К РЕПРОДУКТИВНОЙ БИОЛОГИИ ОБЫКНОВЕННОЙ МЕДЯНКИ (CORONELLA AUSTRIACA)

А. А. Поклонцева

Институт экологии Волжского бассейна РАН, Тольятти, Россия

herpetology@list. ru

ON REPRODUCTIVE BIOLOGY OF THE SMOOTH SNAKE (CORONELLA AUSTRIACA)

A. A. Poklontseva

Institute of Ecology of Volga baisin RAS, Togliatti, Russia

Репродуктивная биология обыкновенной медянки – Coronella austriaca Laurenti,

1768 – из Самарской области затронута в ряде публикаций (Бакиев и др., 1996, 2009;

Поклонцева, 2009; Бакиев и Поклонцева, 2012). В частности, исследованные самки имели в яичниках по 12–19 яиц. В условиях террариума рождение 6–14 детенышей про — исходило в июле–августе. Длина туловища с головой L. corp. родившихся – 145–171 мм,

длина хвоста L. cd. 27–37 мм, масса 2,5–3,4 г. Целью настоящего сообщения является дополнение и детализация репродуктивных характеристик и их сравнение с данными из ближайших регионов России.

Беременных самок (n=16) отлавливали на территории Самарской области (Волж-ский, Кинельский, Ставропольский и Сызранский районы) с мая по август 2009–2012 гг. Змей содержали в террариумных условиях до появления потомства. Все пойманные в природе медянки были возвращены в места отлова, а родившиеся в неволе детеныши выпущены в места отлова их матерей.

Данные о длине L. corp. самок, сроках откладки яиц, количестве детенышей и жи-ровых яиц представлены в табл. 1.

Характеристика отловленных в Самарской области беременных самок обыкновенной медянки и отложенных ими яиц

Таблица 1

L. corp. беременных самок, мм

Дата родов

Число рожденных

детенышей

Число отложенных жировых яиц

Всего детенышей и жировых яиц

Живые

Мертвые

475

05.08.2012

4

4

475

21.08.2011

6

1

7

495

28.08.2011

5

1

6

505

28.08.2011

3

1

2

6

515

28.08.2011

8

8

535

21.07.2012

7

1

2

6

515

28.08.2011

8

8

535

21.07.2012

7

1

8

535

03.08.2009

8

1

9

545

04.09.2011

7

7

545

27.08.2011

8

8

545

21.08.2011

10

10

575

06.09.2011

5

5

579

10.08.2010

5

5

612

21.07.2012

11

11

735

21.07.2012

14

3

17

Как видно из табл. 1, длина L. corp. беременных медянок варьирует от 475 до 735 мм. Длина 735 мм является максимальной зафиксированной как для беременных самок, так и для всех медянок Самарской области. По литературным данным, относящимся к дан — ному региону, длина самых крупных экземпляров не превышала 635 мм (Баринов,

1982; Бакиев и др., 1999, 2009).

Появление детенышей в Самарской области отмечено в период с 21 июля по 6

сентября, количество родившихся живых детенышей варьирует от 3 до 14.

Приведем литературные данные из более южных регионов. По данным Шляхтина и соавторов (2005), в Саратовской области рождение наблюдается в конце июля – авгу — сте, при этом у змей появляются от 2 до 15 детенышей. Д. А. Гордеев (2012) пишет, что в Волгоградской области к концу лета самка рожает 5–12 детенышей. В. А. Киреев (1983), описывая медянку в Калмыкии, сообщает: «в яйцеводах самок развивается от

2 до 13 яиц» (с. 86). По данным М. Ф. Тертышникова (2002) в Центральном Предкавка — зье рождение медянками детенышей отмечено в июле – августе, а их плодовитость находится «в пределах 16 экземпляров» (с. 155).

Из более северных регионов имеются следующие литературные данные. П. В. Те — рентьев (1935) для вскрытых самок из Чувашии указывал 6–10 яиц. В Ярославской об — ласти самки рождают в конце августа – сентябре от 2 до 15 детенышей (Анашкина и Белоусов, 2004); в Калужской области – в конце августа от 6 до 9 (Кунаков, 1979).

Имеющиеся сведения не позволяют сделать однозначные выводы о географиче — ской изменчивости плодовитости. Рождение молодых в южных регионах происходит, по-видимому, раньше, чем в северных.

В табл. 2 приведены минимальные и максимальные значения, а также средняя и ее ошибка длины туловища с головой L. corp., длины хвоста L. cd и массы новорожден — ных медянок.

Характеристика новорожденных медянок из Самарской области

Таблица 2

L. corp. беременных самок (мм)

Живые детеныши

n

L. corp. (мм)

L. cd. (мм)

Масса (г)

min

max

M±m

min

max

M±m

min

max

M±m

475

4

136

148

141,3±2,87

28

32

30,3±0,85

2,5

2,7

2,6±0,05

475

6

135

140

140,0±1,29

25

32

27,8±1,30

2,6

2,9

2,7±0,04

495

5

97

140

116,8±7,83

22

28

25,4±1,03

1,3

2,9

2,2±0,29

505

3

132

140

136,3±2,33

28

30

28,7±0,67

2,2

2,9

2,6±0,21

515

8

137

150

143,3±1,51

27

30

28,3±0,53

2,6

3,2

2,9±0,08

535

7

140

151

144,9±1,61

26

32

30,0±0,76

2,7

3,1

2,8±0,06

535

8

145

160

154,4±1,48

27

37

32,8±0,96

2,7

3,1

2,9±0,06

545

7

135

150

142,3±2,08

31

33

32,3±0,36

2,5

3,2

2,9±0,09

545

8

130

140

136,3±1,57

23

32

27,5±1,38

2,4

2,8

2,6±0,05

545

10

135

145

139,5±1,17

25

30

28,0±0,70

2,2

2,6

2,4±0,05

555

10

132

157

150,3±2,3

28

35

31,2±0,66

2,0

3,4

3,0±0,12

560

10

78

150

137,0±6,68

17

32

27,6±1,33

0,6

3,0

2,5±0,22

575

5

110

155

139,4±7,83

27

33

30,6±1,29

1,4

3,4

2,8±0,36

579

5

180

188

184,4±1,63

32

37

33,6±0,93

2,5

2,5

2,5±0,00

612

11

130

163

145,7±2,97

26

37

32,5±0,89

1,9

3,0

2,6±0,11

735

14

135

160

145,1±1,87

27

33

30,9±0,56

2,5

3,4

3,0±0,08

Длина туловища с головой новорожденных медянок (n=121) варьирует от 78 до

188 мм (143,8±1,30 мм), длина хвоста – от 17 до 37 мм (29,9±0,30 мм), масса от 0,6 до

3,4 г (2,7±0,04 г). Полученный диапазон варьирования L. corp. включает диапазоны, из — вестные из других регионов. Так, в Саратовской области длина новорожденных змей варьирует от 122 до 145 мм (Шляхтин и др., 2005), в Волгоградской области – от 122 да

149 мм (Гордеев, 2012), в Калмыкии и Центральном Предкавказье – от 130 до 150 мм (Киреев, 1983; Тертышников, 2002). Однако для Центрального Предкавказья указано высокое, по сравнению с моими данными, максимальное значение массы родившихся – до 4,2 г (Тертышников, 2002).

olid black.5pt;mso-border-left-alt:solid black.5pt;mso-border-alt:solid black.5pt; padding:0cm 0cm 0cm 0cm;height:12.0pt’>

14

135

160

145,1±1,87

27

33

30,9±0,56

2,5

3,4

3,0±0,08

Длина туловища с головой новорожденных медянок (n=121) варьирует от 78 до

188 мм (143,8±1,30 мм), длина хвоста – от 17 до 37 мм (29,9±0,30 мм), масса от 0,6 до

3,4 г (2,7±0,04 г). Полученный диапазон варьирования L. corp. включает диапазоны, из — вестные из других регионов. Так, в Саратовской области длина новорожденных змей варьирует от 122 до 145 мм (Шляхтин и др., 2005), в Волгоградской области – от 122 да

149 мм (Гордеев, 2012), в Калмыкии и Центральном Предкавказье – от 130 до 150 мм (Киреев, 1983; Тертышников, 2002). Однако для Центрального Предкавказья указано высокое, по сравнению с моими данными, максимальное значение массы родившихся – до 4,2 г (Тертышников, 2002).

Длина L. corp. беременных медянок положительно коррелирует с количеством от-ложенных ими яиц (r=0,783, P<0,01) (Рис. 1). Статистически достоверной корреляции

между L. corp. самок и средней L. corp. детенышей, а также между количеством дете — нышей и их средней L. corp. не выявлено, что может быть обусловлено недостаточным объемом выборки.

Рис. 1. Корреляция между длиной самок и количеством яиц

Сбор данных о репродуктивной биологии медянки в Самарской области и других регионах осложняется низкой встречаемостью змей данного вида практически по всему ареалу. Вид включен во многие региональные Красные книги, в том числе в Красную книгу Самарской области (Магдеев, 2009).

Список литературы

1. Анашкина Е. Н., Белоусов Ю. А. Медянка обыкновенная / Красная книга Яро-славской области. Ярославль: Изд-во Александра Рутмана, 2004. С. 257–258.

2. Бакиев А. Г., Магдеев Д. В., Песков А. Н. Данные о распространении и экологии медянки в Самарской области // Актуальные проблемы герпетологии и токсинологии: Сб. науч. тр., 1996. Вып. 2. С. 72–73.

3. Бакиев А. Г., Маленев А. Л., Зайцева О. В., Шуршина И. В. Змеи Самарской обла-сти. Тольятти: Кассандра, 2009. 170 с.

4. Бакиев А. Г., Маленев А. Л., Мурзаева С. В. Таксономический состав и некоторые морфологические особенности змей Среднего Поволжья и Самарской Луки // Самар — ская Лука на пороге третьего тысячелетия: Материалы к докладу «Состояние природ — ного и культурного наследия Самарской Луки». Тольятти: ИЭВБ РАН; ОСНП «Парк — вей», 1999. С. 200–203.

5. Бакиев А. Г., Поклонцева А. А. Пресмыкающиеся // Могутова гора: взаимоотно-шения человека и природы. Тольятти: Кассандра, 2012. С. 57–59.

6. Баринов В. Г. Исследование герпетофауны Самарской Луки // Экология и охра-на животных: Межвуз. сб. Куйбышев: КГУ, 1982. С. 116–129.

7. Гордеев Д. А. Биология и морфология медянки обыкновенной (Coronella aus — triaca (Laurenti, 1768)) Волгоградской области // Науч. журн. КубГАУ [Электронный ресурс], 2012. № 77(03). С. 1–9. [URL: http://ej. kubagro. ru].

В. А. Преловский

Институт географии СО РАН, Иркутск, Россия;

amadeo81@mail. ru

PROTECTION AMPHIBIANS AND REPTILES IN EASTERN SIBERIA

V. A. Prelovskiy

Institute of Geography, Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences, Irkutsk, Russia

Природные богатства Восточной Сибири (ВС) все больше привлекают внимание со стороны правительства и промышленников. Промышленный бум второй половины XX в. сменился затяжным спадом 1990-х гг., но уже сейчас увеличиваются темпы заго — товки леса, добычи полезных ископаемых, строительства жилых и промышленных объ — ектов, наметился новый рост в сельском хозяйстве – всё это ведет к очередной волне антропогенного пресса на экосистемы. Территория ВС освоена неравномерно: южная часть – высоко урбанизированная и густонаселенная, центральная и северная части – слабо заселены и освоены в основном в местах, связанных с добычей природных ресур — сов. В тоже время именно юг ВС является территорией обитания большинства видов земноводных и пресмыкающихся.

На территории ВС встречаются восемь видов земноводных и десять видов пресмы — кающихся, что составляет 26% и 12% соответственно разнообразия герпетофауны Рос — сии (Определитель …, 1977; Сыроечковский и Рогачева 1980; Кузьмин 1999; Кузьмин и

Семенов 2006; Щепина и др., 2009; Городилова, 2010; Дунаев и Орлова, 2012; Красная книга Забайкальского …, 2012). Относительно недавно фауна пополнилась новым ви — дом-вселенцем – Pelophylax ridibundus (Устинович, 2003; Городилова, 2010; личные дан — ные). Упоминание в литературе еще двух видов (Bufo viridis и Bufo gargarizans) требует подтверждения. Для B. viridis указывается возможное обитание на юге Красноярского

края и Хакасии, на основании чего вид был включен в красные книги Красноярского края (2004) и Хакасии (2004). По мнению Кузьмина (1999) жабы, встречающиеся в За — байкалье, должны относиться к B. gargarizans, но исследования последних лет не под — твердили наличия этого вида на территории Бурятии (Щепина и др., 2009).

Столь низкое видовое разнообразие герпетофауны связанно с суровыми природ-но-климатическими условиями региона и историей её формирования. Но, с другой сто — роны, только здесь в пределах России встречаются четыре вида рептилий: Phryno — cephlus versicolor kulagini, Eremias multiocellata bannikowi и E. przewalskii tuvensis, находящихся на северном приделе своего распространения. Еще для четырех видов (Bufo bufo, R. arvalis L., agilis и Natrix natrix scutata) в ВС проходит восточная граница распространения, а для трёх (Bufo raddei, Gloydius ussuriensis и Hila japonica) – запад — ная. Практически все они малочисленны и занимают сравнительно небольшие террито- рии, создавая тем самым кружева ареала. Глубоко на север за полярный круг проника — ют лишь Salamandrella keyserlingii, Rana amurensis, R. arvalis и Zootoca vivipara.

Одним из способов охраны природы является создание особо охраняемых при-родных территорий (ООПТ). К ним относятся прежде всего заповедники и националь — ные парки, которые представляют собой «острова» (ложноостровные биоты по Л. И. Ма — лышеву (1980)) ненарушенных или слабо нарушенных экосистем в антропогенных ландшафтах ВС, что особенно характерно для более освоенного юга региона. В ВС со — хранение биоразнообразия обеспечивается 18 заповедниками и 5 национальными пар — ками, которые занимают всего около 3,6% территории региона. Разбросанность ООПТ и, зачастую, их островной характер существенно снижают возможности создания экологи — ческих коридоров между ними и проектирования единого экологического каркаса, обеспе — чивающего сохранение природных ландшафтов и биологического разнообразия ВС.

В своей работе Башинский и Леонтьева (2011) отмечают плохую обеспеченность охраны герпетофауны Южной Сибири, что на наш взгляд, не совсем так. На заповед — ных территориях встречаются все виды амфибий и рептилий, обитающие в ВС, за ис — ключением уссурийского щитомордника и озерной лягушки – инвазийного вида (Табл. 1). Из 23 заповедников и национальных парков ВС, только в двух (Гыданский и Большой Арктический заповедники) не встречаются представители амфибий и рептилий, еще на территории двух заповедников (Таймырский и Путоранский) встречается только один вид – сибирский углозуб. Таким образом, вклад в сохранение разнообразия вносят

14 заповедников и 5 природных национальных парков. Высоким разнообразием видов

(8–9) отличаются заповедники: Столбы, Саяно-Шушенский, Хакасский, Баргузинский;

национальные парки – Шунерский бор, Прибайкальский и Тункинский. На территории этих ООПТ наиболее полно представлена региональная фауна амфибий и рептилий.

Таблица 1

Распространение амфибий и рептилий в ООПТ Восточной Сибири. Цифрами отмечены виды,

включенные в региональные красные книги, соответственно номерам в списке литературы

.0pt’>

Название ООПТ

S. keyserlingii11

L. vulgaris7,11

B. bufo6

B. raddei6

H. japonica5,9

R. amurensis7

R. arvalis9

P. ridibunda7

Ph. versicolor

E. argus5,9

E. multiocellata10

E. przewalskii10

L. agilis9

Z. vivipara

E. dione 5,6,7,9,11

N. natrix5,6,9,10,11

G. halys11

G. ussuriensis5

V. berus9,10

Заповедники

Азас

+

+

+

+

+

+

Байкало-Ленский

+

+

+

+

+

+

Байкальский

+

+

+

+

+

+

Баргузинский

+

+

+

+

Баргузинский

+

+

+

+

+

+

+

+

+

Витимский

+

+

+

Даурский

+

+

+

+

+

+

Джергинский

+

?

+

+

+

+

+

+

Саяно-Шушенский

?

+

+

+

+

+

+

+

+

Сохондинский

+

+

+

+

+

+

+

Столбы

+

+

+

+

+

+

+

+

Тунгусский

+

+

+

+

Убсунурская

котловина

+

+

+

+

+

+

+

Хакасский

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

Центрально-сибирский

+

+

+

+

+

+

+

+

Забайкальский

+

+

+

+

+

+

+

Прибайкальский

+

+

+

+

+

+

+

+

+

Тункинский

+

+

+

+

+

+

+

+

Шушенский бор

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

В то же время заповедник Убсунурская котловина можно считать одним из наи — более уникальных, т. к. на его территории отмечено семь видов. Здесь же находятся единственные в России местообитания Ph. v. kulagini, E. m. bannikowi и E. p. tuvensis. Еще в двух заповедниках (Саяно-Шушенский и Даурский) охраняются виды (Lissotriton vulgaris и E. a. barbouri), не отмеченные в других ООПТ региона. Низкое видовое бо — гатство Витимского, Тунгусского и Центральносибирского заповедников связано с их северным местоположением и довольно суровыми природно-климатическими услови — ями. Следует отметить, что в ряде ООПТ герпетофауна остается слабо исследованной и при более подробном изучении возможны находки ранее не отмеченных видов.

Если же брать регионы по отдельности, то ситуация с охраной герпетофауны складывается несколько иначе. Так, в Иркутской области под охрану не попала приан — гарская популяция L. agilis; в Бурятии E. a. barbouri не встречается на территории ООПТ; в Забайкальском крае не охраняется единственное местообитание G. ussuriensis. Относительно стабильная ситуация с охраной отдельных популяций редких видов в Красноярском крае, Хакасии и Туве, где сетью ООПТ федерального и регионального значения охвачены практически все значимые местообитания герпетофауны, а наибо — лее уязвимые виды включены в региональные Красные книги. В то же время стоит от — метить поспешное включение в Красную книгу Красноярского края (2012) P. ridibun — dus, как уже говорилось, чужеродного для ВС вида. В первую очередь, следует вести мониторинг формирования нового очага обитания этого вида и препятствовать его дальнейшему распространению. P. ridibundus – пластичный, довольно прожорливый и плодовитый вид, значительно крупнее местных представителей амфибий (Определи — тель …, 197ack 1.0pt; mso-border-top-alt:solid black.5pt;mso-border-left-alt:solid black.5pt; mso-border-alt:solid black.5pt;padding:0cm 0cm 0cm 0cm;height:12.0pt’>

+

+

+

+

В то же время заповедник Убсунурская котловина можно считать одним из наи — более уникальных, т. к. на его территории отмечено семь видов. Здесь же находятся единственные в России местообитания Ph. v. kulagini, E. m. bannikowi и E. p. tuvensis. Еще в двух заповедниках (Саяно-Шушенский и Даурский) охраняются виды (Lissotriton vulgaris и E. a. barbouri), не отмеченные в других ООПТ региона. Низкое видовое бо — гатство Витимского, Тунгусского и Центральносибирского заповедников связано с их северным местоположением и довольно суровыми природно-климатическими услови — ями. Следует отметить, что в ряде ООПТ герпетофауна остается слабо исследованной и при более подробном изучении возможны находки ранее не отмеченных видов.

Если же брать регионы по отдельности, то ситуация с охраной герпетофауны складывается несколько иначе. Так, в Иркутской области под охрану не попала приан — гарская популяция L. agilis; в Бурятии E. a. barbouri не встречается на территории ООПТ; в Забайкальском крае не охраняется единственное местообитание G. ussuriensis. Относительно стабильная ситуация с охраной отдельных популяций редких видов в Красноярском крае, Хакасии и Туве, где сетью ООПТ федерального и регионального значения охвачены практически все значимые местообитания герпетофауны, а наибо — лее уязвимые виды включены в региональные Красные книги. В то же время стоит от — метить поспешное включение в Красную книгу Красноярского края (2012) P. ridibun — dus, как уже говорилось, чужеродного для ВС вида. В первую очередь, следует вести мониторинг формирования нового очага обитания этого вида и препятствовать его дальнейшему распространению. P. ridibundus – пластичный, довольно прожорливый и плодовитый вид, значительно крупнее местных представителей амфибий (Определи — тель …, 197ze:12.0pt;font-family:»Times New Roman»;mso-fareast-font-family: «Times New Roman»;mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:UK;mso-bidi-language: AR-SA’>

14. Малышев Л. И. Изолированные охраняемые территории как ложноостровные биоты // Журн. общ. биол. 1980. Т. 41. № 3. С. 338–349.

15. Межжерин С. В., Морозов-Леонов С. Ю., Ростовская О. В., Соболенко Л. Ю. Реконструкция реколонизации ареала вида на основе анализа географической изменчи — вости аллозимов Ldh-B прудовой лягушки Rana esculenta (=lessonae) / Доповiдi Нацiо — нальної академiї наук України. 2010. № 2. С. 164–169.

16. Определитель земноводных и пресмыкающихся фауны СССР / М.: 1977. 415 с.

17. Плешанова Г. И. Земноводные и пресмыкающиеся в антропогенных ландшаф-тах Верхнего Приангарья // Вопросы герпетологии. Л.: Наука, 1985. Вып. 6. С. 168–169.

18. Попов В. В., Куницын А. А. К распространению амфибий и рептилий в верхней части бассейна р. Чона (Катангский район, Иркутская область) // Байкальский зоологи — ческий журнал. 2009. № 1. С. 46–47.

19. Сыроечковский Е. Е., Рогачева Э. В. Животный мир Красноярского края. Крас-ноярск, 1980. 360 с.

20. Устинович Е. А. Новый элемент фауны амфибий в Хакасии (О находке озер — ной лягушки Rana ridibunda Pallas, 1771 в Хакасии) // Экология Южной Сибири и со — пред. территорий. Мат-лы VII Междунар. науч. конференции. Красноярск, 2003. С. 104.

21. Чибилев А. Л. Земноводные и пресмыкающиеся Оренбургской области и их охрана / Материалы для Красной книги Оренбургской области. Екатеринбург, 1995. 21 с.

22. Щепина Н. А., Борисова Н. Г., Балданова Д. Р., Руднева Л. В. Земноводные Бу-рятии. Улан-Удэ: 2009. 148.

23. Vorburger C., Reyer H.-U. A genetic mechanism of species replacement in Europe — an waterfrogs //Conservation Genetics. 2003. V. 4. P. 141–155.

Материал взят из: Современная герпетология: проблемы и пути их решения — Первая международная молодежная конференция герпетологов России и сопредельных стран Санкт-Петербург, Россия 25–27 ноября 2013 г.