«SOZIALSTAAT» В ПОСТОБЪЕДИНЕННОЙ ГЕРМАНИИ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

В основе модели социального государства в ФРГ лежат две концепции «Sozialstaat» — демократический социализм, представленный партией СДПГ, и концепция социально — ориентированной экономики, выработанная блоком ХДС/ХСС. В условиях преемственности социальной политики ведущих партий Германии на протяжении почти всего периода существования ФРГ главным девизом социального государства становится свобода выбора – предпринимательской деятельности, заключения тарифного соглашения, потребления и т. д. В отличие от американской модели социального государства германский вариант «Sozialstaat» более дифференцирован и ориентирован на индивидуальные усилия граждан. Принцип субсидиарности является основополагающим в социальной доктрине ФРГ.

Ухудшение экономического положения Германии в постобъединенный период, вызванное интеграционными процессами новых федеральных земель, поставило правительство ФРГ перед необходимостью ревизии традиционной модели социального

государства. Главной задачей внутренней политики современной Германии является следующее — сохранить темпы модернизации, без чего ФРГ утратит свои экспортные позиции на мировом рынке, и одновременно обеспечить социальную стабильность путем взвешенной социальной политики. В связи с чем социальная политика становится в центр межпартийной борьбы ФРГ. Предлагается реформировать дорогостоящую систему социального обеспечения и народного образования, сократить долю государства в области частного предпринимательства. Но сделать это сложно, потому что Германия, согласно ст.20 Основного закона ФРГ, является не только правовым и федеративным государством, но и социальным [1].

После объединения страны действие Основного закона распространилось и на новые восточные земли. Сам процесс экономической интеграции в Германии имеет детально разработанную политико-правовую базу. Правовыми основами экономической интеграции Германии, помимо Основного закона [2], являются:

— Договор о создании валютного, экономического и социального союза между ФРГ и ГДР от 18 мая 1990 г.;

— Закон о приватизации и реорганизации народного имущества от 17 июня 1990 г.;

— Закон об общих конкретизирующих критериях для распределения доходов от налогов с торгового оборота, для выравнивания финансовых возможностей земель и дополнительных отчислений Федерации от 9 сентября 2001 г.;

— Закон о выравнивании финансовых возможностей между Федерацией и федеральными землями от 20 декабря 2001 г. Сравнительный анализ экономического развития западных и восточных земель показал, что меры, предпринимаемые правительством в постобъединеный период, не привели к действительному выравниванию федеральных земель [3]. Новые федеральные земли до сих пор являются дотационными, и на них приходится основной объем средств, распределяемых в рамках механизма выравнивания возможностей земель, а также Второго пакта солидарности, принятого в 2001 г. Очевидным становится тот факт, что Федерация не может бесконечно субсидировать новые земли, срок выплат восточногерманским регионам истекает в 2019 г.

Экономическая стагнация Германии стала главной причиной ревизии модели социального государства. Процесс пересмотра социальной политики, разработка более эффективной социальной концепции стал стержнем межпартийной и внутрипартийной борьбы в ФРГ. На сегодняшний момент можно выделить три основных направления модернизации «Sozialstaat»:

— умеренная политика с упором на расширение интересов предпринимательства и с ориентацией на возрастающую роль принципа субсидиарности, представленная правящей коалицией ХДС/ХСС – СвДП;

— «третий путь» — концепция СДПГ, который сочетает принцип социальной справедливости с корректировкой социальной политики в духе неолиберализма;

— традиционалистский вариант, поддерживаемый партиями «Левые»,

«Зеленые» – высокое налогообложение крупного

предпринимательства и сохранение более высоких социальных выплат.

Сближение социальных доктрин ведущих партий страны – ХДС и СДПГ усилилось в рамках действия правительства «Большой коалиции», обе партии высказались за создание действенного контроля над финансовыми структурами, в том числе и на международном уровне.

На Всемирном экономическом форуме в Давосе 30 января 2009г.

канцлер ФРГ А. Меркель высказалась за распространение во всем мире социальной рыночной системы, существующей в Германии. Это подразумевает большую эффективность германской модели

«Sozialstaat» в условиях мирового финансового кризиса, но так ли это?

Ряд экспертов считают политику континуитета ХДС/ХСС и СДПГ удачным синтезом правового и социального государства, другие заверяют, что принцип правового государства в ФРГ все чаще нарушается в пользу принципа социального государства. Последнюю точку зрения разделяет видный представитель современного немецкого либерализма Гюнтер Рормозер. «Права, вытекающие из принципа правового государства, – утверждает Рормозер, — конечно, совершенно другого рода, чем те, которые обусловливаются принципом социального государства: это права-гарантии. Принцип

правового государства означает ограничение государственного вмешательства. А принцип социального государства – расширение такого вмешательства» [4]. Третья группа экспертов заявляет, что начавшаяся «неолиберальная» ревизия «Sozialstaat» в ФРГ означает в целом новую неоконсервативную реставрацию и под угрозой находится вся европейская модель социального рынка [5].

Несмотря на достигнутые успехи Германии в постобъединеный период, ясно, что традиционная модель социальной политики зашла в тупик и не может справиться с вызовами времени. Концепция Л. Эрхарда, Ойкена, Мюллера-Армака «благосостояние для всех», дополненная достижениями германской социал-демократии, в частности, молодежная политика, создала в Германии высокие стандарты социальной помощи в условиях свободной конкуренции. Однако, такие достижения как высокая заработная плата и короткий рабочий день приводят к тому, что немецкие товары отличаются дороговизной на мировом рынке, что сказывается на уровне германского экспорта.

Пенсионная сфера ФРГ характеризуется политикой «договора поколений», когда пенсионные отчисления производятся из доходов работающего населения. Но при общем демографическом старении и снижении пенсионного возраста для отдельных групп населения на 3-

5 лет налоговая нагрузка резко возрастает, и средств для выплат из пенсионного фонда не хватает. Федеральное правительство предпринимает ряд мер по решению данной проблемы. Однако, предложенная правительством А. Меркель новая социальная доктрина ХДС вызвала не только критику со стороны оппозиции, но и широкую внутрипартийную дискуссию. Основные спорные вопросы новой принципиальной программы ХДС: пенсионная реформа, в частности, источники финансирования населения с низким уровнем дохода, семейная политика (соотношение понятия социальной справедливости с проблемой бездетного поколения), реформа здравоохранения, образования. Новая программа А. Меркель встретила бурный протест со стороны немецких профсоюзов и неодобрение в лице главных теоретиков христианской демократии, осуждающих отход от основ социального консерватизма.

Несмотря на провал политики второй «Большой коалиции», ХДС и

СДПГ так и не смогли прийти к действительному согласию по

решению ряда ключевых вопросов, большинство исследователей отмечают сближение принципиальных программ обеих партий.

Проект «Третий путь», предложенный СДПГ, характеризуется как сочетание неолиберальной экономики и социал-демократической социальной политики. Германская социал-демократия так определила новый спектр социально-экономических задач: «Современные социал-демократы не являются приверженцами неолиберального принципа laisser-faire. Гибкие рынки следует соединять с активной деятельностью государства, роль которого нужно определить заново. Главным приоритетом должны быть инвестиции в человеческий и социальный капитал. Систему социальных гарантий необходимо приспособить к изменениям в продолжительности жизни, структуре семьи и роли женщин» [6].

В 2003 году Герхард Шрёдер выступил с революционным для социал — демократов планом реформ, названным «Повестка дня 2010». Этот проект предусматривал сокращение налогов и изменения в социальной политике Германии, которые грозили ударить по наименее защищенным слоям населения. В частности, предполагалось упростить процедуру увольнения работников. Таким образом, социал-демократы впервые признали тот факт, что социальное государство, это главное историческое завоевание немцев в области социальной политики, не может быть более сохранено в прежнем объеме в ситуации глобального рынка.

Новая доктрина СДПГ сразу же подверглась критике со стороны немецких либералов. «Среди ценностей современности свободе нет места. Это не случайно. «Третий путь» не представляет собой ни открытое общество, ни свободу. Здесь, на самом деле, налицо определенная авторитарная тенденция, существующая не только на практике» [7].

Сегодня, в условиях мирового финансового кризиса, социал- демократы в целях сохранения рабочих мест, на первое место ставят инвестиции в образование и переквалификацию. Они исходят из того, что только при таком условии можно обеспечить квалифицированные кадры для новейших технологий и производств. Но на деле это означает революционный пересмотр прежней молодежной политики, созданной в свое время как базисное начало германской модели

«Sozialstaat» именно социал-демократами.

Главным девизом традиционной молодежной политики было доступное, бесплатное образование, т. е. «отложенное взросление». В связи с чем активно работающее поколение составляло возрастную категорию от 35 до 55 лет. Однако данная модель успешно работала лишь при устойчивом экономическом росте и достаточном количестве молодежи. В условиях экономической стагнации и стремительного сокращения доли немецкой молодежи в обществе требуется пересмотр молодежной политики, и прежде всего реформа образования. Дефицит молодых немецких кадров на рынке труда подстегивается и ростом эмиграции из страны. По прогнозам аналитиков через несколько лет в Германии соотношение пенсионеров и работающих составит 1:2, а это означает и дальнейший рост безработицы, и сокращение пенсионных пособий [8].

Начавшаяся реформа образования, предложенная ХДС, выразилась во внедрении метода ускоренного обучения как в средней, так и в высшей школе, введении платы за обучение в вузах с целью ограничения количества поступающих, и в возрастающей роли частных школ, например, росте начальных частных школ. Германия, активно участвующая в Болонском процессе, перестраивает свою систему образования под бакалавриат и магистратуру. «Если мы хотим построить в Германии устойчивую экономику знаний, нашим детям придется больше и ответственнее учиться» [9]. Изменившиеся требования к молодежи повлияют и на жизнь их родителей, прежде всего из социально незащищенных слоев общества. Это и невозможность работать всю жизнь на одном месте (а значит, ослабление влияния профсоюзов) и недоступность образования для детей.

Еще раньше на земельном уровне в качестве решения проблем безработицы среди молодежи были созданы программы «Политика занятости и стимулирование трудоустройства». Есть и особая программа «100000 рабочих мест для молодежи и подростков», в рамках которой проходят акции по привлечению молодых людей, совместно с биржами труда, для решения вопросов безработицы. Кроме того, для ликвидации безработицы используется кредитование молодых людей до 25 лет, если они хотят открыть свое дело, правительство выделило на данный проект около двух миллиардов марок.

Общим направлением в программных документах ведущих партий ФРГ является также тезис «за социальную Европу». В большей степени, конечно, он выражен в программе СДПГ, так как дополнен тезисом «за гибкую и социально ориентированную глобализацию» [10].

Социал-демократы выступают за создание единого европейского социального пакта стабильности, для этого во всех странах ЕС должна существовать заработная плата, гарантирующая минимальное существование. Единый европейский социальный пакт выражается в общепринятых для ЕС социальных стандартах и правах, т. е. равная заработная плата и равные условия трудовой деятельности за равный труд при равных условиях. А это означает и расширение права на соучастия на предприятиях, т. е. использование положительного опыта ФРГ в рамках всего ЕС.

В целом следует отметить, что перспективным вариантом

модернизации германской модели «Sozialstaat» большинству немецких политиков представляется сокращение услуг социального государства внутри страны через расширение его в рамках европейской интеграции. Насколько успешен будет этот вариант, покажет время, но необходимо учитывать также и рост популярности третьих партий, таких как СвДП или «Левые», что означает возможность дальнейшей поляризации мнений в решении проблемы модернизации.

Материал взят из: Вестник Нижегородского государственного лингвистического университета им. Н. А. Добролюбова. Вып. 10. Лингвистика и межкультурная коммуникация