Китайский вызов: перспективы инновационного развития и возможности образования

В докладе профессора Э. С. Кульпина-губайдуллина «Китайский вы — зов: пределы роста и новые технологии» предельно четко обрисованы перспективы тех негативных последствий для КНР и всего человечества, к которым ведет дальнейший рост в первичном и вторичном секторах ки — тайской экономики.

Политика руководства страны и настрой китайского общества не дают основания полагать, что в ближайшие годы Китай будет решать свои проблемы путем внешней агрессии. Миграция из Китая, безусловно, бу — дет и далее нарастать, но она имеет объективные ограничения и в бли — жайшие 20–30 лет не окажет кардинального влияния на решение ком — плекса острых внутренних проблем: демографических, экологических и продовольственно-ресурсных. Поиск выхода из надвигающегося кризиса лежит в другой плоскости.

Стремительный скачок от массового голода и нищеты к обществу до — статка, гарантирующего хоть и разный, но стабильный прожиточный уро — вень, произошел практически за период жизни одного поколения. гордость за свои личные и национальные успехи дала мощнейший толчок к росту внутренней мотивации китайцев к саморазвитию.

Амбициозный план китайского руководства превратить КНР в первой четверти XXI в. в страну с наиболее высоким ВВП в мире и реальные достижения на этом направлении привели к изменению национальной идентификации, вернее, к возрождению традиционных представлений о месте Китая как центра мира и соответствующей трансформации роли Поднебесной: служить образцом для других народов1. для того чтобы подтвердить свой престиж и удержаться на волне пассионарности, Китай должен продемонстрировать миру качественные, а не количественные по — казатели своих достижений.

1 на бытовом уровне это проявляется в учащении случаев высокомерного от — ношения к иностранцам или необоснованных претензий к представителям других наций. например, на шанхайской ярмарке 2010 г. толпа китайцев выражала не — довольство по поводу медленного продвижения очереди в немецкий и английский павильоны. немцев даже называли фашистами.

Указанные ограничения свидетельствуют об исчерпанности ресурсов прежнего пути развития КНР как промышленно-производственного ли — дера. На данной фазе развития глобальной экономики есть две ниши, где Китай может занять достойное место: 1) предоставление потребительских услуг, направленных на повышение качества жизни человека и удовлет — ворение индивидуальных потребностей (туризм, отдых, развлечения, ме — дицина, образование); 2) превращение в центр развития инновационных технологий. Первый из них в наибольшей степени соответствует нынеш — ним возможностям Китая. Китай благодаря высокому уровню развития национальной культуры, медицины и некоторых традиционных наук, а также благодаря доброжелательности и терпеливости китайцев, некото — рым другим национальным характеристикам обладает уникальной конку — рентоспособностью именно в сфере обслуживания. Однако с точки зрения сырьевых ресурсов это затратный путь. Как компонент третичного сектора китайской экономики сегмент услуг, безусловно, будет расти, а качество услуг — совершенствоваться. Это позволяет поглощать избыточную ки — тайскую рабочую силу, с одной стороны, и повышать популярность Китая как центра международных потребительских услуг — с другой, но хочется надеяться, что такой направление станет побочной, а не основной дорогой будущего развития Китая.

Таким образом, мы подходим к рассмотрению способности КНР най — ти себе достойное место в последней из названных ниш мирового эко- номического пространства — стать лидером инновационной экономики, основанной на новейших ресурсо — и здоровьесберегающих технологиях. С точки зрения будущности мира и страны переход к инновационной мо — дели развития — это оптимальный для КНР сценарий развития, однако он возможен только при наличии рабочей силы соответствующего типа.

Рассмотрим динамику развития человеческого потенциала, и в первую очередь в школьной и студенческой возрастной когорте, поскольку именно их трудовая деятельность определит успехи и неудачи Китая в ближай — шие десятилетия. Попробуем ответить на вопросы: чем они отличаются от старших поколений в своих ценностных предпочтениях; каков уровень их образования; кем они работают и каковы их профессиональные устрем — ления; что относится к характерным особенностям их поведения и что они делают для повышения своего человеческого капитала?

для анализа комплекса этих вопросов, кроме официальных источников и научных работ, будут использованы результаты письменного и устного опроса и анкетирования, проводимого на факультете педагогического об — разования МгУ (фПО) среди китайских магистрантов, аспирантов и ста-

жеров. В общей сложности было опрошено 90 китайцев, обучавшихся за последние 5 лет на фПО.

Приводимые ниже статистические данные характеризуют главным образом демографические процессы в той части, которые касаются мо — лодежи; уровень образования и качество профессиональной подготовки; индивидуальные социальные, профессиональные запросы молодежи и возможность их реализации.

1. В 2005 г. доля китайцев младшего поколения (0–14 лет) составляла

21,6 %, (а в Рф — 15,1 %. Среднемировой показатель — 28,5%. The 2008

Green Paper 2008. С. 220, 194].

2. доля населения в возрасте 15–59 лет в КНР составляет 67,4 %. для сравнения: в Рф — 67,8 % [The 2008 Green Paper 2008. С. 220]. Свое — го пика в КНР население в трудоспособном возрасте достигнет в 2011 г. (72,3 %), после чего количество начнет постепенно снижаться, одновре — менно существенно уменьшится и доля подрастающего поколения. за пе — риод 2005–2020 гг. доля детей и молодых людей в возрасте 6–22 лет сни — зится с 27,1 до 20,9 % [The 2006 Green Paper 2006. С. 75].

3. данные 5-й всекитайской переписи населения 2000 г. свидетельство — вали, что на каждые 100 рожденных девочек приходится 120 родившихся мальчиков, в городах этот перекос менее ярко выражен, чем в сельской местности. Хотя рождаемость в 1990-е гг. упала почти вполовину, ген — дерная диспропорция увеличилась на 10 %. Общее количество мальчиков в возрасте 0–15 лет больше аналогичной возрастной группы женского пола на 18,8 млн чел. [Social Population 2004. С. 122–123]. Это, очевидно, сейчас и в будущем будет фактором психологической напряженности в обществе, и не исключено, что вынудит молодых китайцев отправляться за границу не только в поисках работы, но и невест.

4. В 1991 г. в рамках программы сокращения рождаемости одного ребенка имели 92 % семей в Шанхае, 88 % в Пекине, 77 % в Тяньцзине [Social Population 2004: 61]. Однако деревня по-прежнему руководствуется традицией: «раньше родишь наследника, раньше добьешься удачи», поэто — му появление в семье девочки считается нежелательным или недостаточ — ным. У государства мало механизмов сдерживания рождаемости в деревне, официальная статистика часто не фиксирует так называемых черных, т. е.

«сверхнормативных» детей. После 1985 г., когда ослабли репрессивные меры (в частности, перестали насильственно направлять сельских женщин на аборт), коэффициент рождаемости в деревне пополз вверх. Что касается города, то рост экономического благосостояния позволил многим семьям, несмотря на санкции (штраф в 2,5 тыс. долл. за рождение второго ребенка, лишение социальных дотаций на лечение и образование второго ребен-

ка, потеря родителями перспектив на служебное повышение), нарушить установление «одна семья — один ребенок». После страшного землетря- сения в Сычуани в 2008 г. некоторые китайские ученые склоняются к идее о том, что необходимо разрешить китайским семьям иметь двух детей. Это позволит, по их мнению, не только снизить социальное недовольство, но и расширит потенциальный генофонд талантливых людей.

5. Сопоставление параметров здоровья китайцев и японцев показало, что 7–18-летние жители КНР ниже ростом, чем японцы, чаще японцев страдают от превышения веса [Social Population 2004. С. 30]. Питание — это не только вопрос экономического характера, это — вопрос общей культуры нации.

6. Число инфицированных СПИдом к 2010 г., по прогнозам некото — рых китайских ученых, достигнет 10 млн чел. [Social Population: 31]. 93 млн человек, по данным органов здравоохранения КНР, заражены гепати — том б. Таким образом, Китай может превратиться в страну с самым боль — шим числом носителей СПИда и гепатитом б. Очевидно, что большинство зараженных или носителей вируса — это молодые люди. до недавнего времени в стране поощрялась нетерпимость к тем, кто имел несчастье заболеть СПИдом и гепатитом б. [Женьминь жибао. 30.12.2009]. Лишь в конце 2009 г. министерство здравоохранения КНР отменило такое дис — криминационное требование, как предоставлять при поступлении на ра — боту и учебу справку о прохождении теста на гепатит и СПИд и запретило дискриминацию в отношении этих групп людей, однако на бытовом уров- не негативное отношение к ним остается. Китайское общество на данном этапе своего развития мало заботится об адаптации молодых инвалидов к жизни. Такое положение, помимо того, что сеет раскол в обществе, на — носит серьезный экономический ущерб государству в целом.

7. В 2005 г. в КНР было проведено выборочное обследование 1 %

населения страны, которое показало, что миграционный поток превысил

147 млн чел. [The 2006 Green Paper: 7]. В результате миграции усилива — ется региональная неравномерность распределения населения. Наплыв в город неквалифицированной молодой рабочей силы из деревень, с одной стороны, позволяет удешевлять промышленное производство, а с другой, тормозит внедрение новых технологий и рост производительности и каче — ства труда. Кроме того, внутренняя миграция рабочей силы превратилась в лазейку для увеличения числа незарегистрированных детей. Но даже за — регистрированные на временное проживание дети этой группы китайско — го населения лишены возможности получить полноценное образование. По закону, за обучение детей мигрантов в рамках 9-летнего обязательного образования отвечают местные власти, которые нередко не желают выде-

лять деньги на обучение детей приезжих. Например, правительство Шэнь — чженя, одного из самых динамично развивающихся и богатых приморских городов, приняло постановление, в соответствии с которым финансиро- вание из городского бюджета будет распространяться только на обучение детей горожан, имеющих постоянную регистрацию. Это означает, что дети более 10 млн приезжих временных работников будут лишены возможно — сти учиться, несмотря на то что их родители платят налоги [China Daily,

29.11.2005]. дискриминация в отношении детей мигрантов из сельских районов проявляется и в том, что городские власти направляют их учиться в «слабые» школы [Zhang Tiankan: 2]. Меры, урезывающие права детей мигрантов на получение обязательного образования, идут в разрез с про- возглашенными правительством Китая целями создания гражданского общества и обеспечения равных прав и стартовых позиций для молодых граждан страны.

Реализуемая в КНР с конца 80-х гг. модель приоритетного экономиче — ского развития части районов и некоторых категорий населения, главным образом городского, с одной стороны, способствовала стремительному социально-экономическому росту, с другой — привела на рубеже веков к опасному для национальной безопасности неравномерному региональ — ному развитию. При этом вопрос неравномерности и несбалансирован — ности образования приобрел столь острый характер, что вызвал необходи — мость корректировки образовательного курса. Его основные направления в полной мере вписывались в общегосударственную стратегию устранения неравенства и создания гармоничного общества.

С 2002 г. в сфере образования КНР реализуются следующие установки.

1. Создание справедливых условий для обучения в обязательной 9-лет — ней школе, в первую очередь это коснулось сельских детей и нуждающих — ся семей. В 2007 г. обязательная 9-летняя школа охватывала 99 % детей соответствующего возраста [The 2008 Green Paper 2008. С. 55]. главный вопрос для руководства — это создание справедливых условий для обу — чения сельских детей на данной ступени образования, что позволит ре — шить проблему отсева. От разных видов расходов за обучение (в том числе за учебники) были освобождены все сельские школьники, а проживающие в интернатах дети из бедных семей стали получать дотации на жизнь. бла — годаря этим мерам (两免一补) выиграли 150 млн учащихся и 7,8 млн детей из бедных семей. государство существенно улучшило условия обучения в сельской местности, починив 2,2 млн аварийных школ и построив более

7000 интернатов, выделив немалые средства на оснащение школ оборудо — ванием для дистанционного обучения. [The 2008 Green Paper 2008. С. 6]. Тем самым создаются предпосылки не только для повышения общего ка-

чества обучения, но и для индивидуализации образовательной траектории учащегося.

2. Существенно выросли масштабы обучения в СШВС и высшей школе, из элитарного образование превратилось в массовое (им охваче — но 45,22 млн подростков), из них в общеобразовательных СШВС обуча — ется больше половины. В целом число обучающихся в СШВС выросло на 55,5 % по сравнению с 2002 г. [The 2008 Green Paper 2008. С. 56].

3. Профобразование вступило на путь новой технологизации. В 2007 г. в системе средней и высшей профессиональной школы обучалось соот- ветственно — 20 млн и 8,61 млн (в сравнении с 2002 г. выросло в 2,68 и 4,45 раза (соответственно). В структуре СШВС и ВО соответственно со — ставили 44,6 % и 45,7 %. Кроме того, в системе неакадемического высшего образования (университеты для взрослых и различные курсы) на основ — ном и специализированных программах обучается 5,24 млн из них 57,5 % в рамках специализированных профессиональных. В общей сложности в сфере неакадемического (недипломированного) образования число вы — пускников составило 68,1 млн на ступени среднего и 4,126 — на ступени, приравненной к высшей школе [The 2008 Green Paper 2008: 56].

4. Прием в вузы увеличился с 7,2 % от числа молодых людей соот — ветствующего возраста в 1995 г. до 23 % в 2007 г. [Educational Statistics Yearbook of China 2007. С. 15]. К 2007 г. в вузах обучалось 27 млн чел, на 1,2 млн больше, чем в 2002 г., из них по программам бакалавриата обучалось 10,244 млн а в магистратуре — 1,195 млн (соответственно боль — ше, чем в 2002 г., на 55,8 % и 2,39 раза. Еще большие количественные успехи демонстрирует набор в специализированные потоки обучения (не — бакалавриат). Примечательно, что 52 % учащихся этого типа программ — сельская молодежь. значительно усовершенствована инфраструктура ВО. С 2002 по 2006 г. площадь кампусов увеличилась почти в половину с 1,12 млн до 2,12 млн м2, в том числе площадь учебных помещений вы — росла с 120 млн кв. м до 270 млн м2, а стоимость учебных приборов и обо — рудования с 61,7 млрд до 1421, 4 млрд юаней [The 2008 Green Paper 2008. С. 56].

5. Вузы превратились в крупнейшие научно-исследовательские и изобретательские центры, они получают свыше п>1. Создание справедливых условий для обучения в обязательной 9-лет — ней школе, в первую очередь это коснулось сельских детей и нуждающих — ся семей. В 2007 г. обязательная 9-летняя школа охватывала 99 % детей соответствующего возраста [The 2008 Green Paper 2008. С. 55]. главный вопрос для руководства — это создание справедливых условий для обу — чения сельских детей на данной ступени образования, что позволит ре — шить проблему отсева. От разных видов расходов за обучение (в том числе за учебники) были освобождены все сельские школьники, а проживающие в интернатах дети из бедных семей стали получать дотации на жизнь. бла — годаря этим мерам (两免一补) выиграли 150 млн учащихся и 7,8 млн детей из бедных семей. государство существенно улучшило условия обучения в сельской местности, починив 2,2 млн аварийных школ и построив более

7000 интернатов, выделив немалые средства на оснащение школ оборудо — ванием для дистанционного обучения. [The 2008 Green Paper 2008. С. 6]. Тем самым создаются предпосылки не только для повышения общего ка-

чества обучения, но и для индивидуализации образовательной траектории учащегося.

2. Существенно выросли масштабы обучения в СШВС и высшей школе, из элитарного образование превратилось в массовое (им охваче — но 45,22 млн подростков), из них в общеобразовательных СШВС обуча — ется больше половины. В целом число обучающихся в СШВС выросло на 55,5 % по сравнению с 2002 г. [The 2008 Green Paper 2008. С. 56].

3. Профобразование вступило на путь новой технологизации. В 2007 г. в системе средней и высшей профессиональной школы обучалось соот- ветственно — 20 млн и 8,61 млн (в сравнении с 2002 г. выросло в 2,68 и 4,45 раза (соответственно). В структуре СШВС и ВО соответственно со — ставили 44,6 % и 45,7 %. Кроме того, в системе неакадемического высшего образования (университеты для взрослых и различные курсы) на основ — ном и специализированных программах обучается 5,24 млн из них 57,5 % в рамках специализированных профессиональных. В общей сложности в сфере неакадемического (недипломированного) образования число вы — пускников составило 68,1 млн на ступени среднего и 4,126 — на ступени, приравненной к высшей школе [The 2008 Green Paper 2008: 56].

4. Прием в вузы увеличился с 7,2 % от числа молодых людей соот — ветствующего возраста в 1995 г. до 23 % в 2007 г. [Educational Statistics Yearbook of China 2007. С. 15]. К 2007 г. в вузах обучалось 27 млн чел, на 1,2 млн больше, чем в 2002 г., из них по программам бакалавриата обучалось 10,244 млн а в магистратуре — 1,195 млн (соответственно боль — ше, чем в 2002 г., на 55,8 % и 2,39 раза. Еще большие количественные успехи демонстрирует набор в специализированные потоки обучения (не — бакалавриат). Примечательно, что 52 % учащихся этого типа программ — сельская молодежь. значительно усовершенствована инфраструктура ВО. С 2002 по 2006 г. площадь кампусов увеличилась почти в половину с 1,12 млн до 2,12 млн м2, в том числе площадь учебных помещений вы — росла с 120 млн кв. м до 270 млн м2, а стоимость учебных приборов и обо — рудования с 61,7 млрд до 1421, 4 млрд юаней [The 2008 Green Paper 2008. С. 56].

5. Вузы превратились в крупнейшие научно-исследовательские и изобретательские центры, они получают свыше половины технических изобретательских патентов и государственных премий. В 2006 г. 62 го — сударственных технопарка, 63 % ключевых лабораторий и инженерно — конструкторских исследовательских центров существовали при универ — ситетах. Университеты в 2006 г. владеют 45 тыс. патентов [The 2008 Green Paper 2008. С. 57]. Вузы не только сосредоточили в своих руках самое современное исследовательское оборудование, но и стали высокотех-

нологичными предприятиями, обладающими правом интеллектуальной собственности. Это означает, что они на практике осуществляют иннова — ционную политику. В стенах высшей школы работает свыше 90 % ученых, занимающихся исследованиями по философии и общественным наукам, на долю которых приходится 90 % исследовательских результатов по об — щественным наукам. Это означает, что они вобрали интеллектуальную элиту, которая занимается изучением и разработкой эффективных моде — лей развития китайского общества. Таким образом, можно утверждать, что в вузах создана среда самой высокой конкурентоспособности в КНР.

6. Согласно прогнозам на 2020 г., если темпы роста системы высшего образования составят 3 %, то прием в вузы увеличится до 38 %, а при тем — пах в 4–5–6 % достигнет 45–52–61 % соответственно [The 2006 Green Paper. С. 72,78–79,112]. бурный рост высшей школы позволяет китайским специалистам говорить о том, что в стране начался переход от элитного высшего образования к массовому, который позволит к 2020 г. достичь показателей развитых стран.

7. задача вывода национального образования на уровень передовых международных стандартов. С конца 1990-х годов в КНР обнаружилось перепроизводство специалистов узкого профиля. данная тенденция от — ражает реальные «вызовы» китайской действительности. Во-первых, в традиционных отраслях экономики относительно снижается спрос на специалистов, обладающих узкой квалификацией. Во-вторых, разви- тие передовых наукоемких отраслей невозможно без выхода на рынок труда специалистов, обладающих широкими фундаментальными знания — ми. Под влиянием новых тенденций изменялась структура высшего об — разования. На рубеже XX–XXI вв. происходило слияние мелких вузов, закрывались узкоспециализированные краткосрочные профессиональные колледжи. Укрупнение вузов позволяло более рационально использовать материальные ресурсы, педагогический и научный потенциал, сократить управленческий аппарат. Менялись содержание и методика обучения, набор учебных дисциплин, а вместе с этим обновлялись и создавались новые учебные пособия. В учебных планах изучаемых образовательных программ значительно увеличилось время, отводимое на факультативы. В среднем факультативы и предметы по выбору составляют 20–30 % от общего объема учебной программы [Россия — Китай: образовательные реформы 2007. С. 253–254]. В китайских вузах больше внимания стали уделять изучению современных западных научных теорий. Таким образом, последние десятилетия китайское высшее образование не только развива — ется высокими темпами, но и неуклонно движется в сторону современных мировых стандартов.

14. Одновременно реформы раскрывают большие возможности для индивидуализации. Молодые люди оценивают возможности само- реализации, проявления инициативы и творчества.

15. Как свидетельствуют результаты проведенного в 2008 г. опроса 142 молодых китайцев, влияние западной культуры на китайскую молодежь очень существенно и прослеживается в предпочтениях в музыке, кино, одежде, прическах и т. д. В то же время чтение художественной литературы нехарактерно для китайской молодежи [http://www. zhijizhibi. com/op_FullR esultReport! questionnaireid_164526549!chart type_2.html]. Узкоутилитарный подход к духовным и культурным потребностям является ограничителем не только личностного, но и национального потенциала страны.

16. Возникшая в последние годы мода на приобретение предметов роскоши — это скорее реакция на недавнюю бедность Китая. В Китае очень много молодых людей в возрасте от 18 до 28 лет, которые увлекаются приобретением предметов роскоши. большинство таких покупателей — юноши и девушки, родившиеся в 1980-е гг. Как правило, они работают на предприятиях с привлечением иностранного капитала, многие из них занимаются собственным бизнесом. Аналитики предполагают: то, что ки — тайская молодежь гоняется за фирменными товарами, — еще одно яркое свидетельство динамичного развития китайской экономики. Стремление к предметам роскоши — это стремление к более высокому качеству жиз — ни2, но это и побочный продукт политики «одна семья — один ребенок» [http://russian. people. com. cn/31521/4254981.html].

2 результаты обследования: глобализация влияет на культурные потреб — ности китайской молодежи (人民报调查:全球化影响着中国青年的文化消费关 )// http://russian. people. com. cn/ 31521/4254981.html

17. Рост индивидуализации и дифференциации в китайском совре — менном обществе ведут к тому, что молодые люди возлагают надежды лишь на себя и своих близких, при этом тревогу вызывает усиливающаяся неразборчивость в средствах достижения ими «жизненного успеха». На — блюдаются снижение социальной активности молодежи, кризис идеалов и утрата духовных ориентиров, снижаются культурные запросы.

18. Несмотря на достигнутые успехи, удельный вес лиц с высшим об — разованием в рабочей силе КНР пока остается незначительным. В 2005 г. насчитывалось всего около 70 млн человек, получивших высшее образо — вание в объеме вузов и высших профессиональных колледжей [Чжунго тунцзи няньцзянь 2005. С. 108]. большая часть этих людей сосредоточе — на в городе. Соотношение между работниками с высшим образованием, проживающими в мегаполисах, мелких городах и деревнях составляет

20:9:1 [Social Education 2004. С. 212]. Качество и количество подготов — ленных кадров не отвечают в полной мере потребностям национального рынка труда. На рынке труда остро ощущается дисбаланс между спро- сом и предложением специалистов различных квалификаций. Китайские вузы по-прежнему готовят главным образом инженеров для традицион — ных отраслей промышленности, которые в новых экономических условиях не востребованы рынком труда. Подобная ситуация порождает как мини — мум два негативных последствия. Во-первых, растут расходы на высшее образование. Во-вторых, значительная часть выпускников вузов, полу — чивших инженерное образование, в последующем трудоустраиваются не по специальности. В итоге оказывается, что средства на их обучение были затрачены впустую. «голод» на научно-технические кадры, которые могли бы работать в высокотехнологических совместных предприятиях. Инновационные отрасли промышленности предъявляют все больший спрос на специалистов в области компьютерной техники, информатики, информационных технологий. Однако число выпускников, получивших соответствующее образование, в годы 10-й пятилетки (2000–2005 гг.) не — уклонно снижалось и почти сравнялось с численностью лиц, получивших историческое образование, спрос на которых и так был значительно ниже, чем предложение.

19. Симптоматично, что среди безработных преобладают люди с до — статочно высоким уровнем образования. Согласно последней всекитай — ской переписи 2000 г. не могли найти работу 4,15 % людей с начальным об — разованием, 9,77 % — со средним образованием первой ступени (9-летнее обязательное образование), 11,67 % — с полным средним образованием,

9,20 % — со средним профессиональным образованием, 4,43 % — с выс-шим профессионально-техническим образованием, 1,97 % — с высшим

профессиональным образованием [Social Population. С. 158]. Экономика КНР не способна вовлечь всю новую рабочую силу. Скопившаяся в горо- дах безработная молодежь с достаточно высоким уровнем образования превращается в острую социальную проблему, осознанную на высшем руководящем уровне [Ли Ланьцин 2007. С. 150].

20. Трудности с трудоустройством приводят к тому, что выпускники вузов хватаются за любую более или менее удовлетворяющую их трудо — вую вакансию, независимо от личных и профессиональных интересов. Многие из тех выпускников, кто после окончания вуза был вынужден по — менять свою специальность, — талантливые, способные к научной дея — тельности молодые люди. Их уход из отраслей фундаментальной науки часто обусловлен чисто экономическими причинами. Невостребованные на рынке труда бакалавры идут обучаться в магистратуру и аспиранту — ру, рассчитывая на то, что тем самым они смогут повысить свои шансы на успешное трудоустройство по окончании послевузовского обучения [Wang Ting 2008. С. 6]. Их выбор преследует чисто утилитарные цели и не связан с намерением заниматься наукой. Число аспирантов в 2005 г. достигло 900 тыс. человек. В китайских вузах не хватает научных руко — водителей соответствующего уровня: на каждого профессора приходится от 10 до 30 аспирантов. Качество послевузовского образования падает, о чем с тревогой пишут китайские ученые [The 2006 Green Paper 2006:

78,114].

21. Узость кругозора, слабая логика, неразвитость творческих запро — сов — это звенья одной замкнутой цепи. «Чем старше учащиеся, тем бед — нее их воображение» — к такому выводу приходит гу Ян, член жюри прошедшего в 2007 г. 15-го всекитайского конкурса научно-популярных работ школьников «золотой ключ». «В своих сочинениях на тему генного моделирования и клонирования большинство школьников старшей сред — ней школы прибегают к шаблонным формам изложения общих сведений и делают акцент на политических аспектах темы, в то время как учащие — ся младших классов пишут в более свободной и сильной манере. Они словно на сказочном коне несутся по облакам» [High School Students: http://www. china. org. cn/english/culture/83073.htm — 10.03.2007]. «В дей — ствительности, наши ученики старших классов и студенты не лишены воображения и креативности. У них просто нет времени для творчества. Экзаменационная система вынуждает их интенсивно зубрить учебники и не оставляет времени для чтения научно-популярных книг. Нашей стране необходимо разработать механизм оценки качества школьной работы на — ших детей», — так сформулировал задачу изменения концепции школь- ного обучения главный редактор журнала People and Science Ван Синь-

шэн [High School Students: http://www. china. org. cn/english/culture/83073.

htm –10.03.2007].

22. Руководство КНР в настоящее время нацеливает школу на пе — реориентацию учебного процесса от механического запоминания к ини — циативному осмыслению, анализу и творчеству. «Сумеет ли китайская нация выйти победителем в острой конкуренции по комплексной мощи страны — в конечном счете зависит от того, сможем ли мы повысить обще — культурный уровень всей нации, сумеем ли воспитать новое поколение всесторонне развитых людей, отвечающих четырем требованиям: быть идейными, высокоморальными, образованными и дисциплинированны — ми», — так сформулировал основную политическую задачу в сфере про — свещения заместитель премьера госсовета КНР Ли Ланьцин [Ли Ланьцин

2007. С. 394].

Очевидно, что в настоящее время в Китае существует реальное про — тиворечие между установкой правительства на широкое распространение фундаментальных знаний и подготовку специалистов широкого профиля, способных к созданию новых технологий, реальными запросами экономи — ки и прагматичными установками молодежи. Это объективное противо — речие, и его не устранить одними директивными мерами, однако можно пытаться изменять сознание и мышление младшего поколения китайцев, меняя модель школьного и вузовского образования. Смещение акцентов жизненных ожиданий молодежи в сторону повышения требований к каче- ству жизни заставляет молодежь овладевать современными профессиями, что, в свою очередь, дает стимул к развитию инновационного образова — ния.

На русском языке

Литература:

Кульпин-Губайдуллин Э. С. Россия и Китай: проблемы безопасности и сотрудничества в кон — тексте глобальной борьбы за ресурсы//Полис № 6: 147–156.

Кульпин-ГубайдуллинЭ. С. Китайский вызов: пределы роста и новые технологии (тезисы доклада на Семинар по социоестественной истории, ИВАН РАН. Москва: 26 мая 2010).

В. В. Кузнецова, О. А. Машкина. Высшая школа КНР//Экономика и образование, 2009, № 2. О. А. Машкина. Образование как ресурс развития Китая в ХХI в.//История и современность.

2009. № 4. C. 130–153.

Ли Ланьцин. Образование для 1,3 миллиарда (Экс-вице-премьер КНР Ли Ланьцин на десяти — летней работе реформы и развития китайского образования). Пекин, 2007. — С. 611.

Народонаселение Китая. Серия «Основные сведения о Китае». Под ред. Тянь Сюеюань, Чжоу Липин. Китай: Межконтинентальное издательство Китая, 2004. 148 с.

Россия — Китай: образовательные реформы на рубеже XX–XXI вв.: Сравнительный анализ// Отв. ред. Н. Е. Боревская, В. П. Борисенков, Чжу Сяомань. М, 2007. 592 с.

На китайском и английском языках

Бай Цзяньфэн. Жусюе цзюе будей ча игань. (白剑峰。入学就业不得查乙肝。-人民日 报。30.122009。第6页。Бай Цзяньфэн. При поступлении на учебу и работу не нужно про — ходить обследование на гепатит Б). Газета Женьминь жибао. 30.12.2009. с. 6.

Wang Ting. Graduates lower job aspirations. Shanghai Daily, 05.12.2008.

Чжунго тунцзи няньцзянь 2005 (Китайский статистический ежегодник 2005). Пекин: Чжунго тунцзи чубаньше, 2005.

The 2006 Green Paper on Education in China (Зеленая книга: Образование в Китае

2006). Авторы-составители: Фан Вэньяо, Чжан Ли и др. Пекин. Образование и наука.

2006. 234 с.

The 2008 Green Paper on Education in China (Зеленая книга: Образование в Китае 2008). Пе — кин: Образование и наука. 2008.

Чжунго цзяоюй тунцзи няньцзянь 2007 (Educational Statistics Yearbook of China 2007. Китай — ский статистический ежегодник по образованию 2007). Пекин, 2008.

Чжунго цзинцзи няньцзян 2007 (Китайский экономический ежегодник 2007). Пекин, 2007.

850 с.

Social Population in Transforming Period (Китайское общество в переломный период: пробле — мы народонаселения). Авторы-составители: Хуан Жунцин и др. Китай, Ляонин: Ляонинское издательство образования. 2004. 380 с.

Social Education in Transforming Period (Китайское общественное просвещение в переломный период). Авторы-составители: Лю Цзинмин и др. Китай, Ляонин: Ляонинское издательство образования. 2004. 370 с.

Zhang Tiankan. Jiaoyu jingfei kefou fengei nongmingong zidi yi bei geng (Будут ли распределены средства на образование детей крестьян, работающих по найму в городе). Газета Renmin ribao. 25.02.2010. c. 2

Zhong Minyuan. Yixing gaoxiao xianxing (на кит. яз.) (От мифов к реальности высшей школы). Nanfeng chuang. 25.02.2007. //http: //www. nfcmag. com.

High School Students Lack Imagination? Xinhua News Agency. December 22, 2003. http://www. china. org. cn/english/culture/83073.htm. 10.03.2007

Цзяоюй гао шуофэй ши шуй синьчжун ды тун (Высокая плата за высшее образова — ние — чья это головная боль?). Газета Shichang bao «Шичан бао», 03.12.2007. http: // www. nfcmag. com.

Чжунго циншаонянь яньцзю чжунсинь Хуан Чжцзянь тунчжи цзай кэсюе фачжаньгуань юй циннянь фачжань лилуньянь яньтаохуэй шанды фаянь. (Выступление руководителя все — китайского центра молодежи Хуан Чжицзяня 10.05.2004 г. на теоретическом семинаре

«Научные представления о развитии и развитие молодежи») http://www. cacsi. org. cn/article. asp? articleid=1258ЯX.

http://russian. people. com. cn/31521/4254981.html (Результаты обследования: глобализация влияет на культурные потребности китайской молодежи. 人民报调查:全球化影响着中 国青年的文化消费关).

http://www. zhijizhibi. com/op_FullResultReport! questionnaireid_164526549!chart type_2.html (Исследование влияния американской культуры на китайскую молодежь 调查:美国文化 对中国青年的影响).

Материал взят из: Природа и общество: на пороге метаморфоз. Выпуск XXXIV — Кульпин Э. С.