КОНЦЕПЦИЯ УСТОЙЧИВОСТИ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ СИСТЕМ

Главной особенностью биологических систем следует считать их сложность. Последняя обусловлена разнообразием элементов, об5 разующих систему, и особенностями связей между ними (напря5 женность и соподчинение). Невозможность изучить все переменные в системах повышенной сложности неизбежно вносит субъектив5 ный момент при отборе тех немногих, которые оказываются с точки зрения специалиста наиболее важными для понимания сути иссле5 дуемого явления.

Поэтому априорное ранжирование переменных по важности (про5

изведенное сознательно или бессознательно) оказывается необходи5 мым этапом, предшествующим исследованию биологических систем любой сложности.

Вынужденная необходимость оперировать ограниченным числом переменных при изучении интегральных свойств очень сложных систем не позволяет установить простые причинно5следственные связи между разнообразными свойствами биологических систем. Это породило в биологии точку зрения, что целое оказывается больше составляющих его частей, вследствие чего свойства целого не могут быть эффективно исследованы после разделения целого на части при изучении свойств последних. (Ком. 1) Следствием такого под5 хода явилась мысль о существовании особых биологических зако5 нов, которые не могут быть объяснены с позиций строгих положений таких наук, как физика и химия. Эта точка зрения достаточно пло5 дотворна, так как выдвигает на повестку дня исследование интег5 ральных, целостных свойств биологических систем, которые отра5 жают «лицо систем», – их облик, судьбу и соподчинение.

Определим биологическую систему как объект способный к про5 извод5ству негэнтропии, целостные свойства которого есть резуль5 тат взаимодействия образующих его частей. (Ком. 2)

Выделим у биологических систем в качестве основных следую5 щие целостные свойства:

а) сложность, которая определяется разнообразием элементов и

связей между ними, а также напряженностью связей в системе;

б) автономность, которая определяет особенности положения системы на правах подсистемы в пределах более крупной системы; в) надежность, которая определяет вероятность осуществления процессов в системе и поддержания во времени постоянства ее свойств; г) устойчивость, которая определяет способность биосистем про5 тивостоять внешним возмущающим воздействиям при сохранении

«лица» системы, определяемого ее предысторией.

Существуют объективные основания для разделения биологичес5 ких систем на три группы в зависимости от различий в механизме регуляции их поведения:

1) биологические системы a5типа с центральным управлением,

т. е. имеющие подсистему, регуляторная связь которой с любым эле5 ментом сильнее, чем связь этого элемента с любым другим, произ5 вольно взятым. К этой категории относятся все животные организмы с центральной и вегетативной нервной системами;

2) биологические системы p5типа с «пассивным» управлением [8],

куда можно отнести растительные организмы с их гуморальной ре5 гуляцией;

3) биологические системы r5типа со «случайным (random)» уп5 равлением, куда можно отнести все экологические системы, не не5 сущие специальной «программы поведения» в молекулах ДНК, как это имеет место в первых двух случаях.

Вполне естественно, что для биологических систем различных

типов и важность перечисленных целостных свойств будет различна.

Так, для систем, обладающих программой (а5тип и р5тип), пер5 востепенное значение будут иметь такие целостные свойства, как надежность и автономность, от которых в первую очередь зависит выполнение программы. В то же время для экологических систем (r5тип) первостепенное значение будут иметь такие целостные ха5 рактеристики, как сложность и устойчивость, от которых в первую очередь зависит их судьба, т. е. способность противостоять случай5 ным «незапрограммированным» возмущениям внешней среды.

Из соображений удобства при обосновании способов измерения целостных свойств экологических систем полезно выделить из чис5 ла таких незапрограммированных возмущений абиотической ком5 поненты следующие три группы факторов:

Первая группа – факторы внешней среды, вовлекаемые во взаи5

модействие с живой компонентой системы, т. е. оказывающие на нее воздействие и испытывающие ответное воздействие со стороны орга5 низмов. Эти факторы должны быть отнесены к внутрисистемным (например, биогенные элементы).

Вторую группу факторов внешней среды образуют так называе5

мые внесистемные факторы, которые определяют условия существо5 вания конкретных экосистем в пределах более крупных системных образований, не испытывая при этом заметного ответного воздей5 ствия со стороны биотической компоненты (таковы, например, сол5 нечная радиация, температура, влажность и соленость).

Наконец, третью группу факторов образуют так называемые воз5 мущающие факторы, к воздействию которых экосистемы плохо под5 готовлены (или не подготовлены вовсе) предшествующим ходом эволюции видов и предысторией формирования конкретных сооб5

ществ в условиях конкретных биотопов. К их числу могут принадле5 жать физически разнородные факторы, но их отличительной особен5 ностью оказывается внезапность (в геологическом масштабе времени) воздействия, вызванная необычно резким для системы изменением их интенсивности. К такому воздействию может быть отнесено рез5 кое изменение запаса какого5либо «обычного» химического элемента в некоем местообитании (например, соединений азота и фосфора в водоеме, породивших проблему эвтрофикации) или, напротив, ред5 кого элемента (например, солей тяжелых металлов Hg, Pb, Cd) или, наконец, появление «нового» для жизни вещества, синтезированного человеком (например, ДДТ, РСВ и другие пестициды).

Собственно говоря, именно интенсификацией возмущающих фак5 торов, связанных с разнообразием форм и усилением масштабов человеческой деятельности в биосфере, и объясняется та первосте5 пенная важность, которую приобрела проблема изучения устойчи5 вости природных систем в настоящее время. Поэтому дальнейшее изложение материала будет ограничено обсуждением некоторых общих положений устойчивости экологических систем и обоснова5 нию способов ее измерения.

Измерение стабильности переменных

Биологическая система обладает множеством характеристик, отра5 жающих особенности ее организации. Такие характеристики могут быть рассмотрены в качестве переменных системы, и при любом изучении системы постоянно возникает потребность оценить их по5 ведение во времени и (или) пространстве.

Для оценки изменения во времени отдельной переменной пред5 лагается измерение ее стабильности (Si), как оценки колебания еди5 ничных значений функции вокруг среднего. Таким образом,

стабильность определяется, как мера непостоянства любой функ5 ции во времени. Оценками Si могут быть средние значения отклоне5 ния или квадрата этого отклонения переменной отнесенные к ее среднему значению [4]:

 

(1) (2)

где хj – значение измеряемой переменной в момент измерения, а

 

n – число измерений и .

Другим способом оценки Si может служить предложенный нами ранее [5] показатель неоднородности распределения признака, ко5 торый является оценкой соотношения среднего геометрического к

среднему арифметическому значению переменной ( ),

(3) Независимо от того, каким способом произведена оценка стабиль5 ности отдельных переменных, можно показать, что при ранжирова5 нии найденных значений Si вся полученная совокупность оценок

образует бимодальное распределение [4]. При этом одна из сово5

купностей оценок относится к показателям, которые характеризуют скорость процесса (т. е. интенсивность функции), и, следовательно, эти оценки могут быть выражены производной по времени. Назо5 вем их функциональными и положим, что

(4) Вторая совокупность группирует оценки показателей, которые могут быть рассмотрены как некоторый итог процессов (функций) к моменту наблюдений и, следовательно, такие оценки могут быть выражены интегралом по времени. Назовем их структурными, и

положим аналогично, что

(5) Важнейшей функциональной характеристикой экосистемы явля5 ется, очевидно, продуктивность, отражающая скорость образования органического вещества (биомассы) отдельными популяциями, об5 разующими сообщество. Важнейшей структурной характеристикой

экосистем является биомасса популяций.

Проблема целостного описания системы сводится к тому, как на основе многочисленных отдельных оценок независимых перемен5 ных можно количественно оценить целостные свойства этой систе5 мы. Для решения поставленной задачи разделение показателей биотической компоненты экосистемы на функциональные и струк5 турные представляется весьма плодотворным, поскольку при этом возникает возможность сопоставления средних оценок (или поло5

жений модального класса) стабильности Sф и Sс. Такое сопоставле5 ние приводит к введению некой меры, характеризующей внутрен5 нее состояние системы, и эта мера, как будет показано ниже, определяет гомеостаз экосистемы.

Гомеостаз биологических систем

Первоначально термин «гомеостаз» был введен в 1932 г. Кенне5 ном [6] для обозначения сложившихся в процессе эволюции меха5 низмов поддержания живыми организмами условий внутренней среды (например, постоянство сахара в крови, постоянная темпера5 тура тела у теплокровных животных). Это постоянство непрерывно нарушается изменяющимися условиями внешнего мира и непрерыв5 но восстанавливается за счет специальных внутренних механизмов с обратной связью. Эти механизмы находятся под управлением ве5 гетативной нервной системы и, следовательно, присущи всем жи5 вым системам с центральной подсистемой управления, т. е. системам а5типа или просто а5системам.

Много позднее автор [1], анализируя особенности организации

а5 и r5систем, обратил внимание на существование принципиально5 го различия между ними. Так, для а5систем функциональные пере5 стройки направлены на поддержание, в конечном счете, постоянства структурных характеристик (например, сохранение специфическо5 го внешнего облика систем за счет функционирования механизмов регуляции обмена веществ). Для r5систем структурные перестройки направлены на поддержание постоянства функциональных характе5 ристик. Так, например, изменение соотношения свето5 и теплолюби5 вых форм, тепло5 и холодолюбивых видов позволяет поддерживать постоянство продукционных характеристик в течение вегетационно5 го периода при варьировании температурных условий и освещеннос5 ти. Таким образом, наличие экологических механизмов, периодически поддерживающих постоянство функциональных характеристик r5си5 стем в пределах определенных границ, позволяет применить к ним концепцию гомеостаза после ее обобщения и формализации.

Будем считать, что понятие гомеостаза распространяется на ме5

ханизмы поддержания постоянства одних характеристик благодаря непостоянству других. Это означает, что возникновение относительно устойчивых свойств одной части системы обеспечивается дополни5 тельной неустойчивостью других ее свойств.

Таким образом, гомеостаз есть механизм регуляции, упорядочива5

ющий во времени изменение свойств системы в направлении устой5 чивости групп характеристик, относящихся либо к процессам (r5системы), либо к их результатам (а5системы). В экологических сис5 темах, в частности, возникновение дополнительного непостоянства

связано с изменением относительного обилия отдельных популя5 ций, т. е. с изменением удельной доли и непрерыв5 но восстанавливается за счет специальных внутренних механизмов с обратной связью. Эти механизмы находятся под управлением ве5 гетативной нервной системы и, следовательно, присущи всем жи5 вым системам с центральной подсистемой управления, т. е. системам а5типа или просто а5системам.

Много позднее автор [1], анализируя особенности организации

а5 и r5систем, обратил внимание на существование принципиально5 го различия между ними. Так, для а5систем функциональные пере5 стройки направлены на поддержание, в конечном счете, постоянства структурных характеристик (например, сохранение специфическо5 го внешнего облика систем за счет функционирования механизмов регуляции обмена веществ). Для r5систем структурные перестройки направлены на поддержание постоянства функциональных характе5 ристик. Так, например, изменение соотношения свето5 и теплолюби5 вых форм, тепло5 и холодолюбивых видов позволяет поддерживать постоянство продукционных характеристик в течение вегетационно5 го периода при варьировании температурных условий и освещеннос5 ти. Таким образом, наличие экологических механизмов, периодически поддерживающих постоянство функциональных характеристик r5си5 стем в пределах определенных границ, позволяет применить к ним концепцию гомеостаза после ее обобщения и формализации.

Будем считать, что понятие гомеостаза распространяется на ме5

ханизмы поддержания постоянства одних характеристик благодаря непостоянству других. Это означает, что возникновение относительно устойчивых свойств одной части системы обеспечивается дополни5 тельной неустойчивостью других ее свойств.

Таким образом, гомеостаз есть механизм регуляции, упорядочива5

ющий во времени изменение свойств системы в направлении устой5 чивости групп характеристик, относящихся либо к процессам (r5системы), либо к их результатам (а5системы). В экологических сис5 темах, в частности, возникновение дополнительного непостоянства

связано с изменением относительного обилия отдельных популя5 ций, т. е. с изменением удельной доли биомасс видов при постоян5 стве скорости ее образования организмами одного сообщества.

В работе В. Д. Федорова и С. А. Соколовой [4] мерой гомеостаза

(G) живой компоненты экосистемы служило отношение

 

(6)

Однако по соображениям чисто практического удобства, связан5 ных с введением нормирования , меру гомеостаза лучше рассчитывать, если значения показателей стабильности Si определя5 ются по формуле (3), из выражения

 

 

при

(7)

а при определении оценок стабильности по (1) и (2) – из выражения

<>допустимой величине отклонения от нормы, т. е. такого отклонения, при котором экосистема еще способна противостоять внешним воз5 мущениям и ликвидировать их последствия в результате действия механизмов гомеостаза, упорядочивающих положение дел. Таким образом, мы приходим к понятию устойчивости, как целостной ха5 рактеристики системы, выраженной в способности противодейство5 вать внешним воздействиям.

Тогда определим устойчивость системы, как допустимую (без риска разрушения системы) меру отклонений заданных свойств си5 стемы от нормы, вызванную возмущающими внешними воздействи5 ями. В данном определении устойчивость системы устанавливается, во5первых, по отношению к ограниченному числу выбранных пере5 менных, которые мы будем называть заданными, и, во5вторых, по отношению к ряду конкретных возмущающих воздействий среды. В этом случае об устойчивости системы можно судить по величине отклонений заданных переменных от нормы, вызванных внешним воздействием определенной интенсивности. При этом возникает не5 обходимость установления не просто меры отклонения заданных свойств системы, а допустимой меры отклонений, которые со вре5 менем могут быть ликвидированы самой системой.

В заключение этого раздела нам казалось важным обратить вни5 мание на идею связи допустимой меры отклонений заданных пере5 менных с мерой гомеостаза. Сама идея подобной связи весьма конструктивна, поскольку мера гомеостаза определена выше доста5 точно однозначно, а вопрос о допустимой мере отклонений в отрыве от идеи связи с мерой гомеостаза немедленно приобретает остроту и неясность в определении «нормы» и «патологии».

Инварианты как показатели устойчивости биосистем

Из непостоянства отдельных переменных (оценки Si) не следует, разумеется, вывод о неустойчивости систем. Уже обобщенное тол5 кование гомеостаза логически приводит к возможности существова5

ния инвариантов, т. е. некоторых характеристик системы, постоянных во времени. Правда, оговоримся, что оценка в виде средней (фор5 мулы (4), (5)), строго говоря, не может быть инвариантом, так как при этом мы оцениваем некоторую среднюю неустойчивость отдель5 ных показателей, которые не способны отражать более целостные характеристики состояния системы. Однако, при очень грубом при5 ближении, когда выполняется условие 0 G = const, простейшей формой того, что мы решаемся рассмотреть в виде инварианта, ока5 зывается все же средняя оценка стабильности функциональных по5 казателей экосистемы.

Более типичный случай инварианта, когда рассматриваемые свой5 ства в норме вообще неизменны (или инвариантны) во времени, мо5 жет быть обусловлен сложной комбинацией согласованно изме5 няющихся переменных. Определение «согласованно изменяющиеся» подразумевает строгое соблюдение правил соподчинения функций, которое достигается с помощью вегетативной нервной системы в системах с центральным управлением, вследствие чего для а5систем легче отыскать инварианты, чем для r5систем.

Тем самым мы приходим к более целостному толкованию устой5 чивости (хотя и менее конструктивному), как поддержанию во вре5 мени инвариантных свойств, благодаря комбинированному, упоря5 доченному взаимодействию непрерывно изменяющихся отдельных переменных системы.

Инвариантами экологических систем могут быть:

а) постоянство соотношений реакций синтеза и распада органи5 ческого вещества в системе (в единицах энергии);

б) постоянство соотношений скорости движения отдельных эле5 ментов через звенья трофической цепи. Однако, эти инварианты эко5 системы трудны для практического применения, поскольку их изме5 рение требует большой предварительной экспериментальной работы.

Конкретными обобщенными показателями, которые можно из5 мерять, могут быть:

а) в пределах одного трофического звена — показатель [3], где В — биомасса, а Р* — скорость ее образования;

б) в пределах соседних трофических звеньев — показатель , отражающий взаимодействие хищника (Вх) и жертвы (Вж).

 

На основании оценок и могут быть составлены урав5

нения, при конструировании которых в качестве исходных предпо5 сылок могут оказаться полезными следующие биологически правдо5 подобные допущения:

(9) (10) (11)

и

 

 

(12) Важно подчеркнуть, что показатели не являются

инвариантами системы в полном смысле этого слова. Можно лишь

утверждать, что они в неявной форме отражают движение энергии в системе и поэтому могут быть использованы. Вследствие этого бо5 лее корректно именовать их (впрочем, как и образующие их показа5 тели биомассы и продуктивности) вариантами системы, постули5 руя, что усложнение вариантов, оправданное логическими предпо5 сылками, будет асимптотически приближать их к теоретически воз5 можным инвариантам экосистемы. Примером такого усложнения ва5

 

риантов могут оказаться показатели и, где D –

информационный индекс разнообразия [7], а W – число видов.

Измерение устойчивости экосистем

После того как были определены и конкретизированы основные понятия, входящие в определение устойчивости экосистемы, можно перейти к обсуждению приемов оценки ее общей устойчивости. Ра5 зумеется, могут быть придуманы разнообразные и многочисленные способы оценок такого рода. Ниже предлагается несколько спосо5 бов такой оценки с помощью так называемого коэффициента устой5 чивости, который обозначим как .

Канонический способ. Если мы возмущающему началу также

припишем возможность отклонения от нормы, то мерой возмущаю5 щего действия окажется именно эта мера отклонения независимой переменной от нормы, т. е.

(13) Тогда и результат воздействия, и отклик системы по заданным свойствам на воздействие можно выразить относительным откло5

нением от нормы зависимой переменной, т. е.

(14) Отношение этих величин может быть названо коэффициентом

 

устойчивости системы

(15)

В «норме» экосистемы будет равен 0 как при сохранении «нор5 мы» воздействия внешних факторов, так и при поддержании меха5 низмами гомеостаза инвариантных свойств системы.

Выборочный способ оценки коэффициента устойчивости осно5 ван на учете неравномерности распределения оценок воздействующе5 го начала и регистрируемого отклика системы (см. формулу (3)).

При этом предполагается, что показатель стабильности из5 меряемых переменных и рассчитанных свойств системы (вариан5 тов) оказывается пригодной мерой оценки неоднородности в со5

поставляемых совокупностях значений отдельных переменных. Иными словами, подразумевается неявное тождество способа оце5

 

нок и выражения . Этот способ избавляет от необходимо5 сти кропотливой работы по оценке нормы и меры допустимых отклонений в экосистеме. Тогда

(16)

где – показатель неоднородности распределения оценок пе5 ременных, рассчитанный по формуле (3). Важно отметить, что от5 кликом системы в этом случае служит оценка одного из вариантов, которому мы приписываем решающее значение при определении состояния системы (например, оценка по ). При этом в качестве возмущающего начала также используется оценка стабиль5 ности только одной из независимых переменных, действию кото5 рой мы приписываем отклик системы.

Вариантом выборочного способа является оценка коэффициента устойчивости по средним значениям совокупности оценок Si, отно5 сящихся к воздействующим началам и «откликам системы»:

(17) Назовем эту разновидность рекогносцировочным способом, при5 менимым при изучении комбинированного воздействия возмущаю5

щих начал на экосистему.

Способ трех средних использует для оценки коэффициента устойчивости средние значения стабильностей, определенных лю5 бым из способов, относящихся к оценкам возмущающего начала ( ) и состояния системы ( и ):

(18) При допущении эквивалентности и Sв вариантом способа

 

трех средних оказывается оценка

(19)

Заключение

При обсуждении развиваемых представлений об устойчивости об5 ратим внимание на несколько узловых, по нашему мнению, момен5 тов, которые придают конкретный характер нашим построениям.

1. Первый из них касается разбиения характеристик экосистемы на функциональные и структурные, что позволяет ввести количе5 ственную меру гомеостаза (G).

,

 

2. Одна и та же переменная при различных способах регистра5 ции одновременно может служить основой для получения характе5 ристики возмущающего начала (например, увеличение общего запаса азота в системе приводящее к эвтрофикации), структурной ха5 рактеристики (содержание различных форм азота в текущий мо5 мент времени), функциональной характеристики (скорость измене5 ния содержания азота в окружающей среде) и характеристики инварианта (скорости круговорота азота в системе). Это позволяет отчетливо классифицировать полученный материал в зависимости от его полноты, способа получения, методов обработки и целей ис5 следования, что является кардинальным моментом при определе5 нии средних значений получаемых совокупностей оценок переменных (внесистемные, структурные, функциональные, комбинированные – варианты и инварианты).

3. Принципиально важно допущение, что при все оценки переменных системы ( ) оказываются в пределах нормы, вследствие чего было конкретизировано понятие «норма» системы по норме заданных свойств и определена область нормы как для

внешних и внутренних факторов ( ), так и для возмущающих воздействий среды ( ).

4. Постулируется, что при G 0, когда выполняется условие

, т. е. в период падения гомеостаза, все наблюдаемые отклонения отдельных переменных и показателей заданных свойств системы находятся в допустимых пределах. Это позволяет устано5 вить положение «красной черты», обозначающей границу, до пере5 сечения которой изменение свойств системы, вызванное возмущаю5 щим воздействием, обратимо. Отклонения, выходящие за границу красной черты, оказываются критическими, поскольку при G=0 они будут приводить экосистему либо к необратимому изменению обли5 ка (не устраняемые нарушения свойств, указывающие на появление

«новой» экосистемы), либо к ее разрушению как системы.

Сформулированные постулаты пригодны в качестве исходных предпосылок при конструировании цифровой модели устойчивости экосистемы, предсказания которой могут быть легко проверены в эксперименте. Остается надеяться, что она может оказаться полез5

ной в практических ситуациях, возникающих в результате все воз5 растающего влияния человеческой деятельности на природные эко5 логические системы. (Ком. 3, 4, 5, 6)

Литература:

Федоров В. Д. Особенности организации биологических систем и гипо5 теза «вспышки» вида в сообществе // Вестник МГУ. Серия биология.

1970. № 2. С. 71–81.

Федоров В. Д. Биотическое разнообразие фитопланктонного сообщества и его продукционные характеристики // Биологические науки. 1970. № 2. С. 7–15.

Федоров В. Д. Проблема сложного в биологии и особенности ее реше5 ния // Вестник МГУ. Серия биология. 1972. № 6. С. 30–42.

Федоров В. Д., Соколова С. А. Об устойчивости планктонного сообще5

ства и некоторых характеристик внешней среды // Океанология. 1972. Вып. 6. С. 1057–1065.

Федоров В. Д. Новый показатель неоднородности структуры сообще5 ства // Вестник МГУ. Серия биология. 1973. № 2. С. 94–96.

Cannon W. B. The Wisdom of the Body. London/ 1932/

MacArthur R. H. Fluctuation of Animal Population and a Measure of

Community Stability // «Ecology» .1955. Vol. 36. P. 533–636.

Milsum J. H. The Nature of Living Control Systems // «Engng. J.»

1961, 47, 5. P. 34–38.

В сб. Всесторонний анализ окружающей среды, Гидрометеоидат, 1975.

1) Мысль о том, что целое есть нечто большее, чем сумма частей, была высказана еще кем! то из античных философов. Из этого, вообще говоря, не следует, что нельзя изучать целое, разложив его на части. Если затем удается выяснить все связи, благодаря которым эти части объединяются в единое целое, обладающее присущими ему эмерджентны! ми свойствами, то теоретически вполне возможно понять и происхожде! ние этих свойств. Классический пример – связь валентности химических элементов со строением внешних электронных оболочек их атомов. Про! блема, однако, в том, что в биологических системах практически невоз! можно изучить все элементы и, тем более, связи между ними. Отсюда и тот кризис, который мы наблюдаем в настоящее время в экологических исследованиях, основанных на принципах редукционизма.

2) Без негэнтропии, конечно, в те времена нельзя было обойтись, претендуя на серьезные научные обобщения. Дань моде — ничего не поделаешь! Правда, домашний холодильник тоже «производит» негэнт! ропию в результате взаимодействия образующих его частей, но, по! скольку этот объект создан человеком, его можно отнести к продуктам жизнедеятельности вида Homo sapiens, т. е. в некотором смысле – к биологическим системам.

3) К сожалению, приходится констатировать, что надежды автора пока не оправдываются. Понятие устойчивости экосистем до сих пор

остается весьма туманным и трактуется самыми разнообразными спо! собами, а предложенные здесь методы измерения устойчивости не нашли сколько! нибудь широкого применения. Простейшее объяснение этого пе! чального обстоятельства может быть в том, что данную статью мало, кто прочел; из тех, кто все! таки прочел — мало, кто понял; а из тех, кто понял, немногие согласились с тем, что здесь написано. К тому же наряду с понятием устойчивости появились еще такие же метафоричес! кие, т. е. не имеющие четкого определения (а, значит, и способа измере! ния), понятия, как упругость и стабильность экосистем.

4) Рискну предложить и еще вариант объяснения. Я полностью со гласен с тем, что сказано здесь в разделе о гомеостазе о принципиальных различиях в механизмах регуляции у организма и экосистемы. Более под! робно и аргументировано это было рассмотрено В. Д.Федоровым 4 годами раньше в работе [1]. Наиболее существенно, по! моему, то, что эти разли! чия a! систем и r! систем имеют следствием смертность организма (а! сис! темы) и бессмертие экосистемы (r! системы). Поэтому для организма понятия «нормы» и «патологии» имеют вполне осмысленное содержание, так как есть некоторая шкала, на которой можно провести более или менее четкую границу между нормальным уровнем функционирования орга! низма и его патологическими нарушениями. Эта шкала – близость смер! ти. Поэтому, скажем, температура тела у взрослого человека выше 40оС – несомненный признак патологии и вовсе не потому, что статистическая норма для этого показателя составляет 36,6оС. Напомню, кстати, как трудно отличить норму от патологии в случае психических заболеваний и понятно, почему: продолжительность жизни у шизофреника может быть не меньше, чем у психически здорового индивидуума.

5) Совсем другое дело — экосистема. Сохранение функции за счет структурных изменений в r! системе означает, что внешний облик эко! системы (или, как предлагает говорить В. Д. Федоров, ее «пейзажность») может кардинально измениться, а продуктивность при этом останет! ся относительно постоянной. Это и есть бессмертие, потому что, во! первых, изменение «пейзажности» происходит достаточно медленно и нельзя установить момент, когда, скажем, мезотрофный водоем пре! вращается в эвтрофный, а озеро – в болото. Во! вторых, в отличие от смерти, процесс экологической сукцессии (а именно о ней, в сущности, и идет речь!) обратим. Но если это так, то становится совершенно бес! содержательным столь популярное нынче словосочетание: «здоровье экосистемы» или даже «здоровье биосферы». Ведь, если уподобить ту же эвтрофикацию водоемов некоей болезни, то неизбежно придется признать болото менее «здоровой» экосистемой, чем бывшее когда! то на этом месте озеро. Полагаю, что абсурдность подобного заключения очевидна (во всяком случае – для грамотного эколога).

6) Но отсюда следует и полная безнадежность мечты о том, что с помощью каких! либо теоретических ухищрений мы когда! нибудь сможем найти ту самую «красную черту», которая отделит «нормальную экоси! стему» от «поврежденной», «нарушенной» и т. п. А поэтому вряд ли сто! ит тратить интеллектуальные и, тем более, экспериментальные усилия не поиски критериев устойчивости экосистем и способов ее измерения.

Материал взят из: Изменения в природных биологических системах — В. Д. Федоров