Минералогические поисковые индикаторы

^Минералогические индикаторы месторождений полезных ископаемых, или минералогические индикаторы рудоносности, представляют собой главный инструмент минералогических поисков. Поисковая практика располагает многими яркими примерами эффективного использования минералогических индикаторов; наиболее выдающийся среди них — это открытие алмазоносных кимберлитовых _уру£>£)к на Сибирской платформе по ^минералу-спутнику алмаза — пироп/. Этот пример стал хрестоматийным благодаря сенсационности открытия, но не меньшее значение имеют и открытия новых месторождений золота, платины, редких металлов, технических, ювелирных и других минералов, оказавшиеся возможными благодаря систематическому и комплексному применению прямых или косвенных минералогических индикаторов.

Эффективность использования минералогических поисковых индикаторов для разных типов месторождений полезных ископаемых неодинакова и в первую очередь зависит от того, насколько минеральное состояние вещества определяет его практическую ценность. С этих позиций в соответствии с классификацией И. Ф. Романовича месторождения подразделяются ка три группы.

/Первая группа — месторождения элементов. Полезными ископаемыми являются элементы, входящие в состав тех или иных минералов, и для превращения полезного ископаемого в товарную продукцию требуется разрушение кристаллической структуры минерала. Это месторождения благородных, цветных и черных металлов, редких элементов, радиоактивных элементов, химического сырья. Главные критерии ценности месторождений этой группы — содержание полезного элемента в рудном теле и объем тела. Минеральная форма его вхождения имеет второстепенное значение. Минералогические поисковые индикаторы имеют ведущее значение и используются в комплексе с геохимическими индикаторами.

9 Вторая группа — месторождения минералов. Полезными ископаемыми являются сами минералы. Ценность месторождения определяется не только запасами полезного минерала, но и его свойствами, величиной индивидов. Это месторождения пьезосырья, оптических кристаллов, слюд, асбестов, ювелирных и поделочных камней, коллекционного сырья, сырья для плавки стекол,, шихты для выращивания монокристаллов, полевых шпатов, магнезита, диопсида, волластонита, графита, корунда, маршаллита, талька, пирофиллита, каолина, технического барита и витерита и других минералов. Минералогические критерии при поисках и оценке являются определяющими, и других прямых критериев, кроме минералогических, не существует.

^Третья группа — месторождения горных пород. Их промышленную ценность создают не только минералы, входящие в состав пород, но и текстурно-структурные особенности пород и их физические свойства, определяющиеся взаимоотношениями породообразующих минералов. В эту группу входят!’месторождения глннлкарбонатиых пород, трепелов,«/опок, пемз, диатомитов, песка, гравия и других строительных материалов, мраморов, угранита, гнейса н других декоративных камней, пород для каменного литья. Минералогические поисковые индикаторы имеют важное, но не определяющее значение и используются

в комплексе с индикаторами петрографическими (лнтологнческими).

Все многообразие минералогических индикаторов рудоносности можно свести к трем главным типам:

£— минеральные (вещественные) индикаторы (рудоиндикаторные минералы, ассоциации минералов, конституционные особенности и свойства минералов);

минералогенетические индикаторы (экологические, исторические, эволюционные);

^ — антропогенно-минералогические (минералогическая информация в топонимике, следы древних разработок минералов, легенды, предания, исторические сведения).

Минеральные {вещественные)поисковые индикаторы

Носителями рудоиндикаторной информации могут быть ассоциация минералов, отдельные минералы (их отсутствие или наличие, количественные показатели), конституционные особенности и свойства минералов.

Минералы — индикаторы р у д о и о с н о с т и по поисковым функциям подразделяются на три категории.

Полезные («рудные») минералы. Находки минералов, являющихся полезными ископаемыми, относятся к прямым индикаторам рудоносности и имеют наибольшее поисковое значение при поисках любых типов полезных ископаемых. Даже единственная находка полезного минерала наводит на мысль о возможности обнаружения его промышленных скоплений, а повторяющиеся находки становятся надежным основанием для постановки поисковых работ одним из подходящих ореольных методов (валунный, обломочный, шлиховой и др.). Поэтому любые находки полезных минералов обязательно должны каталогизироваться и ревизнроваться независимо от того, при каких видах геологических работ они сделаны (поисковых, геологосъемочных, научно-исследовательских), и даже в том случае, если они носят случайный характер. Очень часто на основе таких случайных или попутных находок открываются потом крупные месторождения.

Минералы, родственные полезным минералам («минералыродственники»), К этой категории относятся минералы, не являющиеся полезными, но находящиеся с полезными в тесном генетическом и экологическом родстве.

При поисках месторождений первой группы (месторождений элементов) любые минералы, содержащие полезный элемент в повышенных количествах, можно рассматривать как минералы-родственники, указывающие на возможность обнаружения в данном регионе рудных минералов — промышленных концентраторов полезных элементов. Например, высокое содержание в сульфидах элементов платиновой группы позволяет

надеяться на открытие в сульфидных рудах самостоятельных минералов платиноидов; широкое развитие в регионе манганокальцитов, марганцовистых сфалеритов и других минералов, содержащих повышенные количества этого элемента, служит благоприятным признаком наличия здесь промышленных месторождений марганца.

При поисках месторождений второй группы (месторождений минералов) в качестве минералов-родственников рассматриваются некондиционные индивиды потенциально полезного минерала, не несущие полезных свойств. Такими индикаторами-родственниками на горный хрусталь, например, являются мелкие кристаллы водянопрозрачного кварца, непрозрачные и деформированные кристаллы и даже зернистый (жильный) кварц определенных типов; на листовой мусковит — мелкие и средние кристаллы мусковита в пегматитах, на ювелирный рубин — мелкие кристаллы рубина, трещиноватый неювелирный рубин, на оптический флюорит — неоптический кристаллический флюорит и т. п.

Минералы-родственники относятся, в зависимости от степени «родства», как к прямым, так и к косвенным поисковым индикаторам и используются в комплексе с другими признаками, но степень надежности их довольно высокая. Они позволяют достаточно строго конкретизировать контуры поисковых площадей.

Минералы, ассоциирующие с полезными минералами («минералы-спутники»). То обстоятельство, что любой полезный минерал обязательно встречается с определенными сопутствующими минералами, использовалось для поисковых целей еще древними рудознатцами. Оно является важнейшим компонентом и современной системы минералогических поисковых индикаторов. Теоретическую основу представлений о минералах-спутниках составляет учение о парагенезисе, анализирующее пространственно-временные связи между минералами, составляющими генетически сложные минеральные комплексы. Поскольку пространственно-временные связи между минералами в природных минеральных ассоциациях очень разнородны (наряду с одновременно кристаллизовавшимися минералами существуют ряды последовательно кристаллизовавшихся минералов, замещающиеся и замещающие минералы н т. п.), то и минералы-спутники различны и по своей природе, и по поисковому значению. Можно предложить следующую систему минералов-спутников, основанную на их генетической природе и хорошо отражающую рудоиндикаторную роль (табл. 14). Поясним эту систему некоторыми примерами.

Проторудными, или дорудными, являются такие минералы, которые пространственно контролируют кристаллизацию более поздних рудных минералов, замещаясь или обрастая ими, т. е. представляют собой благоприятную среду для рудообразоваСистема минералов-спутников, ассоциирующих с полезными (рудными) минералами в месторождениях полезных ископаемых

подпись: значение как поисковых индикаторовГенетические типы и подтипы минераловспутннков

Проторудные минералы

Минералы более древних, чем продуктивный, минеральных комплексов, представляющие собой благоприятную среду или субстрат для формирования рудных парагенезисов; могут служить источником некоторых компонентов руд, в том числе и полезных

Указывают на благоприятную среду для рудообразования, используются как прогнозный критерий

Минералы рудных формаций

Предрудные

Синрудные:

Минералы, выкристаллизовавшиеся на ранних, дорудных стадиях рудного процесса

Минералы, образующиеся одновременно или почти одновре менно с рудными минералами:

Косвенные указатели рудоносности, свидетельствующие о начале рудного процесса. Информативность повышается при их подтверждении индикаторами 11.2, 3

Прямые индикаторы рудоносности, являются главный! инструментом при минералогических поисках

а)         минералы рудного парагенезиса

б) минералы синрудных парагенезисов

а)         в тесной пространственной взаимосвязи образуют единые минеральные агрегаты и минеральные тела;

б)         в тесной генетической связи, но в пространственном разобщении с рудными образуют самостоятельные минеральные агрегаты и формируют определенные зоны внутри или вокруг рудных тел и самостоятель ные минеральные тела

Минералы, выкристаллизовавшиеся на заключительных, пострудных стадиях рудного процесса

Косвенные индикаторы рудоносности, в совокупности с индикаторами 11.1—прямые

Генетические типы и подтипы минераловспутников

Краткая характеристика

Значение как поисковых индикаторов

III. Эпнрудные минералы

I. Таксические минералы

Минералы, кристаллизация которых происходит только на минералах рудной ассоциации как на субстрате, без их существенного разрушения

Г ипотетический случай, поисковое значение неясно

2. Метаминералы:

Минералы, образующиеся в результате изменения и разрушения рудных и парагенных им минералов:

Прямые индикаторы рудоносности, имеющие важное поисковое значение

а) псевдомор фные

а) сохранившие форму первичных минеральных индивидов или структурно-текстурные особенности агрегатов; вещество может быть привнесенным, не связанным с рудообразованием

б) трансформные

б) сохранившие некоторые вещественные компоненты руд, но являющиеся новообразованиями; форма, как правило, не сохраняется

ния. Самородная сера в наиболее крупных экзогенных месторождениях, например, образуется путем замещения сульфатов (гипса или ангидрита), присутствие которых на поисковой площади может служить одним из косвенных указателей на благоприятные условия серообразования. Для метасоматичсских флюоритовых месторождений, залегающих в карбонатных породах, проторудным минералом является кальцит: именно по нему, а не по доломиту развивается кварц-флюоритовый метасоматоз. Тела пиритолитов очень часто являются той средой* в которой происходит кристаллизация сульфидов меди, цинка, свинца; при этом дорудный пирит служит источником серы, а иногда и некоторых металлов, содержавшихся в нем в виде изоморфных примесей. Наличие больших скоплений пирита поэтому всегда рассматривается как благоприятный признак при поисках рудных месторождений. Проторудные минералы — это не только активно замещающая среда, но и пассивно обращаемый новыми минералами субстрат. Высококачественный горный хрусталь растет па недеформироваиных кварцевых зернах-затравках, хороший аметист — на головках кристаллов раннего кварца и т. п. Процессы формирования проторудных и рудных минера тов, как правило, различны по своей генетической природе, они могут быть значительно разорваны во времени. Проторудные минералы —указатели благоприятных условий для рудообразования и имеют большое прогнозное, но незначительное поисковое значение.

Минералы рудных формаций включают весь минеральный комплекс, сформировавшийся в рудный этап, включая и парагенезисы непродуктивных стадий.

Предрудные минералы включают парагенезисы ранних, допродуктивных стадий рудообразующего процесса, которые затем закономерно, без перерыва сменяются продуктивными стадиями. В приводившемся примере с экзогенными серными месторождениями таким предрудным минералом был эпигенетический гипс. Его образование путем гидратации ангидрита или перекристаллизации проторудного гипса под действием сероотлагающргх растворов предшествует продуктивным серным или серно-карбонатным стадиям. От замещаемого проторудного гипса предрудный отличается более крупнокристаллической структурой, более легким изотопным составом водорода кристаллизационной воды, пониженным содержанием неструктурных примесей, но более высоким содержанием изоморфных стронция и бария. На большинстве гидротермальных редкометальных месторождений рудным стадиям предшествует кристаллизация дорудного кварца, иногда полевых шпатов, хлорита. Предрудные минералы—.косвенные индикаторы рудоносности, но в сочетании с другой минералогической информацией эффективность их использования может быть достаточно высокой. Например, зоны предсерной перекристаллизации гипсов помогают находить положение серных залежей в процессе разведочного бурения по «пустым» скважинам.

Синрудные минералы рудного парагенезиса, кристаллизовавшиеся вместе с рудными, имеют не меньшее поисковое значение, чем сами рудные минералы. Они относятся к прямым индикаторам рудоносности. «Универсальным» еннрудным минералом в большинстве гидротермальных месторождений является рудный кварц, очень часто хлорит. В конкретных месторождениях синрудные ассоциации прогнозируются диаграммами «состав — парагенезис» или устанавливаются путем изучения как взаимоотношений между минералами, так и включений в минералах. Например, установлено, что алмаз кристаллизовался вместе с некоторыми разновидностями граната,, оливина, хромита, клинопироксена, ортопироксена и рядом других минералов [56], которые широко используются как индикаторы при поисках алмазов.

Минералы синрудных парагенезнсов, формирующиеся одновременно с рудным парагенезисом, но пространственно разобщенные с ними, образуют внешние и внутренние зоны рудных тел или самостоятельные минеральные тела. Это хорошо известные зоны грейзенизации, окварцевання, баритизации, турмалиннзацни н других околорудных изменений. Они имеют очень важное поисковое значение, так как являются прямыми индикаторами рудоносности и характеризуются более широким ореолом распространения, чем минералы рудного парагенезиса, что позволяет увеличить дальность и глубинность поиска.

Пострудные минералы кристаллизуются на заключительных нерудных стадиях рудного процесса. В большинстве гидротермальных месторождений к числу пострудных относятся карбонаты, чаще кальцит, флюорит, барит. Для многих полиметаллических месторождений характерны пострудные органические минералоиды, в частности антраксолит. Пострудные минералы являются косвенными поисковыми индикаторами, но в комбинации с другими признаками их поисковая эффективность может быть очень высокой. Например, на Северо-Восточном Пай-Хое широкой полосой четких баритовых шлиховых аномалий фиксируется региональная зона гидротермальных сульфидных проявлений.

Эпирудные минералы, особенно метаминералы, относятся к числу прямых и довольно надежных индикаторов рудоносности. Наиболее эффективно используются как поисковые признаки минералы зон окисления и псевдоморфозы по рудным минералам.

Таким образом, для каждого генетического и промышленного типа месторождений полезных ископаемых характерны строго определенные комплексы минералов-спутников, которые образуют связанные с рудными телами минералогические аномалии, представляющие собой ореолы первичного или вторичного рассеяния. Для неоднократно упоминавшихся экзогенных месторождений серы, например, комплексы минераловспутников будут следующими:

а)         проторудные минералы — гипс, ангидрит;

б)         минералы рудной формации: предрудные — гипс, иногда кальцит, арагонит, сфалерит, галенит; синрудные — кальцит, арагонит, пирит; пострудные — кальцит, целестин, барит, халцедон, кварц, озокерит;

в)         эпирудные минералы — гипс, алунит, левигит, опал, ярозит, гексагидрит, галотрихит, натриевые и калиевые квасцы.

Комплексы минералов-спутников, характерные для конкретных типов минеральных месторождений, поиски которых ведутся с применением минералогических методов, должны быть известны минералогу-поисковику заранее. Они устанавливаются при минералогическом изучении эталонных месторождений и месторождений-аналогов и корректируются в процессе поисков по предварительным результатам.

Генетическая диагностика минералов-спутников, т. е. установление их принадлежности к тому или иному генетическому типу и определение рудоиндикаторного значения, осуществляется на основе анализа типоморфизма минералов [60]. Если исследуемый минерал характеризуется теми же специфическими особенностями, что и эталонный минерал-спутник, то делается вывод об их аналогичной генетической природе и об аналогичном отношении к рудному парагенезису. Так, если гранат из россыпи диагностируется как пироп, можно предполагать, что первичным его источником был кимберлит. В связи с конвергентностью некоторых особенностей и свойств минералов их генетическую идентификацию необходимо проводить, сравнивая максимально большой комплекс признаков.

Анализируя приводившиеся примеры, видим, что одни минеральные виды входят в состав только строго определенных генетических комплексов минералов-спутников (например, целестин, барит, арагонит и некоторые другие минералы серных месторождений характерны лишь для «трудного комплекса), другие же являются поликомплексными, входя в состав нескольких или всех комплексов (на тех же серных месторождениях гипс — обязательный минерал проторудного, предрудного, синрудного и эпирудного комплексов минералов-спутников). Первые принято называть типоморфнымн, характеристическими, вторые —сквозными.

Характеристические минералы-спутники уже своим присутствием раскрывают генетическую природу того комплекса минералов, с которым имеет дело минералог-поисковик, и их видовая диагностика означает и генетическую идентификацию. Характеристические минералы дают наиболее оперативную и надежную поисковую информацию. Присутствие, например, в пегматитах, связанных с основными породами, литиевого амфибола — гольмквистита, отличающегося сине-фиолетовым цветом, с высокой долей вероятности свидетельствует об их редкометальной специализ ации [8]. Выявление и изучение характер истических минералов-спутников поэтому одна из важнейших операций минералогических поисков.

Сквозные минералы-спутники, входящие в состав генетически разнородных комплексов, казалось бы, малоинтересны для поисковых целей, так как они могут быть связаны и с рудными и нерудными парагенезисами. Однако сквозные минералы весьма эффективно используются в поисковых целях, так как почти все они являются очень чуткими индикаторами условий минералообразования и по их типоморфным особенностям легко и надежно устанавливается связь с рудным процессом. «Универсальными» сквозными минералами, характерными для многих генетических типов месторождений полезных ископаемых, являются кварц, кальцит, пирит, флюорит, слюды, хлориты, полевые шпаты и др.

Прежде всего «рудная» природа сквозных минералов выражается в их химическом составе. Как правило, минералы рудных формаций, причем не только синрудные, но и предрудные и пострудные, отличаются повышенным содержанием тех элементов-примесей, которые входят в состав рудного парагенезиса. В условиях Вайгач-Южноновоземельского антиклинория, например, присутствие в гидротермальном кварце меди и серебра является поисковым признаком на медь, свинца н цинка — на полиметаллическое оруденение [61]. Кварцфлюоритовьте месторождения Пай-Хоя отличаются повышенным содержанием серебра, свинца, стронция и бария, входивших в состав рудообразующих растворов [61], а кварц-вольфрамовые месторождения Приполярного Урала — вольфрама, висмута, меди, олова.

Кроме комплекса рудных элементов в состав сквозных минералов входят в повышенных количествах и другие компоненты рудоносных растворов; к тому же на составе минералов отражаются определенным образом кислотно-основные и окислительно-восстановительньге свойства растворов. Эти типохимические особенности сквозных минералов имеют не меньшее поисковое значение, чем присутствие рудных элементов. Например, «рудная» природа микроклинов в полевошпатовых метасоматитах устанавливается по соотношениям            и

Ва/ИЬ, гидрослюд в гидротермальных полях — по содержанию редких щелочей, в рудоносном кварце телетермальных месторождений обычно выше содержание лития, но ниже—-алюминия. Химические особенности минералов отражаются в их свойствах, поэтому о принадлежности сквозных минералов к рудным ассоциациям судить часто удобнее по физическим свойствам. Это особенно относится и к тем случаям, когда рудоиндикаторный примесный элемент входит в кристаллическую решетку минерала-спутника в очень небольших количествах, чтобы быть обнаруженным химико-аналитнческими методами, но достаточном для создания нарушений в кристаллической решетке, что проявляется в свойствах минерала. Типоморфизм флюорита, например, наиболее отчетливо проявляется в окраске, термои рентгенолюминссценции, пирита — в изменении электрических свойств.

Надежным признаком синрудной природы минерала-спутника и уверенным поисковым индикатором является наличие в его индивидах включений рудных минералов.

Рудо индикаторные ассоциации минералов, классифицирующиеся по той же схеме, что и минералы-индикаторы, характеризуются более высокой поисковой информативностью, чем отдельные минералы. В поисковой практике поэтому анализируется весь комплекс минералов и углубленно изучаются их связи прямыми наблюдениями или, если это невозможно, статистическими методами. Ассоциация пироп +

пикроильменит 4” высокохромовый хромит + хромдиопсид, например, лежит в основе минералогических поисков алмазоносных кимберлитов по ореолам механического рассеяния, ассоциация сфалерит + галенит -}пирит -{барит флюорит — в основе поисков полиметаллических месторождений и т. п.

Минералогенетические поисковые индикаторы

Минералогенетические поисковые индикаторы определяют условия, благоприятные для формирования месторождений того или иного полезного ископаемого, и относятся в своем большинстве к косвенным индикаторам с относительно невысокой надежностью. Это обстоятельство и высокая трудоемкость ограничивают пока их использование в поисковой практике. Однако эти ограничения неоправданны. Опыт показывает, что поисковая эффективность минералогенетическнх индикаторов может быть очень высокой, в первую очередь потому, что они универсальны. Если создана минералогенетическая модель объекта, то на ее основе можно решать любые поисковые задачи, а не только связанные с поиском отдельных видов минерального сырья.

Выделяются три класса минералогенетическнх поисковых индикаторов— индикаторы среды, или экологические индикаторы, исторические и эволюционные индикаторы. с Ми н е р а л о г о э к о л о г и ч е с к и е поисковые индикаторы. С помощью минералогенетических индикаторов, детально разобранных в гл. VIII, реставрируются условия минералообразования для того или иного отрезка времени. Поисковые задачи обычно позволяют иметь дело не со всей совокупностью условий, а лишь с определенными характеристиками среды — химическими, термодинамическими. По данным таких реконструкций можно определить области, благоприятные для рудообразования, и соответствующим образом ориентировать поиски. Например, карта метаморфических фаций может служить основой для поисков метаморфогенных месторождений; местами возможной концентрации определенных полезных ископаемых являются легко устанавливаемые по минералогенетическим данным зоны окислительно-восстановительных барьеров, пьезои термоградиентиые зоны, области разгрузки глубинных растворов и т. п. Минералогенетическая информация используется не только как предпоисково-прогнозная, но и как оперативная поисковая: выявление зон прогрева по данным изучения включений в минералах при поисках гидротермальных месторождений, определение изменения окислительно-восстановительных условий по изменению валентности минералообразующих и примесных элементов и т. п.

М и н е р а л о г о и с т о р и ч е с к и е поисковые индикаторы. В учении о месторождениях полезных ископаемых и

в минералогии накопились веские доказательства существования определенных эпох минерального видообразования и рудообразования, качественно отличающихся одна от другой. Разные отрезки геологического времени характеризуются преимущественным формированием определенных типов минеральных месторождений. Например, главнейшие запасы никеля сосредоточены в эндогенных месторождениях архейского возраста, железа — в архсйско-раннепротерозойских месторождениях, свинца и цинка — в протерозойско-фанерозойских, олова и вольфрама — в фанерозойскнх. Эти крупные мегатипы характеризуются более тонкой возрастной структурой, выражающейся направленной сменой во времени минеральных формаций. Например, в фанерозойской совокупности вольфрамовых месторождений месторождения шеелит-кварц-полевошпатовои гумбеитовой формации имеют преимущественно герцинский возраст, месторождения шеелит-гранат-пироксеновой скарновой и вольфрамит-кварцевой грейзеновой формаций — преимущественно киммерийский возраст; месторождения ферберит-антимонит-халцедоновой аргиллизитовой — альпийский. Все известные месторождения самородной серы сформировались в кайнозойскую эру, реже в неогеновое и преимущественно в четвертичное время. Это общепланетарные примеры. В конкретных районах возрастное распределение различных типов минерализации выступает еще более отчетливо. Историко-минералогическими индикаторами как раз и являются те возрастные рубежи, которые ограничивают определенные эпохи минералообразования. Например, в Уральской флюоритоносной провинции главнейшими эпохами флюоритообразования являются раннекаменноугольная (С1у_в) и пермо-триасовая (Р2—Т3). При поисках флюоритовых месторождений проявления минералообразующих процессов этого возраста — благоприятный поисковый признак.

■М и н с р а л о г о э в о л ю ц и о н н ы е индикаторы.

Поисковое правило, основанное на использовании минералогоэволюционных индикаторов, в общем виде можно сформулировать следующим образом: если поисковый минералогический объект — член пространственно-временного эволюционного ряда…         реализующегося в виде про

странственной минералогической зональности, то обнаружение зон с объектами а, Ь, с, е или f дает основание предполагать наличие зоны с поисковым объектом й, пространственное положение которой указывает направление смены зон. Установлено большое число эволюционных рядов различного уровня (формационных, минеральных, кристаллоструктурных, кристалломорфологических и др.)? Для разных минералогических объектов, что открыло возможность широкого использования эволюционных критериев при поисках. Благодаря работам Н. 3. Евзиковой, В. В. Буканова, минера238 логов Института геологии Коми филиала АН СССР минералого-эволюционные критерии успешно применяются при поисках месторождений касситерита, золота, горного хрусталя н других разновидностей кварца, полиметаллов. Главные условия их эффективного использования — это установление надежных эволюционных рядов.

Антропогенно-минералогические индикаторы

Месторождения некоторых минералов, особенно в районах, давно освоенных человеком, когда-то использовались древними рудокопами, но оказались забытыми и потерянными. Однако в народной памяти, в народном искусстве, в материальной культуре о них могли остаться прямые или косвенные сведения. Кроме того природные скопления ряда минералов могут сопровождаться разными необычными физическими эффектами (магнетизм, наэлектризованность, подземные пожары и т. п.). Эти эффекты также могли привлекать внимание человека и запечатлеться в его памяти. Подобные сведения, как и древние следы горных разработок, могут служить поисковыми признаками и объединяются в группу антропогенно-минералогических индикаторов.

К этой группе индикаторов относятся следующие.

Археологические находки минералов или изделий из них среди предметов древних материальных культур, а также находки минералов и изделий из минералов в музейных и частных коллекциях, в обиходе местного населения и т. п. Исторический анализ этих объектов в совокупности с анализом типоморфизма минералов может привести к заключению об их местном происхождении и позволит определить примерно район возможного месторождеиия.

Древние горные выработки, их отвалы, следы древних камнеобрабатывающих и металлургических производств, находки горняцких орудий. Они служат прямыми поисковыми индикаторами и должны анализироваться самым тщательным образом. По таким находкам в Средней Азии, на Кавказе, Урале было найдено большое число промышленных месторождений.

Легенды, предания, сказки, в которых имеются явные или косвенные указания на разработку месторождений в определенных районах или сведения о необычных природных явлениях, которые могут иметь минералогическую природу. Они могут также оказаться полезными при прогнозировании и поисках.

Исторические сведения о находках, добыче и переработке минералов и руд, зафиксированные в летописях, исторической и специальной литературе.

Топонимические данные. В географических названиях в районах древних горных промыслов обязательно отражаются

какие-то данные о добывающихся минералах. Поэтому происхождение названий минералогического содержания должно привлечь внимание минералога-поисковика. Такие названия, как правило, оправдываются последующими поисками. Особенно много примеров можно привести по Средней Азии: Мумкансай («лог озокеритового рудника») действительно рассекает озокеритовую залежь, разрабатывавшуюся средневековыми горняками; в долине Кансая («рудничный лог») И. В. Мушкетовым были открыты жилы с медным и полиметаллическим орудененнем, район Алтынтопкана («золото нашел»), хотя и не имеет золоторудных месторождений, но зато знаменит полиметаллической минерализацией с пиритом, который и был принят за золото; в районе Кургасынкана («свинцовый рудник») известны галенитовые месторождения. Часто встречаются минералогические названия географических объектов и в России: Золотой ключ,. Оловянная сопка, Серебряная гора, Железная гора и др.

Считается, что антропогенно-минералогические индикаторы, сыгравшие в прошлом исключительно большую роль, сейчас утратили свое значение и представляют лишь исторический интерес [22]. С этим мнением вряд ли можно согласиться. Неразрешенных загадок еще очень многоу Остаются непроверенными легенды о свинцовых месторождениях в верховьях правых притоков Верхней Печоры, собранные В. А. ВарсанофьевойМ1е найдены месторождения олова на Европейском Северо-Востоке, разрабатывавшиеся в конце бронзового века по мнению ряда археологов,Узабыто местоположение копей гигантских изумрудов в Средней Азии, о которых слыхал от местных жителей Н. А. Наследов, (^неизвестно, из каких мест на Приполярном у Урале добывали золою в прошлом веке старатели-одиночки.

В целом комплекс антропогенно-минералогических поисковых критериев конечно еще нельзя считать утратившим свое значение даже для хорошо изученных регионов и все такого рода сведения необходимо тщательно проверять.

Материал взят из книги Топоминералогия (Николай Павлович Юшкин)