ОПЫТ ИСКУССТВЕННОГО ОСЕМЕНЕНИЯ ДРОФЫ (Otis tarda L.)

А. В. Терещенко

АО «Эко-агрофирма «Фауна»,

с. Мартовая, Печенежский р-н, Харьковская обл.

Интенсификация производственной деятельности человека в последнее столетие явилась причиной глобальных изменений природной среды, что при — вело к снижению численности и вымиранию многих видов животных и, в ча- стности, птиц. Так обыкновенная дрофа (Otis tarda L.) в начале XX века была обычным многочисленным видом с обширным ареалом обитания. В настоящее время дрофа внесена в Красную книгу Международного союза охраны приро — ды и природных ресурсов (IUCN), Красные книги Украины, России и в соответствующие документы многих стран.

Одним из направлений деятельности по сохранению и восстановлению популяций дрофы является сбор яиц из явно гибнущих при сельскохозяйст-венных работах кладок, их инкубирование, выращивание молодняка, разведе-ние птиц и их реинтродукция в природу. Данный подход особенно эффективен для создания популяций в былых местообитаниях, где имеются пригодные для

существования вида условия. Для этого в Харьковской области усилиями АО

«Эко-агрофирма «Фауна» был создан центр по реабилитации и разведению дрофы. На основе Украинско-Российского соглашения здесь производилось

выращивание птенцов дрофы, выведенных из яиц, спасенных от гибели при сельскохозяйственных работах в Саратовской области. Во время проведения

исследований в центре содержалось более 130 дроф в возрасте 1 — 3 года.

Известно, что самки, как правило, первые яйца сносят в трехлетнем воз-расте. Самцы же, как считалось ранее, становятся половозрелыми в пять-шесть лет (Пономарева, 1980; Хрустов и др., 2000; Флинт, Габузов, 2000). Эти дан-ные о половом созревании самцов были основаны на редких случаях размно- жения дрофы в зоопарках и на наблюдениях за поведением птицы в репродук — тивный период на воле. Более точное определение возраста полового созрева-ния самцов дрофы и возможности их использования для размножения возмож-но с применением методов получения спермы и искусственного осеменения.

В связи с этим целью нашей работы явилось изучение возможности по-лучения спермы от трехлетних самцов и ее использования для искусственного осеменения самок.

Исследования проведены в центре по реабилитации дроф АО «Эко-агрофирма «Фауна». Самцы (7 особей) и самки (2 особи) содержались вместе в вольере размером 20 x 108 м. Травяной покров в вольере был образован в ос — новном рапсом. При этом его высота в начале опыта составляла 5-10 см, а в конце 30-40 см. К вольеру примыкало зимнее помещение размером 4 x 10 м, птица имела возможность в него заходить. Применялось естественное освеще-

ние. Кормление птицы было трехразовым с использованием кормов ориги-нального состава.

Сперму получали методом массажа (Burrows, Quinn, 1935, 1937). По-мощник оператора по взятию спермы прижимал самца к земле и фиксировал его в позе, которая соответствует положению лежащей птицы. Оператор по- глаживал по мягкой части живота самца, между килем и каудальной частью лонных костей, а также спину у основания хвоста. Проявление рефлекса эрек — ции заметно по приподниманию хвоста и выпячиванию копуляторного органа. В этот момент оператор захватывал фаллос большим и указательным пальцами правой руки и выдавливал сперму в спермоприемник, при этом, продолжая по — глаживать живот. Учитываемыми показателями качества спермы являлись объем эякулята (мл), концентрация сперматозоидов (млн./мл), подвижность (в баллах по десятибалльной шкале). Концентрацию сперматозоидов определяли в камере Горяева (Бондаренко, Дегтярь, 1973). Подвижность сперматозоидов оценивали под микроскопом (х 450) на термостолике при температуре 37°С.

Для проведения искусственного осеменения самок фиксировали так же как и самцов. Оператор пальцем нащупывал в клоаке вход во влагалище, на-правляя по пальцу пипетку, вводил сперму. При этом пипетка со спермой вво-дилась в клоаку на глубину 5-6 см. Объем вводимой спермы составлял 0.02-0.035 мл.

Инкубирование яиц проводили при 37,5°С, относительной влажности 60

% и двухразовым охлаждением яиц в сутки в течение 15-20 мин.

Проведение работы начали с 20 апреля 2001 г. Самцы в это время актив-но проявляли токовое поведение. Хотя птица реагировала на массаж, в течение двух дней сперма не была получена. При поглаживании самец приподнимал хвост, удавалось вывести развитый копуляторный орган, но эякуляции не бы — ло. На протяжении дня предпринимались две-три попытки взятия спермы от каждого самца. На третий день была получена сперма от самца, который зани — мал доминирующее положение в группе. Он выделялся более крупными раз — мерами, но в отличие от других особей практически не имел каштановой окра — ски шеи. В последующем сперму получали только от него. Взятие спермы проводили, как правило, раз в два дня, иногда приходилось предпринимать не — сколько попыток. Продолжавшаяся работа с другими самцами успеха не при — несла.

Средние показатели качества семени были следующими: объем эякулята

– 0,027 ±0,005; концентрация сперматозоидов — 370 ±30 млн\мл; подвижность сперматозоидов – 7,1 ±0,2 балла. Образцы спермы всегда были в большей или меньшей степени загрязнены выделениями из клоаки.

Факт получения спермы от трехлетнего самца дрофы позволяет иначе

взглянуть на половое созревание птиц и выделить при этом физиологический и социальный аспекты. В данном случае выявлено физиологическое созревание самца. Однако в течение всего репродуктивного периода не было замечено спаривания ни данного самца, ни всех остальных. Это, вероятно, свидетельст-

вует о том, что социального становления самцов как партнеров для спаривания не произошло.

В настоящее время невозможно точно определить, чем обусловлено

«раннее» половое созревание птицы и почему сперма была получена только от одного самца, т. е. насколько полученные результаты закономерны или случай — ны.

Можно предположить, что такое половое созревание является естествен — ным для некоторой части самцов и определяется наследственными факторами. Кроме того, подопытные птицы были выращены в условиях питомника на вы — соком зоотехническом уровне, что дало хорошее стартовое развитие птенцов,

определившее в будущем более раннее половое созревание.

По данным исследований проведенных на сельскохозяйственной птице

(Курбатов, 1987) самцы по спермопродукции очень различаются. Так около

10-15 % самцов при массаже не выделяют сперму, 25-40 % сперму выделяют, но в малых объемах или плохого качества и лишь 50-60 % самцов дают сперму по количеству и качеству, соответствующую их возможностям. Эти результа- ты получены при использовании хорошо отработанных методах взятия спермы и оптимальной организации всего дела в целом, что еще предстоит сделать для получения спермы дроф. Кроме этого в больших группах самцов выделяются лидеры, которые подавляют остальных, ухудшая их физиологическое состоя — ние вообще и качество спермы в частности. Вышеуказанные факторы могли отрицательно повлиять на полученные в нашей работе результаты. Очевидно, что для выяснения истинного влияния того или иного фактора необходимо проведение дальнейших исследований.

Искусственное осеменение самок начинали проводить после откладки первого яйца.

Яйца после обнаружения изымались и помещались в инкубатор. Всего было получено 9 яиц. Четыре из них были неоплодотворенными, из других 5 яиц вылупилось 4 птенца, пятый замер после наклева.

Данные свидетельствуют о том, что оплодотворенные яйца получены в результате искусственного осеменения. Во-первых, как уже указывалось ранее, в течение всего репродуктивного периода не было замечено покрытий самца-ми самок. Во-вторых, яйца, снесенные первыми, были неоплодотворенными, но по мере проведения работ по осеменению дрофы стали откладывать опло — дотворенные яйца.

Если не учитывать яйца, снесенные до начала осеменения, то оплодотво — ренность яиц составляет 83%, а вывод молодняка 67%. Однако, в случае сне — сения дрофами всего по два яйца с коротким интервалом 26-50 часов, как это в основном бывает в природе (Хрустов, 1989), работа оказалась бы неэффектив-ной. Для нормального оплодотворения яйцеклетки птиц в момент ее овуляции в воронке яйцевода должны находиться полноценные сперматозоиды. При введении спермы во влагалище, сперматозоиды достигают воронки яйцевода

через 24 – 48 часов, т. е. с целью получения оплодотворенных яиц нужно про-вести осеменение в соответствующее время до овуляции и при этом ввести не-

обходимое количество сперматозоидов. Это очень затрудняет работу с дикими видами птиц, кладки которых состоят из небольшого количества яиц. Поэтому в этом случае необходимо проведение предварительного осеменения, прибли — зительно ориентированного во времени, а так же мероприятий позволяющих увеличить количество яиц.

Начало проведения осеменения после первого яйца в наших исследова-ниях обусловливалось опасением вызвать стрессовое состояние самок и тем самым предотвратить яйцекладку, но как видно процедуры связанные с дан- ными работами не оказали существенного влияния на птицу.

Таким образом, в результате проведенных исследований установлено,

что самцы дроф в трехлетнем возрасте могут продуцировать сперму пригод — ную для оплодотворения, а метод искусственного осеменения может быть ис — пользован при разведении дроф.

Summary

Terestchenko A. V. Artificial Insemination in the Great Bustard (Otis tarda L.).

The results of the research revealed that Great Bustard males are able to produce sperm suitable for fertilization at the age of three years, and that artificial

insemination can be used for breeding bustards. Upon being discovered, the eggs were removed and placed in an incubator. Of the nine eggs that had been laid, four were infertile, and the remaining five produced four chicks, while the fifth chick died after turn up.

ЧИСЛЕННОСТЬ И СЕЗОННОЕ РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ДРОФЫ-КРАСОТКИ (Chlamydotis undulata macqueenii) В МАНГИСТАУСКОЙ ОБЛАСТИ (КАЗАХСТАН)

Б. М. Губин

Эксперт, Казахстан, ОАЭ.

Введение. Перелетные популяции джека или дрофы-красотки (Chlamydotis undulata macqueenii), широко населяющие равнины Центральной Азии в пределах пустынной и полупустынной зон, являются традиционным объектом охоты арабских соколятников. Пока такие охоты осуществлялись в пределах Аравийского п-ова с использованием верблюдов и ограниченного числа соколов, проблем выживания вида не существовало. Открытие и разра — ботка богатейших запасов нефти в Персидском заливе дало толчок к бурному развитию региона и экономическому процветанию ее населения. С этого мо — мента многочисленные члены правящих семей из стран Аравийского полуост — рова стали использовать для охоты высоко проходимые джипы и десятки со — колов, в результате чего относительно быстро были истреблены оседлые попу — ляции джека в ряде стран Переднего Востока и Пакистана. Одновременно на — метилась устойчивая тенденция снижения численности и перелетных популя — ций. В настоящее время, когда соколиными охотами стали охватываться стра — ны Средней Азии, являющиеся основными местами размножения дрофы — красотки, проблема выживания

вида становится все более проблематичной.

Рис. 1. Маршруты автомо — бильных учетов численности дрофы-красотки в Мангистау — ской области в 2002-2005 гг.

Несмотря на то, что уже давно рекомендовано наладить систему монито — ринга популяций джека (Collar 1979; Goriup 1997) и он осуществляется в неко — торой степени в Пакистане (Mian, серия работ), Объединенных Арабских Эми- ратах, Казахстане (Губин 1986, 1993) и периодически в Китае, до сего времени учетами численности не охвачен весь современный ареал восточного подвида дрофы-красотки.

Сейчас, как никогда актуально, необходимо перейти от стихийного спо — соба охоты на джека к планомерному и цивилизованному с использованием всего наработанного научного потенциала по устойчивому использованию по — пуляций диких животных в интересах будущих поколений человека. И в этой цепи проблем на одном из первых мест стоит ведение постоянного контроля за соколиной охотой и налаживание ежегодных учетов численности джека во всех его оседлых и перелетных популяциях.

Места и условия обитания джека. Учеты численности дрофы-красотки поводили на территории Мангистауской области, где эта птица пребывает с начала марта до середины октября. Настоящее описание мест обитания джека сделано на основе выборки данных из монографий В. С.Залетаева (1968) и С. В. Викторова (1971), а также собственных наблюдений автора в период экс- педиционных исследований 1995-1996 и 2002-2005 гг.

П-ов Бузачи площадью 23100 км2 расположен в северо-восточном углу Каспийского моря и ограничен с севера на юг 44°25′ и 45°22′ с. ш. (ширина 105 км) и с востока на запад 51°05′ и 53°40′ в. д. (протяженность 220 км). Здесь име-ются три огромных соровых понижения — Большой сор — 850 кв. км, Мертвый Култук и Кайдак (последние два долго были заполнены морской водой после трансгрессии Каспия в 90-х годах) площадью 1408 кв. км, два крупных песча-ных (Жилимшик и Кызылкум) и два сглаженных массива (Увахкум и Шулша — гыкум) общей площадью 3650 кв. км. Основная территория Бузачей занята сла — бо волнистыми полупустынными равнинами с полынными, злаково-полынными и солянково-полынными ассоциациями. Огромные низины, осо — бенно в западной приморской части, заняты сочно солянковой растительно — стью.

fiyla’IH-2002 . . . . ,1,

I.. .

• • — . •

….

I… ..

……..

… I • •

• • I

,.. ·’

•• "<-·· -·—— • •

 

• • • • •

1- 1— —•· — —

•• "<-·· -·—— • •

 

• • • • •

1- 1— —•· — — fiyla•m-2003

""- ..

 

• ‘-.C

•• •

• •

.

• .._..

• ""—-\. … .• •• •

• • •• • ••

I• •

 

• ……. •

I

6y3a’IH-2004

. • •

I •

 

l

 

• .-

,. • •

Puc. 2. Pacnpe, D;eJieHHe, D;po¢hi-KpacoTKH Ha n-oBe Ey3aq11:

a — 2002 r., 6- 2003 r., B — 2004 r.

Для глинистых равнин с просадочными западинами характерны ком — плексы гирканской полыни (Artemizia gurganica) и еркека (Agropirum sibiricus), развитые на серо-бурых или солонцеватых пустынных почвах. Видами эфиди — каторами являются кохия (Kochia prostrate), мортук (Eremopyrum orientalis), ковыли (Stippa sareptana, S. barbata и S. szowitsiana), мятлик луковичный (Poa bulbosa), биюргун (Anabasis salsa), тас-биюргун (Nanophyton erinaceum), со — лянка восточная или куйреук (Salsola orientalis).

Понижения на суглинистых солончаковато-солонцовых почвах и повы — шения заняты полынной растительностью. Сочно солянковые пустыни на со- рах и у морских побережий образованы сарсазаном (Halocnemum strobilaceum)

с участием поташника (Kalidium caspicum), солянкой (Salsola crassa) и сведой (Suaeda microphylla). Местами развиты адроспан (Peganum garmola) и марь бе — лая (Chenopodium album). По южному краю Большого сора расположен един-ственный на полуострове сравнительно крупный массив черного саксаула

(Haloxylon aphyllum).

Массивы песков покрыты травянистой и кустарниковой растительно-стью из полыней (Artemizia terrae-alba, A. scoparia, A. arenaria), селина (Aristida pennata) и других злаков. Местами встречаются жузгуны (Calligonum sp.), наиболее развитые в массиве Кызылкум. Из других растений чаще можно видеть согдианский тюльпан (Tulipa sogdiana), луки (Allium sabulosus, A. fibrosum, Gagea reticulata and G. divaricata), астрагалы (Astragalus arpilobus и A. oxyglotus), амбербоу туранскую (Amberboa turanica), осоку вздутую (Carex physoides), кустарниковый вьюнок (Canvolvus fructicosa), курчавку шиповатую (Atraphaxis spinosa), липучку колючеплодную (Lappula spinocarpos).

Мангышлак имеет протяженность с севера на юг и с запада на восток около 250-300 км (44°25’-42°05’ с. ш. и 50°05’-54°25’ в. д.). Северная, западная

и южная части его заняты глинистыми пустынями (плато мыса Тюбкараган, Мангышлакское и Кендерли-Каясанское). Центральная часть представлена системой сглаженных хребтов мезозойской и более поздней складчатости и

сбросами – это Горный Мангышлак. С запада-северо-запада на восток-юго — восток протянулись последовательно хребты Каратаучик, Западный и Восточ — ный Каратау. По обе стороны от этой линии складчатых гор отдельными узки-ми долинами, параллельно горам идут сбросового происхождения хребты Се- верный и Южный Актау. Они имеют вид невысоких поднятых плато, обры — вающихся чинками навстречу друг другу.

Юго-Восточная часть Мангышлака, примыкающая к Западному чинку Устюрта, занята системой песков, такыров, огромных соров и солончаков (Тузбаир-Сор, сор Кошак и солончак во впадине Карын-Жарык), останцовых гор и небольших меловых кряжей. Территория полуострова Мангышлак пред-ставляет собой волнистую равнину с общим уклоном на юго-запад с характер — ными замкнутыми котловинами, занятыми такырами и солончаками. Абсо — лютные отметки ниже –57,8. Юго-западная часть занята Каспийским морем, к

которому обрывается равнина уступом, имеющим относительную высоту до

100 м и крутизну от 10 до 45˚. Как правило, между уступом и морем имеется

пляжная полоса шириной от десятков метров до 5 км. Здесь имеется несколько бессточных впадин, наибольшими из которых являются Карагие (365 кв. км), Каунды (222 кв. км), Куланды (148 кв. км), Жазгурлы и Басгурлы (160 кв. км).

Рис. 3. Распределение дрофы-красотки на Южном Мангышлаке

Климат резко континентальный, засушливый, с большими колебаниями сезонных и суточных температур воздуха, малым количеством осадков в год (около 120 мм). Зима (декабрь-февраль) умеренно холодная, малоснежная, с неустойчивой погодой. Самый холодный месяц январь со среднедневной тем-

пературой -2, -4˚С (минимум -30˚). Лето (май-сентябрь) сухое и жаркое со среднедневной температурой 23-27˚С (максимум 43˚). Большинство осадков выпадает весной. Ветры весной и летом западные и юго-западные, осенью и зимой восточные и северо-восточные. Преобладающая их скорость 4-6 м/с, осенью и зимой иногда до 15-20 м/с.

В период снеготаяния и после ливневых дождей на поверхности такыров и солончаков непродолжительное время сохраняется вода. Немногочисленные

колодцы и артезианские скважины имеют небольшой дебит воды, зачастую

соленой и не пригодной для питья. Редкие родники встречаются по обрывам уступов и являются естественными водопоями для диких животных.

На глинистых плато Мангышлака распространены серо-бурые солонце — ватые или местами нормальные почвы пустынь и такыровидные солонцы. В южной части – пустынные сероземы. Южная часть Кендирли-Каясанского

плато покрыта лессовидными суглинками с близким к поверхности гипсонос — ным горизонтом. Вокруг соров в понижениях и бессточных впадинах развиты пухлые солончаки (Доленко, 1930).

Растительность представлена пустынными полукустарничками, обра — зующими специфичный пятнистый комплексный покров. Характерен в систе — ме двучленный комплекс. Это северо-туранский вариант полынных пустынь в

сочетании с солянковыми. Видами эдификаторами являются широко распро — страненные северотуранские виды полыни (Artemisia terrae-alba, A. lercheana), биюргун (Anabasis salsa), солянка восточная (Salsola orientalis), терескен (Eurotia ceratoides), боялыш (Salsola arbuscula), тас-биюргун (Nanophyton

erinaceum), карагана (Caragana grandiflora) и курчавка (Atraphaxis spinosa), летне-осенний однолетник ебелек (Ceratocarpus arenarius), эфедра (Ephedra distahya), эфемеры – (Eremopyrum orientale, Lepidium perfoliatum, Veronica

amoena, Lappula spinocarpus) и др.

Наибольшее распространение имеют белополынники, чаще с биюргуном или солянкой восточной, реже с боялычем или терескеном. В южной половине

Мангышлака большое место занимают биюргунники, на каменистых и щебни — стых участках с тас-биюргуном и даже чистые тас-биюргунники. Это солянко — вые пустыни, сочетающиеся с полынями. В местах скопления делювия, на по-селениях грызунов-землероев, в частности на колониях большой песчанки (Rhombomys opimus), появляются характерные южные виды солянок (Anabasis truncate, A. brachiata, Salsola gossypina), а также парнолистник (Zigophyllum

eichwaldii) и катран беззубый (Crambe edentula). Местами в микропонижениях на плато и в долинах образуются по выражению Н. М.Михеля (1941) «травяные оазисы» из зарослей верблюжьей колючки (Alhagi pseudalhagi), выделяющиеся светлой яркой зеленью.

В депрессиях вокруг соров, на солончаках и у Каспиского побережья развиты сарсазанники, часто из одного сарсазана шишковатого (Halocnemum strobilaceum) или с участием поташника (Kalidium caspicum), маревых, напри-мер Salsola crassa, и иногда суккулентных форм солянок, как, например, сведы

(Suaeda microphylla). Эта растительность представляет собой тип сочносолян-ковой пустыни северного типа.

В самой южной части Кендерли-Каясанского плато и во впадине Карын-Жарык происходит смена видов эдификаторов основных комплексов. Появля- ются южно пустынные формы, как, например, полынь белоземельная (Artemisia terrae-alba), кермудская (Artemisia kermudica) и бадхызская (A. badghysi) и тетыр (Salsola gemmascens). Наибольшее распространение полу — чают полынники, тетыровые полынники и боялычево-полынные сообщества. Полынники обычно богаче других по флористическому составу, а биюргунни — ки крайне обеднены.

На такырах и такыровидных участках южной и восточной частей Ман — гышлака распространены пустынные лишайники, преимущественно Diploschistes seruposus, D. albissium, Squamaria lentigera, Aspicilia desertorum, Lecanora aspera, Teloischistes brevior и др. Накипные лишайники покрывают щебень, камни и разрастаются прямо на грунте. Нередко отмершие и живущие лишайники окрашивают в темный цвет большие площади пустыни.

Травянистый покров разреженный и бывает зеленым до августа-сентября во влажные годы, как, например, в 2002-2003 гг., а в сухие годы к середине — концу мая трава обычно выгорает.

Устюрт, расположенный между Каспийским и Аральским морями, пред — ставляет собой возвышенное плато с абсолютными высотами 160-300 м, окру- женное со всех сторон более или менее отчетливыми чинками. Расстояние между крайними наиболее удаленными точками с севера на юг около 600 и с

запада на восток свыше 400 км. Площадь всего Устюрта равняется 166600 кв. км, а часть его в пределах Мангистауской области составляет 56911 кв. км. Поверхность плато представляет собой волнистую пустынную равнину, более

расчлененную на юге и имеющую вполне спокойные очертания на севере. В Казахстанской части Устюрта выделяются два поднятия — увалы Карабаур и Музбель, и две впадины Сам и Асматай-Матай. На границе с Западным чин-ком находится обширная впадина Карынжарык, разделяющая Устюрт и Ман — гышлак. Дно впадин занято солончаками или солеными грязями, а также не — большими песчаными массивами. Из постоянных водотоков в западной части

плато известны два маломощных соленых ручья – Мынаши и Сынгырлау, впа — дающих в солончак Мертвый Култук. Весной бессточные впадины и блюдце — видные понижения (такыры) заполняются талой и дождевой водой, которая в

зависимости от сухости лета быстро или долго испаряется. Подземные воды представлены системой разобщенных линз и только в массивах песков и в рыхлых супесчано-суглинистых наносах встречаются изолированные, зале — гающие на небольшой глубине, линзы пресных вод.

В геологическом строении Устюрт представляет собой очень пологую синеклизу, сформированную неогеновыми отложениями. Наиболее широко

распространенными являются отложения известняков и мергелей, налегающих

на поверхность меловых отложений. Для Устюрта характерен ландшафт се-верных пустынь с преобладанием полукустарников и солянок. Северная часть

плато относится к суглинистым пустыням, южная – к щебнисто-суглинистым пустыням, возникающим при обилии щебнистых продуктов выветривания.

Климат Устюрта сближает его с семиаридными пустынями Центральной

Азии. Минимальное количество осадков падает на июль, максимум их выпада — ет в феврале, иногда сдвигаясь на март. Годовая сумма осадков колеблется в пределах 100-150 мм. Зимы малоснежны с последующим быстрым таянием снега. Летом изредка бывают сильные ливневые дожди. Наиболее жаркий ме- сяц – июль (33-34°С иногда до 44°С), наиболее холодный – январь (от-2 до -8°С).

Почвенный покров на большей части плато из слабо развитых серо — бурых почв с переходом к сероземам на южной его части. Растительный по- кров разреженный с наиболее широко распространенными формациями бело — земельной полыни (Artemisia terrae-alba) на промытых и рассоленных разно — стях серо-бурых почв, биюргуна (Anabasis salsa) на солонцеватых и солонча — ковых разностях тех же почв, боялыча (Salsola arbuscula) на почвах переход — ных между двумя упомянутыми выше группами и солянок (Anabasis brachiata, A. truncata) на пропитанных гипсом выходах известняков и мергелей, черного саксаула (Haloxylon aphyllum) на гипсовых почвах и сарсазана (Halocnemum strobilaceum) на солончаках.

Материал и методика. Учеты численности дрофы-красотки осуществ-ляли в разные сезоны года 20 апреля — 4 мая и 10-26 сентября 2002 г., 10-18 мая

2003 г., 30 мая – 4 июня 2004 г на п-ове Бузачи; 20-26 июля и 3-23 сентября

2002 г., 19-30 мая 2003 г. и 5-13 июня 2004 г., 7 апреля – 28 мая 2005 г. на рав-нинах Южного Мангышлака, 24-25 июля и 12-22 сентября 2002 г., 29-30 мая и

14 июня 2004 г. на Устюрте. Кроме того, в некоторой степени использованы результаты рекогносцировочных поездок по районам обитания джека в преды-дущие годы, а также отдельные данные при совместных работах в составе экс-педиций NARC (Абу-Даби) 1995-96 и 2005-2006 гг.

При проведении учетов использовались стандартные и собственной раз — работки методики (Gubin, 1999), из которых наиболее часто употребляли мар — шрутный метод с использованием автомобиля высокой проходимости. На то — пографические карты масштаба 1:500000 и 1:1000000 наносились линии, по которым старались осуществлять движение. Но в зависимости от особенностей погодных условий года, чаще из-за чрезмерной влажности, нам приходились вносить незначительные коррективы в маршруты передвижения, которые мало отражались на общей конфигурации учета. В апреле-мае, когда самцы жестко связаны с индивидуальными территориями, на которых они осуществляют то — ковые пробежки (Губин, Скляренко, 1989, 1990), учет проводили с периодиче — скими остановками для кругового обзора местности в радиусе 1 км с использо — ванием восьми и десяти кратных полевых биноклей с приподнятых участков – отдельных бугров, наиболее высоких барханов и т. п. При низкой плотности населения джека мы останавливались через каждые 3 км, в местах повышен — ной плотности – через 1-1,5 км.

К концу сезона размножения самцы постепенно утрачивают связь с ин — дивидуальными участками, начинают объединяться в группы и широко пере- мещаются по территории. С этого момента их практически невозможно обна — ружить с помощью бинокля, но из-за смены поведения они реагируют взлетом на движущийся автомобиль и хорошо регистрируются в 200 м полосе (по 100 м слева и справа от курса движения). Кроме замеченных птиц мы фиксировали все места с наличием линных перьев, помета и следов джека, служащих на — дежным показателем пребывания здесь хотя бы одной особи. Кроме основного объекта изучения мы фиксировали всех встреченных редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных, а также хищных млекопитающих и птиц, являющихся врагами джека.

Независимо от сезона, учеты проводили во время максимальной актив-ности джека: утром с восхода солнца и до 10-11 ч, вечером с 16-17 ч и до захо-да солнца, и только в пасмурные дни – практически все светлое время суток. В жаркие дни в полуденное время птицы отдыхают и лежат настолько плотно, что не взлетают даже на близком расстоянии от автомашины и практически не обнаруживаются. При обнаружении джеков места их встречи фиксировались с помощью GPS Garmin XL-12, а в журнале наблюдений указывалось время, состояние погоды, количество встреченных птиц, их пол и возраст, удален — ность от автомобиля и реакция на его продвижение. Кроме того, на местах пребывания птиц производилось краткое описание биотопической обстановки, что необходимо для анализа их распределения в разные сезоны года. Маршру — ты движения автоматически регистрировались с помощью навигатора Garmin eTrex Vista, в результате чего brachiata, A. truncata) на пропитанных гипсом выходах известняков и мергелей, черного саксаула (Haloxylon aphyllum) на гипсовых почвах и сарсазана (Halocnemum strobilaceum) на солончаках.

Материал и методика. Учеты численности дрофы-красотки осуществ-ляли в разные сезоны года 20 апреля — 4 мая и 10-26 сентября 2002 г., 10-18 мая

2003 г., 30 мая – 4 июня 2004 г на п-ове Бузачи; 20-26 июля и 3-23 сентября

2002 г., 19-30 мая 2003 г. и 5-13 июня 2004 г., 7 апреля – 28 мая 2005 г. на рав-нинах Южного Мангышлака, 24-25 июля и 12-22 сентября 2002 г., 29-30 мая и

14 июня 2004 г. на Устюрте. Кроме того, в некоторой степени использованы результаты рекогносцировочных поездок по районам обитания джека в преды-дущие годы, а также отдельные данные при совместных работах в составе экс-педиций NARC (Абу-Даби) 1995-96 и 2005-2006 гг.

При проведении учетов использовались стандартные и собственной раз — работки методики (Gubin, 1999), из которых наиболее часто употребляли мар — шрутный метод с использованием автомобиля высокой проходимости. На то — пографические карты масштаба 1:500000 и 1:1000000 наносились линии, по которым старались осуществлять движение. Но в зависимости от особенностей погодных условий года, чаще из-за чрезмерной влажности, нам приходились вносить незначительные коррективы в маршруты передвижения, которые мало отражались на общей конфигурации учета. В апреле-мае, когда самцы жестко связаны с индивидуальными территориями, на которых они осуществляют то — ковые пробежки (Губин, Скляренко, 1989, 1990), учет проводили с периодиче — скими остановками для кругового обзора местности в радиусе 1 км с использо — ванием восьми и десяти кратных полевых биноклей с приподнятых участков – отдельных бугров, наиболее высоких барханов и т. п. При низкой плотности населения джека мы останавливались через каждые 3 км, в местах повышен — ной плотности – через 1-1,5 км.

К концу сезона размножения самцы постепенно утрачивают связь с ин — дивидуальными участками, начинают объединяться в группы и широко пере- мещаются по территории. С этого момента их практически невозможно обна — ружить с помощью бинокля, но из-за смены поведения они реагируют взлетом на движущийся автомобиль и хорошо регистрируются в 200 м полосе (по 100 м слева и справа от курса движения). Кроме замеченных птиц мы фиксировали все места с наличием линных перьев, помета и следов джека, служащих на — дежным показателем пребывания здесь хотя бы одной особи. Кроме основного объекта изучения мы фиксировали всех встреченных редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных, а также хищных млекопитающих и птиц, являющихся врагами джека.

Независимо от сезона, учеты проводили во время максимальной актив-ности джека: утром с восхода солнца и до 10-11 ч, вечером с 16-17 ч и до захо-да солнца, и только в пасмурные дни – практически все светлое время суток. В жаркие дни в полуденное время птицы отдыхают и лежат настолько плотно, что не взлетают даже на близком расстоянии от автомашины и практически не обнаруживаются. При обнаружении джеков места их встречи фиксировались с помощью GPS Garmin XL-12, а в журнале наблюдений указывалось время, состояние погоды, количество встреченных птиц, их пол и возраст, удален — ность от автомобиля и реакция на его продвижение. Кроме того, на местах пребывания птиц производилось краткое описание биотопической обстановки, что необходимо для анализа их распределения в разные сезоны года. Маршру — ты движения автоматически регистрировались с помощью навигатора Garmin eTrex Vista, в результате чего нами были записаны все без исключения наши перемещения по территории. Картосхемы распределения птиц по территориям и маршруты учетов выполнены с применением компьютерной программы OziExplorer GPS Mapping Software Version 3.95.1.

Использование автомобиля высокой проходимости с достаточно боль-шим запасом горючего и питьевой воды позволило производить всю работу в каждом из указанных выше мест практически на одной заправке баков и суще-ственно снизить непроизводительные затраты на прогон машины к заправкам и обратно. При обработке материала, во избежание ошибки, непригодные для

обитания джека территории (огромные соры и обширные впадины) исключа-лись из общей площади.

Латинские названия животных приводятся в соответствии с «Книгой ге-нетического фонда фауны Казахской ССР» (Алма-Ата, 1989), названия расте — ний – по двухтомнику «Иллюстрированный определитель растений Казахста- на» (Алма-Ата, 1969, 1972).

Результаты. В целом за четыре основных года работы в пределах Ман — гистауской области общий автомобильный пробег по местам обитания дрофы — красотки составил 11555 км, в том числе 4045 км на п-ове Бузачи, 5589 км на Южном Мангышлаке и 1921 км на Устюрте (табл. 1). За это время отмечено

331, 354 и 90 птиц соответственно, преимущественно пребывающих одиноч

ками (514 случаев). По две красотки вместе видели 47 раз, по три – 24, по че-тыре – 10, по пять – 4 раза и по одному разу в группах зарегистрировано

Таблица 1. Численность и плотность населения дрофы-красотки на равнинах Мангистауской области

Место учета

Пригод — ная для обитания площадь, км2

Пло — щадь, охвачен — ная уче — том, км2

Протя — жен — ность маршру-та, км

Количе — ство птиц в учете

Плот — ность на — селения, ос/км2

Бузачи 2003 г.

11634

955

1071

104

0.19

Бузачи 2004 г.

11634

549

1098

43

0.08

Бузачи 1989 г.

20842

525

1050

50

0.10

Мангышлак

2002 г.

11611

548

1095

43

0.08

Мангышлак

2002 г.

11611

668

1336

50

0.08

Мангышлак

2003 г.

13848

1432

1432

144

0.10

Мангышлак

2004 г.

13848

293

1466

71

0.24

Мангышлак

2005 г.

13848

740

740

70

0.18

Мангышлак

1989 г.

14000

855

1710

18

0.01

Ю. Устюрт 2002

г.

21175

164

327

26

0.05

Устюрт 2002 г.

55185

491

981

49

0.10

СВ. Устюрт 2004

г.

16764

306

613

15

0.07

Устюрт1989 г.

56911

2720

5440

104

0.04

по шесть, восемь и девять особей. Группы, с числом дроф выше 3 вместе, встречались в основном после сезона размножения и наиболее часто их видели в сентябре, когда птицы начинают группироваться в стаи для отлета к местам зимовок. Наиболее крупное рассеянное скопление отмечено после обеда в цен — тре Кендерли-Каясанской государственной заповедной зоны республиканского значения 29 сентября 1998 г., когда за 5 мин в районе вышки Достан выпугну — ли 24 дрофы-красотки и на обратном пути в сторону Нового Узеня на дистан — ции 25 км подняли еще 28 особей, державшихся 7 раз группами по 2-5 особей

и 5 раз одиночками. Интересной ситуация была осенью 1999 г., когда 6-7 сен-тября на маршруте 81 км от пос. Куланды до впадины Карынжарык встречено

2 джека, а 11 сентября практически на этом же пути до вышки Достан и обрат-но на 120 км автомобильного маршрута от мечено 7 особей, дважды по 2 и раз

3 птицы. Пройдя по Устюрту около 1000 км практически с юга до севера плато

7-10 сентября 1999 г., мы зарегистрировали одну одиночку и два раза по две птицы.

Птиц чаще видели в первой половине дня (53,2 %), хотя в отдельные дни они явно преобладали к вечеру (табл. 2). По половому составу птицы распре — делились следующим образом: самцы составили 295, самки – 27 особей, ос-тальные птицы оставались неопределенными. В качестве сравнения использо — ваны данные авиационного учета дрофы-красотки в Мангистауской области в июле-августе 1989 г. (Губин, 1991).

Таблица 2. Встречаемость дрофы-красотки на автомобильных маршрутах

Мангистауской области в 2002-2004 гг.

Сроки учета

Первая половина дня

Вторая половина дня

Длина мар-шрута

Число птиц

Длина маршрута

Число птиц

Полуостров Бузачи

22.04-2.05.2002 г.

633

75

665

Сроки учета

Первая половина дня

Вторая половина дня

Длина мар-шрута

Число птиц

Длина маршрута

Число птиц

Полуостров Бузачи

22.04-2.05.2002 г.

633

75

665

75

10-26.09.2002 г.

377

10

317

33

10-18.05.2003 г.

540

61

527

52

30.05-4.06.2004 г.

493

20

605

23

Южный Мангышлак

20-26.07.2002 г.

499

23

596

20

3-23.09.2002 г.

478

29

Устюрт

24-25.07.2002 г.

150

12

177

14

12-22.09.2002 г.

182

33

499

15

29-30.05,

14.06.2004 г.

105

8

508

13

Всего по области

4836

401

6272

353

Обсуждение. После развала СССР на фоне краха сельского хозяйства и промышленности Казахстана начался массовый отток сельского населения в районные и областные центры. В регионе полностью прекратилась работа мно- гочисленных геофизических и геолого-поисковых партий, домашних живот-

ных перестали перегонять на летние пастбища, практически все летовки и ог — ромное число зимовок подверглись разорению и обширные пространства пус — тынь и полупустынь обезлюдили. Это обстоятельство положительно сказалось на растительном покрове, который постепенно начал восстанавливаться. Осо — бо хорошего развития он получил весной 2002 и 2003 годов, которые были чрезвычайно влажными. При многократно снизившемся пастбищном прессе со стороны домашних и диких копытных по сравнению с 80-ми годами прошлого века резко начала возрастать численность насекомых, а вслед за ними насеко — моядных птиц и рептилий. Повсеместно отмечен прирост численности грызу — нов и трофически связанных с ними хищных птиц и зверей. Улучшились усло- вия жизни и для дрофы-красотки, что не могло не отразиться на ее воспроиз- водственном потенциале.

На п-ове Бузачи с большим разнообразием биотопов (приморские рав-нины и авандюны, солончаки и огромные соры, закрепленные песчаные хол — мы, раздутые барханы, слабо волнистые и абсолютные равнины с небольшими сорами и такырами на них, бедленды у подножий гор Актау и Каратау) расти — тельный покров по высоте и проективному покрытию наиболее хорошо вос — становился в песчаных массивах и по их кромке. Незначительное поголовье домашнего скота с личного подворья уже не оказывает здесь пагубного воз — действия на биоценозы, хотя их эксплуатация осуществляется круглогодично. Полынно-солянковые ассоциации получили мощное развитие на засоленных почвах равнин, по буграм среди солончаков и в прибрежной полосе Каспия вследствие начавшегося падения его уровня, а также на такырах.

В 2002 г. ядро популяции дрофы-красотки располагалась по северу и центральной части полуострова (см. рис.2), где птицы занимали кромку песча — ных массивов или бугры по краям соровых понижений, так как глинистые рав — нины были залиты водой из-за чрезвычайного обилия осадков в этот сезон. Распределение джека было далеко не равномерным и большинство птиц встречено на слабо волнистых злаково-полынных и полынно-злаковых равни — нах (70 особей). Следующим предпочитаемым биотопом являются песчаные массивы. Здесь чаще птицы отмечены в сглаженных песках с наличием злаков, полыни и эфемеров (22), реже – по кромке влажных соров (9) и пухляков (6) и минимально – в мелко бугристых хорошо закрепленных песках (всего 3 пти — цы). На равнине с солончаками при наличии там по буграм полыни, злаков и эфемеров учтено 25 птиц и на глинистой равнине, поросшей злаками, полы — нью, солянками и биюргуном видели 15 джеков. В отличие от 1996 г., когда в районе нашего стационара по изучению джека достаточно много птиц было на кромке бугристых песков, в этом году они сместились в сторону Большого со — ра и располагались по обе стороны от асфальтированной трассы, проложенной к нефтяным промыслам Каражамбас и Каламкас. Численность джека в радиусе

10 км от стационара 1996 г. снизилась в 3-4 раза и здесь нами отмечено всего

19 птиц. Не исключено, что причиной этому явился нелегальный сбор яиц для содержания джека в домашних зоопарках шейхами и богатыми людьми в ряде

стран Персидского залива. И как результат все возрастающего фактора беспо-койства – перераспределение птиц в пределах гнездового ареала.

В сентябре дрофы-красотки предпочитали равнины с полынью и злаками

(6 случаев), полынью с солянками (4) и полынью с биюргуном (4), на холмах со злаками и куйуреком отмечены 6 раз, на зарастающих курчавкой, полынью, солянками и верблюжьей колючкой больших и маленьких такырах (4) и по од — ной встрече было на краю сора, на пухляке со злаками, полынью и солянками и на окраине массива саксаула по кромке Большого сора.

Плотность населения джека была далеко не равнозначной на разных уча-стках п-ова Бузачи (см. табл. 3) и менялась от 0,01 до 0,15, составив в среднем

0,13 ос/кв. км. Это вполне согласуется со значением плотности джека (0,10 ос/кв. км) после сезона его размножения для этого же полуострова по данным нашего авиаучета, проведенного копытных по сравнению с 80-ми годами прошлого века резко начала возрастать численность насекомых, а вслед за ними насеко — моядных птиц и рептилий. Повсеместно отмечен прирост численности грызу — нов и трофически связанных с ними хищных птиц и зверей. Улучшились усло- вия жизни и для дрофы-красотки, что не могло не отразиться на ее воспроиз- водственном потенциале.

На п-ове Бузачи с большим разнообразием биотопов (приморские рав-нины и авандюны, солончаки и огромные соры, закрепленные песчаные хол — мы, раздутые барханы, слабо волнистые и абсолютные равнины с небольшими сорами и такырами на них, бедленды у подножий гор Актау и Каратау) расти — тельный покров по высоте и проективному покрытию наиболее хорошо вос — становился в песчаных массивах и по их кромке. Незначительное поголовье домашнего скота с личного подворья уже не оказывает здесь пагубного воз — действия на биоценозы, хотя их эксплуатация осуществляется круглогодично. Полынно-солянковые ассоциации получили мощное развитие на засоленных почвах равнин, по буграм среди солончаков и в прибрежной полосе Каспия вследствие начавшегося падения его уровня, а также на такырах.

В 2002 г. ядро популяции дрофы-красотки располагалась по северу и центральной части полуострова (см. рис.2), где птицы занимали кромку песча — ных массивов или бугры по краям соровых понижений, так как глинистые рав — нины были залиты водой из-за чрезвычайного обилия осадков в этот сезон. Распределение джека было далеко не равномерным и большинство птиц встречено на слабо волнистых злаково-полынных и полынно-злаковых равни — нах (70 особей). Следующим предпочитаемым биотопом являются песчаные массивы. Здесь чаще птицы отмечены в сглаженных песках с наличием злаков, полыни и эфемеров (22), реже – по кромке влажных соров (9) и пухляков (6) и минимально – в мелко бугристых хорошо закрепленных песках (всего 3 пти — цы). На равнине с солончаками при наличии там по буграм полыни, злаков и эфемеров учтено 25 птиц и на глинистой равнине, поросшей злаками, полы — нью, солянками и биюргуном видели 15 джеков. В отличие от 1996 г., когда в районе нашего стационара по изучению джека достаточно много птиц было на кромке бугристых песков, в этом году они сместились в сторону Большого со — ра и располагались по обе стороны от асфальтированной трассы, проложенной к нефтяным промыслам Каражамбас и Каламкас. Численность джека в радиусе

10 км от стационара 1996 г. снизилась в 3-4 раза и здесь нами отмечено всего

19 птиц. Не исключено, что причиной этому явился нелегальный сбор яиц для содержания джека в домашних зоопарках шейхами и богатыми людьми в ряде

стран Персидского залива. И как результат все возрастающего фактора беспо-койства – перераспределение птиц в пределах гнездового ареала.

В сентябре дрофы-красотки предпочитали равнины с полынью и злаками

(6 случаев), полынью с солянками (4) и полынью с биюргуном (4), на холмах со злаками и куйуреком отмечены 6 раз, на зарастающих курчавкой, полынью, солянками и верблюжьей колючкой больших и маленьких такырах (4) и по од — ной встрече было на краю сора, на пухляке со злаками, полынью и солянками и на окраине массива саксаула по кромке Большого сора.

Плотность населения джека была далеко не равнозначной на разных уча-стках п-ова Бузачи (см. табл. 3) и менялась от 0,01 до 0,15, составив в среднем

0,13 ос/кв. км. Это вполне согласуется со значением плотности джека (0,10 ос/кв. км) после сезона его размножения для этого же полуострова по данным нашего авиаучета, проведенного в конце лета 1989 г. (Губин 1991).

Таблица 3. Плотность населения джека весной 2002 г. на п-ове Бузачи

Участок

Протяжен — ность мар- шрута (км)

Площадь учета

Кол-во птиц

Плотность на 1 кв. км

Западный

256

512

3

0.01

Северный

186

0,03

Централь-ный

374

748

108

0,15

Истинная же плотность населения джека здесь как минимум в два раза выше, поскольку самки были заняты насиживанием яиц и практически все ока — зались вне нашего учета. Всего было зарегистрировано 150 джеков, в том чис — ле 4 самки, 104 самца и 42 особи неопределенных до пола. Внесение поправки позволяет говорить о 250 птицах, поскольку в популяции число самцов и са — мок примерно одинаково. Это утверждение хорошо прослеживается при вылу — плении птенцов в питомнике джека в Объединенных Арабских Эмиратах, где число самцов соответствует числу самок. Численность птиц в этом сезоне раз — множения составила как минимум 2232 особи на пригодной для обитания площади 11634 кв. км.

В следующем менее влажном сезоне 2003 года произошло некоторое пе-рераспределение птиц по территории, основная часть которых переместилась к кромке Большого сора (рис. 2). За эти два года травянистая растительность

достигла максимальной густоты и высоты, и птицы оставили такие места, по-скольку в них была затруднена возможность обзора местности даже с полно-стью вытянутой вверх шеей. Большинство из встреченных джеков (39) держа — лось на полынной равнине со злаками вдоль песчаных массивов, 22 особи от — мечены на слабо волнистой равнине с полынью, солянкой восточной и биюр-

гуном, 21 – у подножий холмов с сорами, 15 — на равнинах с сорами, 3 – на та — кырах и 9 – в плоских понижениях среди песчаных гряд. Обращает на себя внимание явная передислокация джеков, особенно из мест прошлогодних се — нокосов на целинные участки или на пограничные равнины с сорами и такы — рами. В то же время птицы, будучи обычными на приморских равнинах по се — веру Бузачей, в 2003 году были там редкими, что очевидно также связано с развитием высокого и густого травянистого покрова после обильных дождей

2002 г. В 18 случаях птицы отмечены летящими, при этом 13 раз они были вспугнуты нашей автомашиной, дважды – бегущими сайгами и трижды птицы находились в воздухе без видимых на то причин. Всего отмечено 113 птиц,

среди которых 86 были самцами, 3 самками и 24 неопределенными до пола особями. При выравнивании числа самцов и самок здесь было как минимум

196 особей. Калькуляционная численность джека в этом году здесь составила

2156 особи для пригодной под обитание площади 11634 кв. км.

В 2004 г., характеризующимся уже нормальным количеством осадков,

птицы из-за густого травостоя предыдущих лет, оставили кромку песков и за-няли биюргуново-злаковые равнины, а по окончанию сезона размножения ста — ли перемещаться к окраинам больших соров с наличием на них бугров. В 2004 г. на Бузачах встречено лишь 35 джеков и 8 следов их пребывания, что связано в основном с уменьшением полосы учета до 200 м, а окончание размножения птиц, ускоренное установлением высокого температурного режима, отрази- лось на их биотопическом распределении (рис. 2). Известно, что по окончанию цикла размножения самцы и холостующие особи сбиваются в группы и начи — нают широко кочевать в поисках кормных и защитных мест. Больше всего красоток (25 случаев) отмечено по кромкам обширных соров с буграми среди них, поросших биюргуном в сочетании со злаками. На абсолютную равнину с биюргуном, солянкой восточной и злаками пришлось 8, на полынно-злаковые равнины у кромки песчаных массивов – 7, на равнины с итсегеком (Anabasis aphylla) – 2 и на солянковые равнины – 1 случай. В этот сезон не отмечено ни одной птицы на такырах, на которых они были нередкими в августе-сентябре

2002 года. Наиболее благоприятными местами для джека являются комплексы из биюргуна и злаков. Злаки по созреванию привлекают к себе муравьев, а

долго вегетирующий биюргун обеспечивает птиц зеленым кормом. Самая крупная группа из 10 джеков отмечена в обширном районе с травянистым по- кровом, смытым и положенным на землю сильнейшими ливневыми потоками,

прошедшими здесь в середине мая. В этом году на той же площади расчетная численность джека составила 911 особей при явном недоучете самцов, закан — чивающих токовую активность с середины-конца мая из-за резкого возраста — ния среднесуточных температур воздуха.

Рекогносцировочные поездки на п-ов Бузачи 14-17 апреля и 5-6 мая 2005 г. показали, что на равнинах юго-востока и северо-запада этого полуострова плотность населения дрофы-красотки оставалась стабильной. Здесь на мар-шруте протяженностью 425 км отмечено 50 особей. Развитие нефтяного про-мысла на полуострове вносит свои негативные последствия для животных, в

том числе и для джека. Здесь в 2004 г. без проведения какой-либо экологиче — ской экспертизы отсыпан грейдер длиной до 100 км, соединивший нефтяные промыслы в заливе Комсомолец и Каламкас. То есть он сооружен по местам максимальной плотности населения джека. В результате этого часть воспроиз — водственной площади была потеряна для дрофы-красотки и, кроме того, суще — ственно усилился фактор беспокойства. Позитивным моментом надо считать создание в 2007 г. Тассорпинского областного заказника, расположенного в северо-восточном углу полуострова.

Южный Мангышлак. В предшествующие учетам годы (1989, 2000-2002) птицы чаще отмечались на равнинах в цдно также связано с развитием высокого и густого травянистого покрова после обильных дождей

2002 г. В 18 случаях птицы отмечены летящими, при этом 13 раз они были вспугнуты нашей автомашиной, дважды – бегущими сайгами и трижды птицы находились в воздухе без видимых на то причин. Всего отмечено 113 птиц,

среди которых 86 были самцами, 3 самками и 24 неопределенными до пола особями. При выравнивании числа самцов и самок здесь было как минимум

196 особей. Калькуляционная численность джека в этом году здесь составила

2156 особи для пригодной под обитание площади 11634 кв. км.

В 2004 г., характеризующимся уже нормальным количеством осадков,

птицы из-за густого травостоя предыдущих лет, оставили кромку песков и за-няли биюргуново-злаковые равнины, а по окончанию сезона размножения ста — ли перемещаться к окраинам больших соров с наличием на них бугров. В 2004 г. на Бузачах встречено лишь 35 джеков и 8 следов их пребывания, что связано в основном с уменьшением полосы учета до 200 м, а окончание размножения птиц, ускоренное установлением высокого температурного режима, отрази- лось на их биотопическом распределении (рис. 2). Известно, что по окончанию цикла размножения самцы и холостующие особи сбиваются в группы и начи — нают широко кочевать в поисках кормных и защитных мест. Больше всего красоток (25 случаев) отмечено по кромкам обширных соров с буграми среди них, поросших биюргуном в сочетании со злаками. На абсолютную равнину с биюргуном, солянкой восточной и злаками пришлось 8, на полынно-злаковые равнины у кромки песчаных массивов – 7, на равнины с итсегеком (Anabasis aphylla) – 2 и на солянковые равнины – 1 случай. В этот сезон не отмечено ни одной птицы на такырах, на которых они были нередкими в августе-сентябре

2002 года. Наиболее благоприятными местами для джека являются комплексы из биюргуна и злаков. Злаки по созреванию привлекают к себе муравьев, а

долго вегетирующий биюргун обеспечивает птиц зеленым кормом. Самая крупная группа из 10 джеков отмечена в обширном районе с травянистым по- кровом, смытым и положенным на землю сильнейшими ливневыми потоками,

прошедшими здесь в середине мая. В этом году на той же площади расчетная численность джека составила 911 особей при явном недоучете самцов, закан — чивающих токовую активность с середины-конца мая из-за резкого возраста — ния среднесуточных температур воздуха.

Рекогносцировочные поездки на п-ов Бузачи 14-17 апреля и 5-6 мая 2005 г. показали, что на равнинах юго-востока и северо-запада этого полуострова плотность населения дрофы-красотки оставалась стабильной. Здесь на мар-шруте протяженностью 425 км отмечено 50 особей. Развитие нефтяного про-мысла на полуострове вносит свои негативные последствия для животных, в

том числе и для джека. Здесь в 2004 г. без проведения какой-либо экологиче — ской экспертизы отсыпан грейдер длиной до 100 км, соединивший нефтяные промыслы в заливе Комсомолец и Каламкас. То есть он сооружен по местам максимальной плотности населения джека. В результате этого часть воспроиз — водственной площади была потеряна для дрофы-красотки и, кроме того, суще — ственно усилился фактор беспокойства. Позитивным моментом надо считать создание в 2007 г. Тассорпинского областного заказника, расположенного в северо-восточном углу полуострова.

Южный Мангышлак. В предшествующие учетам годы (1989, 2000-2002) птицы чаще отмечались на равнинах в центральной части Кендерли — Каясанского плато, где солянково-полынные ассоциации были наиболее бла — гоприятными для их жизни. Так, 20-26 июля 2002 г. на маршруте 1020 км по Южному Мангышлаку в полосе учета 200 м встречено 18 джеков (2 самца, 2 самки, 4 птенца и 12 неопределенных до пола птиц), зарегистрировано 18 мест с наличием линных перьев и 5 свежих следов на пыльной дороге. Плотность населения составила здесь 0,20 ос/кв. км, что показало перспективность этого места для изучения и правильность создания здесь Кендерли-Каясанской госу — дарственной заповедной зоны республиканского значения, утвержденной Пра — вительством Республики Казахстан от 15 марта 2001 г. Интересно, что в этом году большинство встреч дрофы-красотки приходилось на такыры и пониже — ния. Так в сентябре 14 встреч джека было на зарастающих такырах, 9 – равни — нах с полынью и солянками и дважды — на полынно-злаковой равнине. Общая расчетная численность соответствовала 954 особям.

Осенью 2002 г. при проведении учета 3-23 сентября на маршруте общей протяженностью 1336 км встречено 50 дроф-красоток при плотности населе-ния 0.08 ос/кв. км. Минимальная калькуляционная численность составила здесь

869 птиц.

В 2003 г. в пределах Кендирли-Каясанской заповедной зоны на автомо-бильном маршруте в 1037 км встречено 80 птиц, из которых 49 были самцами,

3 самками и 28 неопределенными до пола особями (с учетом поправки 126

джеков). В 5 случаях дрофы встречены парами, остальные одиночками. Кроме того, в прилегающей с северо-запада к заповедной зоне равнине на 395 км

маршрута встречено 66 дроф-красоток, из которых 49 были самцами, 3 самка-ми и 14 неопределенными до пола особями (112 особей с учетом равенства самцов и самок в популяции), при этом 53 птицы были одиночными, дважды –

по две и трижды — по три особи вместе. При далеко не равномерном распреде-лении по территории в целом встречаемость дрофы-красотки утром и вечером практически одинакова в заповедной зоне, тогда как за ее пределами отмечено

47 птиц утром и 13 вечером.

На Южном Мангышлаке (см. рис. 3) дрофа-красотка придерживается в сезон размножения равнинных местообитаний. Из 101 встречи птиц 60 прихо-дится на абсолютную равнину, 34 – на волнистую, 5 раз птиц отмечали на сла-бо наклонной полосе свала в понижения и 2 особи пребывали на такыре. Од-

новременно с этим птицы явно избегали мест с высоким травостоем. По срав — нению с 2002 г. красотки в гнездовой период 2003 г. переместились в биюр — гунники с примесью полыни и солянки восточной и особо плотно гнездились в приморском районе севернее трассы Жанаузень-Фетисово. При обнаружении автомобиля дрофы старались залечь, либо скрытно переместиться в сторону. Однако число взлетающих птиц на Мангышлаке было больше чем на п-ове Бу — зачи и они составили примерно четверть (32 особи) от всех отмеченных. Пти- цы поднимались на крыло чаще в 2-10 м от автомобиля или за 100-500 м от не — го, при этом одни из них садились, преодолев 30-50 м, иные улетали за 1-3 км. Средняя плотность населения составила 0,12 ос/кв. км для заповедной зоны и

0,28 ос/кв. км для прилегающей с северо-запада равнины. Общая численность дрофы-красотки здесь 2113 особей.

Очевидно, с такой же плотностью они населяли эти места весной 2004 г.

Но по причине сильнейших ливневых дождей в середине мая, приведших к ги — бели кладок и птенцов на огромных пространствах Мангистауской области, а затем при наступлении чрезмерной жары, птицы рано закончили гнездование и приступили к кочевкам по территории в поисках корма.

Всего учтена 71 птица, при этом они чаще встречались одиночками (45

раз), дважды по три птицы вместе и по одному разу в группе было две, четыре,

шесть и восемь особей. Пониженная плотность населения дрофы-красотки, со — ставившая 0,04 ос/кв. км для приморской части равнины и 0,02 ос/кв. км для за — поведной зоны, и разреженность точек встреч их (рис. 3) связаны со сменой мест обитания в после гнездовой период и учетом птиц в 200 метровой полосе. В этом году дрофы-красотки распределились по местам обитания следующим образом (табл. 4) и минимальная их общая численность соответствовала 952 особям.

В 2005 г. за 14 дней учета на равнинах Южного Мангышлака в апреле и мае на автомобильном маршруте протяженностью 740 км на площади 13848 кв. км встречено 62 территориальных самца и 8 самок. Только одна из этих са — мок была с выводком из трех подросших птенцов. Учитывая, что в популяции дрофы-красотки число самцов равно числу самок, общее минимальное число зарегистрированных взрослых птиц должно быть равным 124 особям. При средней величине выводка 2,1 птенца на самку получаем, что из 62 самок только 8 водили выводки, общее расчетное число птенцов в которых должно соответствовать 16 особям. Таким образом, общее число дроф-красоток при проведении автомобильного учета на территории Кендерли-Каясанской запо — ведной зоны и прилегающих к ней равнин должно составить 140 особей на ох — ваченной нашим исследованием площади 740 кв. км, при ширине учетной по — лосы 1000 м. Площадь пригодных для джека местообитаний в пределах равнин Южного Мангышлака составляет около 13848 кв. км. Производя экстраполя — цию, получаем общую минимальную численность около 2493 особи со сред — ней плотностью населения дрофы-красотки 0,18 ос/кв. км.

Таблица 4. Биотопическое распределение дрофы-красотки на Южном Мангышлаке весной-летом 2004 г. (в скобках приводится число ее следов пребывания)

Биотоп

Число птиц

Растительные ассоциации

Кендирли-Каясанская заповедная зона

Такыры

(2)

Сильно разреженные солянки

Прилегающая равнина

Равнина

11 (13)

Биюргун с солянкой восточной

и злаками

Равнина

(1)

Полынь с солянкой восточной

Проверка равнины вдоль трассы Жетыбай-Шетпе показала, что здесь 18 апреля 2005 г. на маршруте 25 км отмечено 3 токующих самца на удаленном от месторождения нефти участке. Это связано с истощенностью запасов нефти на старых промыслах и восстановлением вокруг них растительного покрова не только близ Жетыбая, но и на других, прилегающих к нефтяным промыслам равнинах Южного Мангышлака. Благоприятным моментом для дрофы — красотки сказались сбор металлома на местах проведения буровых работ и утилизация старых буровых вышек с одновременной рекультивацией мест их сосредоточения.

Таким образом, общая минимальная калькуляционная численность дже — ка на Южном Мангышлаке была примерно одинаковой летом и осенью 2002 г. (954 и 869 особей) и в начале лета 2004 г. (952 особи). Весной 2003 и 2005 гг., т. е. в наиболее благоприятный период учета дрофы-красотки, минимальная расчетная численность составила 2113 и 2493 особей на пригодной для обита — ния вида площади 13484 кв. км. Полученные на Южном Мангышлаке результа — ты автомобильных учетов лишний раз подтверждают, что наиболее оптималь — ные сроки проведения учетов должны приходиться на период размножения дрофы-красотки.

На Южном Устюрте 24-25 июля 2002 г. на маршруте протяженностью

327 км встречено 6 самцов, 3 самки (две из них с нелетными 4 птенцами), 8 не — определенных до пола птиц и отмечено 5 следов пребывания дрофы-красотки. С внесением поправки расчетная численность составляет как минимум 29 осо-бей, что соответствует при плотности населения 0.05 ос/кв. км 1095 птицам на площади 21175 кв. км.

Осенью в период 12-22 сентября 2002 г. на маршрутах 981 км по всей

территории Устюрта отмечены 1 самец, 3 самки, 40 неопределенных до пола

птиц и зарегистрировано 5 следов их пребывания. Следовательно на учетной площади 491 кв. км было как минимум 51 птица с плотностью населения 0.10 ос/кв. км. Это в пересчете на пригодную для обитания площадь Мангистауско — го Устюрта 55185 кв. км соответствует 5732 джекам. Птицы здесь предпочита — ли полынно-биюргуновые равнины (7 случаев), обычными были на равнине с разреженным саксаульником (4) и на зарастающих такырах (4), изредка дер — жались на равнинах с полынью и солянками (2) и лишь один раз отмечены на чистой солянковой равнине.

В конце сезона размножения 29-30 мая и 14 июня 2004 г. на автомобиль-ном маршруте длиной 613 км при пересечении Устюрта от Базоя до Бейнеу и обратно встречено 6 самцов, одна самка (отводила от залегших птенцов), 7 не-определенных до пола птиц и отмечено 7 следов пребывания джека. Таким об-разом, в Северо-Восточном Устюрте при расчетной численности в 20 птиц и плотности их населения 0.07 ос/кв. км на пригодной для обитания площади

16764 кв. км численность дрофы-красотки составила как минимум 1103 особи.

Большая часть птиц встречалась среди пятен боялыча на волнистой равнине с солончаками и такырами (13 особей, 6 встреч), меньше их было на опесчанен-ной абсолютной равнине с редкими злаками, ебелеком и полынью (3) и одна

птица взлетела с равнины с небольшими пятнами биюргуна.

Таким образом, производя калькуляционные расчеты можно говорить,

что на п-ове Бузачи минимальная численность дрофы-красотки составляет

911-2232 особи, на равнинах Южного Мангышлака – порядка 869-2493 особей и на равнинах Устюрта в пределах Мангистауской области – до 5732 джеков.

Всего в Мангистауской области без учета малопригодных мест и песков дер-жится 7.5-10.5 тысяч дроф-красоток.

Численность дрофы-красотки находится в прямой зависимости от усло-вий природной среды, но в большей мере она подвержена колебаниям под воз- действием ряда антропогенных факторов. Немаловажную роль играют и хищ — ники (Губин, Скляренко, 1990), представленные в Мангистауской области сле — дующими видами (табл. 5).

Так, в 2002 г. среди хищных птиц отмечена высокая численность степно-го орла на весеннем пролете на равнинах п-ова Бузачи, концентрирующегося в местах сосредоточения его основного корма – сусликов. Как правило, этот

орел отсутствует здесь в гнездовой период, поскольку к моменту появления птенцов суслики практически все уходят в спячку. Но 2002 и 2003 годы харак-теризовались высокой численностью большой песчанки (Rhombomys opimus) краснохвостой (Meriones libycus) и полуденной (Meriones meridianus), что дало возможность степному орлу гнездится здесь, иметь высокий приплод (до 3-х птенцов) и негативно влиять на дрофу-красотку. Но большую опасность для

нее и, особенно для подрастающих птенцов, представляет филин, на дневке одного из которых мы нашли остатки оперения растущего птенца. На Ман — гышлаке мы были свидетелями безуспешной попытки поимки пуховичков

степной кошкой, которую более одного часа самка дрофы-красотки много-кратно отводила в сторону. Также наличие хорошей кормовой базы в обоих

районах наших работ явилось причиной высокой численности лисицы и корса — ка, в отдельных выводках которых мы насчитывали до 11 щенков в одной но — ре. Именно эти хищники были основным сдерживающим фактором для дро- фы-красотки в 1986-1989 гг. на восточной кромке массива Кызылкум (Губин, Скляренко, 1990). Приводимый в литературе (Combreau, 1999) в качестве врага джека серый варан (Varanius griseus) не встречается в Мангистауской области и должен быть исключен из этого списка. В мае 2005 г. нами отмечен случай заглатывания одного из яиц в кладке джека четырехполосым полозом (Elaphe quatuorlineata). Учитывая высокую численность этой змеи в Мангистауской области и ее крупные размеры, можно также причислить этот вид к серьезным врагам джека.

Таблица 5. Встречаемость реальных врагов дрофы-красотки на автомаршрутах в Мангистауской области

Вид животного

Район наблюдения и год

П-ов Бузачи

Ю. Мангыш-лак

2002

2003

2004

2003

2004

Степной орел — Aquila

nipalensis

25

16

4

10

11

Могильник — A. heliaca

2

1

3

Беркут — A. chrysaetos

1

1

2

2

Курганник — Buteo rufinus

2

2

2

4

17

Сарыч — Buteo buteo

4

8

2

4

1

Пустынный ворон — Corvus

ruficollis

2

1

4

Волк — Canis lupus

1

Лисица — Vulpes vulpes

46

74

3

125

46

Корсак — Vulpes corsak

14

61

7

81

78

Степная кошка — Felis

margarita

1

Холодная весна и обильные осадки в виде ливневых дождей были сдер — живающим моментом для успешного гнездования дрофы-красотки в первые два года наших работ, когда еще в июле отмечали самок с одним или двумя маленькими птенцами. Но наиболее сильно дожди повлияли в 2004 г., в кото — ром нами за время полевых работ не встречено ни одного выводка.

Наибольший урон популяциям дрофы-красотки наносит человек, и не столь сильно своей производственной деятельностью (минимальное воздейст-вие с 1993 г.), сколь по причине прямого истребления арабскими соколятника — ми (см. выше). В Казахстане, как и на всей территории Средней Азии, охоты на джека никогда не были популярными. Здесь всегда отдавалось предпочте-

ние копытным (сайгаку – Saiga tatarica и джейрану – Gazella subgutturosa). Но за последнее десятилетие, когда сайгак из-за чрезмерного браконьерства ока — зался на грани исчезновения, наметился перенос тяжести охот на более мелкие виды млекопитающих и на джека. Участились случаи сбора яиц и птенцов для центров разведения джека в Передней Азии. Браконьерство со стороны мест — ного населения на птиц в период их размножения становится все более рас- пространенным при полном бездействии органов охотничьего надзора. Из — вестны случаи заготовок джека на корм соколам-балобанам (Falco cherrug) при нелегальном отлове их арабами в ряде районов Казахстана. Также в пер — вые годы после развала СССР участились случаи проведения нелегальной со — колиной охоты представителями из стран Персидского залива под прикрытием областных и районных акиматов. В целях снижения этого явления нами в коо — перации с ПО «Охотзоопром» Министерства Сельского хозяйства Республики Казахстан были подготовлены естественнонаучные обоснования на создание четырех заповедных зон республиканского значения на Мангышлаке, вдоль кромки Таукумов в пределах Алматинской и Жамбылской областей и в Южноass=MsoNormal>margarita

1

Холодная весна и обильные осадки в виде ливневых дождей были сдер — живающим моментом для успешного гнездования дрофы-красотки в первые два года наших работ, когда еще в июле отмечали самок с одним или двумя маленькими птенцами. Но наиболее сильно дожди повлияли в 2004 г., в кото — ром нами за время полевых работ не встречено ни одного выводка.

Наибольший урон популяциям дрофы-красотки наносит человек, и не столь сильно своей производственной деятельностью (минимальное воздейст-вие с 1993 г.), сколь по причине прямого истребления арабскими соколятника — ми (см. выше). В Казахстане, как и на всей территории Средней Азии, охоты на джека никогда не были популярными. Здесь всегда отдавалось предпочте-

ние копытным (сайгаку – Saiga tatarica и джейрану – Gazella subgutturosa). Но за последнее десятилетие, когда сайгак из-за чрезмерного браконьерства ока — зался на грани исчезновения, наметился перенос тяжести охот на более мелкие виды млекопитающих и на джека. Участились случаи сбора яиц и птенцов для центров разведения джека в Передней Азии. Браконьерство со стороны мест — ного населения на птиц в период их размножения становится все более рас- пространенным при полном бездействии органов охотничьего надзора. Из — вестны случаи заготовок джека на корм соколам-балобанам (Falco cherrug) при нелегальном отлове их арабами в ряде районов Казахстана. Также в пер — вые годы после развала СССР участились случаи проведения нелегальной со — колиной охоты представителями из стран Персидского залива под прикрытием областных и районных акиматов. В целях снижения этого явления нами в коо — перации с ПО «Охотзоопром» Министерства Сельского хозяйства Республики Казахстан были подготовлены естественнонаучные обоснования на создание четырех заповедных зон республиканского значения на Мангышлаке, вдоль кромки Таукумов в пределах Алматинской и Жамбылской областей и в Южно — Казахстанской области общей площадью около 10 млн. га. Это несколько упо — рядочило проведение охоты в контролируемых территориях, но не решило всей проблемы, поскольку оказалось невозможным контролировать охотников, располагающих несколькими единицами высоко проходимого транспорта и наличием большого числа ловчих птиц. Нередкие потери при охотах ловчих птиц, специально натасканных на добычу, становятся также реальной угрозой для джека.

Решение. Проведенные в 2002-2005 гг. полевые работы на равнинах Южного Мангышлака, Устюрта и п-ова Бузачи подтвердили наличие высокой численности и плотности поселения размножающейся западной популяции джека в Казахстане. Наличие Актау-Бузачинского государственного заказника, Устюртского заповедника и созданной по нашей рекомендации Кендирли — Каясанской государственной заповедной зоны республиканского значения яв — ляется юридической основой для сохранения джека, занесенного в Красную книгу Казахстана. Но поскольку вид уничтожается в огромных количествах на местах зимовок и путях пролета, необходимы скорейшая разработка и приня — тие межгосударственных соглашений и комплексных программ по изучению, охране, воспроизводству и устойчивому использованию популяций дрофы — красотки в современном ее ареале. Учитывая активизацию работ по разведке и добыче нефти в Прикаспийском регионе, необходимо ввести в правило прове — дение обязательной экологической экспертизы с привлечением к ней специа — листов-биологов самого высоко ранга.

Благодарности. Сбор полевого материала для настоящей статьи оказал — ся возможным благодаря спонсорской поддержке со стороны Агентства охра- ны окружающей среды (ERWDA) в Абу-Даби (ОАЭ) под председательством наследного принца Абу-Даби Шейха Калифа бин Заяд аль Нахаяна (ныне пре-

зидент Объединенных Арабских Эмиратов) и, в частности, одного из подраз — делений агентства – Национального орнитологического центра (NARC), воз — главляемого генеральным директором г-ном Мохаммедом аль Боварди, дирек — тором национального центра д-ром Оливье Комбро и руководителем админи- страции центра г-ном Мохаммедом аль Байдани. Все полевые работы прово — дились при участии А. В. Виляева. Всем выше указанным лицам выражаю ис — креннюю признательность.

Литература

Викторов С. В. 1971. Пустыня Устюрт и вопросы ее освоения. – М.: 134 с.

Доленко Г. И. 1930. Краткое описание ландшафтных районов Западного Ус-тюрта и равнинного Мангышлака // Материалы комиссии экспедицион-ных исследований, выпуск 26, Ленинград, изд-во АН СССР.

Залетаев В. С. 1968. Природная среда и птицы северных пустынь Закаспия. –

М.: Наука: 255 с.

Губин Б. М. Численность, распределение и состояние охраны джека на юге Ка-захстана // Дрофы и пути их сохранения. – М., 1986: 92-7.

Губин Б. М. Авиаучет численности джека и состояние мест его обитания на

Мангышлаке и Устюрте // Редкие птицы и звери Казахстана. – Алма-Ата,

1991: 138-145.

Губин Б. М. 2004. Дрофа-красотка. – Алматы: 295 с.

Губин Б. М., Скляренко С. Л. Токовое поведение джека в Восточных Кызыл-кумах. // Известия АН КазССР, серия биологическая, 1989, № 4: 44-49.

Губин Б. М., Скляренко С. Л. Джек – Chlamydotis undulata Jacquin, 1784. //

Редкие животные пустынь. – Алма-Ата, 1990: 113-135.

Михель Н. М. 1941. Некоторые наблюдения над распространением птиц в Се-верном Прикарабугазье. // Извесaintain a solitary lifestyle, while by the end of the breeding season they start forming small

groups up to 10 specimens and roam widely within the nesting area. The paper lists carnivores, birds and reptiles that represent the bustards’ natural enemies. It also

provides a short characteristic of the Houbara Bustard habitat and its status depending on the anthropogenic factor and the climate conditions of the year.

Материал взят из: Дрофиные птицы Палеарктики: разведение и охрана. Межвед. сб. науч. и науч.-метод. тр.