История формирования и современное состояние популяции речного бобра (castor fiber) на территории удмуртской республики

Речной бобр (Castor fiber) еще совсем недавно находился под угрозой исчезновения. В результате предпринятых мер по охране и искусственному расселению исторический ареал вида был восстановлен, а его численность возросла настолько, что в настоящее время грызун снова приобрел важнейшее промысловое значение. Работы по реакклиматизации бобра проводились также и в Удмуртской Республике, где данный вид был полностью истреблен уже к началу XIX в. В настоящее время популяция реакклиматизированного речного бобра в Удмуртской Республике насчитывает более 22,5 тыс. особей.

Ключевые слова: речной бобр, реакклиматизация, численность.

Речной  бобр (Castor fiber) – ценный охотничье-промысловый вид, игравший значительную роль в экономике нашей страны на протяжении многих столетий, был практически уничтожен к началу XX в. [1]. В целях сохранения речного бобра в 1922 г. постановлением СНК РСФСР была запрещена его добыча, созданы первые бобровые заповедники – Березинский (1925 г.), Воронежский (1927 г.), Северо-Уральский (1929 г.) и проводились практические мероприятия по искусственному расселению вида [1; 2].

За 90-летнюю историю спасения речного бобра в пределах бывшего СССР было переселено

около 17 тыс. зверей, из них 12 тыс. – на территории России. В качестве племенного материала использовали бобров всех подвидов (C. f. belarusicus, C. f. osteuropaeus, C. f. pohlei, C. f. tuvinicus) [3].

Материалы и методика исследований

Собственный материал собран в 2008-2012 гг. на западе Удмуртской Республики (среднее течение р. Валы). Район исследования характеризуется высокой мозаичностью угодий. Площадь территории, использованной в качестве полигона, составила около 160 км2 и включала все характерные для данной территории экосистемы с различной степенью антропогенной нагрузки.

Многолетние данные по численности речного бобра на территории Удмуртской Республики получены в результате анализа всех доступных источников: научных трудов и справочных материалов [4-9], ежегодных Государственных докладов «О состоянии окружающей природной среды Удмуртской Республики» [10-13], сводных ведомостей Управления охраны фауны Удмуртской Республики по учету бобра.

Для выявления основных закономерностей изменения численности бобра был использован регрессионный анализ (программа STATGRAPHICS Plus 5.0). Основным критерием подбора модели служил коэффициент детерминации R2.

Результаты и их обсуждение

На территории современной Удмуртии бобры были многочисленны с древнейших времен, однако к началу XIX в. они были здесь полностью уничтожены [14]. Наличие пригодных для обитания мест, высокая стоимость меха создали предпосылки для реакклиматизации бобра на территории Удмуртской Республики.

Работы по реакклиматизации речного бобра в Удмуртии проводились с 1947 по 1973 г. Всего за этот период в Удмуртию шесть раз завозили и пять раз расселяли местных бобров. В местах выпусков сразу же организовывались бобровые и комплексные заказники. Был завезен 241 бобр и расселено 139 зверьков, отловленных в Удмуртии (табл.). Внутриреспубликанское расселение проводилось партиями по 30-40 голов. Отлов производился в организованных ранее бобровых заказниках [15; 16].

Западная  часть  республики  стала  заселяться  бобрами с 1962 г.,  когда  выпустили  бобров  в р. Пестерь. Впоследствии в бассейне р. Кильмезь бобров выпускали еще три раза. По левым притокам р. Вятки они проникли из Кировской области в юго-западные районы республики [17].

Север республики стал заселяться бобрами с 1959 г., когда в р. Лозу, левый приток Чепцы, были выпущены 26 бобров. Одновременно в северо-западные районы республики бобр проник с территории Кировской области по р. Чепце [17].

Выпуски речного бобра в Удмуртии [18]

Год выпуска

Место выпуска

Источник

племенного

материала

Всего голов

В том числе:

взрослых

молодых

1947

р. Чур

ВГЗ

25

12

13

1953

р. Нылга

БССР

59

33

26

1954

р. Чернушка

УАССР

25

10

15

1959

р. Лоза

МАССР

26

14

12

1960

р. Саля

УАССР

20

10

10

1962

р. Пестерь

МАССР

35

15

16

4

1963

р. Кырчма

БССР

30

14

16

1963

р. Уть

БССР

31

14

17

1964

р. Ува

УАССР

31

13

14

4

1964

р. Кеп

БССР

35

16

19

1969

р. Лумпун

УАССР

30

15

15

1973

р. Кама

УАССР

33

16

17

Всего

380

182

190

8

В результате реакклиматизации и создания видовых охотничьих заказников была полностью восстановлена популяция речного бобра на территории Удмуртской Республики, численность бобра достигла промысловой, и в настоящее время бобр является одним из основных объектов охотничьего промысла. Официальный промысел начался с 1969 г. [4].

Работа по реакклиматизации речного бобра в Удмуртии была высоко оценена на IV Всесоюзном совещании по восстановлению и рациональному использованию бобра в СССР, и удмуртская популяция бобра названа наиболее хозяйственно перспективной по сравнению с другими популяциями в Уральском регионе [5].

Рис.1. Динамика численности речного бобра в Удмуртской Республике

Многие авторы, посвятившие свои работы изучению и анализу динамики численности бобра, отмечают, что любая вновь формирующаяся бобровая популяция проходит в своем развитии три основных периода: период низкой численности, период быстрого роста численности и период стабилизации численности [19-22].

С целью получения полной картины динамики численности удмуртской популяции бобра, а также выявления возможной периодичности в характере изменения численности была построена многолетняя динамика, включающая период времени с 1947 г., то есть начиная с первых выпусков бобра в Удмуртской Республике, по 2011 г.

В качестве альтернативных рассмотрены модели: линейная, экспоненциальная и полиномиаль

ные. Наиболее удовлетворительные результаты зависимости численности бобра от времени даёт полиномиальное уравнение вида   , где  – численность особей,  – время. График изменения численности бобра в период с 1947 по 2011 г. представлен на рис. 1.

Однако полученная нами модель не позволяет выделять четкие периоды в динамике численности

популяции. Численность популяции, согласно полученной модели, меняется с относительно одинаковой скоростью за все годы наблюдений. Тем не менее, в реальной популяции присутствуют заметные флуктуации численности с конца 80-х до начала 2000-х гг., которые, конечно, нельзя не учитывать. С учетом изменения скорости роста численности популяции в этот период весь массив наблюдений был разбит на три периода, и для каждого из них подобраны соответствующие модели (рис. 2).

Рис. 2. Периодичность в изменении численности бобра

Анализ полученной модели показывает, что после стабильного роста численности популяции в первом периоде, который характеризуется как период расселения, наблюдается некоторый спад в скорости роста численности популяции (период стабилизации численности). Начиная с 2005 г. численность бобра начала резко расти.

Согласно данным собственных многолетних полевых наблюдений в Удмуртской Республике в

последнее десятилетие наблюдалось активное заселение бобром искусственных и естественных водоемов в урбанизированной среде. По-видимому, причиной этого явилась высокая плотность населения популяции в природных экосистемах, повлекшая за собой истощение кормовых ресурсов и усиление внутривидовой конкуренции. В этой связи третий период развития популяции бобра можно назвать периодом «синантропизации».

Период заполнения экологической ниши в Удмуртской Республике новой популяцией реакклиматизированного речного бобра затянулся практически на 60 лет. В последние годы его популяция местных бобров насчитывает более 22,5 тыс. особей. Плотность населения бобров в расчете на площадь территории Удмуртии составляет 5,3 особи на 1000 га.

Успешность результатов реакклиматизации бобра в Удмуртской Республике заключается в том, что длительное время его ниша была свободна в связи с истреблением этого грызуна в историческом прошлом. За этот период основные древесно-кустарниковые корма, составляющие основу осеннезимнего питания, восстановились в полном объеме [23]. Именно наличие определенного запаса кормовых ресурсов обеспечивает в течение некоторого времени возможность увеличения численности популяции интродуцированного вида с постоянной скоростью [24].

Второй причиной является то, что Удмуртия имеет густую, сложную речную сеть. Поверхностные воды представлены реками, прудами, водохранилищами, озерами и болотами [25].

Таким образом, трофический фактор, а также наличие и характер водоемов, наряду с климатическими условиями, являются ключевыми экологическими факторами экологической ниши речного бобра.

В настоящее время бобрами заселены все минимально пригодные местообитания. Они активно

используют в пищу малопривлекательные для них породы древесно-кустарниковой растительности (ольха серая (Alnus incana), ольха черная (Alnus glutinosa), липа сердцевидная (Tilia cordata), жимолость лесная (Lonicera xylosteum), черемуха обыкновенная (Prunus padus), рябина обыкновенная (Sorbus aucuparia)) и кормятся на большом удалении от воды. Образование новых поселений практически не наблюдается.

Полученная модель динамики численности бобра не позволяет с уверенностью говорить о том, как поведет себя популяция в дальнейшем. Однако, учитывая серьезное истощение кормовой базы в природных экосистемах, а также способность бобров к снижению интенсивности размножения с ростом плотности населения угодий [26], можно предположить, что дальнейшего роста численности не будет, а популяция бобра достигла своей предельной численности.

Выражаю искреннюю признательность за содействие и консультации при выполнении данной работы научному руководителю, профессору Никольскому Александру Александровичу, а также начальнику отдела мониторинга и охраны среды обитания Управления охраны фауны Удмуртской Республики Украинцевой Светлане Петровне.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1.  Дьяков. Ю.В. Бобры Европейской части Советского Союза. М.: Московский рабочий, 1975. 480 с.

2.  Скалон В.Н. Речные бобры Северной Азии. М.: Изд-во Моск. об-ва испытателей природы, 1951. 208 с.

3.  Савельев А.П., Мунцлингер П., Албрехтова А. Ревизия происхождения и чистоты» аборигенных бобров России и Белоруссии с использованием новых генетических данных // Териофауна России и сопредельных территорий : Междунар. совещ. (IX Съезд Териологического общества при РАН). М.: Тов-во науч. изд. КМК, 2011. С. 418.

4.  Давлетов И.З. Экология бобра в урбанизированном ландшафте. Киров, 2005. 116 с.

5.  Григорьев Н.Д. Современное состояние бобровых колоний в Волжско-Камском крае, перспективы их роста и  использования // Тр. Воронеж. гос. заповедника. Воронеж: Центр.-Чернозем. кн. изд-во, 1969. Вып. 16. С. 86-98.

6.  Фонд охотничьих угодий и численность основных видов диких животных в РСФСР: Справочные материалы

/ Гл. упр. охотничьего хоз-ва и заповедников при Минсельхозпроде РСФСР, ЦНИЛ охотничьего хоз-ва и заповедников. М., 1992. 96 с.

7.  Ресурсы  основных видов охотничьих животных и охотничьи угодья России (1991-1995 гг.). М.: Изд-во

ЦНИЛ Охотдепартамента Минсельхозпрода России, 1996. 225 с.

8.  Государственное управление ресурсами: охота и охотничьи ресурсы Российской Федерации: специальный выпуск. М., 2011.664 с.

9. Состояние ресурсов охотничьих животных в Российской Федерации в 2003-2007 гг. Информационноаналитические материалы // Охотничьи животные России (биология, охрана, ресурсоведение, рациональное использование). М.: Изд-во ФГУ Центрохотконтроль, 2007. Вып. 8. 164 с.

10. О состоянии окружающей природной среды Удмуртской Республики: государственный доклад в 2006 году.

Ижевск: Изд-во ИжГТУ, 2007. 205 с.

11. О состоянии окружающей природной среды Удмуртской Республики в 2007 году: государственный доклад.

Ижевск: Изд-во ИжГТУ, 2008. 198 с.

12. О состоянии окружающей природной среды Удмуртской Республики в 2008 году: государственный доклад.

Ижевск: Изд-во ИжГТУ, 2009. 247 с.

13. О состоянии и охране окружающей среды Удмуртской Республики в 2011 году: государственный доклад.

Ижевск: Изд-во ИжГТУ, 2012. 246 с.

14. Пучковский С.Г. Резервы биоразнообразия // Вестн. Удм ун-та. Сер. Биологическое разнообразие Удмуртской Республики. 1999. №5, вып. 2. С. 3-6.

15. Жарков И.В. Итоги расселения речных бобров в СССР // Тр. Воронеж. гос. заповедника. Воронеж: Центр.Чернозем. кн. изд-во, 1969. Вып. 16. С. 10-51.

16. Кирисов А.Г. Охотничье-промысловые звери и птицы Удмуртии. Ижевск: Удм. кн. изд-во, 1960. 134 с.

17. Павлов М.П., Корсакова И.Б. Акклиматизация охотничье-промысловых зверей и птиц в СССР. Киров: Волго-Вят. кн. изд-во, 1973. С. 9-38.

18. Матвеев В.А. Искусственное расселение млекопитающих на территории Удмуртской Республики: результаты и перспективы: дис. … канд. биол. наук. М., 2005. 128 с.

19. Завьялов Н.А. Заселение, динамика численности и экология бобра (Castor fiber) в Дарвиновском заповеднике // Бюл. МОИП. Отд. биол. 1998. Т. 103, вып. 3. С. 10-15.

20. Завьялов Н.А., Альбов С.А., Петросян В.Г., Хляп Л.А., Горяйнова З.И. Инвазия средопреобразователя – речного бобра (Castor fiber L.) в бассейне р. Таденки (Приокско-Террасный заповедник) // Российский журн. биологических инвазий. 2010. № 3. С. 39-61.

21. Кассал Б.Ю. Результаты реинтродукции бобра речного в Среднем Прииртышье // Териофауна России и сопредельных территорий: Междунар. совещ. (IX Съезд Териологического общества при РАН). М.: Тов-во науч. изд. КМК, 2011. С. 205.

22. Каштальян А.П. Многолетняя динамика численности и современное состояние популяции бобра на территории Березинского биосферного заповедника // Териофауна России и сопредельных территорий: Междунар. совещ. (IX Съезд Териологического общества при РАН). М.: Тов-во науч. изд. КМК, 2011. С. 209.

23. Бюллетень состояния ресурсов охотничьих животных, их численность и добыча по регионам России в сезон

2008-2009 гг. // ГНУ ВНИИОЗ им. проф. Б.Н. Житкова. Киров, 2009. 80 с.

24. Гиляров А.М. Популяционная экология: учеб. пособие. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1990. 191 с.

25. Удмуртская Республика: Энциклопедия. Ижевск: Удмуртия, 2000. 800 с.

26. Гревцев В.И. Популяционные основы рациональной эксплуатации ресурсов бобра (Castor Fiber L.) // Сохранение разнообразия животных и охотничье хозяйство России: материалы 2-й Междунар. науч.-практ. конф. М., 2007. С. 234-236.

Поступила в редакцию 20.09.12

I.A. Matveev

The History of Formation and the Current State of the Eurasian Beaver (Castor fiber) Population in the Udmurt

Republic

Until recently, the Eurasian Beaver (Castor fiber) was still under threat of extinction. However thanks to measures to protect and resettle the species, its original habitat has been restored and its population has grown to the point of regaining its former economic importance. The Eurasian Beaver was re-introduced in the Udmurtian Republic, where the beaver population had been destroyed entirely by the early 19th century. At present, the Eurasian Beaver population in the Udmurtian Republic has reached 22,5 thousand.

Keywords: Eurasian Beaver, re-acclimatization, population.

Матвеев Иван Александрович, аспирант

ФГБОУ ВПО «Российский университет дружбы народов»

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, д. 6

УДК 599.322.2

М.С. Шевнина (Суханова), Н.С. Кетова, В.В Колесников, В.В. Ширяев

 Материал взят из Вестник Удмуртского университета (Серия 6 Биология. Науки о Земле. Выпуск 4, 2012)