ОЦЕНКА ЧАСТОТЫ ПРОЯВЛЕНИЯ ПОВЕДЕНЧЕСКОЙ ДЕПРЕССИИ У КРЫС ПОД ДЕЙСТВИЕМ БЛОКИРОВАНИЯ D2РЕЦЕПТОРОВ

С. А. Дерюга, Е. Г. Цуканова, А. В. Арчибасова

Научный руководитель: канд. биол. наук Г. А. Фролова

Донецкий национальный университет, г. Донецк, Украина

Введение. В настоящее время достаточно широко проводятся экс периментальные работы отечественными и зарубежными исследовате лями по изучению влияния различных фармакологических препаратов на функциональное состояние животных при разных формах патологии центральной нервной системы. В то же время, связи с увеличением встречаемости таких психических заболеваний как шизофрения, депрес сия и др., активно проводятся исследования по выяснению причины их возникновения, а также методам их устранения [1]. Распространение депрессии связано с тем, что она может быть вызвана заболеваниями щитовидной железы, некоторыми разновидностями рака, такими, как рак поджелудочной железы, толстого кишечника, рак мозга, лимфосарко мой, вирусной пневмонией или гепатитом. Кроме того, есть доказатель ства того, что люди, перенесшие инсульт или страдающие от болезней Паркинсона или Альцгеймера, легко поддаются депрессии, которая в не которых случаях поддается лечению антидепрессантами. Вариабель ность психических расстройств можно объяснить следующим образом. При действии на центральную нервную систему патогенного фактора, биологического или психологического, нарушается функция отдельных систем нейронов [2]. Вид повреждения определяется природой фактора и устойчивостью групп нейронов. Исход повреждения, таким образом, индивидуален и предсказуем только в незначительной степени. То же касается психопатологических явлений, связанных с расстройством

межнейрональной регуляции [3]. В настоящее время отсутствует единая концепция депрессивных расстройств, что обусловлено различными подходами к данной проблеме в психиатрии, физиологии, психологии и клинической фармакологии. Следует отметить, что депрессия имеет два взаимосвязанных и в то же время достаточно самостоятельных аспекта: объективный, проявляющийся в виде разнообразных физиологических реакций, и субъективный, затрагивающий внутренний мир индивидуума. По исследованиям тревожности и депрессии, проведенные с помощью одного из современных высокоинформативных методов оценки вегета тивной регуляции – математического анализа вариабельности сердеч ного ритма (он позволяет определить вклад симпатического и парасим патического отделов в общую картину стресса), выяснено, что отрица тельные эмоции активируют парасимпатическую, симпатическую систе мы или вызывают так называемые «переходные процессы» вегетатив ной регуляции организма [1]. В то же время механизмы реализации де прессивных расстройств на высшие мозговые функции остаются недо статочно изученными и противоречивыми. Исследованиями ученых по казано, что при депрессии обнаруживаются те или иные нарушения, дисбаланс нейромедиаторной системы. По одной из теорий, значитель ное влияние в индукции депрессивных расстройств играет дофаминер гическая система [2]. Одним из перспективных путей экспериментально го исследования этого вопроса является моделирование депрессии раз личными способами. Известно, что при влиянии на дофаминовый D2 рецептор происходит уменьшение выделения норадреналина, который играет роль в механизме депрессии. Так при снижении концентрации норадреналина и серотонина в ЦНС, увеличении количества бета2 адренорецепторов индуцируется депрессия [1,2]. В наших эксперимен тах мы применяли в качестве модели длительное блокирование D2 рецепторов галоперидолом (т. н. дофаминблокатором).

Цель работы – изучение и оценка изменений в частоте проявления поведенческой депрессии у крыс в тесте «продырявленное поле» (ПП) при блокировании центральных D2 рецепторов дофаминергической си стемы.

Материал и методы. Влияние галоперидола оценивалось на 40 самцах половозрелых белых крыс массой 180±15 г. При проведении ра боты животные содержались в виварии в стандартных условиях. Сте пень выраженности признаков поведенческой депрессии определялась с помощью стандартной методики – продырявленное поле (ПП) – по пове денческим показателям двигательной (горизонтальная активность – ко личество пересеченных квадратов) и исследовательской (вертикальная активность – количество стоек и норковый рефлекс – количество загля дываний в норки) активности в течение 4 минут. Также регистрировали неспецифическое поведение животных: вегетативное – по количеству

актов дефекации и уринации, а также частоту и продолжительность гру минга. [3]. После контрольного тестирования исходная группа крыс была разделена согласно сигмальному отклонению на подгруппы с исходно высоким, средним и низким уровнями исследовательской активности. Блокирование центральных D2рецепторов головного мозга осуществля лось 3х дневным внутрибрюшным введением галоперидола в дозе 2,5 мг/кг [4]. Полученные данные обрабатывались общепринятыми стати стическими методами. Достоверность различий между группами кон троля и опыта определялась с помощью непараметрического U критерия МаннаУитни.

Результаты и обсуждение. По результатам контрольного тестиро вания исходная группа крыс разделилась на подгруппы с разным уров нем активности следующим образом: половина исходной группы (20 особей) показали средний уровень выраженности исследовательской активности (ИА), что составило 19,5±0,68 поведенческих акта; 30% – вы сокий уровень ИА (8,2±0,33) и 20% – низкий ИА (29,8±0,91). Интересным оказался тот факт, что подгруппы с исходно средним (ВА) и высоким (ВА) уровнями исследовательской активности не отличались по степени выраженности двигательной активности (ДА): у первой подгруппы крыс она составила 26,5±1,06, а у второй – 30,7±1,23. ДА в подгруппе у НА крыс составила 9,0±1,07 пересеченных внешних квадратов.

Блокирование D2рецепторов привело к достоверному уменьшению ИА и ДА в следующих группах контроля: у самцов со средней активно стью ИА снизилась на 83,6% и ДА – на 80,4% (pu<0,01), что указывает на наличие индукции поведенческой депрессии в данной группе животных; с низкоактивных – ИА и ДА на 65,4%(pu< 0,01) и 51,8% (pu< 0,01) соот ветственно. В группе с исходно высоким уровнем активности достовер ных отличий обнаружено не было, возможно, в связи с тем, что живот ные этой группы проявили признаки наличия психической депрессии уже в контрольных исследованиях, на что указывает выраженный поведен ческий дефицит. Также это можно связать с тем, что изменение уровня тревожности у крыс с депрессивным синдромом зависит от исходного тревожнофобического уровня: у животных с исходно низким уровнем тревожности развитие депрессивной симптоматики сопровождается его повышением, у крыс с исходно высоким уровнем тревожности – сниже нием.

При изучении динамики изменений неспецифического поведения животных обнаруживаются следующие закономерности. В группах со средней и низкой активностью в контроле наблюдалось угнетение эмо циональности, на что указывало достоверное снижение количества фе кальных болюсов в 2 и более раз по сравнению с данными контроля, в группе с ВА количество дефекаций увеличилось в 4 раза. Число актов уринации во всех группах достоверно уменьшилось в 2 и более раза.

Продолжительность груминга под действием галоперидола уменьши лась в группах с высоким и средним уровнями активности в 9,7 и 5,4 ра за соответственно. Достоверных отличий у самцов с НТ не обнаружено, что указывает на устойчивость данной субпопуляции.

Выводы. Таким образом, результаты исследований позволяют сделать вывод о том, что блокирование D2рецепторов галоперидолом влияет на исследуемые психодинамические характеристики в неодина ковой степени; проявление признаков депрессивного состояния у крыс в тесте ПП при блокировании D2рецепторов галоперидолом увеличивает ся; вероятность индукции депрессии, вызванной блокированием D2 рецепторов, зависит от исходной степени активности животных. Исходно низкоактивные животные не выявляют чувствительности к снижению ак тивности дофаминергической системы галоперидолом. У исходно сред неактивных крыс при блокировании D2рецепторов галоперидолом наблюдается депрессивноподобное состояние, что проявляется в вы раженном поведенческом дефиците.

Полученные результаты являются фрагментом комплексного психо генетического исследования механизмов индукции психической (пове денческой) депрессии на фоне эмоционального стресса различной этиологии и выраженности.

Список литературы:

1. Щербатых Ю. В., Ивлева Е. И. Психофизиологические и клинические аспекты страха, тревоги и фобий. – Воронеж: Истоки, 1998. – 282 с.

2. Ивлева Е. И., Щербатых Ю. В. Клиникопсихо патологические аспекты и наруше ния вегетативного гомеостаза при социальных фобиях. // Социальная и клини ческая психиатрия. – 2000. – № 3. – С. 3538.

3. Талалаенко А. Н., Кривобок Г. К., Черников А. В. и др. О моноамин и ацидергиче ских механизмах ядер шва в различных тестах тревоги// Физиол. журн. СССР. –

1991. – Т.77. – № 2. – С.119123.

4. Буреш Я, Бурешова О. Методики и основные эксперименты по изучению мозга и поведения. – Москва: Высшая школа, 1991. – 399с.

5. Петров В. И., Григорьев И. А. Методика исследования зоосоциального поведения крыс в психофармакологии. // Экспер. и клинич. фармакология. – 1996. – Т. 59. –

№4. – С. 6569.

Материал взят из: Медикобиологические науки: достижения и перспективы (г. Томск, 10-11 ноября 2011 г.): сборник материалов I Всероссийской научной студенческой конференции