СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ КРЕМНЕВОГО ИНВЕНТАРЯ ПОЗДНЕМЕЗОЛИТИЧЕСКИХ И РАННЕНЕОЛИТИЧЕСКИХ ПАМЯТНИКОВ ВОЛГО-УРАЛЬСКОЙ ЛЕСОСТЕПИ*

Волго-уральская лесостепь располагается на стыке Европы и Азии, лесной и степной природных зон вдали от первичных неолитических очагов и потому открытие здесь в последние десятилетия XX века ком — плексов архаичной керамики и кремня, известных в научной литерату — ре под названием елшанские, вызвало необыкновенно острый интерес к их происхождению. Елшанские комплексы по полученным к тому времени радиоуглеродным, палинологическим и археологическим данным занимали необыкновенно раннее хронологическое положение в системе неолита Европы и датировались по разным оценкам концом VII — началом VI тыс. до н. э. В ходе развернувшегося обсуждения про — блемы истоков елшанских древностей возникла гипотеза их автохтон — ного происхождения на базе местного мезолита при незначительном участии населения соседних регионов (Мамонов, 2000, с.157). Одним из ключевых положений данной гипотезы явилось достаточно распро- страненное среди исследователей представление о технико-типологи — ческом сходстве кремня позднемезолитических и ранненеолитических комплексов волго-уральской лесостепи.

Впервые вопрос о сходстве мезолитического и ранненеолитичес- кого кремня был поднят Моргуновой Н. Л., сопоставившей кремень нижнего (неолитического) слоя Ивановского поселения и Старотокс — кой мезолитической стоянки. Однако достоверность выводов сегодня

* Работа осуществлена при поддержке РГНФ, проект № 08-01-21102 а/в.

вызывает резонные сомнения. Дело в том, что при сравнении кремне — вых коллекций названных памятников не была учтена разнородность неолитической керамики нижнего слоя Ивановского поселения, содер — жащей как минимум 3 группы разновременной посуды: слабоорнамен — тированная елшанская, накольчатая и гребенчатая. Нет особой надо — бности доказывать, что разнокультурность неолитической керамики нижнего слоя косвенно указывает и на разнокультурность кремневого инвентаря. Не была учтена исследователем и возможность механичес — кого нарушения нижних слоев многослойного Ивановского поселения вследствие неизбежных перекопов и иных воздействий в ходе много- кратного заселения этого места. Механическое смешение слоев неиз — бежно должна была отразиться и на послойной статистике материала. Наглядным показателем такого смешения является перемещение из нижних в верхние слои архаичных форм кремневых изделий. Так, на — пример, в среднем (энеолитическом) и верхнем (срубном) культурных слоях во время раскопок было найдено не менее 4/5 всех карандаше — видных нуклеусов и 9/10 имеющихся в коллекции микропластин (Мор- гунова, 1988., табл. 2). Данному факту есть лишь одно объяснение: микролитический инвентарь оказался в верхних слоях в результате механического нарушения целостности нижних. Допущенная методи — ческая погрешность, безусловно, снижает качество полученных выво — дов и требует возвращения к проблеме соотношения мезо-неолитичес — кого кремневого инвентаря волго-уральской лесостепи.

Новая попытка генетически связать мезолитические и раннене- олитические кремневые комплексы предпринимается самарским исследователем Ластовским А. А. в ходе осмысления культурно-хро — нологического положения открытых на территории волго-ураль — ской лесостепи новых ранненеолитических памятников (Кузьмина, Ластовский, 1995, с.44). Обратив внимание на различие кремнево — го инвентаря стоянок Чекалино IV — Нижняя Орлянка II и стоянки Красный Городок, содержащих, на первый взгляд, однотипные фор — мы елшанской керамики, исследователь объяснил увеличение плас — тинчатости кремня стоянки Красный Городок по сравнению со сто — янками Чекалино IV и Нижняя Орлянка II более ранним возрастом этого памятника. Последнее обстоятельство, по мнению Ластовского А. А. могло указывать на преемственность наиболее ранних неолити- ческих кремневых комплексов с пластинчатыми комплексами таких местных позднемезолитических стоянок, как Старотокская, Чекали — но II, Постников Овраг, Красный Яр.

Выстраивая логическую цепочку генетической преемственности населения волго-уральской лесостепи в эпохи позднего мезолита — ран-

него неолита Ластовский А. А. упускает, на мой взгляд, один сущест- венный момент: керамический и кремневый инвентарь неолитической стоянки Красный Городок выглядит разнородным и, следовательно, разновременным, что ограничивает его использование для культуро — логических построений. Выявленная здесь неолитическая керамика распадается на 2 культурно-хронологические группы. Ранняя группа представлена небольшими остродонными сосудами, находящими пря- мые параллели в ранненеолитических комплексах типа Чекалино IV — Нижняя Орлянка II конца VII – начала VI тыс. до н. э., поздняя — круп — ными плоскодонными горшками с ямочно-жемчужными поясками и вдавлениями по срезу венчика, характерными для таких более разви — тых памятников, как Ильинка, Луговое III, Виловатое и др., датирую — щихся по новым радиоуглеродным данным, полученным в киевской радиоуглеродной лаборатории по образцам керамики, первой полови — ны V тыс. до н. э.8 Наличие на стоянке 2 культурно-хронологических групп керамики предполагает и разнородность кремневой коллекции, что, похоже, подтверждает показатель пластинчатости кремня данной стоянки (55%), занимающий промежуточное положение между комп — лексами архаичной остродонной посуды типа Чекалино IV — Нижняя Орлянка II и комплексами более развитой Средневолжской культуры типа Лебяжье I (соответственно 32%, 86 %) (Вискалин, 2007).

Приведенные выше примеры без лишних комментариев показы-вают слабость позиции сторонников автохтонного происхождения елшанских древностей, опирающуюся на спорные свидетельства. В связи с этим очевидно, что вопрос соотношения позднемезолитичес — кого и ранненеолитического кремня в настоящее время не может быть закрыт и нуждается в дополнительном изучении. Решение этого воп — роса представляется возможным посредством проведения детального технико-типологического (морфологического) анализа и сопоставле — ния каменного инвентаря опорных позднемезолитических и раннене — олитических памятников Волго-Уральской лесостепи.

К числу важнейших позднемезолитических объектов сегодня мож- но отнести 5 стоянок: Старо-Токская, Чекалино II, Красный Яр I, Пост — ников овраг III, Ховринская.

Старо-Токская стоянка открыта в Красногвардейском районе Орен — бургской области на берегу старого русла р. Ток, являющейся пра — вым притоком р. Самара. Поселение исследовано Моргуновой Н. Л. в

8 Луговое III: Кi – 14514 6700+100 ВР; Ильинка: Кi – 14111 6740+70 ВР, Кi – 14145 6680+70 ВР и др. Даты использованы из доклада Выборнова А. А. на Межрегиональном научно-практическом полевом семинаре в г. Алатыре 31.07.

– 4.08.2008 г. «Проблемы абсолютной хронологии археологических памятников

Среднего Поволжья».

1978-1979 гг. на площади 124 кв. м. (Моргунова, 1983). Мезолитический горизонт выявлен в основании культурных отложений в слое бурого суглинка на границе с материком. Он содержит кремень и костяные изделия, образующие несколько компактных скоплений вокруг уг — лубленных в землю очагов. Коллекция кремня насчитывает свыше 3 тыс. предметов. Её отличительной чертой является ярко выраженная пластинчатость, что следует из большого количества конусовидных и карандашевидных нуклеусов со следами снятия правильных плас- тин, пластин и их сечений, орудий на пластинах, в том числе концевых скребков, угловых резцов, скошенных острий, сверл и проколок с вы — деленными плечиками (рис. 1: 3-7, 14). Примечательно, что по данным исследователя на пластинах и пластинчатых отщепах изготовлено 99

% всех орудий, в том числе 8/10 скребков, а орудия на отщепах еди — ничны. Среди законченных кремневых изделий не выявлено ни одного типологически выраженного наконечника стрелы и рубящего орудия.

Стоянка Чекалино II находится в Самарской области при слиянии рек Сок и Орлянка в топографическом положении, аналогичном с пре- дыдущей стоянкой. Памятник раскопан самарскими археологами в

1993, 1994 гг. на площади 144 кв. м. (Королев, Ластовский, Мамонов,

1997). Культурный горизонт мезолитического времени залегает в серо — оранжевом суглинке на границе с материковыми отложениями. С ним связано компактное скопление мезолитического кремня вокруг углуб — ленного очага. Коллекция кремня насчитывает 1394 предмета. Её ха — рактеризует высокий уровень пластинчатости. Все нуклеусы служили для получения пластин. Помимо большого количества необработан — ных пластин найдены многочисленные изделия на пластинах: вклады — ши, острия со скошенным концом, угловые резцы, концевые скребки, перфораторы. Отщеповые заготовки использованы лишь у 1/10 скреб — ков и 1/15 резцов. Типологически выраженных наконечников стрел не обнаружено. Найдены единичные рубящие орудия трапециевидной формы без шлифовки (рис. 1: 1, 2, 8-11, 13, 16).

Стоянка Красный Яр I выявлена поблизости от районного центра с. Красный Яр Самарской области на берегу р. Сок. Памятник занимает дюнное возвышение по краю надпойменной террасы, что отличает его топографическое положение от рассмотренных выше объектов. Сто — янка исследована стационарными раскопками в конце 80-х – середине

90-х гг. (1985, 1986, 1988, 1995 гг.) на площади 754 кв. м. (Ластовский,

1999). Культурный слой памятника распахан, но локализация находок мезолитического времени на возвышенной части дюны в стороне от зоны концентрации поздних находок позволяет рассматривать их ус — ловно чистым комплексом. Всего на памятнике найдено 956 каменных

изделий. Несмотря на широкое использование местного сырья плохо — го качества, кремневая индустрия сохраняет пластинчатый характер. Широко представлены конические и призматические нуклеусы со следами получения правильных пластин, пластины и их сечения без обработки, пластины с ретушью по краю, с усеченными ретушью и скошенными концами, перфораторы, разнообразные резцы (угловые, нуклевидные, двугранные, ретушные, трансверсальный). На пласти- нах и пластинчатых заготовках изготовлено до 80 % всех орудий, в том числе не менее половины всех скребков и резцов. Найдены единичные рубящие орудия, изготовленные в технике грубой обивки без приме — нения шлифовки (рис. 1: 12, 15). Отсутствуют в коллекции и типологи — чески выраженные наконечники стрел.

Стоянка Постников овраг III находится в черте г. Самара в при — устьевой части одноименного оврага. В ее исследовании принимали участие Гольмстен В. В. (1924, 1925, 1927), Ефименко П. П. (1926), Го — родцов В. А. (1929). Мезолитические материалы (верхний слой) выяв — лены в ряде пунктов в слое светлого гумусированного суглинка на глубине до 1 м от поверхности и насчитывают около 700 предметов (Кузнецова, Юсупова, 1987, с.11-13). В информативном отношении кремневая коллекция верхнего слоя стоянки Постников овраг III за — метно проигрывает другим опорным памятникам, чему способствует ограниченность коллекции и естественная сортированность кремня. Несмотря на это пластинчатый характер кремневой индустрии па — мятника проявляется достаточно отчетливо. На это указывают на — ходки конических и торцевых нуклеусов со следами снятия правиль — ных микропластин, скребки и краевые резцы на пластинах, пластины с усеченным концом. Общую малочисленность микропластин среди находок, вероятно, следует объяснять их смывом с обитаемой пло — щадки под воздействием склоновых процессов. Среди законченных изделий нет ни одного шлифованного рубящего орудия и типологи — чески выраженного наконечника стрелы.

Ховринская стоянка находится в Вешкаймском районе Ульянов- ской области на одной широте с наиболее северными из известных ранненеолитических комплексов елшанского типа. Стоянка занимает оконечность дюны в среднем течении р. Барыш и исследована в 1994,

1999, 2004-2006 гг. на площади 1419 кв. м. (Вискалин, 2008). Мезоли — тический горизонт выявлен в основании буроватого песка на границе с материком. С ним связано около 1, 5 тыс. изделий из кремня и квар — цита, образующих 4 компактных скопления округлой формы диамет — ром около 5 м. Все скопления размещены по гребню дюны с интерва — лом в 30-35 м и являются остатками сезонного поселка, состоящего

из наземных жилищ. Кремневая индустрия носит пластинчато-отще — повый характер. Преобладают нуклеусы со следами снятия микро- пластин торцевой, конической и карандашевидной формы. Высока доля пластин среди находок. В числе орудий выделяются вкладыши, скребки и скребла, резцы, ножи, скобели, наконечники стрел и рубя — щие орудия. Большинство их изготовлено на пластинчатой заготов — ке. Для скребков соотношение пластинчатой и отщеповой заготовки находится в пропорции 2:3, резцов 1:1. Наконечники стрел относятся к черешковым типам и отличаются миниатюрными размерами. Сре — ди рубящих орудий имеются как изделия с грубой обработкой, так и шлифованные экземпляры (рис. 2).

Сопоставление опорных позднемезолитических памятников вол- го-уральской лесостепи между собой выявляет культурно-типологи — ческое сходство большинства из них. Стоянки Старо-Токская, Чека — лино II, Красный Яр I, Постников овраг III сближает обилие нуклеу — сов для пластин, пластин и их сечений, орудий на пластинах, замет — ное преобладание скребков на пластинах над скребками на отщепах, малочисленность рубящих орудий и отсутствие среди них изделий со шлифовкой, отсутствие типологически выраженных наконечников стрел и геометрических микролитов, сходные типы острий, резцов, скобелей и других изделий. Различие между памятниками не столь существенно и, возможно, являться следствием использования раз — личного по качеству сырья, разной степени сохранности и репрезен — тативности материала. Памятники подобного типа отнесены Ластов — ским А. А. к кругу культур т. н. пластинчатого технокомплекса (рома- новская, камская и др.), распространенных в Приуралье и, отчасти, Зауралье (Ластовский, 2000, с. 100, 101).

К иному кругу позднемезолитических древностей следует от- нести мезолитические материалы Ховринского поселения. Наличие типологически обедненного пластинчато-отщепового инвентаря, че — решковых наконечников стрел, шлифованных рубящих орудий ука — зывает на его близость к распространенным в северо-западной части Среднего Поволжья стоянкам «с наконечниками» типа Яндашевская, Русско-Луговская II, Удельно-Шумецкое X, Ясачное и др., выделен- ных Никитиным В. В. в особую Русско-луговскую культуру (Ники — тин, 2006, с.231). На близость к очерченному культурному ареалу указывает и сходство использованных сортов кремня.

Среди ранненеолитических памятников, численность которых сегодня приближается к 2 десяткам, опорными могут быть названы лишь 3 стоянки: Чекалино IV, Н. Орлянка II, Елшанка X (Усть-Ташёл — ка).

Стоянка Чекалино IV обнаружена в Сергиевском районе Самар- ской области на мысу низкой надпойменной террасы р. Сок и иссле — дована в начале 90-х гг. XX в. на площади 212 кв. м. (Мамонов, 1995). Ранненеолитические материалы образуют тонкий горизонт поверх аллювиальных отложений в основании почвенного слоя и содержат архаичную остродонную посуду и небольшую, но выразительную коллекцию кремня из 670 предметов. Кремневая индустрия носит от- щепово-пластинчатый характер. Нуклеусы со следами снятия отще — пов и неправильных пластинчатых сколов многократно преобладают над микропластинчатыми со следами снятия правильно ограненных пластин. Обращает внимание небольшое количество пластин и изде — лий на них. Большинство орудий, в том числе 9/10 скребков, резцов, острий, ножей изготовлено на отщепах. Набор приемов вторичной обработки включает одностороннюю краевую, пологую, бифаци — альную ретушь, выравнивающую подтеску. В коллекции имеются черешковые и листовидные наконечники стрел и дротиков, рубящие орудия на различных стадиях изготовления и использования, в том числе переоформленное тесло со следами тщательной шлифовки.

Стоянка Нижняя Орлянка II обнаружена в Сергиевском районе Самарской области в тех же топографических условиях, что и пре — дыдущий памятник. Стоянка исследована в 1991, 1993 гг. на площади

952 кв. м. (Колев, Ластовский, Мамонов, 1995). Маломощный гори — зонт ранненеолитических находок выделен в слое гумусированной супеси, поврежденной постройками позднего времени. С ним свя — заны находки остродонной посуды и кремня, насчитывающего 377 единиц. Керамика и кремень демонстрируют заметное сходство с материалами стоянки Чекалино IV. Кремневая индустрия сохраняет отщепово-пластинчатый характер. Доминируют многоплощадочные отщеповые нуклеусы, а нуклеусы со следами снятия правильных пластин представлены единично. Количество пластин и их сечений ограничено, большинство из них не имеет вторичной обработки. К числу орудий относятся скребки, ножи, резцы, скобели, перфорато — ры, иволистный наконечник стрелы на пластине, рубящие орудия. На отщеповой заготовке изготовлено большинство орудий, в том числе

9/10 резцов, все скребки, ножи и д. т. Из приемов вторичной обработки отмечено использование бифациальной и пологой ретуши. Отличи — тельной чертой коллекции является находка серии рубящих орудий, в том числе с тщательной двусторонней обработкой поверхности, но без следов пришлифовки. Законченные топоровидные и тесловидные изделия имеют линзовидное сечение, подпрямоугольную и подтрапе — циевидную форму и, вероятно, происходят из клада.

Стоянка Елшанка X (Усть-Ташёлка) обнаружена в окрестностях г. Ульяновска на низкой террасе р. Свияга вблизи впадения в нее р. Ташёлка. Её исследования проведены в 1999, 2000 и в 2002 гг. на пло — щади 208 кв. м. (Вискалин, 2003). Культурный слой сильно поврежден распашкой лишь по краю террасы, а на удалении от него сохраняется в хорошем состоянии. Ранненеолитический кремень, керамика и из — делия из кости собраны в пахотном горизонте и подстилающем его слое светло-серого гумусированного суглинка на контакте с матери — ком. Кроме ранненеолитических материалов на памятнике обнаруже — ны немногочисленные находки поздней бронзы, раннего железного века и средневековья, что позволяет рассматривать неолитический комплекс условно чистым.

Ранненеолитическая керамика представлена исключительно плос- кодонными формами, но по основным технологическим характерис — тикам, форме венчиков и орнаментации сохраняется преемственность с остродонной посудой стоянок Чекалино IV и Нижняя Орлянка II. Коллекция кремня насчитывает свыше 6 тыс. предметов, в том числе

1, 5 тыс. с вторичной обработкой, что делает ее наиболее репрезента — тивной среди других опорных памятников. Господствуют отщеповые и грубопризматические нуклеусы при единичности микропластинча — тых. Производство пластин носит массовый характер. Большинство из них использовалось без вторичной обработки в качестве вкладышей составных орудий. Несмотря на многочисленность пластин, около по — ловины всех орудий изготовлено из отщепов и осколков, в том чис — ле 8/10 скребков, все резцы и т. д. Вторичная обработка заключается в нанесении краевой, пологой, бифациальной ретуши, резцовом сколе, подтеске, шлифовке. В число изделий с вторичной обработкой входят ножи на крупных пластинах с регулярной ретушью и скошенным кон — цом, вкладыши из пластин с ретушью по краям, скребки и скрёбла раз — нообразных форм и размеров, ножи на отщепах треугольной формы с выделенным кончиком, резцы краевые на отщепах, скобели с узкими и широкими дугами, острия, сверла с плечиками и арочные, черешковые наконечники стрел постсвидерского типа, трапеции на пластинах и от — щепах, шлифованные рубящие орудия (рис. 3). Завершенные рубящие орудия представлены изделиями трапециевидной формы и симмет — ричного сечения с частичной и полной шлифовкой поверхности (рис. 1:

16). Интерес вызывает 2 крупных сечения пластин шириной до 24 мм со следами выравнивающей вентральной подтески, напоминающих собой вкладыши кукрекского типа (рис. 1: 6, 7).

Несмотря на некоторые различия в керамике опорные раннене-олитические памятники демонстрируют заметное сходство крем-

невой индустрии, выражающееся в единстве техники расщепления, выборе сходных видов заготовок для орудий, единых приемах вто- ричной обработки, типологическом наборе изделий и соотношении различных категорий орудий. Различия между комплексами прояв — ляются на уровне отдельных типов изделий, что, возможно, является причиной количественной неравноценности коллекций, временных отличий или хозяйственного типа памятников.

Сравнение кремневых индустрий опорных ранненеолитических и позднемезолитических памятников пластинчатого технокомплек — са (Старо-Токская, Чекалино II и др.) дает совершенно иной резуль — тат. Мезолитические мастера для получения пластин и микроплас — тин используют технику отжима, вследствие чего среди остаточных нуклеусов преобладают изделия конической и карандашевидной формы со следами снятия правильных микропластинок. Примеча — тельно, что высокая микропластинчатость характерна для поздне — мезолитического кремня вне зависимости от используемого сырья. Ранненеолитическая техника расщепления нацелена на получение пластин и пластинчатых отщепов средней ширины при помощи техники рогового посредника, представленных в коллекциях не — значительной серией, а не микропластин. Результатом применения такого приема расщепления являются многочисленные остаточные нуклеусы со следами снятия отщепов, хорошо представленные во всех опорных комплексах.

При выборе заготовки мезолитические мастера предпочтение от- давали пластине и пластинчатому отщепу, из которых изготавлива — лось большинство орудий. Ориентация на пластинчатую заготовку наблюдается даже в тех случаях, когда в распоряжение было преиму — щественно некачественное трещиноватое сырье, затрудняющее по — лучение пластин. В ранненеолитических комплексах наряду с плас — тинами отмечается широкое использование отщепов и иных видов заготовок. Переход к отщеповой заготовке особенно ярко проявля — ется при изготовлении таких категорий изделий, как скребки, резцы, ножи и др. Преимущественное использование отщеповой заготовки при изготовлении скребков продолжается даже там, где производится большое количество пластин. Последнее обстоятельство указывает на культурную специфику ранненеолитического производства ка — менных орудий.

Техника вторичной обработки позднемезолитических комплек- сов ограничена нанесением краевой крутой и полукрутой ретуши и резцового скола. При изготовлении рубящих орудий используется бифациальная обивка. Ранненеолитическими мастерами освоена бо-

лее широкая палитра приемов вторичной обработки: краевая и би — фациальная, крутая и пологая ретушь, подтеска, шлифовка. Пологая ретушь заходит далеко на спинку изделия и используется в равной мере при обработке орудий на отщепах и пластинах. Бифациальная ретушь носит частичный характер и еще не покрывает всю поверх — ность изделия. Шлифовке подвергаются рубящие орудия, среди кото — рых отмечаются изделия с частичной и полной пришлифовкой всей поверхности. Шлифованные рубящие орудия и следы их изготовле — ния отмечаются на основных опорных памятниках, что делает этот признак культурно значимым.

Типологический набор позднемезолитических комплексов явля- ется ограниченным и представлен пластинами и сечениями плас — тин со следами использования без специальной обработки, редкими микролитами, в том числе пластинками с усеченным и скошенным ретушью концом, остриями, концевыми скребками, краевыми, се — рединными, нуклевидными, ретушными резцами, скобелями, топо — ровидными и тесловидными рубящими орудиями. Геометрических микролитов, наконечников стрел и шлифованных рубящих орудий не обнаружено ни на одном из перечисленных опорных памятников. Ранненеолитические комплексы, помимо необработанных пластин и их сечений, содержат пластины с регулярной приостряющей ре — тушью и скошенными концами, микролиты, концевые, боковые, многолезвийные скребки различных размеров и форм, в том чис — ле высокой, ножи устойчивой подтреугольной формы на отщепах и пластинчатых отщепах с выделенным кончиком и тщательной обработкой краев, скобели с ретушированными широкими и узки — ми выемками, краевые резцы на отщепах, острия, сверла с выде — ленными плечиками и без них, трапеции на пластинах и отщепах, черешковые наконечники стрел постсвидерского типа, наконечни — ки дротиков, рубящие орудия, законченные формы которых имеют правильное линзовидное сечение, трапециевидную, подтреуголь — ную или подпрямоугольную форму. Среди редких орудий можно назвать вкладыши на широких пластинах с выравнивающей под — теской по брюшку.

Не менее существенные различия обнаруживаются при сравне- нии елшанских и позднемезолитических кремневых комплексов «с наконечниками» северо-западных районов Среднего Поволжья. Ме — золитическая кремневая индустрия носит ярко выраженный мик — ропластинчатый характер, свидетельствующий о распространении вкладышевой техники. Об устойчивости микропластинчатой тради — ции в этой части Среднего Поволжья говорит ее доживание до начала

атлантического периода и наследование племенами накольчатой ке — рамики в начале V тыс. до н. э. (Никитин, 2006, с. 256, 257). Заметные отличия выявляются и при сравнении ранненеолитических и поздне — мезолитических рубящих орудий и наконечников стрел. Елшанские тесла и топоры имеют преимущественно симметричное линзовидное сечение, а рубящие изделия лесного мезолита Среднего Поволжья от — личает заметная асимметрия. Данная особенность не является слу — чайным, поскольку изготовление асимметричных в сечении топоров и тесел с «горбатой спинкой» в лесной зоне Восточной Европы и По — волжья уходит корнями в мезолит и продолжается до эпохи бронзы включительно. Заметные внешние различия имеют и кремневые на — конечники стрел. Ранненеолитические наконечники, похоже, имеют более крупные размеры, чем мезолитические.

Общее снижение пластинчатости кремневой индустрии при пе- реходе от позднего мезолита к раннему неолиту, похоже, неплохо со — гласуется с сортовыми изменениями кремневого сырья. Кремневый инвентарь таких выразительных позднемезолитических стоянок вол — го-уральской лесостепи, как Старотокская и Ховринская характери — зуются использованием качественных сортов кремня, позволяющих получать правильные пластины. В противовес им, проживающее на этой же территории, ранненеолитическое население утилизиру — ет собранный в легко доступных местах галечный кремень плохого качества, затрудняющий пластинчатое расщепление. Можно пред — положить, что ухудшение качества кремневого сырья и снижение пластинчатости индустрии в раннем неолите явилось следствием ос — воения края и его ресурсов пришлым населением, не знакомым на первых порах с источниками хорошего сырья и не имеющим отла — женных каналов его пополнения.

Таким образом, сравнение опорных позднемезолитических и ран- ненеолитических кремневых комплексов волго-уральской лесостепи выявляет между ними достаточно четкое системное различие, про — являющееся в использовании разных источников кремневого сырья, приемов его расщепления, выборе заготовок для орудий, вторичной обработки и типологическом наборе изделий. Особое внимание обра — щает на себя появление в раннем неолите геометрических микроли- тов, наконечников стрел, вкладышей южного облика, шлифованных рубящих орудий симметричного сечения, не имеющих местных ис — токов. Все это достаточно определенно указывает на проникновение в южные районы волго-уральской лесостепи на рубеже мезолита-не — олита новых групп населения, использующего оригинальные тради — ции кремнеобработки и изготовления орудий.

Литература:

Вискалин А. В. 2003. Ранненеолитический комплекс стоянки Ел- шанка X (Усть-Ташёлка) (итоги предварительного изучения) // Архео — логия восточноевропейской лесостепи. Пенза.

Вискалин А. В. 2007. О хронологии и периодизации ранних этапов неолита волго-уральской лесостепи // Самарский край в истории Рос — сии. Вып. 3. Материалы Межрегиональной научной конференции, пос — вященной 120-летию со дня основания Самарского областного истори — ко-краеведческого музея им. П. В.Алабина. Самара.

Вискалин А. В. 2008. Ховринская мезолитическая стоянка // Чело-век, адаптация, культура. М..

Колев Ю. И., Ластовский А. А., Мамонов А. Е. 1995. Многослойное поселение эпохи неолита – позднего бронзового века у села Нижняя орлянка на реке Сок // Древние культуры лесостепного Поволжья. Са — мара.

Королев А. И., Ластовский А. А., Мамонов А. Е. 1997. Мезолитичес — кий комплекс стоянки Чекалино II // Историко-археологические изыс- кания. Сборник трудов молодых ученых. Вып. 2., Самара.

Кузнецова Л. В., Юсупова Т. Ю. 1987. Постников овраг – археологи — ческий памятник эпох камня-средневековья // Археологические иссле- дования в Среднем Поволжье. Куйбышев.

Кузьмина О. В., Ластовский А. А. 1995. Стоянка Красный Городок //

Древние культуры лесостепного Поволжья. Самара.

Ластовский А. А. 1999. Каменный инвентарь Красноярской мезоли — тической стоянки // Охрана и изучение памятников истории и культу — ры в Самарской области. Вып. 1. Самара.

Ластовский А. А. 2000. Мезолит // История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. Каменный век. Самара.

Мамонов А. Е. 1995. Елшанский комплекс стоянки Чекалино IV //

Древние культуры лесостепного Поволжья. Самара.

Мамонов А. Е. 2000. Елшанкская культура // История Самарского По-волжья с древнейших времен до наших дней. Каменный век. Самара.

Моргунова Н. Л. 1983. Старо-Токская мезолитическая стоянка //

Древние памятники на территории Восточной Европы, Воронеж.

Моргунова Н. Л. 1988. Ивановская стоянка в Оренбургской области

// Археологические культуры Северного Прикаспия. Куйбышев.

Никитин В. В. 2006. Мезолит левобережья Средней Волги (к про-блеме культурной принадлежности) // ТАС. Вып. 6, том 1. Тверь.

Материал взят из: Археология восточноевропейской лесостепи. Вып. 2.Том. 1