Приказ № 208 вчк всем чк о заложниках

17 декабря 1919 г.

Дорогие товарищи!

Есть три вопроса, в которых почти все чекисты грешны и в которые поэтому необходимо внести ясность. Это заложники, специалисты и арестованные вообще. Что такое заложник? Это пленный член того общества или той организации, которая с нами борется. Причем такой член, который имеет какую-нибудь ценность, которой этот противник дорожит, который может служить

залогом того, что противник ради него не погубит, не расстреляет нашего пленного товарища. Из этого Вы поймете, что заложниками следует брать только тех людей, которые имеют вес в глазах контрреволюционеров. За какого-нибудь сельского учителя, лесника, мельника или мелкого лавочника, да еще еврея, противник не заступится и ничего не даст. Они чем дорожат? Высокопоставленными сановными лицами, крупными помещиками, фабрикантами, выдающимися работниками, учеными, знатными родственниками, находящихся при власти у них лиц и тому подобным. Из этой среды и следует забирать заложников. Но так как ценность заложника и целесообразность на месте не всегда легко установить, то следует всегда запросить центр. Без разрешения Президиума ВЧК впредь заложников не брать. Ваша задача взять на учет всех лиц, имеющих ценность как заложников, и направлять эти списки нам. Второй вопрос — это специалисты, наши специалисты в своем большинстве — люди буржуазного круга и уклада мыслей. Весьма часто родовитого происхождения. Лиц подобной категории мы по обыкновению подвергаем

аресту или как заложников, или помещаем в концлагеря на общественные работы. Проделывать это без разбора и со специалистами было бы очень неблагоразумно. У нас еще мало своих специалистов. Приходится нанимать буржуазную голову и заставлять ее работать на Советскую власть. Поэтому к аресту специалистов надо прибегать лишь тогда, если установлено, что его

работа направлена к свержению Советской власти. Арестовать же его лишь за то, что он быв. дворянин, что когда-то был работодателем и эксплуататором нельзя, если он исправно работает. Надо считаться с целесообразностью: когда он больше пользы принесет, арестованным или на советской работе. В-третьих, ЧК весьма часто прибегает к арестам, когда это не вызывается необходимостью. По одной наслышке, по одному подозрению и подчас мелкому преступлению, когда имеется уверенность, что преступник не сбежит, к аресту прибегать не нужно, т. к. дело можно вести и так или завести и передать в другие судебные органы. Исходя из этого, ВЧК предписывает Вам на будущее время руководствоваться нижеследующими положениями:

1. Взять на учет: а) все буржуазное население, могущее служить заложниками, как-то: бывших помещиков, купцов, фабрикантов, заводчиков, банкиров, крупных домовладельцев, офицеров старой армии, видных чиновников царского времени и времен  Керенского  и  видных  родственников, сражающихся против нас  лиц; б)  видных работников противосоветских партий, склонных оставаться за фронтом на случай нашего отступления.

2. Предоставить списки этих лиц ВЧК со своим заключением  (звание,  должность,  имущественное положение  до  революции и после).

3. К  аресту  заложников  приступать  только  с  разрешения или предписания ВЧК.

4. К аресту специалистов — лишь, если, несомненно, установлена его причастность к белогвардейской организации или в спекуляции и саботаже.

5. О  предполагаемом  аресте  специалистов  немедленно  поставить в известность комиссара того учреждения, где служит.

Председатель ВЧК

Зав. секретным отделом

Дзержинский

Лацис

ЦА ФСБ РФ. Ф. 66. Оп. 1-у. Д. 3. Копия.

ЗАПИСКА  ЗАМЕСТИТЕЛЯ НАРКОМА  ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

М.Ф. ВЛАДИМИРСКОГО В.И. ЛЕНИНУ  О КОЛИЧЕСТВЕ ЛАГЕРЕЙ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ РАБОТ В СЕВЕРНЫХ РАЙОНАХ РСФСР

[1919] г.*

В местностях северных губерний лагеря принудительных работ: в Архангельской губ. 3: 1-й лагерь в Архангельске с 926 заключенными, 2-й, Исакогорки, — с 152 заключенными, 3-й лагерь — в Соловецком монастыре с около 300 заключенными. Лагерь в Холмогорах находится в стадии организации, и заключенных там нет. В Вологодской губ. один лагерь в Вологде с 387 заключенными. На постройке Муромской железной дороги на ст. Званка работает 1600 военнопленных-поляков. Общее количество направленных с юга до 2700 человек, из коих 1 тыс. человек освобождены и направлены во Всероссийский главный штаб и другие военные учреждения, остальные: 300 — в лагерях, указанных выше, и 1400 находятся на работах, куда они направлены Комиссией тов. Кедрова (сведения эти даны по предварительному сношению с особым отделом ВЧК).

М. Владимирский

РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 952. Л.1. Подлинник.

*Дата указана на обложке архивного дела.

Док. № 11

ИЗ ДОКЛАДНОЙ ЗАПИСКИ  ЧЛЕНА КАЗАЧЬЕГО

ОТДЕЛА  ВЦИК РУЖЕЙНИКОВА В ОРГБЮРО ЦК РКП(Б)

«ПОЧЕМУ УРАЛЬСКИЕ КАЗАКИ БЫЛИ НЕ С НАМИ»

12 января 1920 г.

В ночь на 6-7 мая 1919 г. из содержащихся в Уральской тюрьме 350-400 человек 9-го и 10-го Уральского казачьего полка, перешедших на нашу сторону еще в марте 1919 г. с оружием в руках, было расстреляно 100-120 человек — две камеры без всякого разбора и суда и брошено в Урал лишь потому, что в случае эвакуации г. Уральска у нас не было в то время достаточного количества конвоя.

Только мой категорический протест с заявлением ревтрибуналу немедленно сообщить Центру об этой возмутительной расправе с людьми, совершенно непричастными к вспыхнувшему восстанию среди уральских казаков, спасли оставшихся от расстрела. Через неделю по моему настоянию из них и добровольцев-трудовых казаков г. Уральска был сформирован казачий дивизион под командой вахмистра тов. Почтальона…

РГАСПИ. Ф  17. Оп. 84. Д. 30. Л. 16. Подлинник.

СООБЩЕНИЕ ИНСТРУКТОРА ПОЛИТОТДЕЛА НКПС СУЛКОВСКОГО ОБ ИТОГАХ ПОЕЗДКИ

ПО МОСКОВСКО-СЫЗРАНСКОЙ ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГЕ

«НЕ МОГУ МОЛЧАТЬ»

Не позднее 2 февраля 1920 г.*

В своей поездке по обследованию Московско-Сызранской железнодорожной линии в качестве уполномоченного политотдела НКПС я мог убедиться, что все, что писалось и говорилось в нашей печати и на собраниях по поводу бесчинств, самоуправства, бестактности и даже контрреволюционных действий «коммунистов»**, примазавшихся к власти и всячески дискредитирующих партию и Советскую власть, все это бледнеет перед той вакханалией ужасов, теми зверскими приемами расправы над крестьянским населением, кои и поныне применяются «правителями» Карасунского у. Симбирской губ. Взыскание чрезвычайного налога в уезде применялось самыми жестокими приемами насилия и принуждения. Специальные карательные отряды, рассыпавшиеся по всему уезду, призводили самую невероятную экзекуцию над крестьянским населением. Применялись пытки, истязания с помощью ружейных шомполов и штыков. Обливали раздетых до гола людей холодной водой и оставляли мерзнуть в погребах. В Ардатовском у. священник одного села, где крестьяне не захотели уплатить полностью налог, начальник отряда обвинил в агитации против Советской власти и путем угроз и насилий склонил его публично отречься от Христа и православной церкви. Когда же в последний момент священник отказался публично отречься, то он был подвергнут истязаниям и тяжким побоям, от которых он в тот же день и помер. Тело его представляло сплошную изуродованную массу. Весь сельский совет тоже подвергся избиению. Неудивительно, что вспыхнувшее в соседнем Сенгилеевском у. кулацкое контрреволюционное восстание пере* Датируется по помете на документе: «2 февраля 1920 г. направлено в Симбирскую губчека для принятия мер»

** Так в тексте

кинулось на Карасунский у. Не было принято никаких мер, чтобы предотвратить отдельные вспышки. Сразу был организован революционный штаб, предводителем которого был выбран некто Б[утырев], который давно уже прославился в уезде как свирепый усмиритель. Про этого Б(утырева) ходят целые легенды. Его знают далеко за пределами уезда как человека, способного на все, и меньше всего как революционера и идейного коммуниста. О том, как он со своим отрядом усмирял уезд, поведали мне товарищи-коммунисты, представители железнодорожных ячеек и ячейки одного близлежащего поселка. Целые деревни были отданы на поток и разграбление. Совершались невероятные насилия над женщинами. Была расправа над отдельными лицами по оговору каких-то темных личностей. Были расстреляны в разных местах два врача, фельдшера и провизор по самому пустяковому предлогу. В уезде остался всего один врач это при колоссальном развитии эпидемий!! А между тем, по словам тех же опрошенных мной коммунистов никаких серьезных улик против них не могло быть: люди оно были тихие, политикой не занимавшиеся, а к Советской власти относились вполне лояльно. Население уезда и даже сознательные коммунисты совершенно терроризированы этим революционным штабом и его атаманом. Меня товарищи коммунисты усердно просили, сообщить в Центр, всем, кому сие ведать надлежит, обо всем том, что происходит у них в уезде. Газета не получается месяцами, что делается в центре не знают. Нет ни агитации, ни простого осведомления населения про текущую жизнь вне забытого Богом и людьми уголка этого. Между тем, Колчаковская рать надвигается на этот район и интересы революции повелительно требуют принятия немедленных и решительных мер против местных сатрапов, творящих гнусную работу контрреволюции.

Михаил Суховеров***

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 65. Д. 266. Л. 18Ы82.Подлинник.

***Текст сообщения  подписан  псевдонимом.  По-видимому,  автор предполагал его опубликовать

ПРИКАЗ № 5 РЕВОЛЮЦИОННОГО СОВЕТА ПЕРВОЙ  АРМИИ ТРУДА ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ТРУДОВОЙ ПОВИННОСТИ ПО ЛЕСОЗАГОТОВКАМ

22 февраля 1920 г.

г. Екатеринбург

Ввиду неотложной необходимости обеспечить топливом железные дороги и промышленность Совтрудармии I приказывает:

§1. В губерниях Екатеринбургской, Пермской, Уфимской, Тюменской и Челябинской по мере действительной необходимости привлекать к несению трудовой повинности по лесозаготовкам всех граждан, мужчин от 18 до 50 лет и женщин от 18 до 40летнего возраста, за исключением занятых в учреждениях и предприятиях.

§2. Женщины привлекаются к лесным заготовкам для распилки, кладки и погрузки дров, очистки от снега и сучьев и т. п., причем в каждом крестьянском дворе подлежит освобождению от несения трудовой повинности одна женщина для обслуживания домашнего хозяйства. Кроме того, не подлежат привлечению к трудовой повинности кормящие грудью матери и согласно Кодексу труда все женщины за два месяца до и два месяца после родов.

§3. От мобилизации освобождаются: работающие на лесозаготовительных работах и частные лесозаготовители, работающие для желескома и гублескома, учащиеся, подлежащие освобождению на основании существующих положений, а также физически неспособные к требуемому труду.

Примечание. Служащие и рабочие недействующих предприятий привлекаются к несению трудовой повинности на общих основаниях.

§4. Мобилизовать по мере необходимости к несению гужевой повинности не более 90% перевозочных средств крестьянского населения.

§5 От гужевой повинности освобождаются лошади в возрасте до трех с половиной лет, больные, не способные к труду, работающие на ямских станциях (советских), работающие в национализированных предприятиях, рудниках, железных дорогах и  добровольно  по  нарядам  лескомов,  а  также  по  продовольственным перевозкам.

§6. Срок трудовой повинности на ближайший период определяется не более, как до начала весенних работ, а гужевой повинности устанавливается до наступления весенней распутицы.

§7. Местным комитетам по трудовой повинности предоставляется  право  заменять  мобилизацию  населения  на  определенный  срок  трудовыми  заданиями  (уроками),  возлагаемыми  на целые села или волости.

Примечание. К сему прилагается особая инструкция*

§8.  От  каждого  призываемого  по  трудовой  и  гужевой  повинности  требовать  исполнения  определенного  трудового  задания  (урок), по  выполнении которого он  освобождается и  до  истечения срока.

§9.  Призываемые по  трудовой  и  гужевой  повинности должны  являться  со  своим  провиантом  и  фуражом.  Затраченный  фураж засчитывается по установленным нормам в счет разверстки.

Примечание. К сему прилагается особая инструкция.*

§10. Оплату производить по тарифным ставкам соответствующих профсоюзов, лескомов и проч., вводя премиальную систему по установленным гублескомами нормам.

§11.  Составление  плана  разверстки  призванных  рабочих рук  и  транспортных  средств  возложить  на  губернские  комитеты

по  трудовой  повинности.  При  производстве  разверстки  следует учесть потребность продовольственных перевозок и необходимость производства переброски лошадей из производящих уездов в потребляющие.

§12.  Каждый  рабочий  и  возчик  по  окончании  работ  немедленно получает от производителя работ причитающуюся ему плату и  удостоверение  с  отметкой  на  нем,  что  работа  действительно

выполнена.

§13. Всем волисполкомам, лесным учреждениям и военным комиссариатам принять необходимые меры к предоставлению мобилизованным оборудованных помещений и к снабжению призванных  необходимым  для  работ  инвентарем,  а  также  следить  за

тем, чтобы призываемые выходили на работу со своим инстру*Указанные инсрукцтии см : там же. Л. 11.

ментом, устанавливая за это добавочную плату по нормам лескомов.

§14. За неправильное проведение мобилизации, за простой призванных рабочих ответственность возлагается на соответствующие лица и учреждения с преданием виновных суду Революционного трибунала.

§15. Уклонение от трудовой мобилизации и трудовой повинности приравнивается к дезертирству на фронте с применением соответствующих карательных мер комиссиями по борьбе с дезертирством.

§16. За невыход на работу без уважительных причин, а также за прогул на виновных налагается председателями волисполкомов дисциплинарные взыскания вплоть до ареста на срок не более одного месяца по окончании трудового задания.

§17. За нерадение и невыполнение трудового задания в указанный срок председателями волисполкомов соответственно увеличиваются задания, причем срок мобилизации в этом случае не ограничивается.

§18. Ответственность за выполнение приказа возлагается на  местные  комитеты трудовой повинности, а  в  волостях  на

председателя волисполкома.

§19. Донесение о ходе работ в губернских комитетах по трудовой повинности представлять не реже одного раза в неделю в комитет трудовой повинности Совтрудармии с подробным указанием числа работавших, количества вывезенного и заготовленного материала.

§20. Настоящий приказ вводится в действие по телеграфу.

Председатель Ревсовтрудармии  Л. Троцкий

Члены:  Сергеев, Гаевский, Локацков, Бумажный, Максимов, Муравьев, Довгалевский

ЦА ФСБ РФ. Ф. 1. Оп  4. Д. 88. Л. 10-10об. Типография поезда

Троцкого.

Док № 14

ПИСЬМО № 1/202 ЗАМЕСТИТЕЛЯ НАРКОМА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ Л.М. КАРАХАНА В ПОЛИТБЮРО ЦК РКП(Б) О НЕОБХОДИМОСТИ ОСВОБОДИТЬ ЗАЛОЖНИКОВ-ИНОСТРАНЦЕВ

10 марта 1920 г.

Уважаемые товарищи!

Политика контр изоляции, проводимая Наркоминделом в период разрыва сношений со всеми буржуазными правительствами, в настоящий момент дольше неприменима, хотя и проводится еще в атрофированном виде. Мы оказались вынужденными разрешить въезд целому ряду журналистов и других иностранцев, которых немыслимо поставить в абсолютно герметические условия и которые поэтому имеют возможность общения со своими согражданами в России. Факт содержания в концентрационных лагерях и тюрьмах довольно значительного количества иностранцев-заложников идет вразрез со всей остальной картиной гуманности* Советской власти, с которой мы их осваиваем**. Поэтому Наркоминдел считает, что дальнейшее содержание в заключении иностранцев, арестованных в качестве «заложников», в период критического положения на фронтах, когда назревали разные контрреволюционные заговоры, в настоящий момент не соответствует нашим интересам. Наркоминдел обращает также внимание на то весьма значительное отрицательное влияние, которое эти подлежащие ныне обмену иностранцы могут возыметь на общественное мнение Западной Европы и считает нужным хотя бы за несколько недель до их отъезда окружить их атмосферой советской свободы. Наркоминдел просит Политбюро ЦК РКП, взвесив вышеприведенные соображения, вынести постановление об освобождении через ВЧК и ее органы всех «заложников» по соглашению с Наркоминделом и о срочном рассмотрении дел всех арес*3десь и далее подчеркнуто Караханом красными чернилами. Этими же чернилами подписан машинописный текст письма

** Так в тексте.

тованных иностранцев, против которых до сих пор не было вынесено приговора.

С товарищеским приветом  Карахан*.

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 112. Д. 14. Л. 116. Подлинник.

Док. № 15

ИЗ ПРОТОКОЛА ЗАСЕДАНИЯ ОРГБЮРО ЦК РКП(Б)

18 марта 1920 г.

[Слушали]:

11. Предложение тов. Карахана об освобождении подданных стран Антанты, находящихся в концентрационных лагерях, для того, чтобы они уехали из России в более доброжелательном по отношению к Советской власти настроении.

[Постановили:]

а) Тов. Карахану столковаться с тов. Дзержинским.

б) Предложить тов. Карахану учредить специальную междуведомственную комиссию для принятия от уезжающих иностранцев заявлений об их имущественных претензиях к Советской власти.

в) В виду того, что за отъезжающими иностранцами не признано права на получение какого-либо вознаграждения, предложение тов. Карахана об их вознаграждении отклонить.

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 112. Д. 14. Л. 96. Копия.

*В этот же день Караханом было написано еще одно письмо, адресованное Политбюро ЦК. В нем предлагалось организовать междуведомственную комиссию для сбора жалоб и имущественных претензий иностранцев. Удовлетворение законных претензий, по мнению автора письма, должно было осуществляться после возобновления отношений с их правительствами и на основе соответствующих соглашений. Сиюминутная же цель успокаивающе подействовать на потерпевших и создать благоприятное впечатление для внешнего мира. Одновременно можно было бы подсчитать и размеры имущественных претензий иностранцев (см. там же. л.117).

Док. № 16

 Материал взят из книги Военный коммунизм: насилие как элемент хозяйственного механизма