ПАЛЕОЛИТИЧЕСКИЕ СТОЯНКИ ВЕРХНЕГО И СРЕДНЕГО ДОНА В СОВЕТСКОЙ АРХЕОЛОГИИ (1920-1930-е гг.)

Особенно важным для изучения советской археологической науки представляется период 1920-1930-х годов, когда археология превраща — ется в историческую дисциплину. В этот момент все археологические древности становятся, прежде всего, источником для воссоздания ис — тории первобытнообщинного строя. В этот период стране было откры — то более 200 памятников и были ликвидированы многочисленные бе — лые пятна на карте палеолита СССР, открыты местонахождения более древние, чем мустьерские, обнаружены погребения и костные остатки ископаемых людей, как неандертальцев, так и так и позднепалеолити — ческих (Археология СССР, 1984, с. 13).

В начале 20-х годов полевые исследования палеолита развернулись на Дону под руководством виднейшего советского археолога – Петра Петровича Ефименко, вокруг которого чуть позже сложилась целая археологическая школа. Первые раскопки палеолитических поселений на территории Верхнего Дона были произведены ещё в 1922 году. По поручению Воронежского губернского музея хранитель его Сергей Николаевич Замятнин произвёл раскопки стоянки Борщево I (Векило — ва, 1977, с. 208).

В 1923 году была организована специальная экспедиция в с. Костен — ки. П. П. Ефименко один из первых исследователей в археологической науке высказал идею о наличие искусственных жилищ у позднепалео — литических охотников. Несколько позднее данное предположение под — твердит его аспирант – С. Н. Замятнин, благодаря раскопкам в с. Гагари — но. Именно им впервые в истории археологической науки в 1926 г. было открыто и изучено позднепалеолитическое жилище (Бухтоярова, 2007, с. 9). «Среди других результатов исследований в Гагарине, — писал Сер — гей Николаевич, — следует отметить открытие остатков сооружения из камней, по-видимому, основания шалаша или чума, впервые позволя- ющие составить некоторое суждение о характере жилища палеолити — ческого человека…» (Замятнин, 1929, с. 209). С. Н. Замятнину удалось проследить остатки долговременного жилища на стоянке открытого типа. Ранее были известны лишь жилые комплексы в пещерах или под скальными навесами. В результате данных археологических исследова — ний П. П. Ефименко в согласии с С. Н. Замятниным пришел к выводу, что поздний палеолит был временем, когда появилась оседлость.

Таким образом, открытие в с. Гагарино направило археологов на поиски остатков жилых комплексов на других палеолитических стоян-

ках, расположенных на равнинной местности, а так же явилось важной вехой не только в исследовании палеолитических памятников Воро — нежского края, но и в изучении Европейского палеолита.

На Русской равнине Сергей Николаевич Замятнин обследовал мно — гочисленные местонахождения четвертичной фауны с целью поисков палеолитических поселений. Так, в 1925 году им было открыто древ — непалеолитическое местонахождение Шубное в Острогожском райо — не, Воронежской области (Замятнин, 1952). Изучение данного района произошло значительно позднее, в августе 1933 года, когда С. Н. Замят — нин совместно с доцентом кафедры геологии Воронежского сельско — хозяйственного института П. А. Никитиным и научным сотрудником Воронежского областного музея Д. Д. Леоновым подробно проанализи — ровали находки с. Шубного. В результате проведенных исследований им удалось датировать обнаруженные орудия ашельским или ранне — мустьерским временем, что говорит о культурной древности остатков.

После исследования палеолита в Костенках и Борщеве в 1928 году появляется работа П. П. Ефименко «Некоторые итоги изучения палео — лита СССР», в которой была предложена первая хронологическая схе — ма древнего каменного века СССР, основывающаяся в значительной мере на изучении палеолита на Дону.

В начале 30-х гг. советские исследователи палеолита — П. П. Ефи — менко и его школа — выработали новую, передовую методику раскопок палеолитических поселений. Эта методика, не отрицая необходимости тщательного изучения стратиграфии, требует вместе с тем вскрывать широкую площадь, захватывающую все древнее стойбище или значи — тельную его часть. Во время расчистки палеолитического культурного слоя более важные находки (кости, образовавшиеся на месте костров скопления золы и углей, скопления кремней, а иногда и отдельные кремневые орудия) оставляются на месте для выяснения их взаимной планировки. Новая методика была предложена П. П. Ефименко при раскопках Костенок I в 1931-1936 гг. (Палеолит Костёнковско — Бор — щевского района на Дону, 1982, с. 12). В результате применения такой методики раскопок наука о палеолите получила достаточно полное представление о типах орудий, о технике эпох палеолита, о природном окружении палеолитических людей, о геологическом возрасте разных памятников.

В связи с возникшей проблемой верхнепалеолитических посто- янных жилищ советскими исследователями были поставлены и раз — решены некоторые важные вопросы развития верхнепалеолитической техники. Так, было установлено существование в верхнем палеолите костяных мотыг, несомненно, использующихся для выкапывания зем-

лянок (Костенки I, Пушкари I, Борщево II, Елисеевичи и другие по — селения), а так же крупных кремневых рубящих орудий типа топоров (Костенки I) (Борисковский, 1996, с.16). Они тоже, вероятно, употреб — лялись при сооружении постоянных жилищ.

Многолетние работы Деснинской, Костенковской, Борщевской и других экспедиций дали важные научные результаты. Так, например, на Дону, у Воронежа, на протяжении 30 км вдоль реки было обнаруже — но не менее 20 палеолитических поселений различного времени и об — лика (Монгайт, 1955). А в целом, Костенковско-Боршевский район на Дону является одним из важнейших мировых центров сосредоточения памятников верхнего палеолита.

Необходимо также отметить и недостатки в исследованиях совет — ских археологов 1920-1930-х годов. Это, прежде всего, недостаточный учёт конкретного исторического своеобразия различных палеолити — ческих памятников и их групп. Проблема локальных групп в каменном веке будет изучена несколько позднее Сергеем Николаевичем Замят — ниным (Замятнин, 1951). Но именно в это предвоенное десятилетие со — ветским исследователям палеолита удалось открыть и изучить многие стоянки Верхнего и Среднего Дона.

В результате открытых и исследованных палеолитических стоянок был написан ряд статей и созданы обобщающие работы по данной пробле- матике. Среди всех работ можно выделить фундаментальный труд П. П. Ефименко «Первобытное общество», которая несколько раз переиздава — лась и содержит в себе результаты многолетнего изучения эпохи древнего каменного века, а также отметить работу С. Н. Замятнина «Очерки по па — леолиту», опубликованную посмертно его женой в 1961 году.

Источники и литература:

Археология СССР. Палеолит СССР / Под ред. Б. А. Рыбакова. – М.:

Наука, 1984. – С. 13.

Борисковский П. И. Изучение палеолита в Советском Союзе // Анто-логия Советской археологии (1941-1956).Т. III. М., 1996. – С. 16.

Бухтоярова И. М. С. Н. Замятнин (1899-1958) – выдающийся архео — лог Воронежского края // Научные труды преподавателей и студентов исторического факультета. Выпуск 2. – Воронеж: ВГПУ, 2007. – С. 9.

Векилова Е. А. Летопись работ Костёнковской палеолитической экс — педиции (1922-1976) // Проблемы палеолита Восточной и Центральной Европы. Л., 1977. С. 208.

Ефименко П. П. Первобытное общество. Очерки по истории палео- литического времени. – Киев: Издательство Академии наук Украинс — кой ССР, 1953. – 596 с.

Замятнин С. Н. Экспедиция по изучению культур палеолита в 1927

г. // Сообщения ГАИМК. Т. II. Л., 1929. – С. 209.

Замятнин С. Н. О возникновении локальных различий в культу- ре палеолитического периода // Тр. Ин-та этнографии АН СССР, 1951. Т. XVI. – С. 89 – 152.

Замятнин С. Н. Находки межледниковой фауны и оббитых кварци-тов у с. Шубного Воронежской области // Ученые записки МГУ. Вып.

158. М., 1952. – С. 49 – 61.

Монгайт А. Л. Археология в СССР. – М.: Издательство Академии наук СССР, 1955. – С. 67 – 68.

Палеолит Костёнковско — Борщевского района на Дону (1879-1979). Некоторые итоги полевых исследований. Под ред. Н. Д. Праслова и А. Н. Рогачёва. Л., 1982. — С. 12.

Материал взят из: Археология восточноевропейской лесостепи. Вып. 2.Том. 1