Технологам игромоделирования

План

1. Функции игромоделирования в развитии деятельности, личности и групп.

2. Механизм игромоделирования.

3. Моделирование развития в играх.

4. Управление игромоделированием как акмеологическая модель управленческой деятельности.

5. Технологические формы управления игромоделированием.

6. Управление развитием профессиональных качеств управленцев в игромоделировании.

7. Игромоделирование в системе акмеологической службы в управленческих структурах.

Ключевые слова игра, игромоделирование, функция игры, типы игр, развивающие игры, технология

игромоделирования, игротехника, зритель, игрок, управление игрой, сценарий, идея игры, персонаж,

игровая роль.

– игра – это форма взаимодействия между людьми, воспроизводящая фрагменты того или иного типа социокультурного бытия для раскрытия той или иной идеи, достижения зрительского эффекта и коррекции субъективного отношения к воспроизводимому бытию и самого способа пребывания в этом бытии;

– игромоделирование – это осуществление моделирования того или иного типа социокультурного бытия в рамках игры, состоящее в переходе от прямого воспроизведения образца бытия с участием персонажей к такой модификации образца, которая соответствует идее и критерию преобразования в зависимости от типа игры;

– функция игры – это предназаначение игры, вырабатываемое в том или ином типе социокультурного бытия как дополнение к ранее сложившимся формам обслуживания бытия и учитывающее особенности механизма игры вообще и соответствующего типа игры. Содержание предназначения подвергается оформлению с помощью наиболее абстрактных языковых средств, что и превращает внешний заказ на игру во внутреннюю функцию игры. Благодаря функциональности содержания заказа все разнообразие реальных процессов предполагает соотнесение и подчинение функциональным различениям;

– развивающие игры – тип игр, подчиненный идее развития и его сущностного понимания (развитие человека, группы, организации и т. п.). Развивающие игры включают в себя фазы подготовки к развитию, осуществление отхода от прежнего качественного состояния и прохождение пути приобретения нового качественного состояния того, что или кто подвергается развитию;

– типы игр – это результат типизации многообразия образцов игр с привлечением того или иного критерия обобщения и перехода от одной части многообразия к другой. В функции критерия выступают идеи и сущностные представления о типах предназначенностей игр. Простейшая типология, применительно к социокультурным средам, включает художественные, деловые, тренировочные, инновационные, организационнодеятельностные игры;

– технология игромоделирования – это технологическая форма игрового процесса и моделирования социокультурных явлений при фиксированности участвующих персонажей. Основу технологического оформления игропроцесса и моделирования составляет сценарий игры как проектное представление о динамике взаимодействия персонажей. Опираясь на представление, возникающее в ходе понимания сценария, придавая определенность ходу взаимодействия персонажей, в рамках критерия объектной каузальности, учитывая идею и сущностное основание сценария, а также возможности игроков (актеров), получающийся образ динамики взаимодействия переводят статус игрового проекта, реализуемого на сцене. Последовательность указанных переходов, с отслеживанием и регулированием действий по их осуществлению, после реконструкции, необходимой коррекции реконструированного содержания и придания ему нормативного статуса превращаются в материал для технологического оформления. После соответствующего оформления он превращается в технологию игромоде лирования;

– игротехника – это результат совмещения функций режиссерапостановщика и сценариста в ходе игромоделирования в деловых, инновационных, организационнодеятельностных играх. Она обеспечивает реализацию требований (содержания) сценария при построении модельных взаимодействий персонажей силами игроков, корректирование реальных игродействий в рамках особенностей идеи, содержания сценария, а также ситуационное модифицирование сценария в рамках идеи. Корректирование игродействий и их рефлексии осуществляется по ряду типовых акцентировок (мышление, самоопределение, воля и т. п.), создающих основание типовым игротехникам;

– зритель – это типовое звено механизма игры, реализующее функцию восприятия и оценки

игродействия на сцене, исходя из интересов использования игры для совершенствования бытия вне игры. Зритель должен достичь эффекта иллюзии или восприятия игрока как ожившего персонажа как условие слежения за модельным бытием персонажа и последующей выработки своей субъективной оценки исходя из направленности на преодоление затруднений в доигровом бытии;

– игрок – это типовое звено механизма игры, реализующее функцию актера, демонстрирующего

бытие, предопределенное сценарием и с учетом указаний игротехника;

– управление игрой – это процесс организации воплощения фиксированного сценария и дополнительных корректировок сценария, если они допустимы в ходе игры, путем построения игродействий, межперсонажного взаимодействия и учета динамики зрительского восприятия и оценки для достижения эффекта, подчиненного идее игры, лейтмотиву сценария;

– сценарий – это проект хода взаимодействия персонажей, подчиненный идее игры;

– идея игры – это конкретизация с учетом материала содержания сценария, ценности, положенной в

основание типа игр;

– персонаж – это введенный в сценарий участник совместного, ансамблевого бытия;

– игровая роль – это персонаж, с которым должен идентифицироваться игрок.

Функции игромоделирования в развитии деятельности, личности и группы

Игра, как социокультурная форма, складывается на основе естественного процесса имитации образцов бытия и при оформлении стихийного процесса под воздействием определенного типа внешней для имитирующего социокультурной необходимости во временной идентификации с тем или иным типом жизни, соответствующим его носителем. В рамках необходимости, в идентификации появляется нормирование идентифицированного бытия и процесса идентификации, воплощение которых составляет игровое пространство. Внешним условием его построения выступает оформление типизированных затруднений в бытии отдельных людей, групп людей и сообществ, преодоление которых невозможно через обращение к сопровождающей самостоятельной рефлексии и за счет привлечения внешней рефлексивной поддержки – знатока и консультанта.

Специфическое предназначение игр состоит в их использовании, как особого социокультурного

механизма, в качестве средства преобразования людей, их субъективных качеств, психофизических и психических механизмов. В отличие от иных социокультурных механизмов, используемых в организованном и направленном изменении изначально предполагают участие человека (актера) в целом и ведущую роль действия как основы целостных внутренних преобразований. При этом инструментальная роль игры в отношении преобразования человека, сталкивающегося с принципиальным затруднением, характерна совмещением высокой заинтересованности в механизме игры, мотивацией к инструментальному бытию как условию преодоления затруднений, и высокой "отчужденности" игробытия от обычного существования, готовности к любому инобытию. Совмещение конструктивности игры и сохранности подобия "реальному" бытию приводит к необходимости модельной реализации внешних потребностей в конструктивной имитации первоначальных образцов. Критериальным обеспечением перевода из стадии фиксации образцов бытия в стадию модели бытия и выступает представление о тех изменениях, которые нужно обеспечить с помощью игры – изменениях людей, групп, сообществ, внутренних изменений. Последние касаются либо изменений проявлений сохраняемых внутренних механизмов, либо изменений самих механизмов, например их развитие.

Поскольку организационноструктурное оформление социокультурного игрового пространства

привело к созданию театра, то более конкретно внешняя предназначенность привела к разделению художественного театра и делового театра. Если в первом случае основная внутренняя функция театра предстала как обеспечение трансформаций мотивационнодейственной основы бытия людей в социокультурном аспекте, в иначе организованной динамике жизнедеятельности и социодинамике, то во втором случае функция театра стала связанной с обеспечением трансформаций мотивационной, интеллектуальной и волевой основы деятельностного бытия.

В деятельностном бытии различаются три ведущих аспекта – целедостижение и решение задач, рефлексивный анализ решения задач и проблематизация способов решения задач, критериальное обеспечение рефлексии в интеллектуальном и ценностнодуховном слоях. В связи с этим игровое моделирование бытия человека в деятельности в рамках этих аспектов оформилось созданием соответствующих типов игр – деловые, инновационные, организационнодеятельностные. Функциональная нагрузка этих игр предопределена либо формированием способности реализовывать фиксированные требования додеятельности, либо формированием способности неслучайно, критериально, обоснованно менять требования к деятельности с фиксированной или меняющейся целью.

Поскольку в деятельности, организованной системно и кооперативно, принимают участие многие

специалисты, то успешность деятельности зависит от налаживания особых, деловых отношений между

участниками, в которых совмещается индивидуальное "внутрипозиционное" бытие и коллективное "межпозиционное" бытие, взаимоучитывающее то, что характерно для деятельностного бытия партнеров. Поэтому в игре моделируется и обеспечивается изменение межперсональных, групподинамических, системодеятельностных отношений участников совместной деятельности. В игре обеспечивается моделирование деятельностного сплочения и формирования профессиональных и межпрофессиональных команд. Через их посредство, совмещение позиций игрока и зрителя, и наряду с порождением более совершенных проектов и программ, тактик и стратегий деятельности, подготавливается существенное изменение и развитие самой деятельности в организациях и социокультурных институтах.

Механизм игромоделирования

Игра как социокультурный механизм включает в себя особо организуемого имитационного демонстратора "действий" (актер), заказчика на демонстрационные процедуры (зритель), проектировщика вторичного бытия (сценарист), разработчика критериев реализации типового социокультурного заказа в его содержательной и ценностной составляющей (идеолог) и организатора воплощения сценарных проектов, позволяющих достигать желаемый результат в пределах возможностей игрового механизма (режиссер).

Действенная часть игрового (театрального) механизма включает позиции актера, режиссера,

сценариста и идеолога. Только само игровое демонстрационное действие инструментально обеспечивает реализацию игровой функции, трансформацию внутреннего мира зрителя. Мотивов, мыслей, установок и т. п. зрителя, однако это выступает лишь как необходимая предпосылка получения желаемого эффекта. Неслучайность эффекта предопределяется сценарированием и опорой в ходе сценарирования на ту или иную идею, идеал, ценность. В свою очередь надежность материализации неслучайного замысла обеспечивается режиссурой. Тем самым, актер осуществляет реальное воздействие на зрителя, но он выступает как воплощающий сценарий, инструментом замысла сценариста и идеолога. Поэтому содержательность инструментального бытия актера предопределяется идеей и сценарным выражением идеи. Актер, по своей функции, предстает как "абсолютная готовность" к воплощению любого сценария, к любой идентификации и временному "отчуждению" своей индивидуальной самости. Чем более необычен сценарий и чем более глубока заложенная в нем идея, положенные в его основу ценности, тем сложнее в реализации сценария совместить демонстрационное бытие актера, "единичное" и содержание интеллектуальнодуховных оснований сценария. Актер предстает как демонстратор высших идей, идеалов и ценностей, как носитель всеобщего порождающего и конкретизирующегося духа. Поскольку подобное совмещение диаметрально противоположных начал крайне затруднительно, то более очевидной становится роль режиссера, который более полно может сосредоточиться на чувственном, интеллектуальном и духовном удержании высших состояний и помощи в соответствующей работе актера при идентификации и построении демонстрационных действий. В отличие от сценариста, могущего проживать высшие состояния лишь в ходе создания сценария, режиссер проживает их многократно и может вносить различные модификации в содержание идей, их динамическое воплощение в состоянии, в конкретизации идей и состояний и т. п.

Тем самым, функционально актер, режиссер и сценарист, а частично и сам идеолог, часто совмещенный в персоне сценариста, являются взаимно обусловленными, выступают как средства коррекции друг друга в едином механизме игры. Специфика делового театра состоит в том, что в нем совмещаются позиции актера и зрителя. Поэтому игрок, как и актер, и зритель, не просто следует требованиям сценария, а еще и ждет от идентификации "практической пользы", ответа на ранее возникшие вопросы. Ему нужно преодолеть противоположность интересов актера и зрителя, инструментального и "реального" бытия. Проходя фазу отчуждения от привычного, реального бытия, перевоплощаясь в персонажного субъекта игрок может обнаруживать огромное количество новых ощущений, переживаний, представлений и т. п., которые обладают инерцией. Увлекшись подобными новопорождениями, игрок может вытеснить и даже "забыть" инструментальную функцию своего первоначального бытия. Если же он с подозрением или выборочно будет относиться к перевоплощению, идентификации, то он выпадет из замысла игротехника и сценария и не получит то проживание, без которого нельзя заметить идею сценария и ее учесть для снятия доигровых проблем.

Моделирование развития в играх

Процесс моделирования в развивающих деловых играх (организационнодеятельностных играх) предполагает прохождение пути от знакомства с ситуацией принципиальных затруднений в той или иной организации, институте, системе деятельности до развивающей трансформации деятельности, ведущей к трансформации организационных структур и необходимости преобразования деловых способностей тех, кто включен в систему деятельности.

На первом этапе осуществляется изучение деятельности, нормативной основы системы деятельности

и, в частности, норм, регулирующих становление, функционирование и развитие организационной структуры. Строятся предварительные версии характера и причин затруднений, а также, если удается получить достаточную ясность, определенность, версии путей выхода из затруднительной ситуации. Полученные предварительные результаты кладутся в основу замысла предстоящей игры, ее организационной структуры, включая состав персонажей, сюжет и сценарий.

На этапе проектирования схемы игры происходит совмещение уже зафиксированных ситуационных

представлений о бытии организации, системы деятельности, основных участников, особенно – лидеров, с абстрактными представлениями об организационнодеятельностной игре и игромоделировании вообще.

В рамках абстрактного представления предполагается концептуальнотехнологическая и

функционализированная схема игры. Она включает установочный доклад руководителя игры, в котором излагается группа особенностей тех явлений в системах деятельности, которые встречены и в фиксированной организации, а затем – общетеоретическая оценка характера проблем, соответствующих этим явлениям. В связи с проблематизацией намечается установка на игровое воспроизведение специфических сторон явлений и поиск путей депроблематизации. Предлагается модельно значимое взаимодействие ключевых персонажей, помещаемых в условия, соответствующие сюжету. Иногда содержание сюжета не предлагается, а создается на первых этапах игры самими участниками игры, опираясь на их профессиональный опыт. Обоснование персонажного состава и принципа отношений между персонажами исходит из обобщенного понимания сущности явления, глубинной основы взаимодействия реальных лиц в системе деятельности, а также использования теоретико деятельностных различений как критериев моделирования, сценарирования. Предъявление состава персонажей позволяет раскрыть, в установочном докладе, типовые особенности отношений между персонажами и создать установку на комплектование игровых групп, распределение игроков по "персонажным" местам. Вместе с этим вводится характеристика типа бытия игрока и игротехника как основание для будущего игрового самоопределения. Объясняется стратегическая форма игропроцесса, включающая переходы от одной игрофазы к другой и принцип смены установок для каждой фазы. В этой форме выражена природа динамики любой игромодели – завязка, кульминация, развязка, что соответствует переходам в рефлексии от проблематизации к депроблематизации. Именно в таком переходе, через посредство поиска основания для проблематизации и депроблематизации, концептуального представления о сущности явления и базовых понятийных различений, создается возможность прохождения цикла развития. Чем более существенный предполагается отрыв нового от прежнего, а также обращение к сущности того, что обсуждается по теме в сюжетном материале, тем быстрее создается предпосылка к смене содержания основания в объекте изучения. Это касается нормативной основы деятельности, ресурсной базы, включая "человеческий ресурс".

Руководитель подчеркивает, что смена фокусировок для каждой фазы игры (презентация "обычной"

практики, поиск главных причин затруднений, оформление затруднений в проблемы, поиск оснований проблематизации, порождение проектнодепроблематизационных идей и конструкций) касается как системы деятельности, так и самих участников деятельности и проблемное поле касается как объективной части (деятельности), так и субъективной части (работники, их мышление, мотивы, сознание, самосознание, самоопределение, воля и т. п.).

Для создания эффекта движения игры в рамках стратегической формы на установочном докладе

раскрывается внутренняя структура фазы игры. Она состоит сначала из групповой работы по "теме дня", в которой согласовываются версии решения задачи, обсуждаются способы решения, организуется самоопределение игроков относительно фазы игры, ее темы, задачи, проблемы, выделяются докладчики на пленарную дискуссию или демонстраторы действий на пленарном этапе. Затем все группы встречаются на пленарном межгрупповом взаимодействии в форме либо дискуссии по теме дня, либо демонстрирования игродействий и их рефлексивной оценки со стороны других групп. Во время пленарного этапа ведущий создает проблемные ситуации, побуждающие к сомнению в правильности

версии группы, ее способа демонстрирования и т. п. Эти ситуации им создаются либо через посредство его критических замечаний и коррекционных воздействий, либо через поддержку и модификацию возникающей взаимной критики в межгрупповом взаимодействии. К концу пленарного этапа объем и глубина проблематизации должны быть достаточными для создания потребности осмыслить критику и все происшедшее, включая и подготовку к пленарным взаимодействиям в группах. На следующем этапе происходит рефлексия первых двух этапов фазы в группах. Выявляются характерные затруднения в решении задачи, их причины и обращается внимание как на объективные стороны причин, так и на субъективные, индивидуальные и групподинамические. Создаются версии как причин, так и путей их преодоления, а индивидуальные версии согласуются. Кроме того, подготавливаются вопросы к методической консультации, касающиеся сущности того, что обсуждалось в решении задач, как обсуждалось, каковы способы участия личности игроков в решении задач, в коммуникативном взаимодействии, в общении, идентификации друг с другом, согласовании и т. п., каковы способы рефлексивной самоорганизации. Именно понимание реального хода рефлексивной самоорганизации игроков, сущности рефлексии и самоорганизации, способов и критериев более совершенных форм самоорганизации выступают в качестве ведущих условий прохождения цикла развития, коррекции своего "Я" и целостности его проявления. В материал обсуждения входит анализ проявлений других групп, особенно их критика версии своей группы. Вся эта сложнейшая работа организуется игротехником, который и создает из множества отдельных игроков сплоченную команду, проходящую путь развития на фоне развития отдельных игроков. Последний этап фазы игры состоит из методологического консультирования как особого реагирования на рефлексивные вопросы групп. Специфика работы консультанта состоит в том, чтобы не только разъяснить сущность опыта рефлексии, его содержания, включая содержание предметное (по теме игры), опираясь на понятийные средства теории деятельности и логические формы объяснения и доказательства в дискуссии, но и подчиняет свое мышление необходимости помочь увидеть ход игры, неслучайность движения и перспективу следующей фазы, а также игры в целом.

Результаты консультирования, понимания и участия в коллективном мыслительном процессе, используются в начале следующей фазы игры. Прежде всего это касается коррекции самоопределения и видения нормативной базы игры.

Управление игромоделированием как акмеологическая модель управленческой деятельности

Игромоделирование состоит в переходе от первоначального варианта решения сквозной проблемы, обладающего значительной похожестью на привычные образцы практической деятельности и субъективных проявлений в деятельности, к иному варианту, более совершенному и развитому. Этот вариант модифицирует образец, вносит то, что характерно для сущности по содержанию и способу деятельности. Если исходный и критикуемый образец реализует функцию естественного в демонстрировании, то его коррекция и обращение к основанию коррекции, использование сущностных критериев (искусственное) приводит к появлению сущностно насыщенного варианта. Промежуточная стадия еще сохраняет преимущество прежнего механизма деятельности и субъективных состояний и механизмов (естественноискусственное), а затем при преобладании новых, более развитых механизмов, складывается искуственноестественная форма демонстрирования, показывающая наличие результата цикла развития. Не каждая игра с ее ограниченным бюджетом времени (от 3 до 6 дней, по 12 часов, а иногда и большее количество дней) позволяет пройти весь цикл развития, но во всех случаях подготавливаются развивающие переходы.

Игромоделирование этого типа является организованным процессом и поэтому руководитель игры и его помощники (игротехники, консультанты, сервисные диагносты, исследователи и т. п.) организуют прохождение пути развития. Для этого они обеспечивают вхождение в игродействия и, следовательно, в пространство игры, форму работы, задачу и т. п., переход из одной фазы, задачи этапа, формы работы в другую. Но это означает обеспечение понимания норм и их принятия через соответствующее самоопределение, а затем – отхода от содержания одной нормы для перехода к вхождению в пребывание в рамках иной нормы. Сами нормы являются разнообразными – социодинамические, социокультурные (общение), культурные (логика, этика), деятельностные (задачи, тактики, стратегии и др.). После организации вхождения в игродействие осуществляется организация самого процесса реализации норм, выявления "разрывов", принципиально значимых затруднений. На основе фиксированных разрывов организуется рефлексия, а затем и привлечение критериев (интеллектуальных

и духовных) раскрытия причин затруднений, при этом как интегральных (теоретикодеятельностных),

так и дифференциальных (однопредметных, научных) критериев в интеллектуальном слое.

Кроме того, организации подвергается именно коллективный процесс решения задач и проблем,

включающий межперсональные взаимодействия, конфликты, коммуникацию, согласование, идентификацию, клубные отношения и т. п. Организующее воздействие рассматривается и охватывает все типы корректировочных действий на основе "внешней рефлексии" и с последующим обеспечением, снабжением в рамках новизны порожденных требований к действиям и слоям отношений.

Наряду с общим контекстом организации в игре этого типа существует еще и соорганизация всей команды, в которой реализуются горизонтальные и вертикальные организационноуправленческие отношения. Руководитель игры, макроуправленец (макроигротехник), его сервисные структуры (диагносты, исследователи, методологконсультант и др.), игротехники (по количеству групп персонажей) как микроуправленец – типовая организационная структура игротехнического коллектива. Учитывая огромную подвижность нормативного пространства игры, зависимость ее конкретного содержания и структуры от меняющихся условий игропроцесса при сохранности общей стратегической формы игры, а также учитывая многообразие возможностей для самовыражения участников и жесткость требований культурных форм мышления, взаимодействия, самоопределения, группосплочения и т. п., наличие предельных средств организации рефлексии и рефлексивной самоорганизации, игра представляет неограниченные условия для роста, развития профессиональных способностей управленца. Само адекватное, использующее все особенности игропроцесса, управления им, бытие в роли руководителя игры и выступает демонстрацией высшей формы управленческой деятельности, акмеологической моделью управленческой деятельности и проявления профессиональных способностей управленца. Тем более, что в организационнодеятельностной игре можно моделировать коллективную деятельность управленческих структур любого уровня управленческой иерархии.

Технологические формы управления игромоделированием

В силу крайне сложного "рисунка" процессов игротехнического управления игрогруппой и всем механизмом игры опора на образцы игротехнической работы, их имитацию и ситуационное модифицирование не является, как правило, минимально достаточным для успешности управления. Поскольку весь комплекс процессов организационнодеятельностных игр насыщен рефлексивным сопровождением и предопределением, то вопросы управления игрой и согласования действий игротехников выносятся на игротехническую рефлексию. Она осуществляется в конце каждой фазы игры и в ходе подготовки к игре, разработки стратегии и проекта. Эмпирический подход и прямые формы ситуационного согласования ближайших действий, а также предполагание четких ориентиров на каждый шаг в управлении группой и игрой в целом – не оправдывают себя. Эмпирическая схематизация реального хода игры в крупноблочном варианте и использование этих схем в локальном (внутри группы и этапа игры) доопределении содержания управленческих действий имеет ограниченную пользу в связи с легкой утратой сущности тех усилий, которые должны быть приложены для решения игрозадач и проблем.

Исходной причиной ограниченности применения привычных процессуальных стереотипов и способов организации является то, что этот тип игр предполагает управление развитием как деятельности, так и способностей. В то же время именно развитие опирается на качественные переходы, на смену уровня всех типов механизмов, на смещение потенциальных характеристик. Поэтому управленческое воздействие в игре должно иметь не поверхностные ориентиры, а опираться на глубинные, сущностные ориентиры.

Тем самым, на игротехнической рефлексии в рамках каждого этапа, фазы и по необходимости любое управленческое решение опирается на сущностные представления о том действии, которое обсуждается, изучается, критикуется, планируется. Игротехник и макроигротехник берут за основу концептуальнопонятийный взгляд на целостность игры, на ее фазы и этапы. Поскольку его содержание выражается, как правило, в форме схематического изображения, то появляется возможность отвечать на типовые вопросы о последующих действиях, привлекая локальные звенья абстрактного, но отчетливо представленного, содержания схемы. Эта форма самоорганизации и предстает как исходное основание технологической формы управления игропроцессом. Игротехник вводит вопрос на основе понятийного, критериального представления о фазе, этапе, шаге игры, представления о своем месте в игре, в

пространстве мыследеятельности. Ответ на этот вопрос он получает сначала на материале той же схемы, в общем виде, а затем конкретизирует ответ в зависимости от видения реальных условий. Тем самым, если игротехник не овладел минимальным набором концептуальных и концептуально технологических схем, он не сможет адекватно поддержать общую линию движения, задаваемую макроигротехником. Для начинающего игротехника главными усилиями выступают те, которые связаны с адекватным учетом всего многообразия наблюдений за событиями в группе и игре в целом и множества характеристик происходящего, вводимых на игротехнической рефлексии. Все эти содержания анализируются для того, чтобы предопределить действия игрока в направлении вписанности в общее движение, требуемое на конкретной фазе, этапе и т. п. игры.

Чем более подготовлен игротехник и чем более точно, адекватно игротехник пользуется исходными различениями (язык теории деятельности) в соотнесении сущности, стратегии игры и ситуации, ее динамики, в построении способов действий игроков и собственных действий, тем в большей степени совмещаются сущность и реальное управление, концептуальное и технологическое. Тем больше и надежнее сам игровой эффект и продуктивность игромоделирования. Но это и означает, что игротехник порождает технологические единицы путем конкретизации всеобщих положений не стихийно, эмпирически, а логически. Это выступает условием точности и эффективности игротехнической рефлексии.

Управление развитием профессиональных качеств управленцев в игромоделировании

Любые развивающие организационнодеятельностные игры не могут происходить без появления того типа принципиальных затруднений, которые связаны с несоответствием актуальных и требуемых способностей участников игры. Исходным условием появления несоответствия выступает решение новых и "непосильных" задач, так как заказчиком на игры выступают те организационные структуры, в которых уже возникла проблемная ситуация. Вместе с приобретением ситуациями развития "законного статуса" в сознании лиц, принимающих решения, возрастает роль самой возможности проблемных ситуаций, прогнозирования развития и даже его проектирования.

Сама природа проблемной ситуации ставит перед необходимостью не только порождение новизны

по содержанию мысли, но и порождения психических новообразований. Игроки заинтересованы в результатах рефлексии, осуществляемой в форме игромоделирования. Первоначально это касается содержания – соответствующих новых способов действий в практике, гарантирующих преодоление прежних проблемных ситуаций. Но процесс порождения иных способов и всего хода рефлексивного анализа, его игровая и модельно демонстрационная форма принуждает участника игры (управленца) проходить путь не только содержательного порождения, но и осуществления всех типовых процедур в развернутой управленческой деятельности, управленческого мышления, общения, взаимодействия и т. п. В условиях игромоделирования очевидной и подчеркнутой является зависимость успешного порождения содержания от "правильности" способа порождения, от адекватного его осуществления. Поэтому успешность по содержанию предполагает успешность по способу, освоенность всех типов процедур, наличие способностей к осуществлению всех типов игродействий и игрорефлексий.

Следовательно, быстрота получения конечного результата зависит от быстроты приобретения

необходимых и предполагаемых игрой способностей. В свою очередь именно изменение способностей связано с основным объемом усилий и затрат времени в ходе игропроцесса, так как инерциальность мышления, мотивов, самоопределения, стереотипов, содержания знаний, критериев, установок и т. п. не может быть преодолена автоматически, без прохождения пути трансформации, без первого периода "сопротивления" и последующего периода "открытости к трансформации" и самой трансформации. При этом в реальности игры удается пройти периоды сопротивления и открытости к трансформации. Сама же трансформация вызывает необходимость такого сосредоточения на ней, что она превращается в тормоз для игропроцесса. Педагогический слой работы игротехника из факультативного и включенного в игромоделирование превращается в самостоятельный, системообразующий и трансформирующий, вплоть до разрушения, основную ткань игропроцесса. Поэтому игромоделирование должно быть дополнено группой специализированных тренингов, в зависимости от выявленных перспектив ускоренной трансформации тех или иных психических механизмов. В целом игромоделирование и системы тренингов выступают как необходимый комплекс, направленный на формирование у управленцев всех необходимых профессиональных качеств. Игротехническая работа предстает как управление процессом порождения новых качеств, нового уровня профессионализма управленцев.

Игромоделирование в системе акмеологической службы в управленческих структурах

При заинтересованности управленческих структур и лиц, принимающих решение, их кадровых служб в неслучайности кадровой политики и в реализации идеи роста профессионализма, идеи прихода к более высоким, возможным для реального управленческого корпуса "вершинам" профессионализма и творческой самореализации, возникают акмеологические службы как специфическое звено кадрового сервиса. В оформлении заказа на работу акмеологической службы учитывается и сложившееся многообразие проблем в работе имеющегося управленческого корпуса, относительно существующей системы нормативных и внешних требований к деятельности управленцев, и тенденции изменения требований в меняющихся условиях бытия общества, экономики, политики и т. п., и сами ценности поддержания и развития профессионализма, внесения в него результатов развития культуры и т. д.

Чем сложнее задачи и проблемы, стоящие перед кадровым сервисом управления системой

деятельности, отраслью, регионом, страной, тем более принципиальным становится заказ на повышение кадрового потенциала, обеспечение надежности его роста, независимости от временных и конъюнктурных условий. В этом случае наиболее адекватным подходом к решению этих задач и проблем выступает внесение игромоделирования как базисного звена акмеологической службы. Именно моделирование указанного типа, лежащее на пересечении интересов практики, науки, культуры и трансляции способностей (образования), предстает как адекватный механизм организованного повышения профессионального потенциала отдельных управленцев и управленческих коллективов, механизм формирования управленческих команд. Наряду с игромоделированием должны быть представлены тренинги, диагностика и иные звенья комплекса.

Резюме

Игромоделирование в его сложившемся виде и в подчиненности идее развития деятельности и профессионального развития участников игры представляет не столько "одно из" средств реализации

ценностей профессионального совершенствования, идей акмеологии. Современное игромоделирование выступает особым, универсальным механизмом решения аналитических, педагогических, научно познавательных, культурных, практических задач и проблем. В развивающих играх реализуется гармония изменений и проявлений мотивационных, действенных, мыслительных, самоопределенческих, групподинамических, командногенетических, рефлексивно – самоорганизационных и т. п. слоев реального профессиональнодеятельностного процесса. В играх моделируется целостность профессионального механизма отдельного управленца и управленческих

коллективов.

В использовании игромоделирования различимы два направления. В рамках первого направления

акцент ставится на ведущей роли привлекаемых ситуаций управленческой деятельности и разработки измененных сюжетов для их введения в игру в целях развития самой управленческой деятельности. Развитие управленцев, связанное содержанием ситуаций и сюжетов, предстает как факультативный слой игромоделирования. В рамках второго направления игра используется для формирования управленческой культуры и высших форм профессионализма. Ситуации и сюжеты играют здесь подчиненную роль. В основе этого направления лежит овладение игротехникой и макроигротехникой. На основе учебно ориентированных игромодельных процессов можно развертывать диагностические, инновационные и исследовательские программы.

Список литературы

Анисимов О. С. Новое управленческое мышление: сущность и пути формирования. М., 1991.

Анисимов О. С. Акмеология и методология: проблемы психотехники и мыслетехники. М., 1998.

Баранов П. В., Сазонов Б. В. Игровые формы развития коммуникации, мышления, деятельности. М.,

1989.

Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. М., 1988.

Игровое моделирование: методология и практика. Новосибирск, 1987.

Материал взят из: Акмеология — Абульханова К. А.