Из информсводки киевской губчека с 1 по 15 октября 1920 г

Не ранее 15 октября 1920 г.

Общее политическое положение губернии. За отчетные две недели положение губернии сильно ухудшилось. Советский аппарат деревни совершенно разрушен, с одной стороны, благодаря сильно развившемуся и разросшемуся бандитизму, охватившему почти все уезды губернии в связи с создавшимся положением на фронте и развившейся энергичной работой подпольных контрреволюционных организаций и агентов… С другой стороны, окончательно разрушили аппарат, как в деревнях, так и в некоторых уездных городах, создавшаяся паника в связи с эвакуацией и, главным образом, проходящие воинские части, в особенности части

1-й Конной армии Буденного, которые повсюду на своем пути буквально смели советский аппарат (Радомысльский, Таращанский, Сквирский, Липовецкий, Белоцерковский, Киевский и Бердичевский уезды). Отводимые с фронта Буденновские части всюду в местечках, крупных селах и даже уездных городах устраивали погромы не только над еврейским населением, но и над русскими и над селянами-украинцами. Громили магазины частных торговцев, склады опродкомов, собеса и других учреждений и сами учреждения, избивали и убивали евреев, коммунистов, военкомов, милицию и других ответственных и неответственных советских работников и служащих, которые вынуждены были скрываться, как от неприятеля или налетевшей банды. На рынках и в деревнях грабили селян, не разбирая бедняков и кулаков, раздевали на улицах, забирая одежду, забирали скот, фураж, деньги и проч. Вырезывали в местечках еврейские семьи, сжигали дома, грабили синагоги, разбивая скрижали и разрывая Тору (Тараща и другие местечки уезда). Такое поведение Буденновских частей, частей Красной армии, произвело огромное и неизгладимое впечатление на селянство…

Теперь же селянство все восстало против Советской власти, партийным и советским работникам опасно выезжать в уезд и вести агитацию против селянства. Масса селян идет в банды,

восстания охватили целые волости и районы (Тарашанский, ,Липовецкий, Сквирский уезды). Вот дословно доклад заведующего Сквирским Политбюро:

«Довожу до Вашего сведения, что уезд до прихода Буденновских некоторых каваллерийских частей и перехода их через уезд был как в политическом состоянии, так и во всем масштабе

советской работы вполне надежным и все селянство уезда всецело стояло за Советскую власть, но благодаря проходящим частям Буденновской армии в данный момент положение уезда таково, как будто бы в уезде не было 5 лет Советской власти. Буденновцы настолько восстановили все селянство уезда, что о том, чтобы в село заехать и говорить с селянами , думать не приходится, ибо селянство после такого нашествия и похождения, как Буденновцы себя вели, не знают, кому верить, и, определенно откололось от Советской власти и все против нее…

На вопрос селян к Буденновцам-красноармейцам: «Кто вы такие, или поляки или Махновцы?» они отвечают: «Мы сами не знаем, кто мы такие, нам Советская власть надоела. Их лозунг:

«бей жидов, коммунистов и комиссаров». Какая-то дикая оргия».

Таково положение во всех уездах, через которые проходили части 1-й Конной армии Буденного или другие воинские части, отводимые и отходящие с фронта.Так, прибывший с фронта в Радомысль штаб Пластунской бригады вместе с некоторыми частями  во  главе  с  комиссаром Холодовым, 2  октября устроили

еврейский погром в городе…

Погромы 1-йКонной армии в Сквирском уезде, в местечках Вчератишем, Паволочь, Ружине и др.

В Тараще погром начался 9 октября и длился 3 дня. Грабили склады советских учреждений, магазины частной торговли, мирных жителей. Разбили тюрьму и выпустили до 100 человек. В

ходе погрома жертв: убитых до 100 человек, раненых до 150

человек.

Особый отдел был вынужден скрыться от своих частей из местечка Ракитно в Белую Церковь…

Отряд 6-го червонного казачьего полка устроил погром в местечке Рижановка Белоцерковского уезда. В Киевском уезде

440-й полк 1й Конной армии разгромил Никольско-Борщаговский волвоенкомат. 396-й кавалерийский полк 44-й дивизии разгромил в местечке Макарове милицию, военкомат, преследовал коммунистов и советских работников…

Работа по продразверстке идет плохо и почти приостановилась благодаря создавшемуся положению [в] губернии, а также и благодаря деятельности продгрупп Опродкомарма XII,  которые не только неправильно и незаконно распределяют и забирают по разверстке хлеб и продукты, но еще творят в деревнях всякие безобразия, раздевая на улицах население, забирая у крестьян скот и продукты. Не дают никаких квитанций или вместо официальных документов дают клочки бумаги. Уездным властям, призывающим их к порядку, продгруппы не подчиняются, с упродкомом совершенно не считаются, соль и фабрикаты, получаемые для населения, расхищают, производят реквизиции у спекулянтов и конфискованное никуда не передают, а делят между собою. Так, работающая в Корсунском районе райпродкомиссия

не подчиняется никому и на требование опродкомгуба продуктов и хлеба не дает, неправильно реквизирует и распределяет разверстку, а за вмешательство агентов упродкома угрожает им расстрелом на месте.

3-я райпродкомиссия эвакуировалась из Сквиры в Белую

Церковь во время тревожного положения на фронте, а когда вернулась обратно, то оказалось, что не хватает 270 пуд. соли. Начальники прдгрупп и райпродкомиссии пьянствуют и раздают кому вздумается собранные по разверстке продукты… Прибывшая в Сквиру 9-я райпродкомиссия также пьянствует и творит безобразия в городе, сжигая заборы, забирая у жителей кур, гусей и проч., в помещении гимназии в зале, на полу разложили

костер. У агентов упродкома опускаются руки, так как они не в силах остановить незаконные действия и безобразия, которые творятся райпродкомиссиями, а между тем это отражается на проведении всей продразверстки и отношении к ней селянства…

О работе  комиссии.  …Телеграфная связь Умань-Радомысль совершенно отсутствует, с другими же уездами каждые два-три

дня прерывается. Связь с Политбюро существует процентов на

25 действительной потребности. Но самое важное, что оказало отрицательное влияние на борьбу с бандитизмом, это организация Войск внутренней службы. Тут, мы считаем нужным, высказать некоторые соображения. Войска внутренней службы должны удовлетворять все потребности губернии в смысле снабжения

потребными боевыми силами все боевые отрасли советской работы: мобилизации, людская и конская, продработа, борьба с бандитизмом и дезертирством, топливная, охрана железной дороги, мостов, линий связи, несение гарнизонной службы и проч. Конечно, здесь остается в силе старое положение, что вооруженных сил вообще недостаточно, независимо от организационной формы, ВОХР или ВНУС, но при прежнем положении, когда в распоряжении губвоенкома были карательные] части, которые он использовал при проведении в губернии мобилизации,закупки лошадей и проч., в таком же положении находились и продчасти. Теперь же все эти органы, губвоенком, опродкомгуб и проч., посылают наряды Комвнусу Киевского округа и он их удовлетворить не может. Причина — и недостаток вооруженных сил и слабость самой организации. В результате исполнение приказа Троцкого о принудительной закупке лошадей для формирующейся 2й Конной армии приостановлен. Причинанеимение денег по смете, а главное разгром всего аппарата власти в волостях Буденновской армией, а также бандами, оперирующими до сих пор в уезде.. Распоряжение получено в начале октября. Добровольно ни одна волость не дает ни кавалеристов, ни лошадей ..

За отчетный период закончено 352 дела, из них по 27 делам вынесен приговор о высшей мере наказания (расстреляно 55 человек), осуждено в лагерь по 53 делам, по 117 делам освобождено, по 126 делам вынесены различные приговоры и 29 дел закончено и передано в другие учреждения. Под следствием осталось

1062 дела.

ЦА ФСБ РФ. Ф.  1. Оп  4. Д.  192. Л. 48, 48об., 53, 54, 57, 58.

Подлинник.

Док. № 43

ИЗ ПИСЬМА № 850 Л.Д. ТРОЦКОГО «БОЛЬШЕ РАВЕНСТВА», НАПРАВЛЕННОГО РЕВВОЕНСОВЕТАМ ФРОНТОВ, АРМИЙ И ВСЕМ ОТВЕТСТВЕННЫМ РАБОТНИКАМ КРАСНОЙ АРМИИ И КРАСНОГО ФЛОТА

31 октября 1920 г.

Коммунистический строй означает равные или, по крайней мере, однородные условия существования для всех членов общества, независимо от выполняемой ими работы или различия способностей. Мы к этому придем, как только общество наше станет богаче и вместе с тем устранит наиболее грубые и несправедливые пережитки старого строя. Сейчас мы живем в переходную эпоху. Старые навыки и привычки имеют еще большую силу над людьми. К тому же необходимейших для жизни материальных благ крайне недостаточно. Мы вынуждены применять в распределении, как средств, так и сил, систему ударности, т.е. в первую голову обеспечивать работниками и материальными средствами наиболее важные отрасли государственной работы. Отсюда получилось то привилегированное положение, какое, несомненно, имеет военная организация в Советской России. Лозунг «все для фронта» означал и продолжает означать ослабление местных советских, партийных и профессиональных учреждений, ослабление работы просвещения, ослабление питания рабочих и работниц в целях обеспечения вооруженных сил Советской Республики всем необходимым. Таким образом, сложилось такое положение, при котором для рабочего перевод на красноармейский паек означает чуть ли не идеал, в большинстве случаев недостижимый.

Рабочий класс и революционная часть крестьянства понимают значение Красной армии и необходимость снабдить в первую голову именно ее. Если бы не было этого сознания, Красная армия не существовала бы. В готовности поддержать Красную армию всем необходимым мы снова убеждаемся каждый раз, идет ли речь о формировании добровольческих маршрутных эскадронов или о сборе теплых вещей и т. д.

Тем не менее, рабочая масса, живущая на голодном пайке,

не может не следить как за тем, чтобы армия не требовала со

своей стороны больше, чем действительно необходимо, ток и затем, чтобы все, доставляемое армии, действительно доходило по назначению. Так как в этом отношении далеко не все, разумеется, обстоит благополучно, то в рабочих массах имеется естественное недовольство против непорядков, несправедливостей и злоупотреблений отдельных органов военного ведомства.

К этому присоединяется еще тот факт, что внутри самой военной организации опять-таки существует в одних случаях

вполне объяснимое и неизбежное, но в других совершенно не вызываемое необходимостью, чрезмерное и иногда прямо преступное.

Каждый красноармеец-боевик вполне мирится с тем фактом, что командир его части располагает известными преимуществами  в  отношении  квартиры,  способа  передвижения  и  даже

обмундирования. Честный и разумный красноармеец знает, что командир должен иметь возможность обдумать положение, отдать распоряжение и проч. В условиях, сколько-нибудь обеспечивающих возможность такой работы. Простуда и вообще болезнь командира отражаются на части гораздо более тяжело, чем болезнь отдельного, хотя бы самого храброго бойца. Разумеется, было бы желательно, чтобы все воины Красной армии имели в одинаковой мере все необходимое. Но на походе это невозможно, особенно в нашей истощенной стране. А раз так, то подавляющее большинство красноармейцев без ропота, а по здравому убеждению признают необходимость для командного и комиссарского  состава  пользоваться  известными  материальными

преимуществами, обеспечивающими интересы общего боевого дела.

Но эти преимущества должны именно вытекать из потребностей дела. Было бы, конечно, очень хорошо, если бы можно было всех стрелков перевозить на автомобилях. Но автомобилей у нас ничтожное количество. Вполне естественно, если легковые машины даются только командармам и  членам реввоенсоветов

армий, в отдельных случаях начальникам и комиссарам дивизий, которым приходится объезжать свои части, раскинутые на большом пространстве. Столь же понятна верховая лошадь в распоряжении батальонного командира. Против этих преимуществ красноармеец спорить не станет, а если заспорит, можно всегда объяснить ему и в большинстве случаев убедить его.

Что первая пара сапог и первая шинель должны быть отданы командиру, это поймет каждый солдат, ибо необутого и неодетого красноармейца можно, на худой конец, оставить в избе, командир же всегда должен находиться в боеспособном состоянии.

Но когда автомобиль служит для веселых прогулок на глазах усталых красноармейцев, или когда командиры одеваются с кричащим щегольством на виду у полураздетых бойцов такого

рода факты не могут не вызывать раздражения и ропота со стороны красноармейцев.

Привилегия сама по себе в известных случаях является, повторяем, неизбежным, пока что неустранимым злом. Явное излишество в привилегии представляет уже не зло, а преступление. И красноармейская масса, в общем, прекрасно разбирается

в том, где кончаются необходимые, вызываемые делом преимущества, и где начинаются злоупотребления привилегиями.

Особенно деморализующий и разлагающий армию характер имеет пользование преимуществами, связанное с нарушением существующих правил, декретов и приказов. Сюда относятся, прежде всего, и главным образом, пирушки с выпивкой, участием женщин и проч. и проч.

Такого рода явления отнюдь не представляют собою исключения. О них знает почти каждый красноармеец. В частях много говорят об этом, нередко преувеличивая, разумеется, пиры и попойки, происходящие «в штабах». В случае неудачи красноармейская масса, основательно или неосновательно, ищет, нередко, причины в чрезмерно веселом образе жизни командного состава. К этому еще присоединяется то, что во время отступлений усталые и нередко полураздетые бойцы наблюдают в штабных, снабженческих и проч. эшелонах большое количество женщин.

Вопрос об отпусках также играет немалую роль в этом отношении. Реввоенсовет Республики не раз обсуждал этот вопрос со всем вниманием и неизменно приходил к выводу о полной невозможности ввести систему отпусков для красноармейцев. Само собой разумеется, что существующие на этот счет положения одинаково распространяются как на рядовых бойцов, так и на командирский и комиссарский состав. Между тем ни для кого не тайна и меньше всего для красноармейцев что лица командного и комиссарского состава нередко получают отпуска под видом командировок. К помощнику заведующего дивизионнымартскладом приезжает жена (что само по себе незаконно), а затем этот помощник получает семидневную командировку для того, чтобы проводить жену. Между тем среди красноармейцев охраняемого склада есть такие, которые уже третий год не видели своих семей…

Не может быть никакого сомнения в том, что сердцевина нашей армии вполне здорова. Но и самый здоровый организм

должен охранять себя, иначе вредные явления могут подточить его. Последняя конференция нашей партии поставила в порядок дня вопрос о взаимоотношениях между «верхами» и «низами» и о необходимости сближения между ними на основах товарищеской связи. Эта задача целиком и даже в первую голову должна быть поставлена перед руководящими элементами армии.

Ввиду огромной принципиальной и практической важности поднятых выше вопросов прошу реввоенсоветы фронтов и армий обсудить те мероприятия, которые помогут устранить ненормальные явления в жизни армии*. Было бы желательно созвать по этому вопросу совещания из наиболее ответственных армейских и дивизионных работников.

Руководящие начала для такого рода совещаний можно было бы по моему мнению формулировать примерно следующим образом:

1. Не ставя себе невыполнимой задачи немедленно устранить всех и всяких преимуществ в армии, систематически стремиться к тому, чтобы эти преимущества были сведены к действительно необходимому минимуму.

2. Устранить в возможно короткий срок все те преимущества, которые отнюдь не вытекают из потребностей военного дела и неизбежно оскорбляют чувство равенства  и товарищества в красноармейцах.

*Уже 10 ноября 1920 г в ВЧК Ф.Э. Дзержинскому поступила почтотелеграмма, в которой Троцкий сообщал, что на письмо начинают поступать отклики ответственных военных работников. Копии этих материалов он предлагал сосредотачивать у Дзержинского для созыва совещания и привлечения к партийной либо к иной ответственности отдельных лиц.

3. Восстановить во всей силе существующие приказы и положения об отпусках, командировках, недопущении жен в район действующих армий, запрещении спиртных напитков и проч.

4. Реввоенсоветам самим стать во главе борьбы с нарушением указанных положений и приказов.

5. Внимательно относиться ко всем жалобам красноармейцев на неправильные и несправедливые действия в области снабжения, на незаконные льготы и поблажки одним в ущерб других.

6. В тех случаях, когда виновность и злая воля явно обнаружены, предавать виновных гласному трибуналу в присутствии представителей заинтересованных частей, широко распубликовывать затем приговоры с необходимыми комментариями.

7. Внимательно следить за тем, чтобы контрреволюционные провокаторы не разжигали недовольства путем вымышленных слухов о всяких льготах и преимуществах.

Обо всех предпринимаемых вами мерах, а также и о ваших соображениях по указанному вопросу прошу сообщить в возможно короткий срок для доклада Центральному Комитету партии и Реввоенсовету Республики.

Председатель Реввоенсовета

Республики

Л. Троцкий

ЦА ФСБ РФ. Ф. 1. Оп. 4. Д.

Л. 82-84. Типографский экз.

Док. № 44

ИЗ ДВУХНЕДЕЛЬНОЙ ИНФОРМСВОДКИ КИЕВСКОЙ ГУБЧЕКА С 15 ПО 31 ОКТЯБРЯ 1920 Г.

Не ранее 31 октября 1920 г.

…В связи с приездом Штаба XII  армии в РВС Юго-Западного фронта проституция в городе сильно развилась. Хождение пп городу, в особенности в центре, сделалось почти невозможным Была произведена операция, изъято 30 проституток-профессионалок, больные направлены в госпиталь, здоровые в губкомтруд. .

Закончено 236 дел, по 22 делам обвиняемые присуждены в лагерь, по 20 делам приговор с применением высшей меры наказания, по 68 делам освобождены совсем или освобождены и направлены в губкомдезертир, губкомвоен. 28 дел закончены и переданы в другие учреждения и 98 дел закончено о конфискации, не сдаче на учет и с другим обвинением. Осталось под следствием на 1 ноября 1254 дела.

ЦА ФСБ РФ. Ф. 1. Оп. 4. Д. 192. Л. 72-72об. Копия.

Док. № 45

ЗАЯВЛЕНИЕ ЧЛЕНОВ  РКП(Б) ГОЛУБЕВОЙ, УТКИНОЙ,

ШАХАНОВОЙ  И ОРЛОВОЙ.КОМАНДИРОВАННЫХ

В АСТРАХАНСКУЮ ГУБ. НА РЫБНЫЕ ПРОМЫСЛЫ,

ВО ВЛАДИМИРСКИЙ ГУБКОМ ПАРТИИ

16 ноября 1920 г.

Товарищи, по прибытии нас на место в г. Астрахань встретили нас хуже нельзя быть, дали нам общежитие, какое раньше при капитализме давали, грязи на нарах на два вершка, ни матрасов, ничего нет. Мы заявляли относительно бани, но ответ был очень халатный. Стали заявлять относительно прачечной, ответ тоже получили не хороший. Мы стали волноваться, просили улучшить общежитие или отправить нас всех обратно. Но ответа не получили никакого. Делали собеседование совместно с тов. Мартыновой, завгуботделом работниц, стали заявлять относительно неудобств и т. д. Тов. Мартынова ответила: «Нужно знать было, когда вы трогались с места, куда едете». Затем стали распределять некоторые теплые вещи для неимущих Кто мог обойтись без этих вещей, тому обратно дали, а у кого совсем не было, то так голые и остались. С нашей стороны опять стали возникать волнения, но нас отправили по организациям в 11й и 6-й районы, совсем разутых и раздетых. Мы, коммунистки, просим нас не забыть и выслать что-либо из одежды или отозвать обратно. Так

что обращение на нас со стороны Астраханских властей хуже нельзя быть.

С коммунистическим приветом к вам.

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 112. Д. 100. Л. 66. Подлинник.

Док. № 46

КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ О МОБИЛИЗОВАННЫХ КОММУНИСТКАХ И ИХ РАБОТЕ, НАПРАВЛЕННЫЕ Н. МАРТЫНОВОЙ В ЦК РКП(Б)

Не ранее 16 ноября 1920 г.*

Первая группа московских и саратовских товарищей приехала в Астрахань 26 октября с. г., другие прибывали понемногу почти каждый ежедневно** и так до сегодняшнего дня. Но беда вся в том, что слишком мы поздно приехали, т. к. работа по осеннему улову кончается в первых числах декабря, да кроме того, неожиданно настали такие морозы, что отправка пароходов прекращена, а, следовательно, и наши мобилизованные все сидят в Астрахани и изнывают от ничегонеделания. Использовать их сейчас было трудно, т. к. все ждем, что каждый час можно будет отправить их на промысла и все напрасно; по городу трудно дать им работу, т.к. была губернская женская конференция, потом губпартконференция, которые, конечно, оттянули все силы от текущей работы, а теперь избрана новая заведующая по работе среди женщин, которая не в курсе работ и гак пока наши коммунистки сидя в количестве 105 чел. без дела. Состав их, надо сказать, очень неважный, т.к. мобилизация проводилась, видимо, на скорую руку и губкомы не просматривали, кого они посылают лишь бы исполнить наряд. Политически безграмотных очень много, есть, кроме того, и технически совершенно неграмотные, больные, беременные, с детьми — чего тут только нет и, конечно, приходится их отсылать обратно, т. к  посылать надо в далекие рай* Датируется по заявлению во Владимирский губком партии.

** Так в тексте.

оны, где нет совсем работников и, конечно, они принесут очень мало пользы. У меня возник вопрос о том, чтобы послать в ЦК телеграмму о задержке Иваново-Вознесенской группы, откуда еще нет ни одного человека. Этот вопрос был поднят мною на заседании губкома, на что, конечно, получила ответ, что пусть все приезжают, а губком возбудит ходатайство перед ЦК об оставлении мобилизованных на весеннюю путину, т. е. минимум на полгода. Сколько я им не доказывала, что из этого ничего не выйдет, т. к. в большинстве случаев женщины семейные и, уехав, они свои семьи не устроили, да и устроить нельзя, т. к. нам-то ведь известно, что из себя представляют приюты, и конечно, из них будут плохие работники, когда мысль будет все время вертеться около дома, все же губком не изменил своего решения, указав, что семью когда-нибудь же надо ломать. Я думаю, что ЦК будет рассуждать не так и даст разрешение вернуться мобилизованным через тот срок, на который их послали, т. е. после середины декабря, к январю. Разрешение этого вопроса нужно срочно. Но вот что необходимо, так это провести сейчас мобилизацию не пожарным способом, с таким расчетом, чтобы послали подготовленных товарищей к 1 марта, тогда они попадут на весеннюю путину с начала и при мобилизации предупредить о сроке, т. е. о поездке на 6-7 месяцев, дабы можно было устроить домашние дела, и уж тем более не ехать беременными.

В каких условиях пришлось ехать, так даже трудно представить людям, не попавшим в эту переделку: пришлось здорово померзнуть, т.к. в Саратове застал нас мороз и нам пришлось

ждать парохода 3 суток, дежуря на пристани или ночуя в ближайшем ночлежном доме, где при нас выносили тифозную больную, но мы были и за это несказанно благодарны. На пароход едва пустили, т. к. было очень много народу и пришлось примоститься на  бревнах, дровах или  в  проходе счастливцам из  нас,

остальные должны были сутки ждать, пока освободятся их места. Да пришлось-таки трое суток не спать и померзнуть так, что многие из нас уже сейчас расплачиваются: одежонка у всех плохая, — просквозило и сейчас у нас много больных.

Перед ЦК стоят, по-моему, следующие вопросы, требующие срочного разрешения, а именно:

1) задержка этой группы Иваново-Вознесенских товарищей,

мобилизованных на короткий срок;

2) подтверждение этого срока мобилизации, т.е. только на осеннюю путину, т.к. в противном случае много будет недоразумений;

3) подготовка к мобилизации на весеннюю путину с расчетом приезда сюда в Астрахань к 1 марта 1921 г. и работы здесь в течении полугода, причем с предписанием одеть всех посылаемых, т.к. сейчас приехали разутые и полуодетые в надежде, что Астрахань оденет, а здесь сами рабочие и работницы работают без прозодежды. Кроме того, наши мобилизованные занимаются продажей своих вещей, мануфактуры, ниток и т. д., объясняя безденежьем и голодом, т. к. совершенно верно на пайке из 1 фунта хлеба и 2 фунтов рыбы, без приварка не проживешь.

Н. Мартынова

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 112. Д. 100. Л. 67-68об. Подлинник.

Док. № 47

ИЗ СВОДКИ «А» № 15 НОВОНИКОЛАЕВСКОЙ ГУБЧЕКА С 1 НОЯБРЯ ПО 1 ДЕКАБРЯ 1920 Г.

Не ранее 1 декабря 1920 г.

Разгром Врангеля, уничтожение Семенова, мир с Польшей на измученное войной и в связи с ней всевозможными повинностями население повлияло лучше, чем какая-либо словесная агитация, обещание мира и благ в будущем…

Среди рабочих замечается стремление к налаживанию хозяйственного аппарата и к поднятию производительности, как например: с введением премиальной системы производительность на некоторых предприятиях увеличилась до 90%. Замечается недовольство развившимся бюрократизмом и неумелым руководством работы некоторых учреждений, руководителями…

У крестьян все внимание сосредоточено на разверстке, неумелым проведением которой, они поставлены в такое положение, что если б не успехи красных войск, если б крестьянство при

прежних попытках не убедилось в бесполезности восстаний, которые беспощадно подавлялись, то достаточно было бы пробраться в деревню провокаторам и крестьянство все восстало бы против грабителей-коммунистов.

Продовольственная кампания по Сибири, как видно, сорвана и продовольственники, убедившись в этом, чтоб показать, что если они ничего не сделали, так все ж таки хоть что-то делали, начинают свирепствовать. За невыполнение разверстки аресты производятся без конца и разбора и кулаков, и средняков, и

бедняков, не считаясь с тем, есть или нет хлеб в действительности. За невыполнение разверстки заставляют вывозить семенное зерно, даже норму, арестовывают по 300 чел. В одном селе, сгоняют всю птицу и тут же на месте забивают и т. д.

Чрезвычайной  комиссией  производится  изъятие  исключительно злостных элементов и по отношению к другим накапливание материалов, по которым по окончании разверстки можно было б их взять и если нужно расстрелять. Такое отношение ЧК вызвано тем, что продовольственники часто сами хотят, чтоб ЧК арестовывала их агентов, имея ввиду провал продкампании взвалить на ЧК и тем самым облегчить свое положение. При каждом штабе особоуполномоченного упродкома находится представитель

ЧК для наблюдения за выполнением разверстки и за работой агентов.

Для разбора дел ,не выполнивших разверстку, время от времени, выезжает сессия Ревтрибунала.

ЦА ФСБ РФ. Ф. 1. Оп. 4. Д. 210. Подлинник.

Док. № 48

ВЫПИСКИ ИЗ КОРРЕСПОНДЕНЦИИ «ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ И БУРЖУАЗНОЙ ПУБЛИКИ» ОМСКОЙ И ОРЕНБУРГСКОЙ ГУБЕРНИЙ В НОЯБРЕ-ДЕКАБРЕ 1920 Г.

Декабрь 1920 г.

«Со дня на день ожидаю смерти, каждую ночь расстреливают по 20-30 человек, и я на точке зрения, так что мне ничего не нужно».

«Очень больно, что мы отдаем все свои силы на укрепление власти труда, а наши избранники не считаются с нами и чинят несправедливости и этим затрудняют борьбу с капиталом».

«Я подал рапорт в виду того, чтобы мне выдали теплую

одежду с тем, если мне откажут, то я с наступлением холода посещать службу не буду. Так и сделаю, пусть садят под арест, но так жить не можно, что чувствуешь над собой занесенный кулак, вот опустится и сделает из тебя лепешку. Так пусть же это ускорится, потому что я жить рабом кого-либо не намерен и никогда в рабстве не жил, а тут наступило такое рабство, что

работы требуют много, а купить и одеться в нечего».

Омск, 4 декабря. — «Меня освободили из ЧК 12 ноября. Посадили по оговору подлеца, моего сослуживца; что будто я отношусь враждебно к Советской власти, оговор, конечно, не подтвердился, могло быть и худо, если бы Чека поверхностно произвела следствие и придала значение оговору. Свобода слова ныне

заключается в том, чтобы ни с кем и ни о чем не говорить и гнать каждого заговорившего. Моя мечта уехать с копей в Литву на родину, и я уже возбудил ходатайство о признании меня литовским подданным. В Питер не хочется ехать, т. к. опять заставят служить Советской России, а служить особенного желания нет, раз у тебя есть своя Родина, свое государство. Уже лучше я послужу своему литовскому народу. Одно могу сказать: «Россия гибнет, но… не наше это дело». Дай Бог скорей отсюда выбраться, такой мерзости, какая существует в России, свет не видывал».

Омск, 9 декабря. — «…Я уже привык к той мысли, что в конце концов мы, русские, будем обобраны окончательно, что называется, до последней рубахи. Но вот мать и в особенности

бабушка  никак  не  могут  примириться  с  этим.  Да,  быть русским

и находиться хотя бы немного в более или менее приличных условиях большое несчастье, т. к. этим самым обрекается на положение человека, лишенного всяких гражданских прав и даже находится вне закона».

Оренбургская губ. 6 декабря. «…Вася, я выписался из коммунистов. У нас в Шумихе состояло в партии 157 человек, осталось только 18 человек».

Омская губ, 15 ноября. «Находимся наги и босы и голодны, хлеб взяли весь, до фунта, скот взяли весь на опись».

22 ноября. — «Трудно стало жить, что ходим голые и босы,

так доходим, что на плечах и рубахи нет и взять негде. Купить даже ребенку своему не найдешь ничего. Через эту проклятую коммуну приходится пропадать всем голым и босым; ну, все равно, будем пропадать, но в новую коммунию не пойдем. Будь она проклятая! Раз мать родила, так и умрем».

Омск, 12 декабря. «Новости у нас таковы, что скоро будем с голоду помирать, потому что все дорого очень, жалованье платят 800 руб. только в месяц, а купить фунт мяса нужно заплатить 500 руб. Выдали нам из коммунального отдела карточки на получение дров по полсажени в месяц, и так третий месяц ничего не получаем, все бьемся старыми запасами, а когда выйдут, тогда хоть замерзай. У нас уже все магазины, все лавки у

торговцев ломают на дрова, режут. И на дрова строевой лес и все не хватает, уже все заводы и фабрики закрыли, школ, лабораторий, потребиловок и разных канцелярий прикрыли все по недостатку дров. Так что житье становится совсем плохо».

ЦА ФСБ РФ. Ф. 1. Оп. 4. Д. 215. Л. 44об, 66-68, 83. Копия.

Док. № 49

ПИСЬМО БЫВШЕГО ФАБРИКАНТА В.И. ВОЛОТКОВИЧА СЕКРЕТАРЮ ЦК РКП(Б) Н.Н. КРЕСТИНСКОМУ

11 января 1921 г.

Гражданин Крестинский!

Будьте  так  добры,  поместите  в  Вашей  уважаемой  газете мое  нижеследующее  письмо-исповедь,  чем  Вы  осчастливите  меня, хотя  пред  смертью  принесением  покаяния  в  сделанных  грехах пред  народом,  выразив  таковое  на  столбцах  Вашей  га з е т ы .  Я, бывший  владелец  фабрики  «Скина»*,  Лепельского  уезда,  Витебской  губернии,  был  очень  жесток  с  рабочими  и  крестьянами, в особенности  жестокость  моя  выразилась  во  время  оккупации Лепельского  уезда  немцами  и  после.  Далее  я  и  друзья  мои  занялись  тайной  агитацией  против  советской  власти  в  своем  уезде,  и все  шло  хорошо  до  появления  в  Лепельском  уезде  председателем Уездного  Совета  некоего  Матусевича,  который,  правду  сказать,

здорово  подорвал  наши  планы,  но  к  его  счастью  скоро  убрался  и избежал  нашей  мести.  Потом  собравшись  в  довольно  большом количестве  мы  приютились  в  Велижском,  Невельском  и  других лесистых  уездах,  нападали  на  волости,  грабили  крестьян,  убивали  советских  служащих,  красноармейцев,  а  с  особым  удовольствием  коммунистов,  вырезали  и  ограбили  евреев  в  Новке  и  так

далее,  в  общем,  не  мало  наделали  людям  зла  и  горя,  не  мало невинных  благодаря  нам  сидит  в  тюрьмах  и  мы  упивались  кровью  и  горем  наших  братьев,  что  и  служило  нам  утешением,  т.  к. мы видели, что наш век закатился, и нам не быть тем, чем мы

* Писчебумажная  фабрика  «Скина»  была  национализирована  постановлением  Президиума  ВСНХ  от  16  июня  1919  г  как  крупная  фабрика, способная производить большое количество газетной бумаги. На момент национализации  ее  мощность  составляла  до  1  тыс  пудов  бумаги  и  300 пудов древесной массы в месяц. При работе только одной самочерпки, а всего  их  было  четыре,  фабрика  могла  вырабатывать  до  8  пудов  ролевой газетной  бумаги  в  месяц.  В  1913  г  на  фабрике  работало  300  рабочих  и было  произведено  172  718  пудов  бумаги,  а  за  второе  полугодие  1916  г при 145 рабочих — 15 059 пудов

были. Не дает нам победы, над рабочими и крестьянами, ни наша образованность, ни золото и нет нам больше места среди людей. И вот я, умирая в лесу, раненый своими же друзьями во время дележки награбленного, как хищный зверь, почувствовал насколько я и мне подобные были бесчеловечны, подлы и насколько мы заслуживаем того презрения, которым клеймят нас трудящиеся. И вот я, презреннейший из людей, хочу все же крикнуть трудящимся: «Мы побеждены, и нет нам пощады, и нет нам прощения. Я умираю, не смея просить прощения, и не буду больше вредить, но есть еще много подобных мне, они разлетелись искать еще жертв и берегитесь их, и уничтожайте их, как заразу, не щадите их, им нет возврата к добру и правде. И вот умирая, я не прошу прощения, а прошу только, как милости, кусочек места в газете для моего письма, где бы трудящийся народ и мои товарищи прочли бы эти мои последние слова и узнали, что возврата к прошлому нет и вас мои друзья скоро постигнет такая же участь, как и меня и лучшего мы не стоили.

Желаю Вам, гражданин комиссар, и Вашим товарищам поскорее уничтожить всех подобных мне и пусть свободный народ поскорее забудет их.

Волоткович

РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 84. Д. 230. Л. 506 об. Подлинник. Рукопись.

Док. № 50

ИЗ ТЕЛЕГРАММЫ ЗАМЕСТИТЕЛЯ ОСОБО УПОЛНОМОЧЕННОГО НАРКОМАТА ТРУДА РСФСР ДАНИЛОВА В ГЛАВКОМТРУД

19 февраля 1921 г.

Нефтяная промышленность, морской и железнодорожный транспорт и другие важные отрасли народного хозяйства в Азербайджане обслуживаются пришлым элементом. Ударный спрос на работу велик… Обильным и здоровым источником рабсилы может явится 11-я армия, демобилизующая ряд годов.

Уже формируется 5 l/2-тысячная трудчасть, которая по присылке Кавфронтом соответствующей смены, будет направлена на Грозненские промысла. Если невозможно быстро сформировать особую трудчасть для Бакинских промыслов, то нельзя ли определенную часть Грозненской трудчасти дать Баку. Во всяком случае, необходимо срочное распоряжение о передаче на Бакинские промысла демобилизуемых в Азербайджане горнорабочих, нефтяников и о направлении их в Баку из Советской России.

ГАРФ. Ф. 486. Оп. 1. Д. 12. Л. 13. Копия.

Док. № 51

ИЗ ПИСЬМА ЗАВЕДУЮЩЕГО КНЯЗЕВСКИМ ГОСУДАРСТВЕННЫМ РУДНИКОМ В РУДНИЧНЫЙ КОМИТЕТ ПРОФСОЮЗА ГОРНОРАБОЧИХ О КАТАСТРОФИЧЕСКОМ ПАДЕНИИ ТРУДОВОЙ ДИСЦИПЛИНЫ

19 июля 1921 г.

… Я  должен  отметить,  что  июльская  работа  Князевского рудника в этом отношении должна быть названа преступной и в нормальное время, в настоящее при полном оскудении материальных ресурсов Республики, эта преступность должна быть названа сугубой. Не погрузив в июле месяце ни одного вагона угля потребителям, мы дошли в последние дни до того, что для поддержания непрерывного водоотлива шахт, стали сжигать присылаемые для технических целей крепежные материалы. Такого явления за время моей работы на руднике с 1 марта 1920 г. еще не наблюдалось, ибо такового катастрофического падения трудовой дисциплины никогда не было… Не будь у меня уверенности, что нарисованный характер работ, в силу существующих положений, будет в недалеком будущем изменен, я счел бы себя обязанным, как нравственно, так и юридически, поставить перед Управлением бассейном вопрос о ликвидации работ рудника, ибо существование предприятий, работающих тик, как работает наш рудник в июле месяце, конечно, государственная власть допустить не может. Быть же уверенным во временном явлении такого падения производительности труда заставляет меня: 1) предыдущая более или менее удовлетворительная работа рудника в целом и 2) материальная заинтересованность подавляющей массы рабочих в рудничной работе, усугубляемая постигшим окрестности рудника, снабжающие его рабочей силой, неурожаем.

Относительно специального фактора, в значительной мере позволявшего регулировать производство за период весны 1920

г. и весны 1921 г., — боязнь военнообязанных быть уволенными с рудника для передачи в военкомат — в настоящее время приходится сказать, что ввиду ликвидации фронта, с одной стороны, и полного бездействия уездного аппарата по борьбе с дезертирством, с другой стороны. В настоящее время этот фактор всякую силу потерял, что, конечно Вам известно не хуже, чем мне… Единственным элементом заработной платы, фактически регулирующим труд, в настоящее время является хлебное вознаграждение за произведенную работу.

ГАРФ. Ф. 5459. Оп. 2. Д. 80. Л. 31. Копия.

Док. № 52

ИЗ ДОКЛАДА ПРЕДСТАВИТЕЛЯ ВЧК СКРАМЭ ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ВЦИК М.И. КАЛИНИНУ

ОБ ОБСЛЕДОВАНИИ АСТРАХАНСКОГО ГУБРАБИСПРАВДОМА И КОНЦЛАГЕРЯ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ РАБОТ ГУБЕРНИИ

1 сентября 1921 г.

Губрабисправдом рассчитан на 350 человек, налицо на 29 августа* — 672 человека, из которых срочных — 298 и следственных 374 человека. 90% уголовники: грабители, карманники, казнокрады, воры-рецидивисты и изрядное количество фабрикантов подложных документов. Большинство не занято полезным трудом…

*День обследования

Объезжая сотни тюрем, пропуская десятки и десятки тысяч арестованных, ни в одной тюрьме на территории РСФОР я не видел таких оборванных, совершенно голых людей, как в Астраханской губернской тюрьме. Заключенные при входе нас в камеру, чтоб скрыть свое голое тело, прятались за стоящих впереди. Понятно, Республика бедна, но при некотором желании все же можно было найти хоть несколько десятков рубашек и снабдить таковыми наиболее нуждающихся…

Концентрационный лагерь Астраханской губернии рассчитан на 400 человек, на 29 августа в нем — 620 человек. Дом, занятый лагерем, совершенно не приспособлен для жилья: окна разбиты, отсутствие стульев, столов, нар и проч. На зиму необходимо будет лагерь закрыть, иначе заключенные погибнут от холода.

В отношении благоустройства ничего не предпринимается.

Чрезвычайно тяжелые условия, в которых находятся больные заключенные: в маленькой комнатушке размещены 15-20 кроватей с больными, спертый воздух, отсутствие медикаментов, белья и т. д. …

ЦА ФСБ РФ. Ф. (8)1. Оп. 5. Д. 54. Л. ЗЗ.Копия.

Док. № 53  ИЗ ДОКЛАДА ОСОБОУПОЛНОМОЧЕННОГО НАРКОМЗДРАВА ПО САНЧАСТИ ТРУДОВЫХ  ЧАСТЕЙ ЦЕНТРАЛЬНОГО ТРУДОВОГО РАЙОНА НАЧАЛЬНИКУ ТРУДЧАСТЕЙ ЭТОГО РАЙОНА

8 декабря 1921 г.

Осмотрена рота 10-го трудового батальона (Таганка). В 5 комнатах находятся 300 человек. Спят на нарах. Нет никаких постельных принадлежностей. Шинелей почти ни у кого нет. Многие полураздеты, в кальсонах, без шаровар, не имеют зимних гимнастерок. На работы не ходят.

Прибывшие на пополнение красноармейцы контингента 1899 г. заявляют, что перед отправлением из войсковых частей с них сняли шинели, ботинки и отправили полураздетыми в трудовые части.

Помещение отапливается время от времени, по мере получения дров… Наблюдается вшивость. Белье на людях грязное Умывальников и полотенец нет. Кухня помещается в подвальном этаже, оконных рам нет. Кипяток не готовился около двух недель за неимением дров. Паек выдается на руки…

ГАРФ. Ф. 486. Оп. 1. Д. 26. Л. 206. Копия.

Док. № 54

ИЗ ПИСЬМА ЗАВЕДУЮЩЕГО СЕКРЕТНООПЕРАТИВНЫМ

ОТДЕЛОМ САРАТОВСКОЙ ГУБЧЕКА С.С. ЛОБОВА Ф.Э. ДЗЕРЖИНСКОМУ В СВЯЗИ С ОБВИНЕНИЕМ СОТРУДНИКОВ ПЕТРОГРАДСКОЙ ЧК В ПЬЯНСТВЕ

[Конец 1921 г.]

…Тов. Дзержинский, найденные бутылки и ящики в ЧК присланными товарищами из ЧК, я Вам заявляю, как бывший заместитель председателя и как человек, которого в пьянстве никто не уличал и не уличит, могут Вам дать сведения об этом Яковлева В.Н. и Стасова Е.Д., которые знают мое отношение к вину. Мы часто выливали найденные на обысках жидкости из бутылок, и посуда находилась в одной из комнат, где и были найдены. Это производилось в большом количестве и свидетелем этому может быть тов. Стасова. Вот фактическая сторона дела, а теперь как «Чрезвычайник» пишу, зачем Вы, тов. Дзержинский, сдаете позиции перед обывателями, посмотрите, из кого составляют ЧК. Харитонов, Равич, это смешно и больно, пролетариев выкачали из Петрограда и теперь единственный орган, который находится в руках рабочих, который не работал как «китайский солдатик» в руках Зиновьева, а имел свою рабочую революционную линию, он разгромлен. Я как питерец, получивший эти известия, не мог и не могу ни болеть душой за ЧК и, следовательно, за Питер и, с другой стороны я определенно заявляю, будьте последовательны, уберите меня от работы в ЧК, я это вино выливал и ящик и бутылки ставились по моему указанию, и я такой же

виновник, но заявляю, что выбор Ваш комиссии неудачен так сделавши выходит, слова Ильича, пошел в комнату, попал в другую*. Тов.  Дзержинский,  жалко  Питера,  обмещанят  его,  придется кликнуть клич: «Рабочие Питера, рассыпанные по России, на защиту Питера, пусть он должен как должен быть не мещанским, а красным Питером*. Прошу ответа, хотя в несколько строчек, скажите, я виноват уберите, не виноват поверьте мне и не ставьте им это в вину, аналогичное письмо пишу Стасовой в ЦК РКП.

С коммунистическим приветом

Зав. секретно-оперативным отделом  Лобов.

ЦА ФСБ РФ. Ф. (8)1. Оп. 5. Д. 101. Л. 75. Подлинник.

Док. № 55

ПИСЬМО   Ф.Э.  ДЗЕРЖИНСКОГО РУКОВОДИТЕЛЯМ

ЦЕНТРАЛЬНЫХ ВЕДОМСТВ  О МЕТОДАХ БОРЬБЫ С ХОЗЯЙСТВЕННЫМИ ПРЕСТУПЛЕНИЯМИ

РКИ тов. А.Д. Цюрупе и тов. Свидерскому

НКЮ — тов. Курскому и Крыленко

Госплан тов. Кржижановскому и тов. Пятакову ВСНХ тов. Богданову и тов. Смирнову Внешторг тов. Красину и тов. Фрумкину Эконономупр ГПУ тов. Кацнельсону

ЦКК тов. Сольцу

НКЗем тов. Яковенко и А.П. Смирнову

Копия ЦК; копия тов. Зеленскому

[1921 г.]

Практика привлечения к суду и следствию ответственных работников хозорганов показала. Что мера эта очень часто наносила существенный вред работе хозорганов, дезорганизуя их и

*Так в тексте

выбивая из строя (аресты) или из колеи работоспособности (дискредитация) лиц, работа которых безусловна была полезна.

Очень часто привлекались к суду и следствию лица за мелкие проступки и упущения, за проступки по чисто формальным признакам, тогда как административное разрешение (самого непосредственного начальства) могло бы не только сохранить работника, но и завоевать его. Вместе с тем, не смотря на преследования, преступления и расхищения не уменьшаются, не искореняются. Ибо меч борьбы и правосудия действует вслепую, без плана.

Борьба же необходима, иначе все государственное состояние будет расхищено, государственная промышленность восстановлена не будет.

Но, если подойти к этой борьбе с узкой точки зрения — бей виновного, то можно сказать, надо всех бить без исключения, ибо мы, коммунисты, (самые честные из нас) еще дураки, учимся только и делаем миллион промахов, а остальные, как спецы, так и вся конторская братия, это враги наши и смотрят на государственное имущество, как на источник своего обогащения (это

казенное, не наше, не грех брать и рвать).

Очевидно, что для преодоления такой стихии необходима тонкая, обдуманная, сложная стратегия, рассчитанная на то, чтобы в этой стихии найти союзников, произвести расслоение, внедрять новую этику.

Эту стратегию провести можно лишь тогда, когда борьба

будет задачей и обязанностью не только карательных и контрольных органов, но, в первую очередь самих хозорганов, тех, кто стоит во главе их. Хозорганы должны понять, что карательные органы работают в их пользу. А карательные органы должны понять, что борьба их со злоупотреблениями в хозорганах против воли руководителей этих хозорганов бесплодна и вредна.

Для обсуждения этого важнейшего вопроса предлагаю созвать нам совместное совещание, на котором ГПУ, НКЮст и РКИ внесли бы согласованные предложения.

Прошу в случае согласия уведомить меня.

Наркомпуть  Дзержинский

ЦА ФСБ РФ  Ф  I  On  4 Д. 95. Л. 5-6  Копия

Док № 56

ИЗ ДВУХНЕДЕЛЬНОЙ ИНФОРМСВОДКИ ИРКУТСКОЙ

ГУБЧЕКА С 1 ПО 10 МАРТА 1922 Г.

Не ранее 10 марта 1922 г.

Некоторые трудармейцы 14-го Сибтрудбата, указывая на плохое питание, обношенность и плохие жилищные условия, ведут агитацию за объявление забастовки, которая трудармейцами охотно воспринимается, отражаясь на производительности. Несмотря на существующее недовольство рабочих, последние все же не утратили свою революционность, проявляемую в отдельных случаях, примером коей может служить поимка бежавшего с копей милиционера Галифулина, при которой рабочие, собравшись в количестве 100 человек, волнуясь, кричали: «Расстрелять его, как собаку, ведь оружие он взял для того, чтобы убивать нас же, что ему еще не доставало от Советской власти…

ЦА ФСБ РФ. Ф. 1. Оп. 6. Д. 523. Л. 429. Копия.

Материал взят из книги Военный коммунизм: насилие как элемент хозяйственного механизма