Интонационное оформление «событийных предложений» в английской речи

Рассмотрены особенности реализации так называемых событийных предложений в английской родной и неродной речи. На основе полученных в результате экспериментально-фонетического исследования данных проведён сопоставительный анализ акцентного оформления высказываний данного типа в английском, русском и испанском языках. Выявлены причины ошибочных сдвигов интонационного центра высказывания в английской речи русских и мексиканцев.

Ключевые слова: акцентная структура высказывания, событийные предложения, интонационный центр, интерференция, типичная ошибка, билингвизм.

Одним из важных интонационных средств, несомненно, является степень ударности слова в высказывании. В отечественной и зарубежной лингвистической литературе описаны несколько степеней акцентных выделений, связанных со смысловой нагрузкой составляющих фразы. Главным и организующим отрезком синтагмы является интонационный центр, позиция которого в разных языках может определяться разными причинами. Описывая факторы, обусловливающие степень ударности слова, Н.Д. Светозарова выделяет синтаксический фактор, утверждая, что разные члены предложения тяготеют к разной степени ударности, а «каждый тип словосочетания имеет свою акцентную модель» [1. С. 222]. С этой точки зрения анализ акцентной структуры так называемых событийных предложений («event sentences») представляет несомненный интерес.

В английском языке правила выбора позиции главноударного слова в большинстве случаев подчиняются принципу главноударности последнего знаменательного слова, то есть фактору позиционному. Однако распределение фразовых ударений в группе событийных предложений неизменно привлекает внимание исследователей-фонетистов потому, что позиционный фактор не играет решающей роли в определении позиции главноударного слова. А. Краттенден в работе «Интонация» приводит следующее определение предложений, относящихся к данному типу: «Событийные предложения (иногда называемые презентационными)… обычно содержат в своем составе непереходный глагол либо со значением появления/исчезновения одушевленного или неодушевленного предмета, либо описывающий произошедшее или происходящее действие, которое можно отнести к категории несчастье ("misfortune"). Несмотря на то что всё предложение находится в фокусе, подлежащее, занимающее инициальную фразовую позицию, является носителем главного ударения во фразе» [2. P. 83]. Дж. Уэллс в работе «Английская интонация» предлагает схожее описание событийных предложений, расширяя рамки значения непереходных глаголов от «появление/исчезновение» или «несчастье» до более общего понятия «событие»: «Событийные предложения… это предложения, описывающие какое-либо событие при помощи использования непереходного глагола. Интонационный центр в таких случаях, как правило, расположен на подлежащем … даже если глагол однозначно является носителем новой информации» [3. P. 174]. Типичными представителями предложений такого рода, встречающимися в рамках контекста, не ограничивающего выбор в них главноударного слова, могут служить следующие примеры:

What happened?

The sun came out.

The door slammed.

The train’s run off the rails.

Попытки объяснить причины существования исключений такого рода предпринимались многими учеными. Так, С. Шмерлинг полагает, что одним из условий сдвига интонационного центра на подлежащее с финальной фразовой позиции является непременное «появление» таких высказываний в речи «непредсказуемо» следом за неожиданными событиями, им предшествующими [4]. Как правило, такой контекст состоит из специальных вопросов «What happened?», «What’s the matter?», «What’s new?» и им подобных, создающих условия для «нахождения» фразы-ответа в поле широкого фокуса. Помимо принадлежности глаголов к категории «событийных», другим непременным условиИнтонационный центр в тексте обозначен курсивом.

ем для выделения главным ударением подлежащего, выраженного существительным, является их отношение к категории непереходных. Важно понимать, что в таких случаях речь не идет о предложениях с узким фокусом и переходным глаголом в качестве сказуемого, как в случае:

Who brought the book?

Mary brought the book.

Подлежащее в качестве интонационного центра в событийных предложениях, напротив, свидетельствует о наличии широкого фокуса и сказуемого, выраженного непереходным глаголом:

What happened?

A book just fell.

Или:

What’s new?

The mail arrived.

Предложения с идентичной структурой, но имеющие переходный глагол в своем составе, подчиняются в условиях широкого фокуса базовому правилу расстановки фразовых ударений на последнем знаменательном слове фразы:

A woman just gave me a dollar.

М. Зубизаррета, анализируя взаимоотношения между типом фокуса и интонационным оформлением высказываний в германских и романских языках, содержащих как переходные, так и непереходные глаголы, подтверждает, что в английском языке локализация интонационного центра высказывания напрямую зависит от принадлежности глагола к одному из упомянутых выше классов [5]. В случаях, когда в роли сказуемого выступает переходный глагол, ядерный тон будет реализован на прямом дополнении, как в приведенном выше примере.

Ясность правил интонирования событийных предложений в английском языке, к сожалению, подвергается сомнению ввиду существования примеров, им противоречащих. С этой точки зрения интересны примеры, приведенные в одной из работ К. Гуссенховена:

People will be shot. People will be shot.

Автор объясняет разницу между этими высказываниями следующим образом. Фраза с интонационным центром на последнем слове «shot» может быть произнесена для убеждения кого-либо только что купившего оружие не пытаться впервые использовать его на оживленной улице, приобретая тем самым условный характер « что-то может произойти, если…». Высказывание с интонационным центром на подлежащем «people» не имеет такого статуса, так как, по утверждению автора, относится непосредственно уже к сложившейся ситуации, соотносимой с конкретным событием. Именно создавшаяся ситуация служит причиной маркированности всего предложения и причисления его к группе событийных [6]. Ещё одним подтверждением сложности и неоднозначности решения проблемы выбора места интонационного центра в английском языке, несомненно представляющей трудность для всех, кто не владеет им на уровне родного, могут поDogs must be carried.

Первый пример с фразовым ударением на финальном элементе носит оттенок условности «if you have a dog with you, you must carry it». Событийное предложение с ядерным тоном на существительном идентично фразе «No dogless people allowed» [7. P. 183].

Наряду с упомянутыми характерными признакими событийных предложений в английском языке следует отметить важность непосредственной связи между их интонационным оформлением (с точки зрения места интонационного центра) и синтаксической структурой. Изменение устойчивой схемы «подлежащее, выраженное существительным, плюс сказуемое непереходный глагол» может служить причиной сдвига интонационного центра. Так, появление наречия либо в финальной позиции, либо в середине фразы разрушает типичный для предложений данного типа акцентный шаблон, не лишая их, однако, статуса событийных предложений:

A dog mysteriously disappeared. A dog disappeared mysteriously.

Принимая во внимание приведённые выше особенности акцентной структуры событийных предложений, представляется актуальным сопоставить правила их интонирования с их испанскими эквивалентами. Выбор испанского языка в этих целях не случаен. Анализ испанских предложений, имеющих непереходный глагол в их составе и схожую синтаксическую структуру, позволяет разделить все испанские высказывания, относящиеся к данной категории на две группы. Примеры, входящие в первую из них, характеризует порядок слов, полностью совпадающий с порядком слов в соответствующих английских предложениях, например:

What are you laughing at?

A penguin is dancing.

De que te ries?

Un penguin esta bailando.

По данным литературы, в испанском языке в случае сохранения порядка слов SV (имя существительное плюс непереходный глагол, выступающий в роли сказуемого) интонационный центр будет реализован на глаголе-сказуемом, занимающем финальную фразовую позицию.

При переводе соответствующих английских предложений на испанский язык возможен, однако, и другой порядок слов. Существительное, выступающее в роли подлежащего, может становиться финальным фразовым элементом и в таком случае носителем ядерного тона:

What happened?

The mail arrived.

Llego el correo.

Или:

What happened?

The brakes have failed.

Me fallaron los frenos.

Ещё один пример подобного рода:

What happened?

The window broke.

Se rompio la ventana.

При изменении порядка слов в испанском высказывании главноударным остаётся последнее знаменательное слово, выраженное глаголом. Гибкость порядка слов в испанском языке позволяет как подлежащему, так и сказуемому, выраженному непереходным глаголом, выступать в роли носителя ядерного тона, в зависимости от их локализации. Позиционный фактор, таким образом, играет в распределении фразовых акцентов в высказываниях, принадлежащих к категории событийных, решающую роль. Именно поэтому они могут представлять сложность при выборе позиции интонационного центра для носителей испанского языка, говорящих по-английски.

С целью проверки данной гипотезы было проведено экспериментально-фонетическое исследование. Экспериментальный материал состоял из 20 диалогических единств с событийными предложениями в качестве реплик-ответов. Микродиалоги, отобранные для эксперимента, были прочитаны шестью дикторами-американцами с целью подтверждения в них нормативной позиции интонационного центра на подлежащем. Диалогические единства были также озвучены тридцатью дикторами-мексиканцами, изучающими английский язык в условиях непосредственного языкового контакта на территории США, владеющими английским языком на уровне Intermediate, Upper-Intermediate и Advanced (по 10 человек в каждой группе). После перевода экспериментального материала на испанский язык он был прочитан шестью дикторами-мексиканцами, не владеющими английским языком. Экспериментальные фразы были прочитаны дикторами в парах. Всего было получено 840 реализаций, которые были подвергнуты слуховому анализу с целью выявления места интонационного центра. На следующем этапе проведения эксперимента английские высказывания, реализованные мексиканскими дикторами и отличающиеся от вариантов, выявленных в речи американских информантов по позиции интонационного центра, были предъявлены трем аудиторам-американцам для определения нормативности/ненормативности их звучания.

Результаты слухового и аудиторского анализа позволяют сделать следующие выводы. Чтение дикторов-американцев подтвердило действие правила главноударности подлежащего, выраженного именем существительным, в предложениях такого типа. Все шесть дикторов носителей американского варианта английского языка выбрали в качестве интонационного центра в исследуемых фразах нефинальный лексический элемент. Анализ чтения экспериментального материала мексиканскими дикторами свидетельствует о многочисленных смещениях главного фразового акцента на финальный лексический элемент. Полученный результат позволяет говорить о практически полной несформиро-ванности навыка выбора главноударного слова в английских событийных предложениях в речи дикторов-мексиканцев группы Intermediate. Количество ненормативных смещений интонационного центра высказывания составило 92% от общего числа реализаций дикторами этой группы. Часть дикторов группы Upper-Intermediate довольно успешно справилась с выбором местоположения интонационного центра: общее число ненормативных реализаций составило 60%. Наилучшие результаты, свидетельствующие о сформированности навыка выбора главноударного слова в английских событийных предложениях, зафиксированы у информантов, входящих в группу Advanced, верно реализовавших не менее 50% предложенных для прочтения фраз данной категории. Результаты проведённого эксперимента позволяют сделать вывод о том, что чем выше языковая компетенция информантов, тем ниже процент допущенных ими ошибочных реализаций. Вместе с тем интонирование событийных предложений вызывает трудности у всех учащихся-мексиканцев, в том числе с достаточно высоким уровнем владения английским языком.

Приведём примеры нескольких типичных ошибок. Подавляющее большинство дикторов-мексиканцев сместили интонационный центр в реплике-ответе следующего микродиалога:

ЭВ (эталонный вариант): What’s up?

John got ill.

ОВ (ошибочный вариант): What’s up?

John got ill.

Сопоставление прочтения реплик-ответов испанскими информантами позволяет говорить об интерферирующем влиянии их родного языка, поскольку испанский перевод данной фразы был озвучен дикторами-мексиканцами с финальным фразовым акцентом:

ИЭВ (испанский эталонный вариант): ^Que pasa?

John se enfermö.

По оценкам аудиторов-американцев, такие реализации звучат неестественно и непривычно для носителя английского языка. Несмотря на то что смысл фразы донесён до адресата, такое произнесение было признано аудиторами ненормативным.

Важно отметить, что переводчик носитель испанского языка, целью которого было перевести английские экспериментальные предложения на испанский язык максимально эквивалентно, сохраняя по возможности их синтаксическое построение, отметила, что возможны два равнозначных перевода одной и той же английской фразы данной категории. Так, например, для английского микродиалога

What’s this?

The phone is ringing.

переводчица сделала две эквивалентные версии:

^Que es esto?

El telefono estä sonando,

полностью совпадающие с английским условным эталоном по позиции главноударного слова и

^Que es esto?

Estä sonando el telefono

с существительным в финальной позиции.

Анализ чтения испанского материала дикторами-мексиканцами, которым для прочтения было представлено два варианта перевода, показал, что все дикторы-мексиканцы в любом случае выбирают в качестве интонационного центра финальный фразовый элемент:

^Que es esto?

El telefono estä sonando^

Estä sonando el telefono.

Несомненно, именно этими межъязыковыми различиями можно объяснить большое количество ошибочных прочтений «событийных» предложений учащимися-мексиканцами. Приведём ещё несколько примеров, подтверждающих интерферирующее влияние испанского языка на английскую речь дикторов-мексиканцев:

ОВ: What’s this?

The phone is ringing.

Или:

ЭВ: Why is it so cold?

The door is open.

ИЭВ: ^Por que se siente tanto frio?

La puerta estä abierta.

ОВ: What’s this?

The door is open.

Полученные данные потверждают сведения из литературных источников о преобладании действия позиционного фактора в выборе позиции главноударного слова в испанском языке.

В лингвистических и лингвометодических целях интересно сопоставить акцентное оформление событийных предложений дикторами-мексиканцами с их реализациями русскими дикторами с тем же уровнем владения английским языком. В русской традиции событийные предложения близки к фразам с «экстренным введением в ситуацию», определяемым Т.М. Николаевой как особый вид просодического выделения [8]. Их целью в русском языке является привлечение внимания собеседника и желание вызвать его быструю реакцию.

В высказываниях такого рода, как и в английских событийных предложениях, главноударным, скорее всего, будет подлежащее, выраженное именем существительным:

What happened?

The sun came out.

The door slammed. — Что случилось?

Солнце вышло.

Дверь захлопнулась.

С целью такого сопоставления экспериментальные диалогические единства были также озвучены тридцатью русскими дикторами, изучающими английский язык в условиях аудиторного билингвизма в группах по 10 человек, разделённых согласно уровню владения английским языком (Intermediate, Upper-Intermediate и Advanced). Результаты слухового и аудиторского экспериментов свидетельствуют о том, что в целом все информанты успешно справились с реализацией предложенного для чтения экспериментального материала. Количество ошибочных реализаций в группе Intermediate составило 5% от общего числа экспериментальных фраз, прочитанных дикторами, входящими в эту группу. В группе Upper-Intermediate 3,5%, а в группе Advanced 5,3%. Зависимости между уровнем владения английским языком и количеством допущенных ненормативных смещений интонационного центра выявлено не было. В абсолютном большинстве случаев русские дикторы демонстрируют положительный перенос правил распределения фразовых акцентов, действующих в их родном языке, на выбор позиции главноударного слова в неродной для них английской речи, например:

Что случилось?

Книга упала.

Русские информанты выбирают в качестве интонационного центра подлежащее и в английском эквиваленте русской фразы:

The book fell down.

Анализ экспериментального материала в исполнении русских информантов позволил выявить немногочисленные ошибки в выборе главного фразового акцента, которые, скорее всего, носят случайный характер и могли быть вызваны невнимательностью дикторов при чтении экспериментального материала:

ОВ: What happened?

The brakes have failed.

Несмотря на то что правила расстановки фразовых акцентов в русском и английском языках в данном случае совпадают

Что случилось?

Тормоза отказали,

русские дикторы выбирают в качестве главноударного слова не подлежащее, выраженное именем существительным, а глагол.

Сопоставление полученных результатов по группам русских и мексиканских дикторов свидетельствует о несомненном влиянии родного языка испытуемых на распределение фразовых акцентов в неродной для них английской речи. В случае с мексиканцами это отрицательный перенос навыка выбора позиции главноударного слова, усвоенного в родном языке, результатом которого является появление ненормативных реализаций исследуемого материала. В речи русских информантов выявлен положительный перенос дистрибуции фразового ударения из родной в неродную речь. Естественное языковое окружение не играло решающей роли в формировании исследуемого навыка у дикторов-мексиканцев. Собственно лингвистические различия в структуре сопоставляемых языков оказали решающе влияние на выбор испытуемыми позиции главноударного слова в английской фразе.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Светозарова Н.Д. Факторы, обусловливающие степень ударности слова во фразе и тексте // Научное наследие Владимира Григорьевича Адмони и современная лингвистика. СПб., 2009. С. 222-223.

2. Cruttenden A. Intonation. Cambridge: Cambridge University Press, 1986. 214 p.

3. Wells J. English Intonation: an Introduction. Cambridge: Cambridge University Press, 2006. 286 p.

4. Schmerling Susan F. Aspects of English sentence stress. Austin & London: University of Texas Press, 1976. 127 p.

5. Zubizarreta M. L. Prosody, Focus, and Word Order. Cambridge; MA: MIT Press, 1998. 153 p.

6. Gussenhoven C. Focus, mode and the nucleus // Journal of Linguistics. 1983. Vol. 19, iss. 2. P. 377-417.

7. Gundel Jeanette K. and Thorstein Fretheim. Topic and Focus// Handbook of Pragmatic Theory. Laurence Horn and Gregory Ward (eds.). Blackwell, 2004. P. 174-196.

8. Николаева Т.М. «Экстренное введение в ситуацию»: особый вид просодического выделения // Теория языка, методы его исследования и преподавания. Л.: Наука, 1981. С. 182-187.

Поступила в редакцию 16.02.13

E.N. Makarova

Intonation of «event sentences» in English

The article discusses characteristic features of «event sentences» in native and non-native English speech. On the basis of experimental research the comparative analyses of their accentual structure in English, Russian and Spanish is presented. Reasons for erratic nucleus placement shifts in the English speech of the Russians and the Mexicans are revealed.

Keywords: accentual structure, event sentences, intonation nucleus, interference, typical error, bilingualism.

Макарова Елена Николаевна, кандидат филологических наук, доцент

Уральский государственный экономический уни 620219, Россия, г. Екатеринбург, ул. 8 Марта, 62 E-mail: makarovayn@mail. ru

Makarova E.N.,

candidate of philology, associate professor

Ural State University of Economics 620219, Russia, Ekaterinburg, 8 Marta st.,

Материал взят из журнала история и филология