Основные субпсихопатические характеристики

Одной из важных сторон эволюционного процесса является подчинение ряда органов, тканей и клеток организма какойлибо определенной эндокринной железе. Если такая эгида создалась, то тканимишени, объединенные подчинением данной железе, начинают реагировать коррелированно в соответствии с усилением или ослаблением активности управляющей системы. Само подчинение идет под влиянием отбора так, чтобы создать выгодные для выживания корреляции.

Применительно к психике человека это означает наличие коррелированных переходов от пониженной до повышенной активности таких желез, как гипофиз, щитовидная железа или различные гормонопродуцирующие ткани надпочечника. Несмотря на то, что вся эндокринная система находится в состоянии гомеостаза, будучи связана прямыми и обратными связями, можно наблюдать весьма широкий размах конституциональной и психической изменчивости, обусловленной в рамках нормы гипо или гиперфункции той или иной железы внутренней секреции.

Надо сказать, что значение детерминации потенциала способностей при оплодотворении отходит зачастую на задний план по сравнению с фактом гетерогенности психической настроенности, укладывающейся в рамки «нормы», но накладывающей очень резкий отпечаток на личность. Из высокой роли генетической детерминированности и гетерогенности следует, что каждый коллектив (например, школьный класс) состоит из множества индивидуальностей с совершенно разными оптимальными направлениями развития. Важнейшая задача педагога – уметь распознать в ученике субъектные особенности. Рассмотрим основные характерологические типы.

Шизоидность (шизотимия) – способность к уходу в себя, к самоуглублению, к игнорированию внешних событий. Этот тип может оказаться необычайно ценным, характерологические особенности шизоидного типа помогают достичь величайших высот философского, математического, литературного и поэтического мышления. Достаточно назвать таких шизоидов, как Кант, Клейст и Гельдерлин.

Полярный к шизоидному – тип циклотимикаэкстраверта, целиком обращенного к окружающему миру. Циклотимики общительны, добры, отзывчивы, порывисты, склонны к увлечениям, быстрой смене настроений. Периоды большого подъема энергии сменяются у них периодами относительной пассивности.

В обоих случаях – и при шизоидности, и при циклоидности – значительную роль играет наследственная компонента. В семьях циклотимиков относительно нередки случаи маниакальнодепрессивного психоза, в семьях шизотимиков – нередки аутизм и даже шизофрения.

Третий достаточно нередкий тип – эпилептоидный. Основные черты: необычайная аккуратность и настойчивость, целеустремленность, напористость и при этом вязкость мышления, мелочность, неумение выделить главное, взрывчатость (зачастую по мелким поводам). Роль наследственности демонстрируется не только тем, что в семьях эпилептоидов нередки эпилептоиды же. В этих семьях встречаются случаи эпилепсии, хотя и очень редко; в большинстве семей эпилептоидов клинических случаев эпилепсии все же нет.

К перечисленным выше трем типам следует добавить и истероидный тип (повидимому, непревзойденно приспособленный к профессиональной деятельности на театральном, политическом и ораторском поприще, и уникальный – для шамана).

Людей вышеназванных групп нельзя назвать ненормальными. К. Леонгард назвал их «акцентуированными личностями», и для нас в данное время очень важно то, что в основе той или иной акцентуации обычно лежит наследственность (пока неважно, какая – доминантная, рецессивная или полигенная).

Численность этих акцентуированных личностей составляет, пожалуй, около 10% всего населения, и проблема их оптимального воспитания, а тем более – оптимальной расстановки в структуре общества, несомненно, гораздо более важна и сложна в эпоху научнотехнической революции, чем в недавнем прошлом. Мир стал единым, взаимосвязанным, и прорыв эпилептоида или, например, паранойяльной личности к рычагам управления даже в какойлибо малой стране (едва ли можно отрицать наличие субклинической параноидности у Муссолини и Гитлера) может создать угрозу всей планете.

Понимать, что эпилептоидность, паранойяльность, циклотимичность и истероидность – это наследственно обусловленные свойства, которые не столь легко и просто корригируются средой, должны прежде всего педагоги. Но и философы и социологи, поскольку эти свойства нередко необычайно способствуют стремительному подъему по социальной лестнице, о чем мы поговорим в дальнейшем.

Понимание наследственной гетерогенности человеческих характеров должно войти в мышление педагога не только как итог многолетних личных наблюдений, но как один из исходных пунктов при работе с детским коллективом. В явлении характерологической гетерогенности есть несколько разных аспектов, важных для педагогов: распознание личных особенностей каждого субъекта: подыскание соответствующей характеру личности «ниши»; осторожная, требующая большого такта коррекция и направление на самокоррекцию. Даже наследственно детерминированная характерология поддается самокоррекции. Осознанный личностный дефект может быть преодолен, сведен до минимума. Кроме того, внимательный педагог может найти и средовые причины той или иной акцентуации, поскольку не все 100% характерологических типов всегда определяются прямой унаследованной нормой реакции. И, наконец, еще один аспект: подготовка и ориентация субъекта на тот вид деятельности, к которому характерологически и профильно подходит подросток.

При циклотимическом складе характера, тем более при гипертимной депрессии (вариант нормы), в состоянии депрессии человек должен сознавать то, что его бессилие и бесплодность временны, что они сменятся подъемом, а при приливе энергии – то, что он должен растрачивать очередной период подъема не на пустую суету, а на творчество, на отдачу. И в период депрессии, и в период подъема человек должен сознавать, что он владелец бесценного дара периодической, пусть временной, концентрации и беспредельного напряжения сил. Напоминание об этом должно стать постоянным, главнейшим методом активной психотерапии со стороны врачей и окружающих. Эти окружающие должны понимать, что ненормальная раздражительность в период гипоманиакального возбуждения и довольно постоянная при гиперурикемии (еще один источник повышенной умственной активности) – неизб к антисоциальности, обусловленные, например, комплексом эпилепсия – эпилептоидность, обуславливающим, как уже упоминалось, целостную личностную структуру, с неудержимой напористостью, мелочностью, вязкостью, демонстративной «хорошестью», неадекватной злобной вспыльчивостью и т. д.

Повышенную склонность к различным формам антисоциального поведения проявляют неустойчивые в своих намерениях циклотимики, конституционально мало предрасположенные серьезно отвечать за все, затеянное ими. В свою очередь антисоциальность может порождаться у шизоидов их отрешенностью от окружающего, погруженностью в свое дело, доводящей до бесчувственности по отношению к окружающим.

Можно далее перечислить истеричность, синдром тревожности и ряд других акцентуированных характерологий, которые в некоторых профессиональносоциальных нишах окажутся чрезвычайно ценными, при очень вероятной дезадаптации, а отсюда и антисоциальность, правонарушения, преступность в других условиях. Но здесь с проблемами характерологии тесно смыкаются проблемы социального подъема, отбора и подбора.

Стойкая антисоциальность, рецидивирующее правонарушение и преступность имеют в своей основе складывающуюся еще в детскоподростковом возрасте установку на самовыражение, самоутверждение.

Повидимому, очень большое значение в устойчивости к криминогенным факторам среды имеет развивающаяся еще в младенчестве и детстве большая привязанность к родителям, братьям и сестрам.

Во всяком случае, отсутствие такой или эквивалентной ранней эмоциональной связи ведет к глубокой социальной дезадаптации, что, кстати, подтвердилось в опытах над молодыми макаками резус, вполне удовлетворительно вспоенных, но не матерями, а чучелами. Способность устанавливать эмоциональные связи в стаде оказалась у них утраченной, как и способность к установлению нормальных гетеросексуальных связей.

Материал взят из: Педагогическая генетика — Эфроимсон В.П.