О СВОЕОБРАЗИИ ЯМОЧНО-ГРЕБЕНЧАТОЙ КЕРАМИКИ ВЕРХНЕГО ПРИМОКШАНЬЯ И СРЕДНЕГО ПОСУРЬЯ

На территории Сурско-Мокшанского междуречья в настоящее время известно более 30 памятников с ямочно-гребенчатой керами — кой (далее ЯГК). Лучше всего изучены поселения в окрестностях Имерского озера и стоянки среднего течения р. Мокши. Наименее исследовано Верхнее Примокшанье и, особенно, Среднее Посурье.

В 2004г. в Наровчатском районе Пензенской области были про- должены работы на дюне Озименки, известной по изысканиям М. Е. Фосс (1952, с.3-15) и В. П. Третьякова (1990, с.174, 176). На стоянке Озименки II, в раскопе площадью 352 кв. м. был получен разнород — ный в культурно-хронологическом плане материал, из которого выделяется группа ямочно-гребенчатой керамики. По характеру за — легания можно выделить около 30 развалов и скоплений, а так же фрагменты от разных сосудов, рассеянных по культурному слою, что в совокупности составляет чуть более тысячи фрагментов (Вы — борнов, Королев, Ставицкий, 2006).

Керамика ямочно-гребенчатого типа стоянки Озименки II ха- рактеризуется следующими признаками: цвет серый, серо-корич — невый, поверхность заглажена, примесь песка, в небольшом коли — честве дресвы и шамота, среди венчиков преобладают с плоским срезом, слабоотогнутые, венчики части сосудов утолщены. Венчи — ки 70% сосудов орнаментированы с внутренней стороны. Днища округлые. Толщина фрагментов от 0,5 до 0,8 см. Основными эле — ментами орнамента являются круглая коническая ямка диаметром

0,4-0,6 см нанесенная белемнитом, ряды наклонных (рис.1:1,2), вертикальных (рис.1:3) и горизонтальных оттисков гребенчатого штампа (рис.1:3,6,7), ряды наклонных оттисков косозубого штампа (рис.1:8,9), ряды овальных ямчатых вдавлений (рис.2:2), полулун — ных вдавлений (рис.2:1), оттисков штампа с четырьмя зубцами в виде «личинок» (рис.1:5) и плюсневого (костяного) штампа (рис.2:3). Ямки наносятся одним, реже двумя рядами, образующими зигзаг, которые разделяют зоны, орнаментированные различными штам- пами. Нередко ямки наносятся поверх других элементов орнамента. Малочисленны фрагменты украшенные косой решеткой (рис.1:4), вертикальным зигзагом оттисков гребенчатого штампа с ямкой в вершине. Единичны композиции, имеющие не горизонтальную зо — нальность и композиции, которые образованы ямками в три и бо — лее ряда. Один фрагмент украшен коническими ямками и наколами

136

треугольной формы, нанесенными в технике «отступающей лопа-точки» (рис.2:4).

Материалы ямочно-гребенчатого типа в Посурье, до недавнего времени, были представлены лишь малочисленными фрагментами из сборов с Пензенских стоянок, что не позволяло провести их чет — кую культурно-хронологическую атрибуцию. Благодаря раскопкам поселения Утюж I в среднем течении р. Суры, а так же ряда разве — дочных работ на соседних памятниках (Вьюново озеро II, Чернень — кое озеро II и III), проведенным в 2006-2007 годах коллективом ар — хеологов из Самары, Ульяновска, Пензы и Чебоксар, был обнаружен крупный комплекс ямочно-гребенчатой керамики.

На поселении Утюж I группа ЯГК представлена 1670 фрагмента- ми. В ходе следований 2006 года было найдено 1169 фрагментов ЯГК от 42 сосудов. Часть сосудов была обнаружена в основании заполне — ния и ямах жилища, характерного для льяловской культуры, в виде полных и частичных развалов. Часть сосудов представлена только обломками венчиков. Из них большинство обнаружено в нижних слоях котлована жилища. С верхними слоями заполнения котлова — на связаны обломки трех сосудов. Исследованиями 2007 года было обнаружено еще около 500 фрагментов ЯГК от 24 сосудов. Анализ распространения льяловской керамики в пределах раскопа показы — вает ее присутствие во всех слоях поселения (Березина, Вискалин, Выборнов, Королев, Ставицкий, 2007).

ЯГК поселения Утюж I имеет серый или светло-коричневый цвет, заглаженную поверхность, венчики прямые или слабоотог — нутые, срез плоский или округлый. В редких случаях венчики ор — наментированы по срезу или с внутренней стороны. Два венчика имеют «воротничок» (рис.2:7,8), а еще на одном венчике орнамент имеет не горизонтальную, а диагональную зональность (рис.3:8). Средняя толщина стенок 0,5-0,8 см. Основные элементы орнамента круглая коническая ямка диаметром 0,4-0,5 см. нанесенная белемни — том, оттиски длинного и короткого гребенчатого штампа, ямчатые вдавления. Ямки наносятся в один или два ряда, которые разделяют зоны, орнаментированные штампом. Орнаментальные композиции представлены сочетанием ямок и рядов наклонно поставленного гребенчатого штампа (рис.2:5,6), иногда в виде вертикального зиг — зага (рис.2:6), ямок и горизонтальных поясков гребенчатого штам — па, ямок и сочетанием рядов наклонных и горизонтальных оттисков гребенчатого штампа (рис.2:11), ямок и рядов ямчатых вдавлений (рис.3:2,3), ямок и сочетанием рядов наклонных оттисков гребен — чатого штампа и ямчатых вдавлений (рис.3:1,4,5). Единичные фраг-137

менты орнаментированы плюсневым штампом (рис.3:9), косой ре-шеткой оттисков гребенки (рис.2:10).

Керамика, полученная с соседних памятников, в целом анало- гична вышеописанной. Основными элементами орнамента на ней так же выступают конические ямки, оттиски наклонно поставлен — ной гребенки (рис.4:2,3), ямчатые вдавления (рис.3:12). Изредка встречается узор в виде косой решетки (рис.4:7), иногда в сочетании с ямчатыми вдавлениями (рис.4:8), единичны фрагменты орнамен — тированные оттисками плюсневого штампа (рис.4:4).

При сравнении посуды ямочно-гребенчатого типа Утюжского поселения и стоянки Озименки II сходства прослеживаются как в технике изготовления (тонкостенность, заглаженная поверхность, венчики прямые или слабоотогнутые, с округлым или уплощенным срезом), так и в орнаментальных композициях (сочетание поясков глубоких конических ямок с горизонтальными рядами вертикаль — ных, наклонных оттисков гребенчатого штампа, поясками горизон — тальных оттисков гребенчатого штампа, рядами ямчатых вдавле — ний). Но наряду со сходствами имеются и отличия. К ним можно отнести сравнительно небольшое разнообразие штампов исполь — зуемых в орнаментации посуды на поселении Утюж I. Отсутствие полулунных вдавлений, оттисков косозубого штампа, штампа с че — тырьмя зубцами в виде «личинок», которые имеются на Озименках II, почти полное отсутствие плюсневых оттисков.

Похожая картина наблюдается при сравнении утюжской ЯГК с керамикой других памятников Сурско-Мокшанского междуречья. На всех них в орнаментации ямочно-гребенчатой посуды использова — лись более разнообразные элементы орнамента. На поселениях сред — него Примокшанья Машкино III (Ставицкий, 1998, с.22) и Андреевка III (Зеленеев, 1992, с.4) применялись оттиски перевитой веревочки и плюсневого штампа, полулунные вдавления. В орнаментации ЯГК поселений Шаверки II и V значительнуюльтуры, в виде полных и частичных развалов. Часть сосудов представлена только обломками венчиков. Из них большинство обнаружено в нижних слоях котлована жилища. С верхними слоями заполнения котлова — на связаны обломки трех сосудов. Исследованиями 2007 года было обнаружено еще около 500 фрагментов ЯГК от 24 сосудов. Анализ распространения льяловской керамики в пределах раскопа показы — вает ее присутствие во всех слоях поселения (Березина, Вискалин, Выборнов, Королев, Ставицкий, 2007).

ЯГК поселения Утюж I имеет серый или светло-коричневый цвет, заглаженную поверхность, венчики прямые или слабоотог — нутые, срез плоский или округлый. В редких случаях венчики ор — наментированы по срезу или с внутренней стороны. Два венчика имеют «воротничок» (рис.2:7,8), а еще на одном венчике орнамент имеет не горизонтальную, а диагональную зональность (рис.3:8). Средняя толщина стенок 0,5-0,8 см. Основные элементы орнамента круглая коническая ямка диаметром 0,4-0,5 см. нанесенная белемни — том, оттиски длинного и короткого гребенчатого штампа, ямчатые вдавления. Ямки наносятся в один или два ряда, которые разделяют зоны, орнаментированные штампом. Орнаментальные композиции представлены сочетанием ямок и рядов наклонно поставленного гребенчатого штампа (рис.2:5,6), иногда в виде вертикального зиг — зага (рис.2:6), ямок и горизонтальных поясков гребенчатого штам — па, ямок и сочетанием рядов наклонных и горизонтальных оттисков гребенчатого штампа (рис.2:11), ямок и рядов ямчатых вдавлений (рис.3:2,3), ямок и сочетанием рядов наклонных оттисков гребен — чатого штампа и ямчатых вдавлений (рис.3:1,4,5). Единичные фраг-137

менты орнаментированы плюсневым штампом (рис.3:9), косой ре-шеткой оттисков гребенки (рис.2:10).

Керамика, полученная с соседних памятников, в целом анало- гична вышеописанной. Основными элементами орнамента на ней так же выступают конические ямки, оттиски наклонно поставлен — ной гребенки (рис.4:2,3), ямчатые вдавления (рис.3:12). Изредка встречается узор в виде косой решетки (рис.4:7), иногда в сочетании с ямчатыми вдавлениями (рис.4:8), единичны фрагменты орнамен — тированные оттисками плюсневого штампа (рис.4:4).

При сравнении посуды ямочно-гребенчатого типа Утюжского поселения и стоянки Озименки II сходства прослеживаются как в технике изготовления (тонкостенность, заглаженная поверхность, венчики прямые или слабоотогнутые, с округлым или уплощенным срезом), так и в орнаментальных композициях (сочетание поясков глубоких конических ямок с горизонтальными рядами вертикаль — ных, наклонных оттисков гребенчатого штампа, поясками горизон — тальных оттисков гребенчатого штампа, рядами ямчатых вдавле — ний). Но наряду со сходствами имеются и отличия. К ним можно отнести сравнительно небольшое разнообразие штампов исполь — зуемых в орнаментации посуды на поселении Утюж I. Отсутствие полулунных вдавлений, оттисков косозубого штампа, штампа с че — тырьмя зубцами в виде «личинок», которые имеются на Озименках II, почти полное отсутствие плюсневых оттисков.

Похожая картина наблюдается при сравнении утюжской ЯГК с керамикой других памятников Сурско-Мокшанского междуречья. На всех них в орнаментации ямочно-гребенчатой посуды использова — лись более разнообразные элементы орнамента. На поселениях сред — него Примокшанья Машкино III (Ставицкий, 1998, с.22) и Андреевка III (Зеленеев, 1992, с.4) применялись оттиски перевитой веревочки и плюсневого штампа, полулунные вдавления. В орнаментации ЯГК поселений Шаверки II и V значительную роль играют оттиски аммо — нита (Вихляев, Ставицкий, 1995, с.36,39) , а на Шаверках V (Вихляев, Ставицкий, 1995, с.36) и Ковыляе I (Ставицкий, 1999, с.29) – сдвоен — ные вдавления серповидной формы. В орнаментации керамики по — селения Широмасово III (Нижняя Мокша) имеют заметное значение оттиски изогнутого зубчатого штампа, применяются полулунные вдавления и оттиски веревочки (Вискалин, Выборнов, Ставицкий,

1999, с.61). В орнаментации ЯГК Имерских стоянок так же часто ис-пользовались плюсневые оттиски и перевитая веревочка.

ЯГК стоянки Озименки II в большей степени чем утюжская име-ет сходство с керамикой стоянок бассейна р. Вад, Среднего и Ниж-138

него Примокшанья. Однако имеются и отличия, так, например, на керамике Озименок II отсутствуют оттиски перевитой веревочки, которые значительно распространены и разнообразны на ЯГК Имер — ских стоянок; оттиски аммонита, имеющие значительный удельный вес в орнаментации ЯГК поселения Шаверки V. Это может объяс — няться тем, что Озименки II это самый удаленный к юго-востоку памятник с ЯГК в Примокшанье.

Следует так же отметить, что аналогичных ямчатых вдавлений, которые присутствуют в орнаменте ЯГК Озименок II и Утюж I, на памятниках Сурско-Мокшанского междуречья не наблюдается. Единичные фрагменты, орнаментированные подобными вдавле — ниями имеются на Саконовской (Ставицкий, 2002, с.307, рис.3,7) и Балахнинской (Цветкова, 1963, с.61, рис.4,4) стоянках, а так же в Среднем Поволжье (Никитин, 1996, с.60, рис.28). Что, вероятно, мо- жет свидетельствовать о связях с этими территориями.

В целом ЯГК Верхнего Примокшанья и Среднего Посурья на- ходит аналогии в раннельяловской керамике сопредельных терри — торий. В рязанском течении р. Оки похожая керамика имеется на поселениях Воймежное I (Энговатова, 1997, с.57-58), Городок I (Вы — борнов, Королев, Ставицкий, Челяпов, 2003, с.98), стоянке Влады — чинская-Береговая I (Цветкова, Кравцов, 1982, с. 84-86) и др. Она характеризуется преобладанием гребенчатой орнаментации над ямочной, строгой горизонтальной зональностью узора, применени- ем наклонных и горизонтальных оттисков гребенки, косозубого и плюсневого штампа. В более позднее время на данной территории складывается керамика так называемого «рязанского» типа, для ко — торой характерны «воротнички» на венчиках, нанесение ямок под наклоном, геометрические фигуры из ямок (Сидоров, Ставицкий,

2003, с.114-115). Все это не характерно для Сурско-Мокшанской ке — рамики, только единичные находки венчиков с воротничковыми утолщениями.

При сравнении ЯГК стоянки Озименки II с керамикой стоянок нижнего течения р. Оки обнаруживаются как сходные, так и отли — чительные черты. Материалы характеризующие т. н. «балахнинс — кий тип» И. К. Цветкова выделяла на ряде стоянок Нижнего Поочья: Панфиловская, Сонино, Садовый Бор и др. В орнаментации сосудов этих стоянок главным элементом является неглубокая круглая ямка с закругленным дном, оттиски небольшого овального или длинного гребенчатого штампа, полулунные вдавления, оттиски перевитой веревочки. Помимо строго горизонтально зонального орнамента присутствуют более сложные орнаментальные узоры, например,

139

Как говорилось выше, на стоянке Озименки II был обнаружен фрагмент керамики украшенный коническими ямками и наколами треугольной формы, нанесенными в технике «отступающей лопа — точки». Аналогичный фрагмент так же был обнаружен в ходе ис — следований М. Е. Фосс (Фосс, 1952, с.10, рис.3,3; Ставицкий, 2004, с.234). Что может говорить о сосуществовании в какой то период на данной территории носителей накольчатых и ямочно-гребенчатых традиций. В пользу этого так же говорит дата, полученная для на — кольчатой керамики — 5830+90 л. н. (Ki – 14104).

Кроме того, следует обратить внимание на венчики с воротнич- ковыми утолщениями с поселения Утюж I. Находки таких венчиков на территории Сурско-Мокшанского междуречья единичны.

В Прихоперье на поселениях Софьино и Рассказань III имеется группа ямочно-гребенчатой керамики с синкретическими чертами. Инокультурное воздействие проявилось не только в появлении во — ротничковых утолщений венчика, но и в изменении состава при — месей теста и деформации орнаментальных традиций. По мнению В. В. Ставицкого и А. А. Хрекова эта группа посуды была оставлена населением культуры ЯГК, испытавшим на себе сильное влияние со стороны раннеэнеолитического населения (Ставицкий, Хреков,

2003, с.73). Так же на памятниках Прихоперья представлена группа раннеэнеолитической воротничковой керамики, довольно большое количество такой керамики собрано на поселениях Инясево, Софьи — но, Шапкино VI и др. Подобная керамика имеется и в Верхнем По-141

сурье — на Пензенских стоянках и Усть-Кададе (Ставицкий, Хре-ков, 2003, с.81-86).

Возможно, появление воротничковых утолщений на ЯГК Сурс- ко-Мокшанского междуречья объясняется контактами с раннеэне — олитическим населением Прихоперья. Однако, видимо, из-за терри — ториальной отдаленности подобные контакты не носили массовый характер.

Отсутствие памятников с ЯГК в бассейне р. Алатырь, а так же, наибольшее сходство ЯГК поселения Утюж I с ЯГК Среднего Повол — жья, дает возможность предположить, что продвижение носителей ЯГК в Посурье происходило ни через Примокшанье, а с территории Среднего Поволжья. Наибольшее сходство ЯГК Посурья (ЯГК Пен — зенских стоянок) с ЯГК Марийского Поволжья отмечалось В. В. Ста — вицким, он предположил, что территория Посурья могла являться транзитной зоной на пути движения носителей ЯГК со Средней Вол — ги в бассейны рр. Вороны и Хопра. Аргументировал он это наличием гораздо большего сходства Прихоперской ЯГК с керамикой Посурья и Марийского Поволжья, чем с ЯГК Примокшанья и Поочья. Одна — ко, из-за малочисленности материалов ямочно-гребенчатого типа в Посурье, В. В. Ставицкий предположил, что истоки хоперской ЯГК следует искать в рязанском Поочье, а путь продвижения — в бассей — не р. Цны (Ставицкий, Хреков, 2003, с.62). Рассмотрение материалов Среднего Посурья в контексте данного вопроса, а так же новые иссле — дования памятников с ЯГК в бассейнах рр. Суры и Цны в будущем, на наш взгляд, поспособствуют разрешению этой проблемы.

Литература:

Березина Н. С., Вискалин А. В., Выборнов А. А., Королев А. И., Ставиц-кий В. В. Охранные раскопки многослойного поселения Утюж I на Суре

// Самарский край в истории России. Самара, 2007. Вып. 3.

Вискалин А. В., Выборнов А. А., Ставицкий В. В. Неолитическое по — селение Широмасово III на Нижней Мокше // Вопросы археологии По — волжья. Самара, 1999. Вып.1.

Вихляев В. И., Ставицкий В. В. Балахнинские поселения на Средней

Мокше Шаверки II и Шверки V // АЭМК. 1995. Вып. 24.

Выборнов А. А., Королев А. И., Ставицкий В. В., Челяпов В. П. Ямочно — гребенчатая керамика поселения Городок I у села Александровка на реке Ранова // Археология Восточно-Европейской лесостепи. Пенза, 2003.

Выборнов А. А., Королев А. И., Ставицкий В. В. Неолитические ма — териалы стоянки Озименки II в Примокшанье // Вопросы археологии Поволжья. Самара, 2006. Вып. 4.

142

Габяшев Р. С., Никитин В. В. Дубовское XII поселение с гребенчато-ямочной керамикой // АЭМК. Йошкар-Ола, 1987. Вып. 13.

Зеленеев Ю. А. Неолитический слой III Андреевского поселения //

Древние поселения Примокшанья. Саранск, 1992.

Никитин В. В. Сутырское поселение (к вопросу о волосовско-гре-бенчато-ямочных контактах) // АЭМК. Йошкар-Ола, 1978. Вып. 3.

Никитин В. В. Археологические исследования Марийской экспеди-ции в 1986-1993 годах // АЭМК. Йошкар-Ола, 1995. Вып. 24.

Никитин В. В. Каменный век марийского края// Труды марийской археологической экспедиции. Том IV, Йошкар-Ола, 1996.

Сидоров В. В., Ставицкий В. В. Локальные варианты льяловской культуры бассейна реки Оки// Археология Восточно-Европейской ле — состепи. Пенза, 2003.

Ставицкий В. В. Машкино III – поселение эпохи неолита-энеоли- та на Мокше //Древности Окско-Сурского междуречья. Саранск, 1998. Вып. 1.

Ставицкий В. В. Неолитическая стоянка Ковыляй I на Сред — ней Мокше // Историко-археологические изыскания. Самара, 1999. Вып. 3.

Ставицкий В. В. Саконовская неолитическая стоянка и проблема таксономического статуса балахнинских памятников // Тверской архео — логический сборник. Тверь, 2002. Вып. 5.

Ставицкий В. В., Хреков А. А. Неолит – ранний энеолит лесостепно-го Посурья и Прихоперья. Саратов, 2003.

Ставицкий В. В. Хронология Сурско-Мокшанского неолита // Про- блемы хронологии и этнокультурных взаимодействий в неолите Евра — зии. С.-П., 2004.

Третьяков В. П. Неолитические племена лесной зоны Восточной

Европы. Л., 1990.

Фосс М. Е. Поселения на дюне Озименки // КСИИМК. 1959.

Вып. 75.

Халиков А. Х. Материалы к изучению истории населения Среднего Поволжья и Нижнего Прикамья в эпоху неолита и бронзы. Йошкар — Ола, 1960.

Цветкова И. К. Стоянки балахнинской культуры в области нижне-го течения Оки // МИА. 1963. № 110.

Цветкова И. К., Кравцов А. К. Керамика неолитической стоянки

Владычинская-Береговая I // СА. 1982. №2.

Материал взят из: Археология восточноевропейской лесостепи. Вып. 2.Том. 1