ОБ ИНТЕГРИРУЮЩЕЙ РОЛИ ЭВОЛЮЦИОННОЙ ТЕОРИИ В СОВРЕМЕННОЙ БИОЛОГИИ

А. С. Мамзин

Санкт-Петербургский государственный университет

Санкт-Петербург, Россия; alex@AM11751.spb. edu

Интегративные процессы в современной науке осуществляются двумя путями. Во — первых, путем объединения усилий двух или нескольких наук в единую комплекс — ную дисциплину (биохимия, биофизика, молекулярная биология, экологическая цитофизиология и т. п.). Другой путь интеграции — формирование синтетических дисциплин, дающих обобщенное решение проблем различных областей (общая тео — рия систем, кибернетика, синергетика и др.). К их числу относится и СТЭ как общая концепция биологии в целом. Ее возникновение и развитие связано с обобщением данных всех ветвей биологии, созданием эволюционной биологии. Биологическая эволюционная теория является моделью для создания концепции глобального эво — люционизма, ее влияние распространяется на неорганическую природу, общество, человека, процесс познания.

Ключевые слова: эволюция, эволюционная биология, синтетическая теория эволю — ции, глобальный эволюционизм.

Кардинальные изменения в биологии и значительное возрастание ее роли в жизни современного общества являются следствием революции в естествознании, начавшейся в физике еще на рубеже XIX и XX в. и постепенно охватившей почти все науки о природе. Разработка новейших приемов изучения живой природы стала возможной на основе использования достижений математики, физики, химии, тех — нических наук.

Биология, в свою очередь, активно влияет на становление и развитие других отраслей знания, выдвигая новые задачи, требующие для своего решения совмест — ных усилий представителей многих ранее разобщенных наук.

Большинство исследователей связывают образование основных интегратив — ных «узлов» в биологии с теми дисциплинами, которые дают обобщенное истол — кование основных атрибутов живых систем — их состава и строения (внешней и внутренней структуры), их функционирования (включая поведение) и их разви — тия (онто — и филогенетического), а также их классификации. Тенденции к инте — грации в современной биологии проявляются двояко: во-первых, в образовании так называемых стыковых наук в области взаимодействия двух или нескольких ранее независимых отраслей (биофизика, биофизическая химия, экологическая цитофизиология и т. п.); во-вторых, в формировании новых теоретических ме — тодов и дисциплин, дающих обобщенное решение сходных проблем для многих относительно самостоятельных отраслей биологии (математическая биология, кибернетика, синергетика, учение об основных формах и уровнях организации живого и т. п.). Если в первом случае интеграция приводит к дальнейшему увели- чению числа биологических дисциплин, к дальнейшей дифференциации биологи — ческого знания, то во втором случае осуществляется синтез, и новые обобщающие идеи, возникнув на базе одной или нескольких биологических наук, постепенно начинают проникать во все остальные науки о живом (Кедров, 1973).

Существовавшая до последнего времени разобщенность между структурно — функциональной и эволюционной биологией (Майр, 1970) в настоящее время посте — пенно преодолевается, наблюдается тенденция к сближению методов и понятийного аппарата этих разделов биологического знания.

Следует подчеркнуть, что главная, в конечном счете, роль в интеграции биологиче — ского знания принадлежит дарвинизму в его современной форме, которую значитель — ное числоранее разобщенных наук.

Большинство исследователей связывают образование основных интегратив — ных «узлов» в биологии с теми дисциплинами, которые дают обобщенное истол — кование основных атрибутов живых систем — их состава и строения (внешней и внутренней структуры), их функционирования (включая поведение) и их разви — тия (онто — и филогенетического), а также их классификации. Тенденции к инте — грации в современной биологии проявляются двояко: во-первых, в образовании так называемых стыковых наук в области взаимодействия двух или нескольких ранее независимых отраслей (биофизика, биофизическая химия, экологическая цитофизиология и т. п.); во-вторых, в формировании новых теоретических ме — тодов и дисциплин, дающих обобщенное решение сходных проблем для многих относительно самостоятельных отраслей биологии (математическая биология, кибернетика, синергетика, учение об основных формах и уровнях организации живого и т. п.). Если в первом случае интеграция приводит к дальнейшему увели- чению числа биологических дисциплин, к дальнейшей дифференциации биологи — ческого знания, то во втором случае осуществляется синтез, и новые обобщающие идеи, возникнув на базе одной или нескольких биологических наук, постепенно начинают проникать во все остальные науки о живом (Кедров, 1973).

Существовавшая до последнего времени разобщенность между структурно — функциональной и эволюционной биологией (Майр, 1970) в настоящее время посте — пенно преодолевается, наблюдается тенденция к сближению методов и понятийного аппарата этих разделов биологического знания.

Следует подчеркнуть, что главная, в конечном счете, роль в интеграции биологиче — ского знания принадлежит дарвинизму в его современной форме, которую значитель — ное число исследователей называют синтетической теорией эволюции (СТЭ), а от — дельные авторы предлагают именовать современной теорией эволюции, подчеркивая тем самым, что эволюционное учение выполняет свою интегрирующую и синтетиче — скую функции в отношении биологии в целом перманентно, а не спорадически. Сама природа эволюционной теории такова, что она может развиваться успешно лишь на основе непрерывного синтетического обобщения всех других областей, как самой биологии, так и сопредельных с нею наук (Шмальгаузен, 1969, с. 11). Убедительным свидетельством этого является вся история дарвинизма, начиная с его возникновения и кончая современным состоянием и перспективами развития этой области биологии.

Биология сегодня преодолевает долго господствовавший в ней взгляд на орга — низм (индивид) как основную и единственно реальную форму существования живо — го, в котором клетка играет роль своеобразного «атома живого».

В учении об основных формах существования живого, об уровнях организации проводится идея о популяциях, видах и биоценозах как о реально существующих пер — вичных и основных формах жизни, возникших и развившихся не на основе отдельного изолированного организма, а одновременно с ним.

В XX в. было показано, что элементарной эволюционирующей единицей явля — ется местная популяция (работы С. С. Четверикова, Н. П. Дубинина, Дж. Б. С. Хол — дейна, Р. Фишера, С. Райта, И. И. Шмальгаузена и др.). Хотя эволюционный про — цесс и базируется на наследственных изменениях отдельных особей (мутациях), он не сводится к ним, а включает накопление мутаций в популяции, их комбиниро — вание и адаптивную перестройку наследственной структуры популяции в целом, происходящую под контролем естественного отбора. Преобразование популяций в эволюционном процессе нельзя понять вне их связи с более простыми (организ- менным, клеточным, молекулярным и т. п.) и более сложными (биоценотическим, биосферным) уровнями организации жизни. Элементарный цикл эволюционных преобразований популяции осуществляется в биогеоценозе, одним из существен — ных компонентов которого она является (Шмальгаузен, 1968).

В понимании филогенетического развития, таким образом, произошел переход от организмоцентрического (типолspacerun:yes’> теории. Основные рациональные идеи Ж. Кювье, К. Э. фон Бэра и многих других антидарвинистов объективно работали на дарвинизм. И в более поздние времена концепции преадаптации, построения номогенетиков получали рациональное объяснение с позиций СТЭ. Другой пример: учение И. М. Сеченова и И. П. Павлова о высшей нервной деятельности, являясь само по себе значитель — ным обобщением, приобретает еще большую степень общности в свете идеи совре — менной эволюционной теории об активности фенотипа в эволюции.

XX столетие в биологии ознаменовано не только развитием исследований моле — кулярных основ жизни, но и значительным возрастанием интереса к изучению роли всей совокупности живых существ на нашей планете, развитием биогеоценологии, уче — ния о биосфере.

Эволюционная теория подробно исследует взаимодействие различных уровней организации в процессе исторического развития живого. Поэтому ей принадлежит значительная интегративная роль в объединении усилий различных отраслей био — логии в познании живого.

Особая роль эволюционной теории в осуществлении интеграции современной биологии определяется тем, что в качестве теории исторического развития жи — вых систем (т. е. теории развития особого класса объектов) она непосредственно и наиболее тесно связана с общей теорией развития — материалистической диалек- тикой. Связь других биологических дисциплин (морфологии, физиологии, систе — матики, экологии, генетики и др.) с философией носит более сложный характер. Она является непосредственной и прямой лишь в решении отдельных вопросов. Целостное же понимание диалектики исторического развития живого и отдель — ных ее проявлений, а также филогенетической обусловленности индивидуального развития, строения и функционирования живых систем достигается в этих био — логических науках не непосредственно через философию, а опосредованно через эволюционную теорию. Последняя есть единственная из биологических наук, ко- торая осуществляет не частичный синтез знаний в тех или иных разделах науки о живом, а синтез теоретических и экспериментальных достижений всех биологи — ческих наук.

В силу этого эволюционная теория не только опирается на достижения раз — личных разделов морфологии и физиологии, систематики и палеонтологии, генетики и эмбриологии, экологии и биогеографии, но и своими обобщениями

стимулирует дальнейшее развитие и взаимодействие всех этих наук, прираще — ние биологического знания в целом. Под действием эволюционного учения во всех остальных биологических науках, не теряющих своей основной специфики, постепенно происходят изменения в направлении их диалектизации, т. е. про — исходит известная переориентация в рассмотрении закономерностей строения, функционирования и управления в живых системах под углом зрения историче — ского подхода к этим закономерностям — оформляются и получают свое разви — тие эволюционная морфология, эволюционная физиология, эволюционная био — химия, эволюционная экология и, в конечном счете, формируется эволюционная биология.

Одним из существенных проявлений интегративных тенденций развития со — временного естествознания вообще и биологии в частности является возрастание роли комплексных исследований, когда один и тот же объект одновременно или последовательно исследуется различными методами и под различными углами зрения представителями разных наук, а полученные данные обобщаются и синте — зируются в едином знании о нем. Процесс этот сложен и противоречив. Это знаний в тех или иных разделах науки о живом, а синтез теоретических и экспериментальных достижений всех биологи — ческих наук.

В силу этого эволюционная теория не только опирается на достижения раз — личных разделов морфологии и физиологии, систематики и палеонтологии, генетики и эмбриологии, экологии и биогеографии, но и своими обобщениями

стимулирует дальнейшее развитие и взаимодействие всех этих наук, прираще — ние биологического знания в целом. Под действием эволюционного учения во всех остальных биологических науках, не теряющих своей основной специфики, постепенно происходят изменения в направлении их диалектизации, т. е. про — исходит известная переориентация в рассмотрении закономерностей строения, функционирования и управления в живых системах под углом зрения историче — ского подхода к этим закономерностям — оформляются и получают свое разви — тие эволюционная морфология, эволюционная физиология, эволюционная био — химия, эволюционная экология и, в конечном счете, формируется эволюционная биология.

Одним из существенных проявлений интегративных тенденций развития со — временного естествознания вообще и биологии в частности является возрастание роли комплексных исследований, когда один и тот же объект одновременно или последовательно исследуется различными методами и под различными углами зрения представителями разных наук, а полученные данные обобщаются и синте — зируются в едином знании о нем. Процесс этот сложен и противоречив. Это проти — воречие можно представить как все большее расхождение между объектом и пред — метом исследования. Подвергая изучаемый объект все более многостороннему и дробному членению и углубляясь в детали отдельных сторон и свойств биологи — ческих объектов, ученые тем самым умножают число предметов исследования. Возникает опасность «умножения сущностей», опасность отрыва и обособления знаний об отдельных сторонах и свойствах того или иного объекта от других не менее важных знаний о нем. В биологии, например, длительное время существо — вал разрыв между изучением структуры, функций и развития живых систем. Этот разрыв не преодолен до конца и в наши дни.

Преодолению односторонности служит разумное сочетание анализа и синтеза, дифференциации и интеграции знаний, осуществление которых невозможно без по — вышения теоретического потенциала науки, без углубленной разработки ее мето — дологических основ. На пути осуществления комплексных исследований стоят не только чисто технические, но и прежде всего гносеологические и методологические трудности; различие в строе мышления, концептуальном аппарате, терминологии различных отраслей знания и т. д.

Современная эволюционная теория как наука об общих законах историческо — го развития живой природы и о принципах организации единиц живого, к кото — рым приурочен этот процесс (Завадский, 1973, с. 28), способствует сближению и объединению исторического и структурно-функционального (организационного, системного) подходов в единый методологический комплекс, который И. Т. Фро — лов (1973) предложил называть системно-историческим исследованием.

Наблюдающееся сближение исторического и системного подходов является лишь одним, хотя, на наш взгляд, и наиболее важным проявлением тенденции усиления теоретизации современной биологии, возрастания в ней роли абстракт — ных теоретических построений, математики, кибернетики и других теоретических дисциплин.

Эволюционная теория, опираясь на достижения различных наук, изучающих разные уровни и аспекты организации живой природы, выполняет по отношению к этим наукам интегрирующую роль также в другом отношении. Она дает руковод — ство для правильного понимания взаимоотношения различных форм и уровней

организации живых систем, показывает, что эти взаимоотношения не сводятся к включению низших форм и уровней в высшие в качестве компонентов последних, а имеют значительно более сложный и диалектический характер.

В современной биологии усиливается взаимодействие не только между отдельны — ми ее отраслями, но и между биологией и другими естественными, а также обществен — ными науками.

Возрастание интегративной роли современной биологии и ее эволюционной те — ории для науки как целого отмечается ныне выдающимися естествоиспытателями и обществоведами.

Приведу лишь два высказывания в подтверждение сказанного. Нобелевский лауреат академик В. Л. Гинзбург, рассматривая вопрос о науках — лидерах со — временного научного познания, пишет: «Сегодня именно биология, особенно мо — лекулярная биология, заняла место лидирующей науки. Можно не соглашаться с подобной терминологией и маловажным, по существу, распределением „мест“ в науке. Я хочу лишь подчеркнуть факты, не всеми физиками, особенно в Рос — сии, понимаемые. Для нас физика остается делом жизни, молодой и прекрасной, но для человеческого общества и его развития место физики заняла биология» (Гинзбург, 2003).

А вот мнение представителя социальной ветви

Keywords: evolution, evolutionary biology, synthetic theory of evolution, global evolution.

Материал взят из: Чарльз Дарвин и современная биология. Труды Международной научной конференции (21–23 сентября 2009 г., Санкт — Петербург)