КИНЕТИКА РЕПАРАТИВНОЙ РЕАКЦИИ РАН У СОБАК ПОРОДЫ ЛАЙКИ

Комплексное лечение МИЛИ и линимента «Т» терапия хорошо переносится пациентами, после 3 сеансов отмечается рост эпителия, а после 7-9 сеансов они полностью покрывались эпителием, при ранах площадью 13-15 см2. Метод безвреден, полезен при лечении ран.

Комплексное лечение инфракрасного магнито-лазерного излучения и линимента «Т» применяли при терапии гнойных ран.

Ключевые слова: раневой процесс, клетки, регенерация, грануляционная ткань.

Введение

Репаративная регенерация, возникающая в ответ на повреждение тканей тесно связана с воспалением и фиброзом

(склерозом). Примером таких ситуаций является заживление кожных и кожно-мышечных дефектов [1]. Морфологическое изучение этих процессов в клиниках и эксперименте позволяет наряду с органо — тканевой, этиологической и патогенетической спецификой установить также и общие закономерности. Учитывая важнейшее и часто решающее значение соединительной ткани, были разработаны основные принципы ее системного анализа. В соответствии с этим, местно основные функции соединительной ткани реализуются в результате кооперативного взаимодействия клеток соединительной ткани, меклеточным матриксом, клетками крови, на основе обратных связей [2,

3].

Однако проблема повреждений сложна, так как затрагивает фундаментальные стороны «полиорганной недостаточности». В связи с этим при выборе стратегии и тактики интенсивной терапии, местного консервативного лечения, существенное значение имеет патогенетическое обоснование коррекции течения раневого процесса.

В последние годы разработаны новые технологии в лечении ран и других повреждений связанных с молодой развивающейся областью – лазерной медициной. В области применения НИЛИ на раневой процесс у животных накоплен определенный опыт и обобщены результаты исследований [4, 5].

Целью наших исследований являлась разработка методики и изучение влияния МИЛИ и линимента «Т» на раневой процесс у собак породы лайки в Республике Саха (Якутия).

Материалы и методы

Экспериментальные исследования были проведены на собаках породы лайки, массой 25 кг, в возрасте 3-5 лет. Оценка

влияния МИЛИ и линимента «Т» на смену фаз течения раневого процесса проводилась методом гистологического исследования раневой поверхности которые брались через 3, 4, 14 суток – опытная группа; в контрольной группе лечение небыло, проводился туалет ран и обработка 10% раствором натрия хлорида. Линимент «Т» состоит из масла камфорного

20% — 70,0-80,0; кислоты уксусной 80-90% — 15,0-10,0; скипидара очищенного – 15,0-10,0; наносится на поверхность раны после МИЛ-терапии.

Результаты

В общем процессе репаративной регенерации ран ярко проявляется единство воспаления, регенерации и фиброза весь

процесс представляет динамическую саморегулирующуюся систему. По нашим данным кинетика воспалительно — репаративной реакции у собак породы лайки характеризовалась тем, что через трое суток у животных опытной группы, где лечение проводилось линиментом «Т» и магнито-лазерным излучением, раневой процесс характеризовался развитием грануляционной ткани, отмечено проникновение воспалительного экссудата под эпидермис по рыхлой соединительной ткани сосочкового слоя дермы. Из клеточного состава находились незрелые пролиферирующие фибробласты, деструктивно-измененные полиморфно-ядерные лейкоциты и малодифференцированные макрофаги. Макрофаги имели выраженную округло-неправильную форму с овальным или вогнутым интенсивно окрашенным ядром. Фибробласты по структуре своей находились в различном состоянии, незрелые пролиферирующие фибробласты отмечались в виде малодифференцированных клеток небольшого размера, их цитоплазма имела узкие концы, небольшое количество митохондрий и овальное, бледно-окрашенное ядро. Нейтрофильные и эозинофильные лейкоциты имели признаки деструкции: ядра сморщенные, разрушенные, наблюдался выход специфических гранул в межклеточное пространство. Встречались очаги разрушения тканевых, клеточных и субклеточных структур, окруженных целыми и разрушенными нейтрофильными и эозинофильными лейкоцитами. В центре раны в области подкожной жировой клетчатки находился слой бедной по клеточному составу, недостаточно развитой грануляционной ткани. Кровеносные сосуды были расширены, были видны многочисленные кровоизлияния. Наблюдался выход эритроцитов во внесосудистое пространство.

При исследовании тканей, взятых с глубоких слоев ран, сосуды располагались вертикально, были расширены в поперечном сечении и между ними содержалось значительное количество разнообразных клеточных элементов преимущественно вазогенного происхождения. Встречались тонковолокнистые структуры из масс фибрина и проколлагена. Эндотелий сосудов был набухший, ткани полнокровные, возникала артериальная гиперемия, наблюдалось скопление молодых соединительнотканных элементов, инфильтрация нейтрофильными гранулоцитами, макрофагами, тучными клетками. Фибробласты были крупные, сформированы в короткие фибробластические пучки. В зонах наибольшего скопления фибробластов, развивались нежные, не имеющие выраженной структуры, слабо окрашенные в розовый цвет проколлагеновые волокна, формировалась грануляционная ткань, она формировалась не только в глубоких слоях, но и вокруг волосяных фолликул, сохранившихся среди разрушенных тканей. Находились многочисленные, вновь образованные мелкие капилляры, наполненные эритроцитами. По окружности капилляров концентрировалось

значительное скопление клеток, принесенных кровью, малодифференцированных моноцитов, преимущественно макрофагов, пролиферирующих фибробластов, лимфоцитов, плазматических клеток, эритроцитов. Большинство макрофагов грануляционной ткани находились в активном состоянии и их было большое количество. В их цитоплазме обнаруживались крупные митохондрии, большое количество фагосом с клеточным детритом. Ядра макрофагов имели разнообразную форму, что свидетельствовало об их высокой фагоцитарной и секретирующей активности. В поверхностных слоях раны количество клеточных элементов было меньше, преобладали полиморфно-ядерные лейкоциты.

У собак породы лайки контрольной группы заживление ран протекало естественно, без лечения и воспалительная реакция характеризовалась формированием лейкоцитарного вала, преобладали плазматические клетки, макрофагов мало отмечался отек с разволокнением и скопление клеток вазогенного происхождения. Раневая поверхность заполнялась гнойным экссудатом, не уменьшалась, сохранялась болезненность, морфологически характеризовалась признаками разрушенных тканевых, клеточных и субклеточных структур, виден выход эритроцитов во внесосудистое пространство, грануляционная ткань не выражалась.

Наблюдалось расслоение тканей эпидермиса, образование пузырей. В пузырях содержались аморфная жидкость, бледно окрашенная масса, ацидофильные волокна и фрагменты клеток. В дерме краев раны наблюдалось набухание рыхлой неоформленной соединительной ткани, гиперемия капилляров, появление в межклеточном пространстве полиморфно-ядерных лейкоцитов, незрелых моноцитов, фибробластов, огромного количества эритроцитов. Наряду с тем, что активная гиперемия формировала внешние проявления воспаления, она устраняла последствия артериальной вазоконстрикции и ацидоз, усиливала оксигенацию тканей. Но вместе с тем, вследствие повышения гидродинамического давления, уже в начальном периоде возникали обширные микрокровоизлияния, изменялись свойства форменных элементов крови. Такие изменения наблюдались в сетчатом слое дермы. На поверхности раны и в ее полости обнаруживалась масса, состоящая из ацидофильной бледно окрашенной бесструктурной ткани, на фоне которой была видна более насыщенная окрашенная ацидофильная «сеточка», целые и разрушенные клетки эпидермиса и дермы. Эта масса представляла собой некротические ткани и гнойный фибринозный экссудат. Бедная по клеточному составу грануляционная ткань располагалась в области дна раны.

На седьмые сутки у животных опытной группы продолжалось формирование и созревание грануляционной ткани, которую можно охарактеризовать, как одной из особенностей — слоем вертикально направленных сосудов. Дерма, граничащая с раневой поверхностью и грануляционной тканью, содержит большое количество фибробластов и макрофагов, полиморфно-ядерных лейкоцитов, при этом преобладающими становились коллагенобласты они формировали пучки коллагеновых волокон. Количество синтезирующих фибробластов в одном поле зрения увеличивается до 4,40±0,66 (Р>0,05) ед., а максимально до 20,03±0,3 (Р>0,05) ед. Проходящие здесь капилляры были наполнены кровью.

Ближе к раневой поверхности в тканях под эпидермисом грануляционная ткань еще содержала значительное количество клеточных элементов, но уже состояла преимущественно из крупных пучков, упорядоченных коллагеновых волокон, коллагеноз сочетался с образованием очагов умеренно плотной соединительной ткани, параллельно к поверхности раны располагались миофибробласты. Полость раны была заполнена фибринозными наложениями с лейкоцитарной инфильтрацией. Периваскулярная продуктивная реакция выражалась на границе сетчатого и сосочкового слоев, подкожной клетчатки и мышечной ткани. Новообразованные сосуды, сливаясь формировали грануляционную ткань. Она состояла из вертикально расположенных, несколько расширенных, кровеносных сосудов, между которыми содержались разнообразные клеточные элементы, преимущественно гематогенного происхождения. Жировая клетчатка начинала вытесняться развивающейся крупнозернистой грануляционной тканью. Между новообразованными кровеносными сосудами встречались тонковолокнистые структуры — отложения интенсивно окрашенных масс фибрина и проколлагена. Сформированы тяжи фибробластов параллельно поверхности раны. В очагах продуктивного воспаления отмечалось скопление макрофагов, пролиферация гистиоцитов и тучных клеток. Продуктивное воспаление распространялось и на строму прилежащей скелетной мышцы.

Одновременно в эти сроки наблюдались пролиферативные явления со стороны эпителия, идет усиленная пролиферация волосяных фолликулов и сальных желез, направленных к области повреждения. Эпителизация раны проявлялась образованием эпидермоцитов, фибробластов и соединительных элементов. Эпителий перинекротической области был гипертрофирован, обнаруживались признаки увеличения росткового слоя. Эпителиальный регенерат, состоял из клеток округлой формы, имел значительную протяженность. Периферические участки раны, образованные соединительной тканью, обрастали тонким покровным эпителием.

У животных контрольной группы раневая поверхность покрывалась бесструктурной массой, содержащей фибрин, разрушенные клетки и белки. Большая часть погибших тканей в области раны и посттравматического некроза элиминировали. Лейкоцитарный вал в основном представлен нейтрофильными лейкоцитами с явлениями пикноза и лизиса. В более глубоких слоях грануляционной ткани из клеточных элементов находились макрофаги и фибробласты, отмечались очаги нейтрофильной инфильтрации.

Отмечалось нарастание стенок капилляров, эритроциты в полости сосуда отсутствовали, клеточные скопления вокруг сосуда незначительные. Отчетливых пролиферативных явлений со стороны эпителия не наблюдалось. Мышечные элементы, находящиеся в тканях стенок ран, в цитоплазме содержали вакуоли.

Через 14 суток у животных опытной группы эпителиальная ткань широким слоем заполняла весь дефект. Под эпителием определялось большое количество придатков кожи, окруженных разросшимся эпителием, имелись коллагеновые волокна, собранные в пучки и ориентированные от глубоких слоев к эпидермису; содержалось незначительное количество фибробластов и макрофагов. Остатки полиморфно-ядерных лейкоцитов были собраны в небольшие скопления, а цитоплазма пролиферирующих фибробластов имела неправильную форму и овальное ядро. Кровеносные сосуды представлялись в основном, вновь образованными капиллярами, связанными между собой

анастомозами. В срезах наблюдались фибробласты, фиброциты, макрофаги, плазматические клетки, лимфоциты, единичные нейтрофильные лейкоциты. Часть нейтрофильных лейкоцитов разрушена и находится в окружении макрофагов, фагоцитирующих их, клеточные скопления обнаруживались вблизи сосудов. В местах, где обнаруживались клеточные пролифераты, сосочковый слой дермы содержал большее, в сравнении с нормой, количество коллагеновых волокон. Волокна сосочкового слоя расположены беспорядочно, но они ориентировались от глубоких слоев к верхним слоям эпидермиса и к центру. Так выглядели остатки зрелой грануляционной ткани, покрытые снаружи эпидермисом.

В глубине раны отмечалось замещение мышечных элементов волокнистой соединительной тканью. Регенерация волокон происходила с образованием многоядерных симпластов, а зрелая рубцовая ткань была покрыта многослойным плоским эпителием.

Репаративные процессы у животных контрольной группы на 14-е сутки были замедленными, сохранялся лейкоцитарный вал, виднелись диффузные клеточные скопления и разъединенная рыхлая соединительная ткань. В поверхностных слоях грануляционной ткани располагались нейтрофильные лейкоциты на разных стадиях дегенерации, фибробласты и макрофаги. Жировая клетчатка и мышечные волокна, расположенные под грануляционной тканью сохраняли следы воспаления в виде истончения и сокращения пучков мышечных волокон. Пролиферативные явления со стороны эпителия выражены слабо, участки эпителия гипертрофированы.

На 21-е сутки у животных контрольной группы выражались процессы роста здоровой грануляционной ткани. Преобладали пролиферирующие и зрелые фибробласты, макрофаги, полиморфно-ядерные лейкоциты находились в окружении макрофагов, участвующих в их фагоцитозе. Встречались лимфоциты и плазматические клетки. Эритроциты располагались в просветах сосудов обособленно.

Коллагеновые волокна были упорядочены и организованы в крупные пучки, кровеносные сосуды представлены вновь образованными капиллярами, наполнены кровью, сообщались между собой анастомозами. С углов и в центре раны наблюдался рост эпителия, состоящего из однотипных клеток базального и шиповатого слоя. Незрелая грануляционная ткань поверхности раны состояла из тонких и хаотично расположенных коллагеновых волокон, большого количества зрелых фибробластов и макрофагов. На 26-е сутки раны полностью зарубцевались и покрылись эпителием.

Таким образом, из вышеперечисленного следует, что магнито-инфракрасное лазерное излучение в комплексе с противовоспалительным линиментом «Т»: усиливает микроциркуляцию в воспалительном очаге; активизирует пролиферацию миофибробластов и их сократительную функцию; усиливает дифференцировку фибробластов и их трансформацию в фиброциты; ускоряет процесс коллагенообразования и развития малозаметной эластической р убцовой ткани; ускоряет процесс эпителизации.

Установлено, что фото — динамическая терапия на фоне противоспалительного линимента «T» была эффективной, что указывает на наличие взаимного усиления действия лазерного излучения и медикамента на воспалительную реакцию.

Материал взят из: Казанская наука. №3 2011г