ЛАНДШАФТНО-ТЕРРИТОРИАЛЬНОЕ РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ЯЩЕРИЦ ЮГО-ВОСТОЧНЫХ КЫЗЫЛКУМОВ

М. А. Чирикова1, Ю. А. Зима2

Институт зоологии МОН РК, Алматы, Казахстан

1m. chirikova@mail. ru, 2zimay@mail. ru

LANDSCAPE AND TERRITORIAL DISTRIBUTION OF LIZARDS IN SOUTHEASTERN KYZYLKUM

M. A. Chirikova, Ju. A. Zima

Institute of Zoology MES RK, Almaty, Kazakhstan

Герпетологические работы в казахстанской части Кызылкумов начались с конца позапрошлого столетия (Никольский, 1899, 1905; Захидов, 1938) и были активно продолжены в середине ХХ в. в Северных (Варшавский, 1965, Кривошеев, 1958) и Южных Кызылкумах (Параскив, 1956). Юго-Восточные Кызылкумы были охвачены специальными исследованиями лишь в 1987–1989 гг. Брушко и Кубыкиным (Брушко,

1995) и возобновлены нами в 2008 г. (Зима и Чирикова, 2010). Первые сведения о находках рептилий из узбекской части Кызылкумов опубликованы в работах Николь — ского (1899, 1905, 1915). Позже появились работы по экологии и зоогеографии пресмы — кающихся из Южных (Захидов, 1938), Западных (Сыроечковский, 1958, 1960) и Цен — тральных Кызылкумов (Андрушко, 1953). Находки и особенности биологии некоторых видов ящериц из узбекской части Кызылкумов приводились в работах Богданова (1960), Камаловой (1978), Абсоматова (1978), Щербака и Голубева (1986), Бондаренко (2012) и др. По сравнению с южными, западными и центральными районами Кызылку — мов их юго-восточная часть остается еще слабо изученной. Новые данные по распро- странению, распределению и плотности населения ящериц, приведенные в нашей рабо — те, могут в некоторой степени заполнить этот пробел.

Материалом для данной работы послужили собственные наблюдения авторов в Юго–Восточных Кызылкумах (Шардаринский, частично Отрарский и Арысский райо — ны Южно–Казахстанской области). В 2008 г. (апреле), 2009 г. (июне), 2012 г. (мае и сентябре) общая протяженность маршрутов составила 680 км.

Дневные и ночные учеты осуществлялись методом пробных площадей, пеших и автомобильных маршрутов. Ширина учетной ленты при пеших маршрутах составляла

2–4 м. в зависимости от густоты покрова; автомобильных маршрутах (учеты серого ва — рана) – 6 м. Все точки регистрировались спутниковым навигационным приёмником (GPS). Для составления карт использовались собственные, литературные, коллекцион — ные (Институт зоологии Республики Казахстан, Зоологический музей МГУ, Зоологиче — ского института РАН, Зоологического музея ННПМ НАН Украины (Щербак и др.,

1997)), опросные сведения. Если географические координаты отсутствовали, они вос — станавливались с помощью программы SAS Planet. Построение карт проводилось в программе ArcMap. Из-за ограниченного объема статьи в качестве примера мы приво — дим карты находок одного из наиболее редких (Eremias scripta) и повсеместно встре — чающихся (Trapelus sanguinolentus) видов (Рис. 1).

На обследованной части Юго-Восточных Кызылкумов наиболее распространенным биотопом являлись полузакрепленные, грядово-бугристые пески с хорошо развитым тра — вянистым покровом: песчаной осочкой (Carex physodes), реже черкезом (Salsola righteri) и астрагалами (Astragalus sp.); древесной или кустарниковой растительностью: саксаулом белым (Halóxylon persicum), разными видами джузгуна (Calligonum sp.), песчаной акацией (Ammodendron), чингилом (Halimodendron halodendron). Несколько иной тип биотопа представляли барханные пески у населенных пунктов, бывших стоянок чабанов и колод-

цев, которые являлись, по-видимому, результатом чрезмерного вытаптывания раститель — ности скотом и использования саксаула на топливо. В качестве особого биотопа рассмат — ривались крупные округлые барханы, высотой 5–20 м, в диаметре 2–5 км с крайне редкой кустарниковой растительностью. Редким биотопом оказались обширные такыры среди песков. Вдоль восточной кромки Юго-Восточных Кызылкумов биотопы представляли су — глинистая и глинистая пустыни с такыровидными участками, поросшими полынями (Ar — temisia sp.) и другими эфемерами. Отдельным биотопом являлись массивы останцовых гор на востоке (горы Карактау) и западе (гора Торткудук) рассматриваемой территории. В пределах этих биотопов нами было отмечено 13 видов ящериц.

Сцинковый геккон (Teratoscincus scincus). Для казахстанской части Кызылкумов бы — ло известно 7 мест находок (Брушко, 1995). Нами геккон был встречен в окр. колодцев Таукудук, Кепели, а также 1–2 км, 26 км и 28 км западнее вдхр. Шардара. Распространение вида мозаичное, связано с участками голых песков. Отмечался на ровных участках полуза — крепленных и развеянных песков, у заброшенных стоянок чабанов. Встречаемость соста — вила 10–25 экз. на 1 км (Зима и Чирикова, 2010, данные учетов мая и сентября 2012 г.), что соответствует литературным данным (Голубев и Щербак, 1986). В Центральных и Южных Кызылкумах геккон также многочислен (Андрушко, 1953, Параскив, 1956).

Гребнепалый геккон (Crossobamon eversmanni). Для казахстанской части Кызылку — мов был известен только по трем находкам: 45 км юго-зап. свх Байркум (Брушко, 1995), в 30 и 40 км западнее этого совхоза (июнь 1987, колл. Института зоологии РК). Указан — ные ранее находки в Южных Кызылкумах (Параскив, 1956) в настоящее время относятся к территории Узбекистана. Нами вид найден в 7 км западнее пос. Майкум, западнее вдхр. Шардара (Зима и Чирикова, 2010). Распространение вида мозаичное. Геккон отмечался на открытых плоских участках полузакрепленных грядово-бугристых песков. За три года работы З. К. Брушко (1995) было встречено лишь 2 особи. Нами западнее вдхр. Шардара на 300 м2 было подсчитано 10 особей. В Центральных Кызылкумах вид массовый (Ан — друшко, 1953) и фоновый – в Северных Кызылкумах (Кривошеев, 1958).

Серый геккон (Mediodactylus russowii) для Юго-Восточных Кызылкумов нами от — мечен впервые у пос. Майкум (апрель 2008 г.), у грунтовой дороги под шифером. Ранее известны были единичные находки из дельты р. Сыр-Дарья – окр. пос. Сюткент (Щер — бак и др., 1997) и Северных Кызылкумов: 130 км юго-восточнее Кзыл-Орды, Акколка (Брушко, 1995), крепость Чирик-Рабат (Щербак и Голубев, 1986), без указания мест находок упоминался для Северных Кызылкумов Кривошеевым (1958).

Степная агама (Trapelus sanguinolentus) – наиболее распространенный вид. Распре — деление агамы на рассмотренной территории довольно однородно (Рис. 1), так же как и плотность населения: на 1,5–2 км – 1–6 особей (2,22–10 экз./га), что соответствует при — водимым ранее для этого региона значениям – 2,47–8,0 экз./га (Брушко, 1995). Агама встречалась в полузакрепленных, грядово-бугристых песках, сыпучих, барханных песках антропогенного происхождения, у основания и на склонах останцовых гор. Вид тяготел к закрепленным пескам с наличием саксаула, джузгуна, чингила и других кустарников. В местах без кустарников (например, в местах бывших пожарищ) агама не отмечалась.

Песчаная круглоголовка (Phrynocephalus interscapularis) встречалась практически на всех открытых участках песков: понижениях среди голых барханов, полузакреплен — ных вершин гряд, небольших котловинах выдува, открытых участках на склонах за — крепленных барханов. Вид быстро осваивает новые территории, заселяя выбитые ско-том и разбитые при строительстве дорог пески. Распространение по исследуемому ре — гиону относительно равномерное, однако плотность населения сильно варьировала как по районам, так и по годам. Наибольшая плотность регистрировалась нами западнее вдхр. Шардара 10 апреля 2008 г., где на участке 200м² отмечено 9 особей (Зима и Чири — кова, 2010). В мае 2012 г. в 20 км западнее гор Карактау плотность населения составила –

46 экз./га, в сентябре в западной части Юго-Восточных Кызылкумов – 28–45 экз./га, и лишь на одном участке (900м2) ее плотность составила 120 экз./га, при этом 80% составля — ли сеголетки. Ранее для Юго-Восточных Кызылкумов отмечалась численность 7,8–

35 экз./га, (Брушко, 1995), для других районов данные сильно разнились: от 0,1–6,7 экз./га

(Кривошеев, 1958) до 20–164 экз./га (Семенов, 1977, Полынова, 1985).

Ушастая круглоголовка (Ph. mystaceus) была отмечена лишь единожды в сентябре

2012 г. на голом бархане в окр. кол. Божменбай. А. М. Андрушко (1953) за три года ра — боты в Центральных Кызылкумах встретила всего 2 особи и предположила, что это связано с сильным колебанием численности вида. Однако для других участков Кызыл — кумов исследователи также указывали невысокие значения – 2,1–4,6 экз./га (Сыроеч-ковский, 1958, 1960, Полынова, 1981). Брушко З. К. (1995) отмечала, что в Юго — Восточных Кызылкумах вид во многих местах отсутствует и отмечен только в р-не мечети Карасан, с. Жаугашты и кол. Дауранбек, где численность составляла 1,6–3,9 экз./га. В дру — гих пустынях Казахстана, например в ср. течении р. Или, она значительно выше – 25–

117 экз./га (Брушко, 1995). Все это позволяет говорить о низкой численности ушастой

круглоголовки в Кызылкумах.

Такырная круглоголовка (Ph. helioscopus) известна из Юго-Восточных Кызылку — мов по 8 находкам (Брушко, 1995). Обследование такыров в глубине массива не при — несло положительных результатов. На восточной окраине Кызылкумов в сентябре 2012 г. (10 км южнее кол. Жауткан), в глинистой пустыне с такыровидными участками, вид был отмечен дважды.

Полосатая ящурка (Eremias scripta) для Юго-Восточных Кызылкумов была из — вестна из окр. Чардары (данные из картотеки Параскива), 150 км западнее с. Байркум и кол. Орынбай (Брушко, 1995). В Северных Кызылкумах ящурка не отмечалась (Криво — шеев, 1958). Мы встречали ящурку дважды: в мае 2012 г. 2 особи найдены на выбитом скотом бархане в 25 км юго-западнее гор Карактау и в сентябре 2012 г. – 1 особь на го-лом бархане в окр. кол. Акдала (Рис. 1). Следует отметить, что вид был зарегистриро — ван нами только на голых барханах с редкими кустами селина (Stipagrostis). В одном случае ящурка найдена вместе с линейчатой ящуркой, в другом – с песчаной круглого — ловкой и сетчатой ящуркой.

Линейчатая ящурка (E. lineolata) Ранее была известна по 8 находкам (Брушко,

1995). Нами подтверждено обитание вида в окр. г. Шардара (Параскив, 1956), а также ящурка найдена в 23 км, 26 км, 28 км и 90 км западнее Шардары, 40 км южнее пос. Кок — сарай, 7 км зап. пос. Маякум, 15 км северо-вост. кол. Дауренбек, 8 км юго-зап. кол. Бу — жур, 10 км вост. кол. Таукудук, окр. горы Торткудук Нурасы, 9 км зап. кол. Есенгедбды,

10 км юго-вост. кол. Жауткан, 23 км северо-вост. пос. Табакбулак, 22 км юго-вост. кол.

Жаугашты, 26 км зап. кол. Колкудук и в окр. пос. Тащыкудук. Ящурка распределена в Юго-Восточных Кызылкумах равномерно по краю массива, в более глубоких песках ее распространение имеет мозаичный характер. Вид населял ровные слабо закрепленные участки грядово-бугристых песков, суглинки с песчаной осокой, саксаулом, редким жуз — гуном. Плотность населения линейчатой ящурки составила 3,3–14,28 экз./га, что не — сколько выше значений, полученных ранее (1,25–8,0 экз./га) (Брушко, 1995), и, вероятно, связано с высоким колебанием численности вида в разные годы (Брушко, 1995).

Сетчатая ящурка (E. grammica). Для казахстанской части Кызылкумов было из — вестно 7 находок этого вида (Брушко, 1995). Нами вид обнаружен в окр. свх. Аркесай, восточнее пос. Шыбырлы, 30 км зап. гор Карактау, 10 км сев.-вост. кол. Алаты, 30 км. зап. пос. Баспанды, 23 км северо-вост. пос. Табакбулак, а также в 2–3 км, 26 км и 50 км

западнее вдхр. Шардара. Из окр. вдхр. Шардара вид указан в картотеке Параскива К. П. В колл. ИЗ РК имеется выборка собранная в 45 км юго-западнее пос. Байркум. Ящурка встречалась в открытых песках, выбитых скотом, и на голых барханах, придерживаясь основания крупных кустарников, расположенных на вершинах барханов. Встречае-

мость значительно варьировала в разных районах, достигая максимальных значений на юге региона. Западнее Шардаринского вдхр. зарегистрировано 10 особей на 200 м2 (Зима и Чирикова, 2010.). В 20 км западнее гор Карактау в мае 2012 г. на 1 км отмечено лишь 2 особи (6,6 экз./га), в сентябре 2012 г. на 1,5 км – 2 особи (4,4 экз./га соотв). Ра — нее для Юго-Восточных Кызылкумов указывалась численность 0,5–7,1 экз./ га (Бруш-ко,1995). В других районах встречаемость и плотность населения составляла 0,1–34 экз. на 1 км (Кривошеев, 1958), 2,5–18,7 экз./га (Сыроечковский, 1953, 1960) и по 60–65 экз. на 100 м маршрута (Параскив, 1956).

Рис. 1. Места находок степной агамы и полосатой ящурки в Юго-Восточных Кызылкумах

Быстрая ящурка (E. velox) из Юго-Восточных Кызылкумов была известна по

5 находкам (Брушко, 1995). Вид найден нами в 40 км южнее пос. Коксарай, 7 км зап.

пос. Маякум, у юго-зап. оконечности гор Карактау, 20 км сев-зап. пос. Табакбулак,

10 км сев.-вост. кол. Жауткан, 4 км юго-вост. горы Карамола, 15 км зап.-юго-зап., 26 км западнее и 52 км северо-западнее вдхр. Шардара, а также ящурку отлавливали в 65 км юго-зап. пос. Байраш (06.06.1995 г., колл. ЗМ МГУ). В глубине Юго-Восточных Кы — зылкумов единичные особи наблюдались у основания барханов и супесчаных участков.

На восточной окраине Кызылкумов (окрестности гор Карактау), в суглинистой пу-стыне, встречаемость была значительно выше, составляя 12 особей на 300 м.

Средняя ящурка (E. intermedia) в Юго-Восточных Кызылкумах крайне редка. Для казахстанской части Кызылкумов известно 9 находок (Брушко, 1995). Мы ее наблюда — ли дважды: 4–5 сентября 2013 г. в окр. кол. Алаты и в прилежащей к горе Торткудук

суглинистой, местами щебнистой равнине. Здесь же ее находили и в 80-е годы (Бруш — ко, 1995). В настоящее время это единственное место обитания, известное в глубине казахстанской части Кызылкумов.

Пустынный гологлаз (Ablepharus deserti) найден нами на самой восточной окра — ине песков в окр. пос. Майкум. Заход гологлаза сюда произошел по антропогенным ландшафтам с дельты р. Сыр-Дарья, откуда он был известен ранее (окр. с. Байркум и Сюткент (Брушко, 1995)) и где был найден также нами (окр. с. Байркум, окр. пос. Кок — су). Основным биотопом в данном районе для гологлаза являются глинистые пустыни, заброшенные поля. В дельте р. Сыр-Дарья живет в туранговых зарослях.

Серый варан (Varanus griseus). В настоящее время наша база данных содержит сведения о более чем 60 находках варана в Юго-Восточном Кызылкуме. В связи с ограниченным объемом статьи мы не перечисляем их. В целом варан широко распро — странен в регионе. Он встречался в разных биотопах: в закрепленных грядово — бугристых песках, на открытых участках барханов и в останцовых горах. Судя по отме — ченным следам, посещал стоянки чабанов, выходит на грунтовые дороги. Среднее зна — чение встречаемости по автомобильным учетам за 2009 и 2012 годы составило 0,05 экз. на 1 км (0,08 экз./га). Более высокие значения зарегистрированы на самом юге казах — станской части Кызылкумов – 0,05–0,09 экз./км (0,08–0,15 экз./га) (Чирикова и др.,

2012). Однако и здесь они ниже, чем приводимые результаты учетов 80-х годов – 0,1–

0,33 экз./га и до 15 экз./га (Брушко, 1995).

Из 16 известных для региона видов нами не были встречены пискливый геккон — чик, разноцветная ящурка и туркестанский геккон (Брушко, 1995, Дуйсебаева, 2010). Разноцветная ящурка известна из Южных Кызылкумов (Параскив, 1956) и 45 км юго — зап. с. Байркум (Брушко, 1995), туркестанский геккон – в 23 км юго-восточнее и 25 км южнее вдхр. Шардара (Дуйсебаева и др., 2010), пискливый геккончик – из окр. кол. Тюлюберген (Брушко, 1995). Интересно отметить, что в северо-западной части Кызыл — кумов последний вид распространен довольно широко (Щербак и Голубев, 1986).

Новые находки сцинкового геккона, степной агамы, быстрой, линейчатой, сетчатой ящурок, серого варана позволили более полно представить картину их распространения в Юго-Восточных Кызылкумах. Встречи пустынного гологлаза и серого геккона, впервые зарегистрированные нами для региона, связаны с антропогенными ландшафтами, и вполне ожидаемы их находки в других антропогенных биотопах по восточной кромке массива.

Наиболее широко распространенными и массовыми видами Юго-Восточных Кы — зылкумов оказались степная агама и песчаная круглоголовка. К широко распростра — ненным, но имеющим мозаичное распределение видам, отнесены нами гребнепалый и сцинковый гекконы и линейчатая ящурка. Неравномерно распределена быстрая ящур — ка, поскольку вид, являясь склеробионтом в Кызылкумах (Андрушко, 1953, Кривошеев,

1958, наши данные), не имеет достаточно подходящих мест обитаний в глубине масси — ва. К редким видам мы отнесли полосатую и среднюю ящурок, ушастую круглоголов — ку, пискливого геккончика, серого, туркестанского геккона, пустынного гологлаза. Редкость полосатой ящурки и ушастой круглоголовки – типичных псаммофилов связа — на с редкостью и отдаленностью друг от друга подходящих для этих видов стаций.

Авторы выражают искреннюю благодарность Брушко З. К. и Дуйсебаевой Т. Н. за ценные замечания по рукописи, Коваленко А. В., Левину А. С., Пестову М. за помощь в осуществлении поездок и сборе материала. Экспедиционные выезды 2012 г. стали возможны при поддержке фонда Rufford Small Grants.

Список литературы

1. Абсаматов Р. Некоторые сравнительные данные по экологии круглоголовок в Юго-Западном Кызылкуме / Экология беспозвоночных и позвоночных животных Узбе — кистана. Ташкент: Фан. 1978. С. 151–156.

2. Андрушко А. М. Эколого-фаунистический очерк пресмыкающихся пустыни

Кзыл–Кум // Вест. ЛГУ, 1953. № 7. С. 99–106.

3. Богданов О. П. Фауна Узбекской ССР. Т.1. Земноводные и пресмыкающиеся.

Ташкент: Изд. АН Узб. ССР, 1960. 260 с.

4. Бондаренко Д. А. Пространственное распределение, районирование ареала и плотность населения сетчатой круглоголовки Phrynocephalus reticulatus reticulatus (Eichwald, 1831) в междуречье Амударьи – Сырдарьи / Наземные позвоночные живот — ные аридных экосистем. Материалы международной конференции, посвященной памя — ти Н. А. Зарудного, г. Ташкент-Узбекистан, 2012. С. 81–93

5. Брушко З. К. Ящерицы пустынь Казахстана. Алматы: Конжык, 1995. 232 с.

6. Варшавский С. Н. Ландшафты и фаунистические комплексы наземных позво — ночных в связи с их значением в природной очаговости чумы. Автореф. дисс…. докт. бил. наук. Саратов, 1965. 76 с.

7. Захидов Т. З. Биология рептилий южных Кызыл–Кумов и хребта Нура–Тау //

Тр. Среднеазиат. гос. ун–та. Сер. VIII–а, Зоология, 1938. Вып. 54. С. 1–52.

8. Зима Ю. А., Чирикова М. А К фауне пресмыкающихся Юго-Восточных Кызыл-кумов // Selevinia, Алматы, 2010. С. 96–98.

9. Камалова З. Я. Об экологии песчаной круглоголовки (Phrynocephalus interscapularis L.) в Юго-Западных Кызылкумах // Узбекский биол. журнал, 1978. № 2. С.52–54.

10. Кривошеев В. Г. Материалы по эколого–географической характеристике фау — ны наземных позвоночных Северных Кызылкумов // Ученые записки Москов. гос. пед. ин–та. 1958. Т. 124. С. 167–273.

11. Никольский А. М. Пресмыкающиеся и земноводные Российской Империи (Herpetologica Rossica) // Зап. Имп. Акад. наук по физ.-мат. отделению. 8–я сер., 1905. Т. 17. Вып. 1. С. 1–518.

12. Никольский А. М. Фауна России и сопредельных стран. Пресмыкающиеся

(Reptilia). Т. I. Chelonia и Sauria. Петроград: Типография императорской академии наук,

1915. 532 с.

13. Никольский А. М. Пресмыкающиеся и амфибии Туркестанско генерал– губернаторства (Herpetologia Turanica). «Путешествие в Туркестан А. П. Федченко». Вып. 23. Т. 2. Зоогеографические исследования. Ч. 7. М., 1899. (Изв. Общ-ва любит. естеств., антропол. и этнограф.) Т. 94. С. 1–79.

14. Параскив К. П. Пресмыкающиеся Казахстана. Алма–Ата: изд–во АН КазССР,

1956. 228 с.

15. Полынова Г. В. Территориальная структура внутрипопуляционных группиро — вок песчаной круглоголовки (Phrynocephalus interscapularis) // Вопросы герпетологии. Л., 1985. С. 169–170.

16. Полынова Г. В. Территориальные отношения у сетчатой ящурки (Eremias gram — mica) в условиях естественной популяции // Вопросы герпетологии. Л., 1981. С. 111.

17. Семенов Д. В. Индивидуальные участки некоторых видов пустынных ящериц /

Вопросы герпетологии. Л., 1977. С. 191–192.

18. Сыроечковский Е. Е. Эколого–географический очерк фауны рептилий западной части пустыни Кызыл–Кум // Зоологический журнал, 1958. Т. 37. Вып. 2. С. 240–250.

19. Сыроечковский Е. Е. Биологические группы животных пустыни, закономерно — сти их размещения и биогеографическое картирование // Вопросы географии, 1960. Вып. 48. С. 103–120.

20. Щербак Н. Н., Голубев М. Л. Гекконы фауны СССР и сопредельных стран. Ки-ев: Наукова думка, 1986. 232 с.

21. Щербак Н. Н., Токарь А. А., Кириленко И. В. Гекконовые ящерицы (Reptilia:

Sauria, Gekkonidae), Киев, 1997. 45 с.

Материал взят из: Современная герпетология: проблемы и пути их решения — Первая международная молодежная конференция герпетологов России и сопредельных стран Санкт-Петербург, Россия 25–27 ноября 2013 г.