастая сова в Волжско-Камском крае всегда была и остается повсеместно обычной птицей, местами многочисленной, исключение составляют Татарстан и Республика Марий Эл, где в настоящее время она становится повсеместно малочисленной и нуждается в охране (табл. 1). В Предуралье, начиная с 1950-х гг., наблюдался повсеместный рост численности совы и продвижение ее на север, но не сплошным фронтом, а вклиниванием на сельскохозяйственные угодья, появляющиеся среди сплошных лесных массивов. Кроме того, на наш взгляд, в регионе происходит замещение когда-то широко распространенной болотной совы ушастой потому что при тяготении обеих к агроценозам, последняя оказалась более устойчивой к отрицательному проявлению антропогенных факторов.

Характер пребывания. В Кировской области зимует редко, отдельные особи встречаются в декабре и январе [5; 6]. Т.М. Кулаева приводит случай залета совы 15 ноября 1950 г. в сени дома в г. Кирове [31].

В Удмуртии достоверных случаев зимовок нет, хотя в теплые зимы они вполне возможны [9].

В Пермском крае в зимний период отмечаются единичные встречи. С.Л. Ушков в г. Перми встретил сову 26 ноября 1923 г. [13]. В начале февраля 1995 г. птицу добыли у с. Козьмодемьянск Карагайского района. Е.М. Воронцов предполагал, что она может быть оседла для южных районов региона [14].

В Нижегородской области оседла, на зимовках наблюдались группы до 30 особей, но часть птиц откочевывает к югу [20].

В Чувашии Г.Н. Исаков и А.А. Ластухин считают сову оседлым видом [51; 52], в то же время

A. А. Яковлев наблюдал в зимний период лишь единичных особей в отдельных районах республики [53].

В Казанской губернии в XIX в. ежегодно встречалась зимой, но большая часть птиц откочевывала к югу [28]. А.А. Першаков зимой птиц не встречал [54]. В.А. Попов и А.В. Лукин считали, что ушастая сова оседла в Татарии только в годы, богатые грызунами [30]. Этого мнения придерживаются И. Аськеев и О. Аськеев [33]. В г. Казани ушастая сова постоянно встречалась зимой на Арском кладбище, где придерживалась глухих оврагов [31].

В Уфимской губернии часть птиц зимовала в благоприятные для них годы [37]. В.Д. Ильичев и

B. Е. Фомин в конце 1980-х гг. считали сову частично оседлой [39].

В Мордовии была частично оседлой [40], в настоящее время малочисленный зимующий вид [42].

В Симбирской губернии в начале прошлого века зимой сову не наблюдали [45]. В настоящее время она является обычной зимующей птицей, только в г. Ульяновске ежегодно наблюдают 10-20 особей [46].

В Самарской области часть птиц зимует в благоприятные для них годы, в том числе и в областном центре [37; 47].

В Саратовской области оседлый вид [48].

В Оренбургской спорадически зимующий как в прошлом, так и в настоящее время [49; 50].

Сроки миграций. В Кировской области П.В. Плесский отмечал первых сов в первой декаде марта, последних в октябре, отдельных особей в ноябре-декабре [5]. В.Н. Сотников в третьей декаде марта-первой апреля [6].

В Удмуртии прилет бывает в марте-апреле, отлет растянут до декабря [9].

В Пермском крае отдельные особи появляются в марте, основная масса прилетает во второй половине апреля, улетает в конце сентября—начале октября [17]. Самая ранняя встреча группы из четырех птиц зарегистрирована в Пермском городском парке 8 марта 1983 г. (В.П. Казаков, устн. сообщ.)

В Чувашии весенняя миграция начинается в феврале (17.02.1998) марте (23.03.2007) и продолжается до середины апреля [55].

В Казанской губернии М.Д. Рузский наблюдал осенний пролет в октябре [28].

В Самарской и Уфимской губерниях стаи до 30 особей отмечали в первой половине апреля, отлет был в конце ноября-начале декабря [37].

Под Оренбургом совы появлялись в первой декаде марта, валовый пролет был в марте-апреле. В это время регистрировали стаи до 30 птиц. Отлет с конца октября, в ноябре и продолжался до декабря [49; 56]. Мы наблюдали птиц 23-24.03.2007 в п. Светлый Орского района.

Таким образом, ушастая сова на территориях, где она является перелетной, появляется с начала марта до середины апреля. Отлет растянут с октября до начала декабря (табл. 2).

Таблица 2

Сроки миграций ушастой совы в Волжско-Камском крае

Субъект Российской Федерации

Прилет

Отлет

Источник

Кировская обл.

Первая декада марта

Октябрь

[4]

Конец марта, начало апреля

[6]

Удмуртия

Март-апрель

Растянут до декабря

[9]

Пермский край

Вторая половина апреля

Конец сентября, начало октября

[17]

Чувашия

Середина февраля, середина апреля

[55]

Татарстан

Октябрь

[28]

Башкортостан

Первая половина апреля

Конец ноября — начало декабря

[37]

Оренбургская обл.

Первая декада марта — апрель

Первая половина октября — начало декабря

[49; 56]

Местообитание. В Кировской области гнездится в самых разнообразных типах леса, разной высоты и возраста, а также на одиночных деревьях, в садах, на кладбищах, в парках и городах. Предпочитает мозаичный ландшафт, сплошных лесных массивов избегает [5; 6].

В Удмуртии наибольшая плотность гнездования в островных лесах, залесенных логах среди сельхозугодий, в речных долинах [8; 9].

В Пермской губернии Л.П. Сабанеев (1874) отмечал, что сова избегает обширных хвойных массивов [10]. В настоящее время гнездится в разреженных хвойных и смешанных лесах, расположенных в большинстве случаев в пределах логов, чаще в верховьях и в поймах небольших рек. Часть гнезд находилась на опушках сплошных лентовидных лесных массивов, группах и на отдельно стоящих деревьях, основная же масса располагалась в островных участках леса, окруженных сельхозугодьями. В северных районах таёжной зоны на окраинах средневозрастных сосняков, граничащих с верховыми болотами [17].

В Нижегородской области хищник гнездится преимущественно в южных районах, нередко в небольших рощах, овражных лесах, садах и старых парках, избегает сплошных лесных массивов [20-23].

В Чувашии чаще встречается в антропогенном ландшафте, предпочитает лесополосы, островные леса, окраины населенных пунктов, опушки леса, пойменные заросли, дубравы [27; 51; 57].

В Казанской губернии в конце XIX в. ушастая сова наблюдалась во всех лесах, особенно в хвойных, и считалась «чисто лесной формой» Средней Волги [28; 58]. В первой половине прошлого века была тесно связана с лесом, встречалась в самых разнообразных его типах, предпочитая хвойный, охотно гнездилась и в поймах крупных рек, придерживаясь лесных грив [31]. А.А. Першаков для этого периода отмечал, что встречается сова в перелесках и по опушкам, однако численность её здесь невелика [54]. В настоящее время кроме лесов заселяет полезащитные полосы, придорожные лесные насаждения, не избегает населенных пунктов, где гнездится на кладбищах, в парках и городских садах [59].

В Уфимской и Самарской губерниях гнездилась во всех типах леса и в садах [37].

В Мордовии предпочитает опушки лесов, поймы рек, лесополосы, сады, кладбища, населенные пункты [42].

В Пензенской области избегает крупных лесных массивов, придерживаясь их краевой части, отдаёт предпочтение поймам рек, лесополосам, отдельным колкам, отдельно стоящим деревьям [44].

В Симбирской губернии в начале прошлого века была обычна в обширных высокоствольных лесах и островных в степной зоне. Охотно держалась вблизи жилья человека [45]. В настоящее время предпочитает опушки смешанных и лиственных лесов, различные лесополосы, перелески и лесопосадки, заброшенные сады и парки населенных пунктов, прибрежные заросли ивняка и других кустарников, избегает сплошных лесных массивов [46].

В Саратовской области населяет самые разнообразные ландшафты, где существует древесная растительность [48].

На рубеже XIX-ХХ вв. ушастая сова гнездилась на окраинах многих населенных пунктов Волжско-Камского края [28; 37; 45]. В последующее время, в течение всего двадцатого столетия, наблюдается активный процесс освоения птицами городов и поселков региона, где они успешно используют парки, скверы и старые кладбища [20; 21; 23; 31; 46; 47; 51; 60-62]. В Удмуртии случаев появления совы в городах не отмечено [9].

Размножение. В Кировской области птицы используют старые гнезда вороны (Corvus cornix) (10) и сороки (Pica pica) (10), располагающиеся на соснах (6), елях (7), ивах (6) и черемухе (1), на высоте 2-4 м [6]. П.В. Плесский находил их на дубах [5]. Кладка обычно бывает во второй половине апреля-первой декада мая, самая поздняя 29 мая, самая ранняя в конце марта. В большинстве случаев она состоит из 6 яиц. Размеры: (n=29) 39,0-44,2 х 32,3-34,2 мм, в среднем 41,3 х 33,4 мм. Насиживание продолжается 25-28, иногда 30 суток. Вылупление с третьей декады апреля, но в большинстве гнезд во второй и третьей декадах мая. В поздних кладках во второй декаде июня. Вылет с конца мая до середины июня [5; 6].

В Удмуртии два десятка гнезд располагалось в старых постройках серой вороны, преимущественно на елях, одно было сорочиное на иве, некоторые из них использовались повторно [9].

В Пермском крае [17] из 158 найденных гнезд 113 располагались на елях, 30 соснах, 7 березах, 5 ивах, 2 пихтах, 1на вербе. Использовались совой чаще всего старые постройки вороны (139 случаев), реже сороки (15 случаев). Отмечено гнездование по одному разу в гнездах перепелятника (Accipiter nisus), горлицы (Streptopelia turtur) и даже дрозда-рябинника (Turdus pilaris), в одном случае использовалась «ведьмина метла». Так же, как и пустельга, ушастая сова часто использует очень старые постройки, которые сильно разрушаются в течение гнездового периода, в результате чего у нее наибольшее среди пернатых хищников количество выпавших яиц и птенцов. Все известные нам гнезда располагались вблизи открытых пространств и дорог. Особое тяготение отмечено к лугам, полянам, посевам многолетних трав, а также озимых и яровых культур. Кладка бывает с 19 апреля до 18 июня, чаще в первой декаде мая, и состоит из 2-7, чаще 5-6 яиц, в среднем 5,0. Размеры 99 яиц составили 38,146,5 х 30,6-42,1 мм, в среднем 41,2 x 33,3 мм. Вылупление наблюдается с 17 мая по 14 июля, птенцов в гнезде бывает 2-7, чаще 3-6, в среднем 3,9. Вылетают они в период с 29 мая по 8 августа. В 1977 г. найдено гнездо с необычно поздним птенцом, который оставил его 3 сентября. Покидают гнезда чаще всего 2-4 птенца, в среднем 2,8. Успех размножения составляет 56%.

Интересно гнездование совы в городском парке г. Перми и на территории нефтеперерабатывающего завода. Так, по наблюдениям В.П. Казакова, из 21 найденного гнезда, на соснах находилось 9, на елях 6, остальные на вербе, иве и пихте. В 11 случаях использовались постройки вороны, 9 сороки, одном тетеревятника (Accipiter gentilis). В районе завода гнезда находились на высоте 2-10 м, в парке 10-20 м. Объясняется это тем, что в парке совой используются только вороньи гнезда, которые ниже 10 м не встречаются. В данном случае немаловажную роль играет и фактор беспокойства. Кладки отмечены намного раньше, чем за пределами города 9-14 апреля. Количество яиц от 5 до 7, в среднем 5,0. Размеры 12 яиц составили: 40,7-44,1 x 32,4-35,0 мм. В среднем на одно гнездо вылетело 3,3 птенца, успех размножения составил 66 %, что несколько выше, чем в крае в целом.

В Нижегородской области гнезда сов чаще всего встречаются в постройках грача (Corvus frugilegus) и серой вороны, а также в беличьих строениях и в дуплах, начало кладки наблюдается в середине апреля [20; 21].

В Чувашии сова использует старые гнезда сороки и вороны. В 26 гнездах было 132 яйца, вылупилось 94 птенца, вылетели 68, в среднем 2,6 слетка на гнездо. Успех размножения составил 51,5 % [51; 27].

В Татарстане гнездится в дуплах, старых гнездах серых ворон, сорок, канюков (Buteo buteo), белок (Sciurus vulgaris) и даже на земле. Кладка из 6-10 яиц бывает в конце марта-апреле. Их размеры (n=14) 38,0-42,5 х 30,0-33,2 мм и (n=6) 38,8-40,2 х 31,7-32,8 мм. Вылет в конце июня-начале июля, самый поздний наблюдали 19 июля и этот выводок держался до 24 октября [28; 29; 34]. Кроме Татарии известен еще один уникальный случай гнездования ушастой совы на земле в Казахстане [63]. А кладку из 10 яиц не наблюдал никто.

В Уфимском уезде гнездо совы было найдено в старом вороньем на ольхе в пойме, 7 июня в нем находилось 6 птенцов слетков [64]. В г. Уфе птица гнездилась в парке площадью около 1 га в центре города в старом вороньем гнезде, расположенном на ели, на высоте 18 м, 29.05.2008 в нем было 4 птенца в пуху [62].

В Мордовии два яйца (42,0 х 33; 41,0 х 33 мм) были найдены 12.04.1970 в старой постройке серой вороны, на высоте 6 м. В гнезде, обнаруженном 16.05.1965, находилось 5 разновозрастных птенцов, старшему из которых было около недели. В другом 16.05.1965 г. было два птенца и три яйца, 23.05 5 птенцов [40].

В Пензенской области сова использует гнезда сороки (11 случаев), серой вороны (9), грача и серой цапли (Ardea cinerea) (по одному). Два из них располагались в не совсем обычных местах: на отдельно стоящем дереве в воде и на заломе тростника в колонии цапель, оба были удалены от берега на 250-300 м. Интересно гнездо в колонии грачей, постройки которых находились выше и ниже совиного. В черте г. Пензы птицы использовали старые гнезда сорок [65; 44]. В заповеднике «Приволжская лесостепь» совы гнездились в постройках сорок или хищных птиц, в выводках было по 3 птенца [66].

В Ульяновской чаще всего гнездится в постройках сороки, там где их нет вороны (Corvus corax), серой вороны и грача. Самая ранняя кладка отмечена 17.03.2002, первые выводки появляются в первой половине мая, обычно в июне-начале июля, состоят они из 2-6 птенцов [46].

В Самарской и Уфимской губерниях гнезда находили в дуплах, вороньих и сорочьих постройках. Кладка из 4-5 яиц была во второй половине апреля, летные птенцы появлялись во второй половине июня [37].

В Самарской области в выводках регистрировали от 2 до 4 птенцов [47].

В Саратовской области полные кладки из 4-7 яиц появляются в конце марта, известна одна, найденная П.Н. Козловским, состоящая из 9 яиц. Вылупление наблюдается в первой декаде мая, вылет птенцов в конце мая-начале июня [48].

Э.А. Эверсманн в Оренбургском крае находил гнезда сов с кладкой из 3-5 яиц в гнездах белок, в трещинах скал, в строениях ворон, галок (Corvus monedula) и различных хищных птиц [1]. Н.А. За-рудный кладки из 3-8 яиц наблюдал с 22 апреля в гнездах, расположенных в дуплах, на выгнивших пнях, в старых постройках грачей, ворон, галок и сорок [49]. Вылет птенцов в середине июня, выводки разбиваются в середине июля.

Обращает на себя внимание использование ушастыми совами гнездовых построек галок, что до сих пор является единственными известными случаями для края.

Питание. В Кировской области основу питания во все сезоны года составляют полевки (Micro-tus sp.), мыши (Apodemus sp.) и бурозубки (Sorex sp.) [5; 6].

В Пермском крае [17] основной пищей сове в гнездовой период служат различные грызуны, в основном, обыкновенные полевки (Microtus arvalis), доля которых в спектре питания составляет 7080%. В исключительных случаях она снижалась до 37%, в этот период сова больше добывала мышей, содержание которых в спектре питания возрастало до 38% и птиц. Насекомые являются, вероятно, случайной добычей, так как особой роли в питании не играют.

В разных геоботанических районах спектр питания ушастой совы мало чем отличается, за исключением горно-таежных лесов, где наряду с обыкновенной полевкой сова успешно добывает экономку (Microtus oeconomus), пашенную (Microtus agrestis) и мышь-малютку (Micromys minutus), в совокупности составляющих основу добычи. В Кунгурской лесостепи больше всего хищником добывается обыкновенная полевка, что объясняется наличием обширных сельскохозяйственных угодий.

В питании городских сов преобладают обыкновенные полевки (до 70%), реже встречаются экономки, полевые (Apodemus agrarius), лесные (Apodemus uralensis) и домовые (Mus musculus) мыши, мышь-малютка, водяная полевка (Arvicola terrestris), хомяк (Cricetus cricetus), крот (Talpa eu-ropaea), обыкновенная бурозубка (Sorex araneus). Среди птиц чаще добывают воробьев (Passer sp.), синиц (Parus sp.), снегирей (Pyrrhulapyrrhula) и дроздов (Turdus sp.).

В Татарии предпочитает добывать обыкновенную полевку [29].

В Чувашии основной пищей является обыкновенная полевка (90-98 %), наряду с которой добываются домовые, лесные и полевые мыши (1-3 %), серые крысы (Rattus norvegicus) (0,6 %) и насекомоядные. Кроме того, в спектре питания присутствуют воробьи, вьюрковые, пеночки, дрозды, майские жуки и навозники [27; 51; 53].

В Ульяновской области в зимний период среди добычи найдены обыкновенная полевка, лесная мышь, снегирь, домовый воробей (Passer domesticus) [46].

В Саратовской области, по сведениям Е.В. Завьялова с соавторами, в гнездовой период доминировали обыкновенная, восточноевропейская (Microtus subarvalis) и рыжая (Clethrionomys glareolus) полевки, а также экономка (62-93 %) [48]. Реже встречались лесная и домовая мыши, степная пеструшка (Lagurus lagurus), обыкновенная бурозубка, белогрудый ёж (Erinaceus concolor). Доля птиц составила 8-22 % (большая синица, буроголовая гаичка (Parus montanus), снегирь и др.). Зимой доминировали обыкновенная полевка, полевая мышь, степная пеструшка и птицы. В питании сов, зимующих в г. Саратове, чаще всего встречались обыкновенная полевка (64 %), домовая мышь (15 %), серая крыса (15 %), домовый и полевой (Passer montanus) воробьи, черноголовые щеглы (Carduelis carduelis), синицы.

В Оренбургском крае среди добычи отмечали грызунов (мыши и пеструшки), уток, грачей, ворон и галок [49].

Лимитирующие факторы. В Кировской области ушастые совы часто попадают под выстрелы охотников, особенно на вальдшнепиной тяге, иногда их сбивают автомобили [6].

В Пермском крае из 158 гнезд совы в 81 отмечена гибель, в том числе в 20 полная, кладок и птенцов. Гнезда с кладками и птенцами разоряют серые вороны, куница, человек, насиживающих самок добывает тетеревятник, часть яиц и птенцов выпадает из гнезд. Частичная гибель также существенна: 26 яиц оказались «болтунами», одно было раздавлено самкой при насиживании. Три птенца погибли в результате болезни, 16 выпали из гнезд и разбились, причиной гибели 7 оказался каннибализм, 24 нашли затоптанными в гнездах. Среди перечисленных причин в 23%случаев гибель была связана с прямой или опосредованной деятельностью человека. Ощутима отрицательная деятельность серой вороны и пернатых хищников, так среди добычи филина найдено 8 сов [17].

В Чувашии из 132 яиц 7 оказались неоплодотворенными, 22 погибли по вине человека или животных [27].

В Южно-Уральском заповеднике в 2003-2006 гг. у гнезд сапсанов найдены останки 9 сов [67].

В Ульяновской области совы отмечены в добыче тетеревятника и филина, часто кладки разоряют врановые, имеет место отстрел, изъятие птенцов из гнёзд и гибель на ЛЭП [46].

В Самарской области птицы гибнут на ЛЭП, одна сова найдена в добыче длиннохвостой неясыти [47].

Охрана. Ушастая сова занесена в Красные книги Татарстана (3 категория редкости) [35], Марий Эл (3) [68] и Приложение к Красной книге Саратовской области [69].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Эверсманн Э.А. Естественная история Оренбургского края. Птицы. Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1866. Ч. 3. 621 с.

2. Душин А.И. Птицы и промысловые млекопитающие Кайского района Кировского края // Учен. зап. Горьк. ун-та. 1935. Вып. 4. С. 19-58.

3. Ефремов П.Г. Некоторые данные по орнитофауне Кайского района // Учен. зап. Горьк. ун-та. 1935. Вып. 4.

С. 59-65.

4. Плесский П.В. Материалы для орнитофауны Кировской области // Учен. зап. Киров. пед. ин-та. 1955. Вып. 9. С. 67-97.

5. Плесский П.В. Класс Птицы // Животный мир Кировской области. Киров, 1976. Вып. 3. С. 49-134.

6. Сотников В.Н. Птицы Кировской области и сопредельных территорий. Т. 1, ч. 2. Неворобьиные. Киров: Изд-во ООО «Триада-С», 2002. 528 с.

7. Приезжев Г.П. Птицы // Природа Удмуртии. Ижевск: Удмуртия, 1972. С. 223-229, 391-395.

8. Зубцовский Н.Е., Матанцев В.А., Меньшиков А.Г., Семячкин В.Б., Тюлькин Ю.А., Зыкин А.В., Суров Э.В., Ходырев В.А. Материалы по орнитофауне Удмуртской Республики // Вестн. Удм. ун-та. 1997. Вып. 2. С. 22-54.

9. Меньшиков А.Г. Совы Удмуртской Республики // Совы Северной Евразии. М., 2005. С. 210-213.

10. Сабанеев Л.П. Позвоночные Среднего Урала и их географическое распространение в Пермской и Оренбургской губерниях. М., 1874. 204 с.

11. Резцов С.А. Птицы Пермской губернии (Северный район: уезды Верхотурский и Чердынский) // Материалы к познанию фауны и флоры Российской империи. М., 1904. Вып. 4. С. 43-185.

12. Теплоухов С.А. Материалы по орнитофауне Пермской губернии (Северная часть Чердынского уезда: верховья р. Колвы и Печоры с Уньей) // Приложение к протоколам заседания о-ва естествознания при Казан. ун-те. № 266. Казань, 1911. С. 1-45.

13. Ушков С.Л. Список птиц Пермского округа Уральской области // Бюл. МОИП. М., 1927. Т. 37, вып. 1-2.

С. 68-107.

14. Воронцов Е.М. Птицы Камского Приуралья. Горький: Изд-во Горьк. ун-та, 1949. 113 с.

15. Дементьев Г.П., Гладков Н.А., Птушенко Е.С., Спангенберг Е.П., Судиловская А.М. Птицы Советского Союза. М.: Сов. наука, 1951. Т. 1. 652 с.

16. Приклонский С.Г., Иванчев В.П. Ушастая сова // Птицы России и сопредельных регионов: Рябкообразные, Голубеобразные, Кукушкообразные, Совообразные. М.: Наука, 1993. С. 302-312.

17. Шепель А.И. Хищные птицы и совы Пермского Прикамья. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1992. 296 с.

18. Шепель А.И., Казаков В.П., Лапушкин В.А., Мусихин А.Э. Численность и распространение сов на территории Пермской области в гнездовой период // Совы Северной Евразии. М., 2005. С. 297-302.

19. Серебровский П.В. Материалы к изучению орнитофауны Нижегородской губернии // К познанию фауны и флоры России. Отдел зоологический. М., 1918. Вып. 15. С. 22-93.

20. Пузанов И.И., Козлов В.И., Кипарисов Г.П. Животный мир Горьковской области (Позвоночные). Горький: Изд-во Горьк. ун-та, 1955. 587 с.

21. Пузанов И.И., Козлов В.И., Кипарисов Г.П. Позвоночные животные Нижегородской области. Нижний Новгород: Изд-во Нижегород. ун-та, 2005. 544 с.

22. Воронцов Е.М. Птицы Горьковской области. Горький: Волго-Вятское книжное изд-во, 1967. 166 с.

23. Бакка С.В., Киселёва Н.Ю. Численность и распространение сов в Нижегородской области // Совы Северной

Евразии. М., 2005. С. 214-221.

24. Бакка С.В., Киселёва Н.Ю. Орнитофауна Нижегородской области: динамика, антропогенная трансформация, пути сохранения. Нижний Новгород, 2007. 123 с.

25. Иванов Н.В. Позвоночные животные Марийской АССР // Очерки о животных Марийской АССР. ЙошкарОла: Мар. кн. изд-во, 1983. С. 62-91.

26. Копылов П.В., Балдаев Х.Ф., Мартыненко В.В. Аннотированный список птиц Республики Марий Эл // Орнитологический вестник Поволжья. Казань, 2003. Вып. 1. С. 3-10.

27. Исаков Г.Н., Яковлев А.А. Материалы к фауне совообразных Чувашской Республики // Совы Северной Евразии. М., 2005. С. 206-209.

28. Рузский М.Д. Материалы к изучению птиц Казанской губернии // Тр. об-ва естествоиспытателей при Казан.

ун-те. Казань, 1893. Т. 25, вып.6. 394 с.

29. Жарков И.В., Теплов В.П. Материалы по питанию разных птиц Татарской республики // Работы Волжско-Камской зональной охотничье-промысловой биологической станции. Казань, 1932. Кн. 7-8, вып. 2. С. 138-201.

30. Попов В.А., Лукин А.В. Животный мир Татарии (позвоночные). Казань: Тат. кн. изд-во, 1971. 262 с.

31. Кулаева Т.М. Совообразные Strigiformes // Птицы Волжско-Камского края. Неворобьиные. М.: Наука, 1977.

С. 239-257.

32. Кревер Т.Н., Кревер В.Г. Хищные птицы и совы Волжско-Камского заповедника // Хищные птицы и совы в заповедниках РСФСР. М., 1985. С. 63-69.

33. Аськеев И.В., Аськеев О.В. Орнитофауна Республики Татарстан (Конспект современного состояния). Казань, 1999. С. 1-124.

34. Рахимов И.И. Ушастая сова, болотная сова, мохноногий сыч, воробьиный сыч, серая неясыть, длиннохвостая неясыть, бородатая неясыть // Красная книга Республики Татарстан (животные, растения, грибы). Казань: Природа, 1995. С. 75-83.

35. Рахимов И.И. Совообразные // Красная книга Республики Татарстан (животные, растения, грибы). Казань:

Идеал-Пресс, 2006. С. 113-126.

36. Сушкин П.П. Птицы Уфимской губернии // Материалы к познанию фауны и флоры России. Отд. зоологии.

М., 1897. Вып. 4. 331с.

37. Карамзин А.Н. Птицы Бугуруслановского и сопредельных с ним частей Бугульминского, Бузулукского уездов Самарской губернии и Белебейского уезда Уфимской губернии // К познанию фауны и флоры Российской империи. Отдел зоологический. М., 1901. Вып. 5. С. 203-394.

38. Кириков С.В. Птицы и млекопитающие в условиях южной оконечности Урала. М.: Изд-во АН СССР, 1952. 412 с.

39. Ильичев В.Д., Фомин В.Е. Орнитофауна и изменение среды. М.: Наука, 1988. 248 с.

40. Луговой А.Е. Птицы Мордовии. Горький, 1975. 297 с.

41. Ледяйкина М.А. Фаунистический обзор хищных птиц и сов Мордовского заповедника // Хищные птицы и

совы в заповедниках РСФСР. М., 1985. С. 58-63.

42. Лапшин А.С., Лысенков Е.В., Спиридонов С.Н. Современное состояние численности и распространения сов в Мордовии // Совы Северной Евразии. М., 2005. С. 222-225.

43. Фролов В.В., Коркина С.А. Изменения в орнитофауне неворобьиных птиц Верхнего Присурья за последние сто лет // Науч. тр. гос. природного заповедника «Присурский». Чебоксары, 2001. Т. 4. С. 38-43.

44. Фролов В.В., Муравьев И.В., Коркина С.А. Современное размещение и численность совообразных Пензенской области // Совы Северной Евразии. М., 2005. С. 236-243.

45. Житков Б.М., Бутурлин С.А. Материалы для орнитофауны Симбирской губернии // Зап. Императ. Рус. географ. об-ва по общей географии. СПб., 1906. Т. 41, №2. 275 с.

46. Корепов М.В., Москвичёв А.Н., Корольков М.А. Материалы по некоторым видам сов Ульяновской области

// Совы Северной Евразии. М., 2005. С. 230-235.

47. Лебедева Г.П., Пантелеев И.В., Павлов С.И., Павлов И.С., Быков Е. Совы Самарской области и сопредельных территорий // Совы Северной Евразии: экология, пространственное и биотопическое распределение. М.,

2009. С. 296-299.

48. Завьялов Е.В., Шляхтин Г.В., Табачишин В.Г., Якушев Н.Н., Мосолова Е.Ю., Угольников К.В. Птицы севера Нижнего Поволжья. Состав орнитофауны. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2007. Кн. III. 328 с.

49. Зарудный Н.А. Орнитологическая фауна Оренбургского края // Зап. отд. Император. Акад. наук. СПб., 1888. Т. 57, прил. №1. 338 с.

50. Давыгора А.В. Орнитологическая фауна Оренбургской области. Периодизация и итоги исследований. Состав и особенности. Библиография. Оренбург: Изд-во ОГПУ, 2000.84 с.

51. Исаков Г.Н. К фауне совообразных Чувашии. III конф. по хищным птицам Восточной Европы и Северной

Азии. Ставрополь, 1999. Ч. 2. С. 67-70.

52. Ластухин А.А. Список неворобьиных птиц Чувашского Присурья, их современный статус и оценка численности // Науч. тр. гос. природного заповедника «Присурский». Чебоксары, 2001. Т. 4. С. 50-55.

53. Яковлев А.А. Питание ушастой совы в антропогенном ландшафте Чувашской республики // Актуальные проблемы изучения и охраны птиц Восточной Европы и Северной Азии: материалы Междунар. конф. (Х! Орнитологическая конф.). Казань, 2001. 664 с.

54. Першаков А.А. Новое в фауне птиц Казанского края к концу 20-х годов ХХ-го столетия // Изв. Казан. ин-та сельс. хоз. и лесоводства. Казань, 1929. Вып. 2. С. 91-126.

55. Яковлев А.А., Исаков Г.Н. Материалы по биологии ушастой совы на территории Чувашской Республики. Совы Северной Евразии: экология, пространственное и биотопическое распределение. М., 2009. С. 75-78.

56. Зарудный Н.А. Дополнения к «Орнитологической фауне Оренбургского края» // Материалы к познанию фауны и флоры Российской империи. Отд. Зоол. М., 1897. Вып. 3. С. 171-312.

57. Исаков Г.Н., Яковлев В.А., Яковлев А.А. Распределение хищных птиц по миграционным волнам (по материалам изучения весенней миграции на территории Чувашии) // Изучение и охрана хищных птиц Северной Евразии: материалы V Междунар. конф. по хищным птицам Северной Евразии. Иваново, 2008. С. 237-239.

58. Богданов М.П. Птицы Черноземной полосы Поволжья и долины Средней и Нижней Волги (биогеографические материалы) // Тр. о-ва естествоиспытателей при Императ. Казан. ун-те. Казань, 1871. Т. 1. 226 с.

59. Рахимов И.И., Павлов Ю.И. Хищные птицы и совы Татарстана. Казань: Татполиграф, 1999. 133 с.

60. Рахимов И.И. Орнитофауна г. Казани // Птицы городов Среднего Поволжья и Предуралья. Казань, 2001.

С. 175-191.

61. Ванюшкин А.В. Видовое разнообразие и экология хищных птиц и сов города Саранска // Изучение и охрана хищных птиц Северной Евразии: материалы V Междунар. конф. по хищным птицам Северной Евразии.

Иваново, 2008. С. 206.

62. Маматов А.Ф., Багаутдинова З.Т. Первые случаи гнездования ушастой совы в Уфе // Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. Екатеринбург, 2008. С. 61-62.

63. Гаврин В.Ф. Отряд Совы Striges // Птицы Казахстана. Алма-Ата: Изд-во АН КазССР, 1962. Т. 2. С. 708-779.

64. Штехер С.Г. Заметки о некоторых птицах Уфимского уезда // Птицеведение и птицеводство. М., 1915.

Вып. 3-4. С. 216-243.

65. Фролов В.В., Родионов Е.В. Совы Пензенской области // Материалы 10-й Всесоюз. орнитологической конф. Минск, 1991. Ч. 2, кн. 2. С. 273-274.

66. Лебяжинская И.П. Совы заповедника «Приволжская лесостепь»: видовой состав, численность и распределение по территории // Совы Северной Евразии. М., 2005. С. 244-250.

67. Алексеев В.Н. Птицы Южно-Уральского заповедника // Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. Екатеринбург, 2006. С. 5-18.

68. Балдаев Х.Ф. Красная книга Республики Марий Эл. Йошкар-Ола: Изд-во МПИК, 2002. 164 с.

69. Красная книга Саратовской области: Грибы. Лишайники. Растения. Животные. Саратов: Изд-во Торгово-промышленной палаты Сарат. обл., 2006. 528 с.

Поступила в редакцию 24.04.12

Ä.I. Shepel

Long-eared owl (Asio otus) in Volzhsko-Kamsky region

The article covers the analysis of literary data and the author’s materials on the numbers, spreading, biotopes, character of population, nesting features, reproduction, nutrition, limiting factors and protection of one of the most common birds in the region.

Keywords: long-eared owl, spreading, number, reproduction, nutrition, Volzhsko-Kamsky region.

Шепель Александр Иванович, Shepel A.I., doctor of biology, professor

доктор биологических газ^ профессор Perm National State Research University

ФГБОУ ВПО «Пермский государственный национальный 614990, Russia, Perm, Bukireva st., 15

исследовательский университет» E-mail: 614990, Россия, г. Пермь, ул. Букирева, 15 E-mail:

Материал взят из книги Биология. Наука о земле