Методические особенности исследования биологии и экологии тополя белого

Проведено изучение естественного возобновления и онтогенеза тополей в г. Уфе и окрестностях на местонахождениях с различной антропогенной и техногенной нагрузкой. На пяти пробных площадях исследовались молодые растения тополя белого оценкой относительного жизненного состояния каждого дерева. Выявлялись особенности лесовосстановления тополя белого с использованием метода транссект. На взятых модельных растениях измерены все основные морфометрические параметры надземной биомассы, собраны и гербаризированы листья для морфологических исследований. У взрослых деревьев определены таксационные параметры и взяты керны.

Ключевые слова: тополь белый, пробная площадь, методика, керн, лист.

Исследования проводились в Уфимском районе (зона загрязнения) в поймах рр. Белой, Уфы, Уршак и в Чишминском районе (относительный контроль) в пойме р. Демы. Проведено рекогносцировочное обследование территории пойм Уфимского района и близлежащих территорий [1]. Заложены пять пробных площадей тополя белого.

На пробных площадях (ПП) использован метод транссект, за основу которого нами взят метод, применяемый для изучения насекомых [2]. Применение данного метода продиктовано тем, что растения тополя белого встречаются в специфических местообитаниях поймы (невыровненный рельеф, узкие прирусловые полосы, пионерный песчаный грунт). Немаловажно, что первичные массовые всходы тополя постоянно разреживаются, особенно интенсивно в первые годы жизни растений. Таким образом, исследуемые растения тополя естественным образом оказываются расположенными в виде прямых или ломаных линий (транссект). Измеряя расстояние между растениями тополя, мы в целом можем оценить площадь насаждения. Существенным фактором применения данного метода явилась невозможность разбиения исследуемых участков на традиционные полноразмерные пробные площади [3].

Исследовались  молодые  догенеративные растения  тополя  белого.  На  модельных  растениях

(среднего возраста, средних параметров, визуально неповрежденных антропогенно) измерены морфометрические параметры надземной биомассы: диаметр ствола у основания, высота, длина и диаметр годовых приростов, длина и диаметр боковых веток всех порядков. Измерялась сухая масса приростов каждого года и каждого листа с последующим подсчетом общей и средней массы.

У тридцати взрослых деревьев на ПП 3, 5, 6, 7 определены первичные таксационные параметры: высота дерева, диаметр ствола на высоте 1,3 м, возраст дерева [1]. Высота деревьев замерялась эклиметром с точностью до 0,1 м, диаметр определялся на высоте 1,3 м мерной вилкой с точностью до 1 см.

Для установления возраста древостоев были взяты керны на высоте 0,4 м с помощью возрастного бурава. Возраст устанавливался последующим подсчетом годичных колец. Дендрохронологические исследования проводились по общепринятым методикам [4; 5].

Проведены расчеты прироста ствола по объему с целью характеристики средней продуктивности или средней скорости роста ствола дерева, что может служить косвенным показателем влияния качества среды произрастания [6].

Прирост ствола по объему ( ZV ) определяли по формуле

Z V  

где V – объем ствола, м3;

A – возраст дерева.

V , м3/год,

A

Объем ствола рассчитывали по формуле Денцина [1]

V = 0,001D2 1,3,

где D – диаметр ствола (на высоте 1,3 м), м.

Проведены геоботанические описания ПП [7; 8]. В табл. 1 даны описания флористического состава трех пробных площадей, ПП2 и ПП6 являются транссектами.

Описание флористического состава пробных площадей

Таблица 1

ПП1

ПП3

ПП5

Ярус А – древостой

Отсутствует

Тополь серый, Populus canescens (Ait.) Smith

Отсутствует

Вяз гладкий, Ulmus laevis Pall.

Клен американский,Acer negundo L.

Тополь белый, Populus alba L.

Тополь дрожащий, Populus tremula L.

Ясень американский, Fraxinus americana

L.

Тополь черный, Populus nigra L.

Ярус В – подлесок

Отсутствует

Тополь белый, Populus alba L.

Тополь белый, Populus alba L.

Тополь серый,

Populus canescens (Ait.) Smith

Тополь черный, Populus nigra L.

Клен американский, Acer negundo L.

Клен американский, Acer negundo L.

Вяз гладкий, Ulmus laevis Pall.

Вяз шершавый, Ulmus glabra Huds.

Жестер слабительный, Rhamnus cathartica L.

Ярус С – травяно-кустарничковый

Люцерна серповидная,

Medicago falcata L.

Тимофеевка луговая, Phleum pratense L.

Мятлик луговой,

Poa pratensis L.

Мятлик луговой,

Poa pratensis L.

Овсяница луговая,

Festuca pratensis Huds.

Кострец безостый, Bromopsis inermis

(Leyss.) Holub

Вейник наземный,

Calamagrostis  epigeios  (L.)

Кострец безостый,

Bromopsis inermis (Leyss.) Holub

Пырей ползучий,

Elytrigia repens (L.) Nevski

Овсяница  луговая,  Festuca pratensis Huds.

Пырей ползучий,

Elytrigia repens (L.) Nevski

Мятлик обыкновенный,

Poa trivialis L.

Ежа сборная,

Dactylis glomerata L.

Ежа сборная, Dactylis glomerata L.

Донник белый,

Melilotus albus Medik.

Вьюнок полевой,

Convolvulus arvensis L.

Цикорий обыкновенный,

Cichorium inthybus L.

Мелколепестник подольский,

Erigeron podolicus Bess.

Морковник обыкновенный,

Silaum silaus (L.) Schinz et Thell.

Тысячелистник обыкновенный,

Achillea millefolium L.

Мелколепестник канадский,

Erigeron сanadensis L.

Пустореберник обнаженный,

Cenolophium denudatum Tutin

Одуванчик лекарственный,

Taraxacum officinale Wigg.

Пижма обыкновенная,

Tanacetum vulgare L.

Хвощ луговой,

Equisetum pratense L.

Дурнишник обыкновенный,

Xanthium strumarium L.

Полынь горькая,

Artemisia absinthium L.

Щавель конский,

Rumex confertus Willd.

Кульбаба осенняя,

Leontodon autumnalis L.

Полынь обыкновенная,

Artemisia vulgaris L.

Земляника зеленая,

Fragaria viridis Duch.

Пижма обыкновенная,

Tanacetum vulgare L.

Окончание табл. 1

Осот полевой,

Sonchus arvensis L.

Полынь обыкновенная,

Artemisia vulgaris L.

Девясил британский,

Inula britannica L.

Хвощ полевой,

Equisetum arvense L.

Люцерна серповидная,

Medicago falcata L.

Зюзник европейский,

Lycopus europaeus L.

Коровяк черный,

Verbascum nigrum L.

Подмаренник белый,

Galium album Mill.

Желтушник левкойный,

Erysimum cheiranthoides L.

Марь белая,

Chenopodium album L.

Бодяк щетинистый,

Cirsium setosum (Willd.) Bess.

Мята полевая,

Mentha arvensis L.

Солянка холмовая,

Salsola collina Pall.

Одуванчик лекарственный,

Taraxacum officinale Wigg.

Луговой чай монетный,

Lysimachia nummularia L.

Подмаренник северный,

Galium boreale L.

Цикорий обыкновенный,

Cichorium inthybus L.

Горец птичий,

Polygonum aviculare L.

Чистец болотный,

Stachys palustris L.

Клевер средний,

Trifolium medium L.

Чистец болотный,

Stachys palustris L.

Иван чай узколистный, Chamerion angustifolium (L.) Rafin

Крапива двудомная,

Urtica dioica L.

Лютик ползучий,

Ranunculus repens L.

Льнянка обыкновенная,

Linaria vulgaris Mill.

Свербига восточная,

Bunias orientalis L.

Горец почечуйный,

Polygonum persicaria L.

Мать-и-мачеха обыкновенная,

Tussilago farfara L.

Валериана аптечная,

Valeriana officinalis L.

Пустореберник обнаженный,

Cenolophium denudatum Tutin

Щетинник сизый,

Setaria glauca (L.) Beauv.

Зопник клубненосный,

Phlomis tuberosa L.

Горошек мышиный,

Vicia cracca L.

Горец птичий,

Polygonum aviculare L.

Бедренец камнеломка,

Pimpinella saxifraga L.

Полынь лечебная,

Artemisia abrotanum L.

Лядвинец украинский,

Lotus ucrainicus Klok.

Гравилат городской,

Geum urbanum L.

Хвощ речной,

Equisetum fluviatile L.

Лабазник обыкновенный,

Filipendula vulgaris Moench

Чернокорень лекарственный,

Cynoglossum officinale L.

Тысячелистник обыкновенный,

Achillea millefolium L.

Пижма обыкновенная,

Tanacetum vulgare L.

Жабрица порезниковая,

Seseli libanotis (L.) Koch

Затем визуально оценивались основные диагностические параметры относительного жизненного состояния (ОЖС) деревьев [9]. Оценивались следующие признаки: наличие мертвых сучьев (в % от общего количества сучьев на стволе), степень повреждения листьев токсикантами, патогенами и насекомыми (средняя площадь некрозов, пятнистостей и объеданий, в% от площади листа). Так как исследовались подросты тополя белого, то при определении ОЖС такой критерий, как «густота кроны», не учитывался.

Определялись насаждения по пяти категориям: здоровое,  ослабленное, сильно ослабленное,

усыхающее и полностью разрушенное по формуле

N   N

где LN – относительное жизненное состояние насаждения;

n1 – число здоровых деревьев на пробной площади;

n2 , n3 , n4  – то же для ослабленных, сильно ослабленных и отмирающих деревьев соответственно.

100, 70, 40, 5 – коэффициенты, выражающие (в%) относительное жизненное состояние здоровых, ослабленных, сильно ослабленных и отмирающих деревьев соответственно.

N  – общее число деревьев на пробной площади (включая сухостой). При определении принадлежности дерева к той или иной категории использовалась вспомогательная табл. 2.

Категории относительного жизненного состояния деревьев [9]

Таблица 2

Категория дерева

Диагностические признаки

Густота кроны,%

Наличие мертвых сучьев,%

Степень повреждения листьев,%

Индекс

ОЖС

Здоровое

85–100

0–15

0–10

80–100

Ослабленное

55–85

15–45

10–45

50–79

Сильно ослабленное

20–55

45–65

45–65

20–49

Отмирающее

0–20

65–100

65–100

5–19

Сухое

0

100

Нет листьев

<5

Относительное жизненное состояние определялось у модельных деревьев на каждой ПП. Дерево относится к той категории, на которую указывают либо оба показателя, либо один из двух. В том случае, если оба показателя указывают на разные категории, то они рассмотрены комплексно, выбрана наиболее оптимальная категория; при этом большее внимание уделено повреждению листьев, поскольку лист является наиболее чувствительным в экологическом отношении вегетативным органом растения.

Листья для морфологических исследований собирались с модельных тополей. Собранные листья гербаризировались.

Исследования проводились на гербарном материале. Из каждой партии листьев рандомизированно [1] выбирались 12 листьев, у которых измерялись следующие параметры: длина листа (мм), ширина листа (мм), площадь листа (см²), длина черешка (мм), расстояние до наиболее широкой части (РДНШЧ, мм).

Длину и ширину листа определяли при помощи штангенциркуля с точностью до 0,01 мм. Площадь листа измеряли двумя методами: методом «палетки» и методом нанесения на миллиметровую бумагу с последующим усреднением полученных данных. При использовании метода «палетки» на прозрачном полиэтилене вычерчивали квадрат со стороной 100 мм и делили его на сто более мелких квадратов со сторонами 10 мм. Далее накладывали полиэтилен на лист и вычисляли его площадь. При втором методе каждый лист перечерчивали на миллиметровую бумагу и вычисляли площадь каждой отдельной фигуры, входящей в состав листа, с последующим суммированием полученных значений. Необходимость применения двух методов при определении площади листовой пластинки продиктована недостатками обоих и разным характером погрешностей, имеющих место при их использовании.

Длину жилок определяли на гербаризированных образцах листьев. Из каждой партии листьев рандомизированно выбирались двенадцать, у которых изучалась суммарная длина жилок на единице площади поверхности листа в трех условно выделенных плоскостях: апикальной, срединной и базальной с последующим усреднением.

Длину жилок измеряли при помощи курвиметра. Расчет морфологических показателей: длина

жилок – в мм/мм².

На основе проведенных исследований были получены следующие результаты.

Древостой на ПП 1 находится в пойме р. Белой на расстоянии около 500 м от автомобильной трассы, характеризуется как «ослабленный» (LN = 77,2%). Деревьев, относящихся к категории «ослабленных», зарегистрировано 58%. Встречаются также и «сильно ослабленные» деревья, но в меньшем (9%) количестве, чем в ПП 2 и ПП 3.

Древостой на ПП 2 также расположен в пойме р. Белой, характеризуется в целом как «ослабленный». В то же время индекс ОЖС значительно выше, чем на ПП 1 и ПП 3 (LN = 79,3%). По данному показателю древостой ближе к категории «здоровый». Отмечено большее, чем в ПП №1, количество «здоровых» деревьев (46%). Большое количество (39%) деревьев ПП 2 относятся к категории

«ослабленных», в то же время зарегистрировано достаточно большое количество «здоровых» деревьев (46%) и малое количество «сильно ослабленных» деревьев (15%).

Древостой на ПП 3 расположен в зоне условно слабого загрязнения в пойме р. Уфы (рядом с садовыми участками д. Дудкино, на границе Кировского и Октябрьского районов г. Уфы), возле проселочной дороги. По индексу ОЖС древостой относится к «ослабленным» (LN = 70%). Подавляющее большинство деревьев данного насаждения относится к категории «ослабленных» (68%). В данном древостое имеется наибольшее (16%) среди всех исследованных пробных площадей количество деревьев, относящихся к категории «сильно ослабленных», и наименьшее (16%) количество «здоровых». Насаждение характеризуется наибольшим среди насаждений всех пробных площадей средним показателем поврежденности листьев (25%). Более 40% площади листовых пластинок характеризуются наличием повреждений. Некротические пятна имеют преимущественно зеленовато-черную либо черную окраску. Следует отметить, что данный древостой на протяжении многих лет испытывает весьма существенную рекреационную нагрузку, являясь местом отдыха людей.

Древостой в ПП 5 расположен в зоне условно слабого загрязнения в старице р. Демы. Данный

древостой характеризуется как «здоровый». В древостое отмечено наибольшее количество «здоровых» деревьев (91%) и небольшое количество «ослабленных» деревьев (8%). Характерным является полное отсутствие деревьев, относящихся к категории «сильно ослабленных». Мертвые и отмирающие ветви расположены преимущественно в нижней части кроны. Средняя и в особенности верхняя части кроны характеризуются почти полным отсутствием крупных мертвых ветвей. Верхушки растений имеют небольшие повреждения антропогенного характера. Подавляющее большинство повреждений представляют собой энтомопоражения.

Древостой в ПП 6 также расположен в зоне условно слабого загрязнения в старице р. Демы.

Данный древостой характеризуется как «здоровый». Подобному состоянию насаждения благоприятствует целый комплекс факторов: удаленность от источников нефтехимического загрязнения, мест повышенной плотности населения, а также микроклиматические особенности поймы. В древостое отмечено наибольшее количество «здоровых» деревьев (94%) и наименьшее количество «ослабленных» деревьев (6%). Характерным является также полное отсутствие деревьев, относящихся к категории «сильно ослабленных». Отмечены наименьшие значения таких параметров, как наличие на стволе мертвых сучьев и степень поврежденности листьев. Мертвые и отмирающие ветви расположены преимущественно в нижней части кроны. Средняя и в особенности верхняя части кроны характеризуются почти полным отсутствием крупных мертвых ветвей. Подавляющее большинство повреждений представляют собой энтомопоражения, которые локализованы главным образом в периферической части листа и представляют собой небольшие, чаще всего единичные, участки светлокоричневого цвета.

Таким образом, древостои тополя белого в условиях поймы рек характеризуются в целом как

«ослабленные». Встречаются также «здоровые» и «сильно ослабленные» деревья, но в меньшем количестве.

По морфологическим исследованиям листьев тополя белого выявлено следующее.

Средняя длина листовой пластинки тополя белого на исследуемых площадях варьируется от

30,5 до 57 мм. Максимальная длина листа отмечена в пойме р. Уфы (ПП 3 – 87 мм), минимальная – в

пойме р. Белой (ПП 1 – 25,5 мм).

В зонах слабого загрязнения наблюдаются максимальные значения (ПП 3 – 87 мм, ПП 5 – 73

мм, ПП 6 – 71 мм) длины листовой пластинки. В зонах сильного загрязнения имеет место меньшая (ПП 1 – 10,7 мм, ПП 2 – 15,0 мм), чем в зоне слабого загрязнения, разница между максимальными (ПП 1 – 36,2 мм, ПП 2 – 44,0 мм) и минимальными (ПП 1 – 25,5 мм, ПП 2 – 29,0 мм) средними значениями данного параметра, в то время как в зоне слабого загрязнения разница между максимальными и минимальными значениями составляет: ПП 3 – 52 мм, ПП 5 – 41 мм, ПП 6 – 43 мм. Отметим, что и максимальные, и минимальные значения длины листовой пластинки зоны сильного загрязнения меньше таковых зоны слабого. То есть по мере приближения к источникам загрязнения (автомобильная трасса) происходит уменьшение длины листовой пластинки.

Ширина пластинки тополя варьируется от 24,8 до 57,0 мм. Наиболее широкие листья характерны для поймы зоны слабого загрязнения (ПП 3 – 106,0 мм, ПП 5 – 81,0 мм, ПП 6 – 72,0 мм). Наименьшая ширина наблюдается у листьев, собранных в пойме в зоне сильного загрязнения (ПП 1 – 32,0 мм, ПП 2 – 37 мм). Для ширины листовой пластинки также характерно уменьшение разницы между максимальными и минимальными значениями при усилении загрязнения (разница между максимальным и минимальным значением, максимальное и минимальное значение зоны сильного загрязнения: ПП 1 – 15,5; 32,0; 16,5 мм, ПП 2 – 18,5; 37,0; 18,5 мм; зоны слабого загрязнения: ПП 3 –

74,0; 106,0; 32,0 мм, ПП 5 – 49,0; 81,0; 29,0 мм, ПП 6 – 46,0; 72,0; 26,0 мм соответственно). Аналогично длине максимальные и минимальные значения ширины листовой пластинки зоны слабого загрязнения выше соответствующих значений листовой пластинки зоны сильного загрязнения.

Ширина листа уменьшается по мере усиления загрязнения вне зависимости от положения в рельефе.

Площадь листовой пластинки колеблется в пределах 5,2 – 21,4 см².

Наибольшие размеры зафиксированы у листьев, отобранных в пойме в зонах слабого загрязнения (ПП 3 – 63,5 см², ПП 5 – 34,0 см², ПП 6 – 32,4 см²). Наименьшие размеры отмечены в пойме в условиях сильного загрязнения (ПП 1 – 3,0 см², ПП 2 – 3,4 см²). Для зоны слабого загрязнения характерна большая, нежели для зоны сильного, разница между максимальными и минимальными значениями анализируемого параметра (зоны сильного загрязнения: ПП 1 – 4,3 см², ПП 2 – 5,0 см²; зоны слабого загрязнения: ПП 3 – 56,3 см², ПП 5 – 26,5 см², ПП 6 – 26,8 см²).

По мере усиления загрязнения происходит уменьшение площади листовой пластинки.

Таким образом, уменьшение степени загрязнения влечет за собой увеличение линейных размеров и площади ассимиляционных органов тополя белого. Уменьшение морфометрических параметров листа по мере усиления загрязнения может быть объяснено ингибированием промышленными веществами деятельности инициальных клеток меристематических тканей. Транспорт токсикантов тормозит рост молодых листьев. Установлено влияние положения тополя белого относительно источника увлажнения – реки. В поймах рр. Демы и Уфы в целом листья крупнее, чем в пойме р. Белой. Это может быть связано с более благоприятными условиями увлажнения, так как растения в пойме р. Белой находятся на большем расстоянии от реки, в то время как растения в поймах рр. Демы и Уфы находятся в непосредственной близости от источника увлажнения, что, возможно, обеспечивает так называемую «промывку» тканей от токсикантов, уменьшая их отрицательное воздействие на рост ассимиляционных органов. В то же время влияние промышленного загрязнения имеет большее значение для морфометрических параметров листовой пластинки.

Максимальная средняя длина черешка зарегистрирована в пойме р. Уфы (ПП 3 – 29,0 мм), минимальная – в пойме р. Белой (ПП 1 – 11,6 мм). Наибольшая разница анализируемого параметра между максимальными и минимальными значениями характерна для зон слабого загрязнения (зона сильного загрязнения: ПП 1 – 8,0 мм, ПП 2 – 9,7 мм; зоны слабого загрязнения: ПП 3 – 41,0 мм; ПП 5 – 28,0 мм; ПП 6 – 25,0 мм).

Как и на другие морфометрические параметры, на длину черешка влияет степень промышленного загрязнения: по мере усиления загрязнения длина черешка уменьшается.

Максимальные средние значения РДНШЧ характерны для листьев, собранных в пойме зоны слабого загрязнения: ПП 3 – 32,0 мм, минимальные – для листьев, собранных в зоне сильного загрязнения: ПП 1 – 16,75 мм.

Максимальная разница данного параметра характерна для зон слабого загрязнения: ПП 3 –

35,0 мм, ПП 5 – 40,5 мм, ПП 6 – 26,0 мм. Но в то же время разница между значениями данного параметра немала и для зон сильного загрязнения: ПП 1 – 9,0 мм, ПП 2 – 21,5 мм.

Таким образом, для данного морфометрического параметра наблюдается аналогичная закономерность, как и для других морфометрических параметров листовой пластинки: увеличение загрязнения окружающей среды приводит к уменьшению значений РДНШЧ.

Средняя  длина  жилок  в  течение  вегетационного  периода  колеблется  от  0,32  мм/мм²  до

0,34 мм/мм². Максимальная длина жилок отмечена у листьев, собранных в зоне сильного загрязнения (ПП 2 – 0,47 мм/мм²). Минимальная длина жилок наблюдается у листьев, собранных в зоне слабого загрязнения (ПП 5 – 0,23 мм/мм²). В  зоне слабого загрязнения максимальная длина жилок составляет

0,40 мм/мм², которая характерна для листьев, собранных в ПП 6. Минимальная длина жилок зоны сильного загрязнения характерна для листьев, собранных в ПП 2: 0,28 мм/мм². В зоне сильного загрязнения имеет место большая разница между максимальными и минимальными значениями длины жилок (ПП 1 – 0,21, ПП 2 – 0,19 мм/мм²), чем в зоне слабого загрязнения (ПП 3 – 0,12 мм/мм², ПП 5 –

0,14 мм/мм², ПП 6 – 0,15 мм/мм²).

Таким образом, проводящая система листьев тополя белого характеризуется чувствительностью по отношению к увеличению степени промышленного загрязнения. Характерно, что в зоне сильного загрязнения средняя длина жилок максимальная.

Установлено, что положение места произрастания тополя белого относительно источника увлажнения (реки) оказывает влияние на морфологические особенности проводящей системы листьев тополя белого. В поймах рр. Демы и Уфы длина жилок меньше, чем на листьях в пойме р. Белой. Увеличение длины жилок при отдалении от реки, по-видимому, связано с большей функциональной нагрузкой проводящей системы листа тополя в данных геоморфологических условиях.

Таким образом, можно утверждать, что при исследовании биологических и экологических особенностей такого специфического вида, как тополь белый необходимо применение особого набора методик исследования. Учитывая редкое распространение, произрастание в напряженных экологических условиях, общепринятые методы нужно видоизменять и приспосабливать к конкретным условиям. В отдельных случаях необходимо применение собственных методов.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1.  Методы изучения лесных сообществ / Андреева Е.Н., Баккал И.Ю., Горшков В.В. и др. СПб.: НИИХимии

СпбГУ, 2002. 240 с.

2.  Правдин Ф.Н., Гусева В.С., Крицкая И.Г., Черняховский М.Е. Некоторые принципы и приемы исследования смешанных популяций нестадных саранчовых в разных ландшафтах условиях // Фауна и экология животных. М.: Изд-во МГПИ им. В. И. Ленина, 1972. С. 3-16.

3.  Кагарманов И.Р., Латыпова А.А. Естественное возобновление тополей на намывах песка // Изв. Самар. науч. центра РАН. 2011. Т. 13 (39), №1. С. 993-996.

4.  Methods  of  Dendrochronology.  Application  in  Environmental  Science  /  Cook  E.R.,  Kairiukstis  L.A.,  eds.

Dordrecht: Kluwer Publ, 1990. 394 p.

5.  Ваганов Е.А., Шашкин А.В. Роль и структура годичных колец хвойных. Новосибирск: Изд-во СО РАН,

2000. 232 с.

6.  Бухарина И.Л., Поварницина Т.М., Ведерников К.Е. Эколого-биологические особенности древесных растений в урбанизированной среде / ФГОУ ВПО «Ижевская ГСХА». Ижевск, 2007. 216 с.

7.  Определитель Высших растений Башкирской АССР. М.: Наука, 1988.316 с.

8.  Определитель Высших растений Башкирской АССР. М.: Наука, 1989.375 с.

9.  Алексеев В.А. Некоторые вопросы диагностики и классификации поврежденных загрязнением лесных экосистем // Лесные экосистемы и атмосферное загрязнение. Л.: Наука, 1990. С. 38-54.

Поступила в редакцию 25.05.12

А.А. Latypova, I.R. Kagarmanov

Methodological study features of biology and ecology of white poplar

The article covers the study of natural renewal and ontogeny of poplars in the vicinity of Ufa and at locations with different human and technological capacity. The study comprised the assessment of the relative condition for each young plant of white poplar in five sample areas. The features of white poplar reforestation by the method of transsects were revealed. We measured the main morphometric parameters of the above-ground biomass for sample plants as well as gathered and herborized the leaves for morphological studies. In adult trees, the taxation parameters were defined and cores were taken.

Keywords: white poplar, test area, methodology, core, sheet.

Bashkir Institute of Physical Education (branch of Ural State University of Physical Education)

450000, Russia, Ufa, Communisticheskaya st., 67

УДК 582.287.238.

Т.А. Шилкова, Л.Г. Переведенцева

 Материал взят из Вестник Удмуртского университета (Серия 6 Биология. Науки о Земле. Выпуск 4, 2012)