Исторические и современные модели человека в экономике и других социальных науках. Возможности их междисциплинарного взаимодействия

Как для исторических, так и для современных подходов к ана- лизу экономической деятельности характерно обращение к антро — пологической проблематике, попыткам объяснить ее, опираясь на понятие «человеческой природы».

Уже Аристотель, автор термина «антропология», при объясне- нии меновой стоимости товаров обращался к «природе человека», связывая ее с потребностями. Обращение к естеству человека, его природным особенностям было основой сравнимости потребно — стей. В XVII–XVIII вв. при создании экономической науки явно прослеживается влияние биологических аналогий. У В. Петти, создавшего предпосылки трудовой теории стоимости, в рабо — те «Анатомия человеческого общества» использованы аналогии функционирования человеческого и экономического организма, в частности, посредством понятий энергетических, ресурсных за — трат, меры их ценности в условиях ограниченности. У Ф. Кэне в

«Экономической таблице» изложены основы народнохозяйствен- ного баланса, где используется биологическая аналогии обмена веществ у человека – ассимиляция и диссимиляция. Так возникла основа для анализа оборота и воспроизводства капитала. А. Смит – основатель классической английской школы политэкономии, был профессором нравственной философии, на которого оказали вли- яние взгляды Гельвеция. Гельвеций считал эгоизм естественным

свойством человека и фактором общественного прогресса. Эти идеи А. Смит применил для объяснения экономических явлений. Согласно А. Смиту, главным мотивом хозяйственной деятельности является эгоистическое стремление человека к удовлетворению своекорыстного интереса, он не думает об общественной выгоде. Стремление к собственной выгоде, взаимодействуя с аналогичным движением каждого, способно привести общество к благосостоя — нию, направляемое «невидимой рукой» рынка, которая выступа — ет как объективный закон. Состояние успешного взаимодействия своекорыстного интереса и законов экономического развития А. Смит считал естественным порядком, обусловленным «приро — дой человека». Именно взгляды А. Смита на природу человека и влияние ее на экономические отношения общества легли в основу понятия «человек экономический» – Homo economicus, возникше — го у его последователей.

Антропологическая проблематика и различные свойства и па- раметры «человеческой природы» присутствуют у многих видных экономистов. Подробный историко-антропологический экскурс в экономической мысли сам может стать предметом специально — го анализа. Обратим внимание на предельно общие констатации. А. Маршал исходил в своих экономических изысканиях из толкова — ния «человеческой природы» и эволюции, связывая экономическую динамику с изменением вкусов, взглядов и психологии людей. Он осуществил синтез традиционалистских и маржиналистических подходов в экономической науке. Дж. С. Милль утилитаризм и принцип полезности дополнял необходимостью компромисса ввиду склонности людей к взаимным уступкам и терпимости.

Мальтус обращается к понятию «природы человека», способ — ной изобрести способы предотвращения глобальной катастрофы, возникающей из-за несоответствия темпов роста народонаселения и средств для его существования. Это такие средства, как войны, болезни, голод, с одной стороны, а с другой – ограничение рождае — мости, половое воздержание, безбрачие и т. п. Антропологические мотивы заметны и у представителей институционалистского на- правления в экономике – Т. Веблена, У. К.Митчела, Дж. А. Гобсона, а также в концепции экономического равновесия Л. Вальраса, в концепции Дж. М. Кейнса. Современные представители экономи — ческих школ Запада Д. К.Гелбрейт, М. Фридмен, П. А.Самуэльсон,

Ф. Хайек продолжают обращаться к антропологии, психологии, антропобиологии. «Внимание к природе человека в западной эко — номической науке скорее правило, чем исключение, стало устой — чивой традицией, основанной преимущественно на эмпирических наблюдениях, на интуиции авторов. В настоящее время можно попытаться, пользуясь достижениями антропологии, психологии, экспериментальной нейропсихологии, генетики, этологии найти аргументы в пользу вляния особенностей природы человека на экономическое поведение»76. Можно добавить, что данное взаимо — действие наук, естественных и общественных, создает предпосыл — ки для возникновения нового типа знания и демонстрирует теоре — тическую установку современной философии науки на междисци — плинарность в исследованиях одного и того же объекта.

Вместе с тем «экономический человек» – Homo economicus – достаточно специфическая конструкция. Экономическое поведе — ние реальных экономических индивидов в определенной социо — культурной среде, на определенном этапе исторического развития общества, индивидов, обремененных специфическими свойствами и общими качествами, характерными для биосоциальной природы человека, имеет онтологический статус. Для исследования этой со — циальной реальности наука, в данном случае экономика, предлага — ет свою модель человека, которая является инструментом иссле — дования, элементом метода соответствующей теории. «Термину

«экономический человек» (homo economicus) отдельные авторы придают разные значения… Хорошее определение дает извест — ный экономист и методолог Ф. Махлуп: «Homo economicus – это метафорическое или образное выражение, обозначающее предпо — сылку гипотетико-дедуктивной системы экономической теории»77. Место обитания нашего экономического человека – это прежде всего теоретические труды ученых-экономистов. В этом смысле в параллель «экономическому человеку» можно поставить «со — циологического», «психологического», «политологического» и др.

«Отношение между экономическим человеком и человеком, уча- ствующим в реальной хозяйственной жизни, – это отношение даже не между теорией и практикой, а между предпосылками теории и практикой. Это отношение представляет собой серьезную мето — дологическую проблему»78. Прежде чем обсуждать эту проблему, обратимся к характеристикам самой модели.

Единого, классического определения модели Homo economicus в современной экономической науке не существует. В общем виде она содержит три группы факторов, представ — ляющих цели человека, средства для их достижения, как ве — щественные, так и идеальные, и информацию, знание о процес — сах, посредством которых средства, ведут к достижению целей. Большинство исследователей принимают следующую схему мо — дели экономического человека79.

1. Экономический человек находится в ситуации, когда коли- чество доступных ему ресурсов в целом ограничено. Он не может одновременно удовлетворять все свои потребности и поэтому вы — нужден делать выбор.

2. Факторы, обусловливающие этот выбор, делятся на две строго различающиеся группы: предпочтения и ограничения. Предпочтения характеризуют субъективные потребности и же — лания индивида, ограничения – его объективные возможности. Предпочтения экономического человека являются всеохватываю — щими и непротиворечивыми. Главными ограничениями эконо — мического человека можно считать величину его дохода и цены отдельных благ и услуг. Предпочтения экономического человека являются более устойчивыми, чем его ограничения. Поэтому эко — номическая наука рассматривает их как величины постоянные, абстрагируется от процесса их формирования и изучает реакцию индивида на изменение ограничений.

3. Экономический человек наделен способностью оцени — вать возможные для него варианты выбора с точки зрения того, насколько их результаты соответствуют его предпочтениям. Другими словами, альтернативы всегда должны быть сравнимы между собой.

4. Делая выбор, экономический человек руководствуется соб- ственными интересами и, возможно, интересами семьи. Важно то, что действия индивида определяются его собственными предпо — чтениями, а не предпочтениями его контрагентов по сделке, и не принятыми в обществе нормами, традициями и т. д.

Эти свойства позволяют человеку давать оценку своим буду- щим поступкам исключительно по их последствиям, как предпола — гает утилитаристская этика, а не по исходному замыслу, как пред — полагает этика деонтологическая. В этом смысле экономический

человек и по сей день остается утилитаристом. Благодаря предпо — сылке собственного интереса всякое взаимодействие между эконо- мическими субъектами принимает форму обмена.

5. Находящаяся в распоряжении экономического человека ин- формация, как правило, ограничена. Приобретение дополнитель — ной информации требует издержек. Один из доступных ему ва — риантов выбора состоит в том, чтобы отложить решение на потом и заняться поиском новой информации. Время, в течение которого необходимо принять решение, является, наряду с доходом, одним из ресурсных ограничений, а издержки поиска – одним из ценовых ограничений.

6. Выбор экономического человека рационален в том смысле, что из известных вариантов выбирается тот, который, согласно его мнению или ожиданиям, в наибольшей степени будет отвечать его предпочтениям или, что то же самое, максимизировать его целе — вую функцию.

Эта модель экономического человека сложилась в ходе более чем двухвековой эволюции экономической науки. За это время не — которые признаки экономического человека, такие как непремен — ный эгоизм, полнота информации, мгновенная реакция, считаю — щиеся основополагающими, отпали как необязательные. Главная характеристика современного экономического человека заклю — чается в максимизации целевой функции. Это свойство, которое можно назвать экономической рациональностью. Главным при — знаком экономических явлений, по мнению Роббинса80, определе — ние которого до сих пор считается классическим в экономической науке, называют рациональный выбор, соизмерение целей и огра- ниченных ресурсов для их достижения в какой бы то сфере дея — тельности этот выбор ни осуществлялся.

Homo economicus – это абстрактная инструментальная модель, которая носит редукционистский характер, поскольку не учиты — вает множество социокультурных и исторических переменных, в которых реализуется ранее выделенные признаки. Именно поэто — му отношение между Homo economicus и человеком, участвую — щим в реальной хозяйственной жизни, не изоморфное отношение между теорией и практикой, а отношение между предпосылками теории и практикой. Расширение предпосылочной базы теории за счет, например, воздействия на выделенные параметры Homo

economicus социокультурной среды, социальных ценностей, при- нятых в данном историческом сообществе, особенностей нацио — нального характера, характеристик человеческого и социального капитала, может обогатить образ экономического человека, повы — сить эффективность его экономической деятельности и, возмож — но, улучшить, его социальное самочувствие. Культуры, в которых модернизация соединяется с нравственным потенциалом человека и народа, дают значительный экономический прогресс. Примером может служить Япония. Тезис «этика и экономика должны со — ставлять одно целое» принадлежит Сибусаве Эйти, повлиявшего во многом на облик модернизации Японии и заслужившего зва — ние «отца японского капитализма». «Сибусава предвидел возмож — ные гуманитарные последствия модернизации, предостерегал от опасности развития экономики с упором только на технические достижения и при ориентации только на правовое регулирование экономических отношений. Он одним из первых поставил вопрос об ответственности предпринимательства перед обществом и госу — дарством. Экономика должна строиться на основе нравственности, иначе она обречена на самоуничтожение»81.

Материал взят из: Меняющаяся социальность: новые формы модернизации и прогресса – Федотова В. Г.