СОВРЕМЕННЫЙ ДАРВИНИЗМ: НА ПУТИ К НОВОМУ СИНТЕЗУ

В. Г. Борзенков

Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова

Москва, Россия: v.g. borzenkov@gmail. com

В статье показывается, что вопреки высказываемым иногда мнениям о «кризисе»,

«застое» и пр., которые, якобы, переживает в настоящее время дарвиновская теория

естественного отбора, она, напротив, к концу ХХ в. не только укрепила свои позиции

в биологии и в философии науки, но и служит основанием для создания новых меж-дисциплинарных областей исследования и новых синтетических концепций: обоб-щенных концепций самоорганизации, социобиологии, эволюционной психологии,

эволюционной этики и др.

Ключевые слова: Дарвин, дарвинизм, синтетическая теория эволюции, самооргани — зация, эволюционная психология, Поппер, фальсифицируемость.

В преддверии дарвиновских юбилеев 2009 г. (200-летия со дня рождения и

150- летия «Происхождения видов») возрос интерес к принципиальным вопро-сам эволюционной теории в биологии, в том числе и к оценке ее научного статуса,

ее сегодняшнего состояния и будущего. Нечто подобное происходило и в связи

с 50- и 100-летним юбилеями Дарвина. Эти два предшествовавших юбилея про-исходили, как хорошо известно специалистам, в прямо противоположных эмо-циональных и интеллектуальных тональностях. В 1909 г. событие отмечалось

если и не полностью теория первой половины ХХ в., объединившая идею естественного отбора

с идеей менделевской (дискретной) наследственности (а вокруг этого ядра и целый

ряд других областей описательной биологии), положившая начало созданию гене-тики популяций и всего блока понятий и методик исследования микроэволюции,

была подлинно научной, но, разумеется, весьма несовершенной и предварительной формулировкой теории. Критиковать ее с позиций сегодняшнего знания живого, это все равно, что критиковать модель идеального газа в молекулярно-кинетической и статистической физике ХIХ в. с позиций сегодняшней атомной теории и теории эле — ментарных частиц. Это с самого начала прекрасно понимали и классики-генетики (С. С. Четвериков, С. Райт, Р. Фишер и др.), а тем более биологи-эволюционисты такого широкого профиля и масштаба, как И. И. Шмальгаузен, К. Уоддингтон, Б. Ренш и др. Прошедшие с тех пор несколько десятилетий — это годы напряженной работы огромных коллективов исследователей во всех областях биологии по рас — шифровке деталей тех структур и процессов на всех уровнях организации живой природы (от клеточно-молекулярного до биосферы в целом), благодаря которым в настоящее время поддерживается устойчивость функционирования биосферы на нашей Земле, но одновременно закладываются предпосылки ее текущих и главное будущих эволюционных трансформаций. При этом для абсолютного большинства ученых путеводной нитью и стимулом при создании частных теорий исследуемых ими процессов в своих собственных областях служила и служит теория естествен — ного отбора Дарвина.

Нельзя, однако, отрицать, что эта позитивная работа по созданию нового и, на — верное, далекого от завершения «третьего», как назвал его известный отечествен — ный биолог-эволюционист Н. Н. Воронцов (Воронцов, 1999, с. 606–609), синтеза в эволюционной биологии сопровождается и периодически возникающими сомне — ниями в дальнейшей жизнеспособности концепции естественного отбора и выдви- жением альтернативных дарвинизму концепций эволюции. Вкупе с неожиданно воскресшим в 1970-е гг. креационизмом эти концепции, подаваемые к тому же часто в широкой печати как неоспоримые «научные» свидетельства «краха» дарвинизма, нередко, помимо воли самих авторов этих концепций, создают в общественном со — знании весьма неадекватную картину происходящего ныне в эволюционной био — логии и поэтому нуждаются в специальном анализе. Однако, как прекрасно показал академик Л. П. Татаринов в своих недавних обзорных статьях (Татаринов, 2005,

2007), теория эволюции непрерывно расширяется и видоизменяется. «Эта область знания по своим масштабам настолько расширилась, — подчеркивает он, — что, по существу, стала беспредельной» (Татаринов, 2005, с. 38). При этом, соглашаясь с банальностью, что «теория эволюции уже давно вышла за рамки „Происхожде — ния видов“ Ч. Дарвина», он, тем не менее, считает нужным подчеркнуть: «Успехи молекулярной генетики уже привели к пересмотру воззрений на механизм наслед — ственных изменений и на механизмы морфогенеза, тем не менее можно с уверен — ностью заявить, что в теории эволюции важнейшее место по-прежнему занимает идея Ч. Дарвина о естественном отборе» (Татаринов, 2005, с. 37, 38). Более того, все выглядит таким образом, что при минимальной модификации и традиционная концепция неодарвинизма (синтетическая теория эволюции) и претендующие на конкуренцию с нею новейшие концепции найдут свое место в рамках расширенных представлений об эволюции, в рамках «третьего» (по Н. Н. Воронцову) синтеза.

Эта идеология «расширенного синтеза», основу которого составила бы дарви — новская идея естественного отбора, в последней трети ХХ в. вышла далеко за пре — делы самой биологии. При этом она активно обсуждалась (и на сегодняшний день широко принята) на материале наук, лежащих по обе стороны от науки о жизни (понимаемой в чисто биологическом смысле), то есть на материале физики и химии,

В. Г. Борзенков

с одной стороны, и всего комплекса наук о человеке (социально-гуманитарных наук), с другой.

Как известно, на рубеже 70-х и 80-х гг. ХХ в. довольно стремительно сформи — ровалась целая новая область исследования сложных нелинейных динамических систем, именуемая по-разному: нелинейная динамика, теория самоорганизации, синергетика, — имеющая самые разные источники своего формирования и исполь — зующая самый новомодный математический аппарат нелинейных дифференциаль — ных уравнений, теории катастроф, фрактальной геометрии и др. Широкий интерес к изучению свойств нелинейных систем был обусловлен тем, что, по существу, весь реальный мир, вся окружающая нас природа, общество, — все это и есть мир нели — нейных систем, которые, как выяснилось, эволюционируют по весьма специфиче — ским и необычным с точки зрения классической науки законам. И, конечно, сразу же было обращено внимание на то, что дарвиновская теория на качественном уровне во многом предвосхитила идеи современных глубоко математизированных теорий самоорганизации и синергетики. Но тогда сразу же возникает вопрос: а как соотно — сятся собственно дарвиновские представления о механизмах эволюции, в которых ключевая роль отводится естественному отбору, с механизмами эволюции как спон- танной самоорганизции динамических систем, разрабатываемых в синергетике? Причем, анализ этой проблемы имеет ключевое значение как для определения точ — ного статуса концепции естественного отбора в самой эволюционной биологии, так и для определения путей построения общих теорий самоорганизации и эволюции природных, социальных и духовных систем. Любопытны итоги дискуссий по этим вопросам, содержащиеся в статье американских ученых Брюса Х. Уебера и Дэви — да Дж. Депью «Естественный отбор и самоорганизация. Динамические модели как ключи к новому эволюционному синтезу» (Weber, Depew, 1996). О масштабах этих дискуссий говорит хотя бы то, что авторы выделяют аж семь (!) точек зрения по во — просу о соотношении естественного отбора и самоорганизации в эволюции, логиче — ски возможных и реально выдвигавшихся и обсуждавшихся в англо-американской литературе 80-х и 90-х гг. ХХ в. Вот список предлагавшихся концепций:

1. Движущей силой эволюции является естественный отбор, а не самооргани — зация.

2. Самоорганизация является фактором, ограничивающим естественный отбор.

3. Самоорганизация является исходным состоянием («нулевой гипотезой» по

терминологии авторов), на фоне которого развертываются эволюционные события

(в том числе и контролируемые естественным отбором).

4. Самоорганизация является вспомогательным механизмом естественного от-бора, движущим эволюцию.

5. Самоорганизация является движущей силой эволюции, однако ее сдерживает

(ограничивает) естественный отбор.

6. Естественный отбор является самостоятельной формой самоорганизации.

7. Естественный отбор и самоорганизация являются двумя аспектами единого

эволюционного процесса (Weber, Depew, 1996, p. 44–45).

Подвергнув затем тщательному и глубокому обсуждению каждую из семи пози-ций, они приходят к выводу, что наиболее обоснованной является последняя (седь-мая) точка зрения. «Естественный отбор, — пишут Уебер и Депью, — действительно

можно считать очевидным свойством определенных видов селекции в автокаталити-ческих, рассеивающих энергию, открытых системах. Это означает, что естественный

отбор — это не просто теория, которая позволяет объяснить некоторые явления, а яв — ление само по себе, очевидный процесс, имеющий место в сложных рассеивающих си — стемах, получивших возможность изменяться и сохранять информацию». И далее:

«…на языке новой динамики и термодинамики естественный отбор еще более четко (по сравнению с более ранними формами дарвинизма) показывает, почему естествен — ный отбор является не просто теорией или моделью, или метафорой с корнями, ухо — дящими в практику, а естественным феноменом, возникшим в результате основных динамических и термодинамических процессов. Соответственно, сложная динамика систем ни в коей мере не угрожает естественному отбору. В опасности находятся все — го лишь некоторые понятия естественного отбора, согласно которым естественный отбор конкурирует со случаем и самоорганизацией, что противоречит естественной природе естественного отбора. Иначе эту точку зрения можно высказать так: лю — бая беззащитная перед лицом риторики креационизма теория естественного отбора не может считаться адекватной» (Weber, Depew, 1996, p. 53, 57).

Не менее энергичные и масштабные движения по синтезу различных наук во — круг идеи естественного отбора происходят в последние два-три десятилетия и в области социальных и гуманитарных наук. К концу ХХ в. сложился целый пучок перспективных научных исследовательских направлений, в названии которых при — сутствуют приставки «эволюцио-» и «био-»: эволюционная экономика, эволюцион — ная психология, эволюционная эпистемология, эволюционная этика и др.; или био — политика, биоэтика, биоэстетика, биолингвистика, биогерменевтика.

Начало этому движению было положено выходом в свет книги известного американского энтомолога Э. Уилсона «Социобиология. Новый синтез» (Wilson,

1975), породившей, с одной стороны, «социобиологическое движение», а с дру — гой — вызвавшей целую бурю протестов и различных критических отзывов. В чем только ни обвиняли Э. Уилсона и других социобиологов: в реставрации «социал — дарвинизма», в «генетическом детерминизме», «биологическом редукционизме», попытке заменить биологической наукой философскую этику и пр. Между тем, как выяснилось, социобиология вовсе не собирается покушаться ни на один из ре — зультатов философии, этики, культурной антропологии и любой другой гумани — тарной дисциплины, претендуя лишь на раскрытие биологических (эволюционно — генетических) оснований формирования социального поведения в мире живых организмов (в том числе и в человеческом мире). В 1990-е гг., однако, отчасти и по тактическим соображениям, но больше исходя из существа дела, многие иссле — дователи (теперь их, наверное, подавляющее большинство), работающие в дарви — нистической парадигме на материале социально-гуманитарных наук, стали дис — танцироваться от термина «социобиология», предпочитая именовать эту новую область исследования «эволюционной психологией». По словам Леды Космидес и Джона Туби, руководителей Центра эволюционной психологии университета Санта-Барбара (Калифорния), эволюционная психология отличается от социо — биологии тем, что объединяет эволюционную биологию с когнитивной наукой. Эволюционная психология концентрирует свое внимание не на прямо генетиче — ски обусловленных формах социального поведения (хотя наличие таковых вовсе не запрещается), а на психике человека, которую рассматривает прежде всего как набор обрабатывающих информацию механизмов, «встроенных» в головной мозг человека и возникших в процессе эволюции человека эпохи плейстоцена как адап — тации под действием естественного отбора. По справедливому замечанию Джека

B. T Eop3e1l1W6

H JlHH)];biilaJIMepoB, aBTOpOB npeBOCXO)];HOH CBO)];KH no 3BOJIIOI. l;IfOHHOH nCHXOJIOfHH,

«COBpeMeHHa5I 3BOJIIOIJ;HOHHa5I TeOpH5I o6Jia, n;aeT cnoco6HOCTbiO CB5I3biBaTb COIJ;HaJib­ Hbie HayKH JJ:pyr C JJ:pyroM H C ecTeCTBeHHbiMH HayKaMH… 0JJ:HOH H3 npWIHH TOfO, no­ qeMy 3BOJIIOU:HOHHa5I nCHXOJIOfH5I CTaJia B nocJie)];HHe fO)];biCTOJib ,rop5Iqe:ll TeMOH",

5IBJI5IeTC5I ee B03MO%HOCTb )];aTb o6b5ICHeHHe H nporH03bi)];Jl5I IIIHpOKOfO Kpyra JJ:HCIJ;H­

nJIHH, BKJIIOqa5J: aHTponOJIOfHIO, 3KOHOMHKy, nCHXOJIOfHIO, COIJ;HOJIOfHIO H JJ:pyrHe CO­ U:HaJibHbie HayKH. 9BOJIIOU:HOHHa5I TeOpH5I BnOJIHe MO%eT CTaTb KapKaCOM, BHYTPH KO­ TOporo COU:HaJibHbie HayKH CMoryT Bbipa6aTbiBaTb COrJiaCOBaHHbie, KOMnJIHMeHTapHbie napa, n;HrMhi noBe)];eHH5I, nOJ];06Ho TOMy, KaK pa3JIHqHhie )];HCIJ;HnJIHHbi ecTeCTBeHHbiX HayK OnHpaiOTC5I Ha 3aKOHbi, KOTOpbie OTJIHqaiOTC5I KOMnJIHMeHTapHOCTbiO, COrJiaCO­

BaHHOCTbiO H HeKoHqlJIHKTHOCThiOi> (IIaJIMep )lK, IIaJIMep JI., 2003, c. 11-12).

HaKoHeu;, HeMaJIOBa%HhiM o6cTOHTeJibCTBOM HBJIHeTcH H To, qTo )];apBHHH3M B XX B.

BhiJJ:ep%aJI caMyiO cypoByiO npoBepey Ha HayqHoCTh B XOJJ:e npocpeccHOHaJihHhiX cpHJIO­ cocpcKHX JJ:HCKYCCHH no 3TOH npo6JieMe C onopoH Ha CaMbie H30Iu;peHHbie MeTO)];OJIOrHqe­ CKHe KOHIJ;eniJ;HH H «KpHTepHH HayqHOCTHi>, Ha KOTOpbie 6bma CTOJlb 6oraTa cpHJIOCOcpH5I

HayKH XX B. Oco6eHHO noyqHTeJihHa (H JJ:paMaTHqHa) HCTopHH B3aHMOOTHOIIIeHHH )];ap­

BHHH3Ma KaK HayqHOH HCCJie)];OBaTeJibCKOH nporpaMMbiH TeopHH ecTeCTBeHHOfO oroopa

KaK HMeHHO HayqHOH TeOpHH C, B03MO%HO, HaH60Jiee IIIHpOKO H3BeCTHOH H nonyJIHpHOH cpHJiococpcKo-MeTo)];oJiorHqecKoH KoHu;enu;HeH XX B.- cpaJibCHcpHKaU:HOHHCTCKOH KOH­ u:enu;HeH K. IIonnepa. KaK H3BecTHO, IIonnepy npHIIIJIOCh JJ:Ba)KJJ:hiny6JIHqHo oTpeKaTb­

CH OT CBOHX YHHqH)KHTeJibHbiX BbiCKa3biBaHHH B a, n;pec JJ:apBHHH3Ma, ChirpaBIIIHX, K CJIOBY CKa3aTb, )];OCTaToqHo onpe)];eJieHHO HeraTHBHYIO pOJib (no OTHOIIIeHHIO K HayKe) B CTapTO­ BaBIIIeM B 1960-e rr. HOBeHIIIeM BHTKe 6opb6biKpeaiJ;HOHHCTOB C 3BOJIIOIJ;HOHHCTaMH.

Ho, BO BCHKOM cJiyqae, y%e B cBoe:H )];apBHHOBCKOH JieKU:HH, npoqHTaHHOH IIonne­

poM B Kpa:HcTC-KOJIJieJJ:)Ke (rJJ:e yqHJICH )lapBHH) KeM6pHJJ:)KCKoro yHHBepcHTeTa 8 HOH-6pH 1977 r., OH, HaqaB C TOro, qTo MHOrHe aBTOpHTeTHhie yqeHhie cqHTaiOT KOHIJ;eniJ;HIO

ecTeCTBeHHOfO OT6opa TaBTOJIOrHqecKOH, npOJJ:OJI)KHJI: «5I ynoMHHaiO o6 3TOH npo6JieMe noTOMY, qTo H caM rpeiiieH. IIoJJ: BneqaTJieHHeM BhiCKa3biBaHHH ::lTHX aBTOpHTeToB MHe

CJiyqaJIOCb Ha3biBaTb vry TeOpHIO, noqTH TaBTOJIOfHqecKOH" H 5I nhiTaJIC5I o6b5ICHHTb,

KaK TeOpH5I ecTeCTBeHHOfO oroopa MO%eT 6biTb HenpoBepHeMOH (KaK TaBTOJIOfH5I) H B TO %e BpeMH npeJJ:cTaBJIHTh orpoMHhiH HHTepec JJ:JIH HayKH. Moe peiiieHHe ::lTOH npo6Jie­ MhiCOCT05IJIO B TOM, qTo )];OKTpHHa ecTeCTBeHHOfO oroopa npeJJ:CTaBJI5IeT co6o:H BeCbMa ycneiiiHYIO MeTacpH3HqecKyiO HCCJie)];OBaTeJibCKYIO nporpaMMY. 0Ha CTaBHT )];eTaJIH3Hpo­ BaHHhie npo6JieMhiBO MHOfHX o6JiaCT5IX H nOJ];CKa3biBaeT HaM, qTo CJieJ];yeT O%H)];aTb OT

a, n;eKBaTHOfO peiiieHH5I 3THX npo6JieM. 5I H ce:llqac cqHTaiO, qTo eCTeCTBeHHbiH oroop pa-6oTaeT B 3TOM CMbiCJie KaK HCCJie)];OBaTeJibCKa5I nporpaMMa. BMeCTe C TeM 5I Tenepb npH­

)];ep%HBaiOCb HHOfO MHeHH5I 0 npoBepHeMOCTH H JIOfHqeCKOM CTaryce TeOpHH ecTeCTBeH­ HOro oroopa. I15I pa, n; B03MO%HOCTH 3a5IBHTb 0 CBOeM OTpeqeHHH OT npe%HHX B3fJI5I)];OB. Ha, n;eiOCb, MOe OTpeqeHHe BHeCeT KaKOH-TO BKJia, ll; B nOHHMaHHH CTaryca eCTeCTBeHHOfO

OT6opai>. l13JIO%HB )];aJiee CBOe HOBOe nOHHMaHHe JIOfHKH «pa60Tbli> )];apBHHOBCKHX Me­

XaHH3MOB ::lBOJIIOU:HH H noHCHHB Bee ::lTO Ha HecKOJihKHX npHMepax, IIonnep 3aBepiiiHJI

vry CBOIO JieKU:HIO CJIOBaMH: «ECJIH B 3TOH HHTepnpeTaU:HH qTO-TO eCTb, TO OTKpbiTbiH

)lapBHHOM npou;ecc H3MeHqHBOCTH C nocJie)];yiOIIJ;HM OT6opOM He npOCTO n03BOJI5IeT o6b-5ICHHTb 6HOJIOfHqeceyiO 3BOJIIOIJ;HIO B MeXaHHqecKHX TepMHHaX HJIH B TepMHHaX, KOTO­ pbie npeHe6pe%HTeJibHO H OIIIH6oqHo Ha3biBaJIHCb MeXaHHqecKHMH, HO H Ha CaMOM )];eJie npOJIHBaeT CBeT Ha nOH5ITHe HHCX0)];5IIIJ;eH npHqHHHOCTH, Ha C03)];aHHe npOH3Be)];eHHH HcKyccTBa H HayKH H Ha pa3BHTHe cBo6oJJ:biHX C03JJ:aHHH. TaKHM o6pa3oM, Bech cneKTp

явлений, связанных с эволюцией жизни и духа, а также произведений человеческо — го разума, оказывается, возможно осветить благодаря великой и вдохновляющей идее, которой мы обязаны Дарвину» (Поппер, 2000, с. 80).

Таким образом, как видим, все разговоры о «застое», «тупике», «кризисе», а тем более «крахе», синтетической теории эволюции в биологии на сегодня вновь, как и ровно 100 лет назад, в начале ХХ в., больше похожи на выдавание желаемого за действительное, чем на результат серьезного анализа и осмысления сложившейся ситуации.

Литература

Борзенков В. Г. Биофилософия сегодня. М. : Динтер, 2006. 255 c.

Воронцов Н. Н. Развитие эволюционных идей в биологии. М. : Прогресс-Традиция, 1999.

640 с.

Палмер:lTOH npo6Jie­ MhiCOCT05IJIO B TOM, qTo )];OKTpHHa ecTeCTBeHHOfO oroopa npeJJ:CTaBJI5IeT co6o:H BeCbMa ycneiiiHYIO MeTacpH3HqecKyiO HCCJie)];OBaTeJibCKYIO nporpaMMY. 0Ha CTaBHT )];eTaJIH3Hpo­ BaHHhie npo6JieMhiBO MHOfHX o6JiaCT5IX H nOJ];CKa3biBaeT HaM, qTo CJieJ];yeT O%H)];aTb OT

a, n;eKBaTHOfO peiiieHH5I 3THX npo6JieM. 5I H ce:llqac cqHTaiO, qTo eCTeCTBeHHbiH oroop pa-6oTaeT B 3TOM CMbiCJie KaK HCCJie)];OBaTeJibCKa5I nporpaMMa. BMeCTe C TeM 5I Tenepb npH­

)];ep%HBaiOCb HHOfO MHeHH5I 0 npoBepHeMOCTH H JIOfHqeCKOM CTaryce TeOpHH ecTeCTBeH­ HOro oroopa. I15I pa, n; B03MO%HOCTH 3a5IBHTb 0 CBOeM OTpeqeHHH OT npe%HHX B3fJI5I)];OB. Ha, n;eiOCb, MOe OTpeqeHHe BHeCeT KaKOH-TO BKJia, ll; B nOHHMaHHH CTaryca eCTeCTBeHHOfO

OT6opai>. l13JIO%HB )];aJiee CBOe HOBOe nOHHMaHHe JIOfHKH «pa60Tbli> )];apBHHOBCKHX Me­

XaHH3MOB ::lBOJIIOU:HH H noHCHHB Bee ::lTO Ha HecKOJihKHX npHMepax, IIonnep 3aBepiiiHJI

vry CBOIO JieKU:HIO CJIOBaMH: «ECJIH B 3TOH HHTepnpeTaU:HH qTO-TO eCTb, TO OTKpbiTbiH

)lapBHHOM npou;ecc H3MeHqHBOCTH C nocJie)];yiOIIJ;HM OT6opOM He npOCTO n03BOJI5IeT o6b-5ICHHTb 6HOJIOfHqeceyiO 3BOJIIOIJ;HIO B MeXaHHqecKHX TepMHHaX HJIH B TepMHHaX, KOTO­ pbie npeHe6pe%HTeJibHO H OIIIH6oqHo Ha3biBaJIHCb MeXaHHqecKHMH, HO H Ha CaMOM )];eJie npOJIHBaeT CBeT Ha nOH5ITHe HHCX0)];5IIIJ;eH npHqHHHOCTH, Ha C03)];aHHe npOH3Be)];eHHH HcKyccTBa H HayKH H Ha pa3BHTHe cBo6oJJ:biHX C03JJ:aHHH. TaKHM o6pa3oM, Bech cneKTp

явлений, связанных с эволюцией жизни и духа, а также произведений человеческо — го разума, оказывается, возможно осветить благодаря великой и вдохновляющей идее, которой мы обязаны Дарвину» (Поппер, 2000, с. 80).

Таким образом, как видим, все разговоры о «застое», «тупике», «кризисе», а тем более «крахе», синтетической теории эволюции в биологии на сегодня вновь, как и ровно 100 лет назад, в начале ХХ в., больше похожи на выдавание желаемого за действительное, чем на результат серьезного анализа и осмысления сложившейся ситуации.

Литература

Борзенков В. Г. Биофилософия сегодня. М. : Динтер, 2006. 255 c.

Воронцов Н. Н. Развитие эволюционных идей в биологии. М. : Прогресс-Традиция, 1999.

640 с.

Палмер Дж., Палмер Л. Эволюционная психология. Секреты поведения Homo Sapiens. СПб. :

Прайм-Еврознак, 2003. 382 с.

Поппер К. Дарвинизм как метафизическая исследовательская программа // Вопросы фило-софии. 1995. № 12. С. 39–49.

Поппер К. Р. Естественный отбор и возникновение разума // Эволюционная эпистемология и

логика социальных наук. Карл Поппер и его критики. М. : УРСС, 2000. 461, [1] c.

Татаринов Л. П. Контуры современной теории биологической эволюции // Вестник РАН.

2005. Т. 75. № 1. С. 36–40.

Татаринов Л. П. Молекулярная генетика и эпигенетика в механизмах морфогенеза // Жур-нал общей биологии. 2007. Т. 68. № 3. С. 165–169.

Weber B. H., Depew D. J. Natural Selection and Self-Organization. Dinamical Models as Clues

a New Evolutionary Synthesis // Biology and Philosophy. 1996. Vol. 11. № 1. P. 33–65.

Wilson E. Sociobiology. The New Synthesis. Cambridge, MA : Harvard Univ. Press, 1975. IX,

697 p.

Modern Darwinism: on the Road to New Synthesis

V. G. Borzenkov

M. V. Lomonosov Moscow State Univeristy

Mosvow, Russia: v. g.borzenkov@gmail. com

In this issue represents that Darwin’s theory is not availably now, but to the end of XX cen — tury it establishes position in biology and philosophy of science, but also it can be base of new specific various spheres of researches and new synthetic conception. Which consist of generalized self-organization concepts, sociobiology, evolutionary psychology, and evo — lutionary ethics and others.

Keywords: Darwin, Darwinism, synthetic theory of evolution, self-organization, evolu — tionary psychology, Popper, falsifiability.

Материал взят из: Чарльз Дарвин и современная биология. Труды Международной научной конференции (21–23 сентября 2009 г., Санкт — Петербург)