ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ АНГЛО-АМЕРИКАНСКОЙ ПУБЛИЦИСТИКИ И ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ЕЁ РАЗВИТИЯ

Современный этап развития цивилизации отличается небывалым ростом воспроизводимой и потребляемой информации. Результатом этого является тот факт, что разнообразные виды информации приобретают всё большее значение в жизни общества, что, в свою очередь, объясняет устойчивый лингвистический интерес к языку современной публицистики, первоочередной целью которой является информирование читательской аудитории.

По мнению И. Р. Гальперина, публицистический стиль выделился как самостоятельный функциональный стиль английского языка в середине XVIII века [1]. На современном этапе развития английского языка он представлен преимущественно газетной публицистикой, ораторикой, эссеистикой, текстами мемуаров и биографий, а также устной разновидность данного стиля – текстами радиокомментариев.

Самыми древними образцами публицистического стиля являются произведения ораторского красноречия и историко — биографические жизнеописания деятелей прошлого. Исследователи

отмечают, что ещё античная теория классифицировала изящную прозу на историографию, философию и ораторику (красноречие). Эти три вида прозы считались художественными и к ним предъявлялись требования хорошего слога [2,3,4].

Античное красноречие было унаследовано странами, входящими в состав Римской империи. В средние века, особенно в начале второго тысячелетия, в первых европейских университетах формируется теория академического красноречия схоластика, характеризующаяся развитием системы доказательства и многообразной аргументации. Своего расцвета эта область ораторского искусства достигает в Сорбонне в XIII веке и в Оксфорде в XII веке.

Великобритания также может считаться одним из родоначальников и продолжателем политического красноречия, причём в трёх его вариантах: 1) красноречие, рождённое историческими событиями, связанными с переломными для страны моментами: народные восстания XV-XVI веков, война Белой и Алой Розы, Английская буржуазная революция и т. п., 2) парламентское красноречие, сложившееся в главном законодательном органе страны,

3) дипломатическое общение.

Обличительные и воинственные речи Оливера Кромвеля отличались огромной энергией, целеустремлённостью, эмоциональным накалом, самоотверженностью, что сближало его с проповедниками раннего христианства. Британский парламентаризм подарил миру не одного яркого оратора-полемиста, традиции которых были продолжены парламентариями-ораторами в Англии и США более позднего времени: А. Линкольн, У. Черчилль, Дж. Ф.Кеннеди, М. Л. Кинг, М. Тэтчер, С. Болдуин, Р. Рейган и др. Лучшие традиции дипломатического общения получили своё продолжение в деятельности крупнейших английских и американских дипломатов: Джеральда Лонга, Фрэнсиса Лоу, Генри Ричарда, Дейви Крокета, Мадлен Олбрайт и других.

Другой не столь древней разновидностью публицистического стиля является эссеистика. В Европе первым эссеистическим произведением явились «Опыты» Мишеля Монтеня, вышедшие в

1580 г. Оно включает 107 отдельных эссе различного объёма (от 2-3 до 70 страниц) и тематики, создававшиеся и дополнявшиеся автором в уединении в течение 20 лет.

За четыреста лет своего существования эссеистика знала периоды взлётов и падений, которые объяснялись, в первую очередь, общим общественно-политическим состоянием общества. Как отмечает один из исследователей эссеистики: «Открытость общества, гласность, возможность обсуждать любые проблемы, усиление политической и идеологической борьбы делают эссеистику более востребованной, так как в её основе лежит осмысление, оценка происходящих событий, что делает это литературное направление чрезвычайно популярным» [5]. Среди известнейших английских и американских эссеистов находим имена Г. К. Честертона, О. Уайлда, Б. Шоу, Г. Уэллса, С. Ф. Фицжеральда и пр.

Современную реальность англо-американской жизни отличает

проникновение произведений, в которых сильно авторское

«эссеистическое» начало, в газетную, теле — и радиожурналистику.

Вместе с тем развивается и традиционная эссеистика. Ярким свидетельством этого является выпущенная в 2003 г. под редакцией современного американского эссеиста Джона Д’Агаты книга “The next American essay”, в которую вошли произведения 32 авторов, работающих в этом направлении [6].

Особый интерес представляет история становления и развития англо-американской газетно-журнальной публицистики, являющейся основой всего публицистического стиля.

Как отмечает Луис Крейвен, в шестнадцатом веке в Англии под словом «новости» понималась всякая устная, письменная или печатная информация о текущих событиях [7]. Один из таких первых печатных отчётов о битве при Флоддене, сохранившихся до наших дней, датируется 1513 г. Он представляет собой разновидность буклета, иллюстрированного гравюрами.

В Англии эпохи Тюдоров явно доминирует культура устной речи, основными способами получения, передачи и осмысления новостей являются дебаты, переговоры, и беседы. Официальная информация: обращения и распоряжения правителей Англии и военные сводки расклеиваются в виде печатных бюллетеней в людных местах, однако устная речь длительное время остаётся основным привычным способом передачи новостийной информации.

Около 1475 г. в Англии появляется книгопечатание и первой типографией становится издательство Вильяма Кэкстона, организованное в Вестминстерском аббатстве. В 1504 г. учреждается

первый Королевский печатный двор, который фактически вводит монополию на всякую издательскую деятельность, занимаясь в основном печатанием официальной версии текста Библии, статутов (законодательных актов), обращений правителей и официальной хроники.

В 1557 г. Стейшинэз Компании, одна из издательских компаний Лондона, получает Королевскую хартию, позволяющую ей достаточно свободно заниматься профессиональной издательской деятельностью при сохранении лояльности правящим кругам. Данный факт можно считать началом организации гильдии издателей Британии.

В конце 1620 г. в Лондоне появляются печатные периодические

издания на английском языке, выпущенные в Амстердаме и привезённые в Англию. Значимой фигурой в создании, распространении и доставке новостийных материалов из Голландии явился Томас Гейнсфорд. Говоря современным языком, Т. Гейнсфорд отличался «хорошим нюхом» на сенсацию, знал запросы публики и обладал «крепким» литературным стилем.

Эстафету Т. Гейнсфорда принимает английский издатель Томас

Арчер. С начала 1621 г. он начинает печатать новостийные материалы в том же виде, что и голландские издатели. Листы с новостями становятся популярными среди посетителей Поупс Хед Элли, где Томас Арчер их активно распространяет. В июне 1622 г. Т. Арчер со своим компаньоном Николасом Бурном получают патент на регулярную публикацию новостей о событиях за рубежом. Позже, на правах преемника, Н. Бурн объединяется с издательством Натаниеля Баттера. Впрочем, это объединение существует недолго, так как уже в

1632 г. лицензионная палата лишает Н. Баттера и Н. Бурна права на ведение издательской деятельности. Радикалы-протестанты, крайне недовольные возвеличиванием католицизма в эпоху правления Карла I, наводняют страну незаконно издаваемыми печатными материалами, содержащими резкую критику правящего класса и призывы к его свержению. В ответ правительство ужесточает требования к ведению всякого рода издательской деятельности и широко практикует уголовное преследование и наказание, вплоть до смертной казни, за всякое инакомыслие в публикуемых материалах. Многие издатели и авторы печатных материалов этого времени поплатились не только правом издавать что-либо, но и подверглись жестоким и позорным

наказаниям. Так, в 1637 г. за распространение баптистских воззрений был высечен и привязан к «позорному столбу» Джон Лилбурн, а в

1638 г. английские власти клеймили и обрезали уши трём создателям печально известного издания «Histrio-mastix»: Вильяму Прайну, Джону Бэствику и Генриху Бёртону.

Н. Баттеру удаётся вернуть свой патент к концу 1637 г., но вплоть до 1639 г. внутреннее напряжение в стране способствует тому, что зарождающаяся газетно-журнальная публицистика этого периода английской истории в основном представлена многочисленными нелегальными печатными материалами, «памфлетами», критически или откровенно провокационно освещающими ход событий внутри государства, в конкурентной борьбе с которыми материалы, публикуемые Н. Баттером, явно проигрывают.

Закрытие лицензионной палаты в 1641 г. явилось событием в истории развития английской прессы, которое трудно переоценить. Основными результатами этого события стали ослабление цензуры и рост числа печатных материалов, многие из которых появились впервые. 22 ноября 1641 г. в Лондоне выходит в свет первый номер

«The Heads of Several Proceedings in This Present Parliament», издания,

являющегося первым, официально разрешённым печатным органом, освещающим деятельность английского парламента. В начале 1640 г. выходит в свет «Mercurius Aulicus» — первое официальное печатное издание, отражающее позицию королевского двора и роялистов по вопросам государственного значения.

События Английской буржуазной революции всколыхнули общественную жизнь всего Объединённого Королевства, убедительно доказав необходимость свободного доступа широких слоёв населения к печатной информации. Однако общая тенденция увеличения количества печатных изданий в первые годы Революции в начале

1650-х меняется на прямо противоположную по мере укрепления политического курса Протектората к 1655 г. Сам О. Кромвель был сторонником линии жёсткого государственного контроля над прессой. Убедительным доказательством этого является принятый по его инициативе в 1649 г. «Закон о государственной измене» «The Treason Act», который приравнивал публикацию критических высказываний в адрес правящей элиты к государственной измене.

Ещё более тяжёлой для печатных средств информации становится эпоха Реставрации. Правление Карла II отмечено

ужесточением законодательства о цензуре, гонениями на редакторов и издателей всех неподконтрольных государству изданий, возложение функций контроля над средствами печатной информации на специально созданное министерство.

В эпоху правления Стюартов политическая дискуссия становится неотъемлемой частью жизни общества, а газеты – её основной составляющей. К концу XVII века слово «газета» навсегда входит в английский язык, чётко фиксируя представление об устоявшемся внешнем виде этого печатного издания.

В 1679 г. палата общин британского парламента неожиданно для всех откладывает обсуждение нового закона о лицензировании, что способствует немедленному возрождению и появлению многочисленных нелегальных печатных изданий.

Вскоре после восшествия на престол Якова II закон об обязательном лицензировании печатных изданий был всё-таки принят, но в 1695 г. палата общин отказалась голосовать за его пролонгирование, так как цели принятия данного акта были не вполне ясны. Как отмечают исследователи журналистики, само по себе это событие не означало отмену контроля над печатным словом, но, безусловно, снижал риск организации независимого печатного органа [8].

Таким образом, к концу XVII века в Англии сформировалась система периодической печати, прошедшая долгий эволюционный путь от издаваемых по случаю книжечек с новостями елизаветинской эпохи до устоявшихся, регулярно выходящих в свет периодических изданий. Изменилось и отношение общества к ним. Периодическая печать всё более становится инструментом реформ, а сами издатели и публицисты осознают свою ответственность за печатное слово и позицию своего издания, всё более приходит осознание того, что газета не просто распространяет новости о событиях в стране и за рубежом, но и формирует общественное мнение.

XVIII век становится важным историческим этапом в становлении и развитии британской прессы. Отмена закона об обязательном лицензировании в 1695 г. сопровождалась небывалым ростом как количества газет, так и уровня их рыночных продаж.

Характеризуя в целом состояние прессы в Англии в период с середины XIX века по 1914 г., Алан Ли отмечает, что бурное развитие газетно-журнальной публицистики в равной мере характерно в этот

исторический промежуток для всех крупных мировых держав, в первую очередь для США и Франции. Газетный «бум» был обусловлен целым рядом причин: 1) увеличением доходов населения и повышением престижа образования, как следствие, созданием рынка рекламодателей, 2) ростом недоверия к политике государства, зачастую осуществляемой тайными, негласными методами, 3) распространением дешёвой прессы, 4) появлением заинтересованности со стороны политических партий и отдельных политиков в финансировании «своей» прессы, 5) изменением способов подачи материала: форма становится более важной категорией газетного текста, нежели его содержание, 6) процветанием в течение короткого промежутка времени, с 1850-е по 1890-е гг., либеральной прессы, 7) превращением прессы в доходный бизнес, а не в политический, социальный и гражданский институт общества [9,

10]. В качестве одной из наиболее важных черт прессы середины XIX века может быть названо формирование газетных жанров. Именно в это время в словарь журналистики входят такие понятия как: reporting, review, article, interview, заложившие основу для дальнейшего развития многочисленных жанровых разновидностей газетно-журнальной публицистики [11].

С началом Первой мировой войны в 1914 г. государство пытается превратить британскую прессу в важный компонент пропагандистской машины, призванный поднимать дух нации. 1918 г. стал годом наибольшего расцвета прессы Британии и окончанием её

«золотого века». Эта эпоха создала политический и технологический фундамент современной английской газетно-журнальной публицистики, а имена её крупнейших издателей и журналистов навсегда вошли в историю, традиции и практику не только английской, но и мировой журналистики.

Период со времени окончания Первой мировой войны до начала Второй мировой войны зачастую называется британскими историками журналистики «эрой пресс-баронов» [12]. Проблема концентрации издательского дела в руках малого количества собственников, определяющих общественное мнение и активно влияющих на ход политических событий, беспокоит не только умы правозащитников и либералов, но и власть предержащих. «Пресс- бароны» фактически не дают возможности для организации новых изданий, способствуя развитию так называемой «войны тиражей»

между крупными, устоявшимися газетами, такими как «Daily Mail»,

«Daily Express», «Daily Herald» и другие. Как отмечает исследователь журналистики этого времени Алед Джоунс, «… по сравнению с совсем недавним прошлым пресса в 1930-х отличается удивительным многообразием по своей политической ориентации, включающим праворадикальную «Daily Mail», центристские «The Times», «The Observer», левоцентристские «Daily Herald» и «News Chronicle», коммунистическую «Daily Worker» и многое другое» [13].

Начало Второй мировой войны вновь ставит прессу Британии в жёсткие идеологические рамки. Не информирование, а пропагандистская деятельность становится её главной задачей. Провозглашённый правительством лозунг о единстве нации в дни суровых испытаний приводит к закрытию ряда изданий. Как отмечает Алед Джоунс, «в период с 1939 по 1942 гг. первой военной потерей становится пресса, отражающая позицию левых партий» [14]. Правительственная директива 2D даёт Министерству внутренних дел право прекращать издательскую деятельность, и в январе 1941 г. по распоряжению Кабинета министров Англии прекращается деятельность «Daily Worker» и «Week». Атака Уинстона Черчилля на

«Daily Mirror» в марте 1942 г. оказывается менее успешной: издание выживает благодаря анти-цензурной компании в августе 1942 г. После трудного периода привыкания к новым «правилам игры» в условиях военного времени взаимоотношения между прессой и государством значительно улучшаются, и к концу войны большинство печатных изданий самостоятельно, а не под давлением свыше, осуществляют контроль над печатным словом.

Серьёзная общественная дискуссия о роли, сущности,

организации, формах собственности и взаимоотношениях прессы с властью не утихает в течение всего этого времени и значительно обостряется после окончания войны, когда вопросы будущего британской прессы и политических последствий существования монополий в сфере печатно-издательского дела привлекают пристальное внимание государства. Для всестороннего изучения данного вопроса в марте 1945 г. в Англии создаётся Королевская комиссия с участием всех заинтересованных сторон, которая работает в течение трёх лет с 1947-го по 1949-й гг. и фактически признаёт законным существование печатно-издательских монополий. Впрочем, в это время вопрос постепенно теряет свою актуальность: благодаря

интенсивному развитию и внедрению новых информационных технологий: радио и телевидения, которые приводят к появлению новой разновидности публицистики радиожурналистики. Круглосуточные радиокомментарии ВВС и других радиовещателей, как и независимое телевещание конца 1940-х – начала 1950-х, лишают газеты и журналы той естественной монополии в распространении новостийных материалов, которую они имели до этого.

Понятие «послевоенная пресса» покрывает значительный исторический промежуток от 1945 г. по сей день. Если попытаться кратко суммировать основные итоги прошедшего пятидесятилетия, то они могли бы иметь следующий вид: 1. Пресса Британии по — прежнему находится в руках малого количества собственников. Многие из них являются представителями издательских династий во втором и третьем поколениях: Эйткены-Бивебруки, Гарри Гай Бартоломью, Кинги, Нортклиффы, Ротермеры и другие. 2. Пресса включена в постоянную жёсткую конкуренцию с другими средствами массовой информации и находится в поиске новых форм существования и выживания. 3. Одними из наиболее заметных новых форм привлечения читательской аудитории являются создание международных новостийных корпораций и выпуск таблоидов – многостраничных, иллюстрированных общенациональных изданий в цветной печати, отличающихся небольшими размерами публикаций, охватывающих все стороны жизни общества, и обилием рекламы, которая может занимать в таких изданиях больше половины их площади. Таковыми становятся «Sun», «Mirror», «Daily Star» и ряд других изданий. 4. Многие издания сменили несколько собственников за последние тридцать лет, при этом большая часть из них оказывается в результате в собственности иностранных владельцев. 5. Ряд изданий сменил свою изначальную идеологическую ориентацию. Так, «Financial Times» превратилась из узкоспециализированного экономического ежедневника в международное издание, отражающее тенденции рыночной экономики не только в Великобритании, но и за её пределами. 6. Усилилась региональная пресса, особенно пресса Шотландии. 7. Несмотря на все трудности, ряд популярных английских изданий выжил и продолжает радовать своих читателей новыми публикациями: «The Times», «The Daily Telegraph» и другие.

Англо-американская публицистика, таким образом, прошла долгий путь своего становления. Некоторые её разновидности, такие как ораторика, существуют уже несколько столетий, другие, такие как радиожурналистика, насчитывают не более века своего существования. Основу публицистического стиля составляют газетно-журнальные публикации, представляющие собой наиболее доступный, массовый, широко тиражируемый вид публицистических текстов, которым свойственны аналитическая переориентация фактологического и конкретизация обобщённого материала. Сложный путь становления и развития англо-американской прессы привёл к тому, что в англоговорящем мире была создана информационная индустрия, являющаяся крупнейшим работодателем, средством массовой информации населения, которое не просто поставляет информацию своей аудитории, но и самостоятельно порождает эту аудиторию. Выживание в условиях конкуренции с радио и телевидением способствует постоянному творческому поиску собственников, редакторов и журналистов печатных изданий, новых способов привлечения читателей. Именно поэтому современная газетная публицистика представляет собой необозримый конгломерат старых, новых и вновь появляющихся газетно-журнальных жанров, характеризующихся живостью языка, творческим осмыслением и изложением материала, внешней привлекательностью. Газетно-журнальная публицистика стала основой всего стиля публицистики, активно используя всё лучшее, что было в этом стиле и внедряя это лучшее во вновь появляющиеся формы и жанры стиля.

Материал взят из: Вестник Нижегородского государственного лингвистического университета им. Н. А. Добролюбова. Вып. 10. Лингвистика и межкультурная коммуникация