О соотношении климатических и исторических эпох на материалах Крыма III–I тыс. до н. э

Территория Крымского полуострова на протяжении тысячелетий явля — лась, по выражению А. А. Масленникова [3], «этнолингвистическим меш- ком», в котором демографические и культурные процессы инициировались преимущественно со стороны степей между днепром и доном, но про — ходили с некоторым запозданием и с выраженной локальной специфи — кой. Таким же этнокультурным мешком для Крыма, была его восточная часть — Керченский полуостров, путь к которому из северо-крымских степей лежит через узкое пространство между предгорьями на юге и Азов — ским морем на севере.

Современные границы полуострова были сформированы не так дав — но. Азовское море было подвержено значительным изменениям его пло — щади в зависимости от трансгрессивных и регрессивных этапов всего Черноморо-Азовского бассейна. В настоящее время считается, что за по — следние 5000 лет было по крайней мере два трансгрессивных этапа и два регрессивных. Первый трансгрессивный этап получил название Ново — черноморского, затем следовал этап фанагорийской регрессии и затем, уже в нашей эре, некоторые исследователи выделяют Нимфейскую транс — грессию [5]. Хотя их масштабы и временные рамки до сих пор остаются предметом дискуссии, они значительно влияли на изменение очертаний Керченского полуострова и его доступность со стороны Таманского по — луострова. По предположениям некоторых исследователей, Керченский пролив на пике фанагорийской регрессии вообще переставал быть судо — ходным, и Азовское море превращалось в обособленный соленый водоем. Побережье Керченского полуострова изменялось следующим образом: иную форму имели большинство мысов, некоторые из которых были, воз — можно, вообще отделены от основного массива Керченского полуострова в период Новочерноморской трансгрессии; крупные озера, находящиеся на территории полуострова, такие как Чокракское, Тобечикское, Узунлар — ское, отделенные от основной акватории в настоящее время узкими пере — сыпями, были в периоды трансгрессий заливами.

Накопленные к нашему времени материалы археологии и естествен — ных наук позволили сделать некоторые выводы и сопоставления. Первые появления погребений ямной культуры в Крыму, в том числе в Восточном, относятся к концу длительного периода гумидизации. Среднегодовые тем — пературы медленно понижались, повышалась влажность климата, распро — странились широколиственные леса, занимавшие значительные простран — ства в предгорьях и на Керченском полуострове. Это событие относится к середине III тыс. до н. э.

Следующий приток населения в Крым датируется концом III тыс. Пле — мена катакомбной культурно-исторической общности (ККИО) появились сначала в Северном Крыму и некоторое время сосуществовали с ямной культурой. С рубежа III–II тыс. до н. э. племена, занимавшие Восточный Крым, переходят к оседлому образу жизни (по крайней мере, частично): возникают Каменское, Кировское, Планерское поселения. Первое появ — ление племен ККИО связано с периодом постепенной аридизации кли — мата, а переход их к оседлости приходится на пик этой аридизации. Раз — витие на основе ККИО специфической для Восточного Крыма каменской культуры1 происходит во время очередной волны плавной гумидизации климата. Это уже оседлая культура, носители которой занимаются при — домным скотоводством, масштабным рыболовством, охотой. В середине II тыс. до н. э. в Крыму фиксируется археологический материал, связан — ный с кругом культур срубной культурно-исторической общности (СКИО). Керченский полуостров в это время уже более обжит: возводятся новые курганы, возникают поселения, преимущественно небольшие. Основ — ное достижение оседлых племен СКИО — сабатиновской, белозерской, бережновско-маевской культур — земледелие. С точки зрения климатоло — гии закат каменской культуры и появление срубных традиций приходится на пик гумидизации и начало постепенного длительного потепления.

Последующий этап истории Восточного Крыма связан уже с греческой колонизацией и появлением в крымских степях кочевников киммерий- ского, а затем скифского облика (VII–VI вв. до н. э.), когда разнообразие хозяйственной деятельности достигает уровня определенной независимо — сти от климатических условий: сухость климата сглаживается элементами

Накопленные к нашему времени материалы археологии и естествен — ных наук позволили сделать некоторые выводы и сопоставления. Первые появления погребений ямной культуры в Крыму, в том числе в Восточном, относятся к концу длительного периода гумидизации. Среднегодовые тем — пературы медленно понижались, повышалась влажность климата, распро — странились широколиственные леса, занимавшие значительные простран — ства в предгорьях и на Керченском полуострове. Это событие относится к середине III тыс. до н. э.

Следующий приток населения в Крым датируется концом III тыс. Пле — мена катакомбной культурно-исторической общности (ККИО) появились сначала в Северном Крыму и некоторое время сосуществовали с ямной культурой. С рубежа III–II тыс. до н. э. племена, занимавшие Восточный Крым, переходят к оседлому образу жизни (по крайней мере, частично): возникают Каменское, Кировское, Планерское поселения. Первое появ — ление племен ККИО связано с периодом постепенной аридизации кли — мата, а переход их к оседлости приходится на пик этой аридизации. Раз — витие на основе ККИО специфической для Восточного Крыма каменской культуры1 происходит во время очередной волны плавной гумидизации климата. Это уже оседлая культура, носители которой занимаются при — домным скотоводством, масштабным рыболовством, охотой. В середине II тыс. до н. э. в Крыму фиксируется археологический материал, связан — ный с кругом культур срубной культурно-исторической общности (СКИО). Керченский полуостров в это время уже более обжит: возводятся новые курганы, возникают поселения, преимущественно небольшие. Основ — ное достижение оседлых племен СКИО — сабатиновской, белозерской, бережновско-маевской культур — земледелие. С точки зрения климатоло — гии закат каменской культуры и появление срубных традиций приходится на пик гумидизации и начало постепенного длительного потепления.

Последующий этап истории Восточного Крыма связан уже с греческой колонизацией и появлением в крымских степях кочевников киммерий- ского, а затем скифского облика (VII–VI вв. до н. э.), когда разнообразие хозяйственной деятельности достигает уровня определенной независимо — сти от климатических условий: сухость климата сглаживается элементами

Учитывая похожие моменты в социально-экономическом развитии вы — шеуказанных стран, можно предположить, что между ними наблюдается сходство по политическим параметрам. для того чтобы убедиться, на — сколько этот тезис имеет отношение к действительности, в докладе прово — дится сравнительный анализ левых флангов партийного спектра в России и избранных государствах южноамериканского континента. Российский левый фланг на сегодняшний день представляется в первую очередь Ком — мунистической партией Российской федерации, которая с большой труд — ностью подвергается научному описанию с помощью категорий западной политологии. Проблема состоит в том, что КПРф со своей идеологией не соответствует ни понятию «левые», ни понятию «правые». Несмотря на свое название и позиционирование самой себя как однозначно левой силы на политической сцене, российская коммунистическая партия декла — рирует между прочим озабоченность т. н. «русским вопросом», привержен-

Между социализмом и национальным вопросом. КПРФ как российская

аналогия народно-революционных партий Латинской Америки 89

ность традициям православия и патриотическим ценностям. Некоторые исследователи склоняются к мнению, что КПРф является чисто россий- ской особенностью, проявлением местной специфики, удивительным фе — номеном, которому нет аналогий в мире. другие, как социолог Александр Тарасов, указывают на ее связь по идеологическим и стратегическим уста — новкам с аргентинскими перонистами и перуанскими апристами, которые также сочетают социал-демократизм с популизмом и национализмом. Це — лью доклада является развить тезис Тарасова и внимательнее проанали — зировать сходства между указанными партиями для того, чтобы выявить и осветить факторы, которые им способствуют.

Материал взят из: Природа и общество: на пороге метаморфоз. Выпуск XXXIV — Кульпин Э. С.