Глобализация и диалог культур*

Процесс глобализации – это, пожалуй, один из самых молодых цивилизационных процессов современности. Однако, он стреми — тельно и интенсивно захватывает человечество, влияя на транс — формацию всех сфер жизни. Ныне представляется достаточно очевидным, что глобализация есть закономерный итог и результат индустриального цивилизационного развития. Глобализация зна — менует собой высший этап подобного типа развития. Ее осущест — вление оказывается возможным только на стадии широкого разви — тия информационных и телекоммуникационных технологий.

При этом надо отметить, что глобализацию нельзя отнести только к последним десятилетиям XX в. Ее предпосылки заклады— вались длительное время в процессе многообразных модернизаци — онных процессов становящейся научно-технической цивилизации. Этот процесс характеризовался усилением глубины и прочности взаимного проникновения культурных, политических и хозяй — ственных связей различных стран, развитием и переплетением культурных, торговых, финансовых, производственных, в целом кооперативных связей между государствами. Он определялся об — щим усложнением системы отношений между народами, новыми возможностями науки и техники в реализации этих отношений, появлением новых структур и процессов в отношениях человека, общества и природы.

В то же время, обсуждать и философски осмысливать этот сложный объективный процесс начали совсем недавно. Пожалуй, только в первых работах широко известного ныне «Римского клу — ба» в 70-х гг. XX в. было осуществлено разведение объективного процесса глобализации и возникающих в связи с его развитием глобальных проблем, несущих угрозу всему человечеству. Начали делаться попытки критического осмысления подобных угроз, иду — щих со стороны научно-технического прогресса и техногенного развития общества в целом.

Многое в плане подобного осмысления было сделано в эти годы и в Советском Союзе. В работах И. Т.Фролова, В. В.Загладина, Н. Н.Иноземцева, И. В.Бестужева-Лады, Н. Н.Моисеева, Э. А.Араб-

Оглы и многих других обсуждались проблемы сохранения мира на Земле, предотвращения войн, ликвидации нищеты и бедности, борьбы с болезнями и ухудшением здоровья населения Земли в целом. Активно обсуждались проблемы, связанные с энергетиче — ским, демографическим, сырьевым и экологическим неблагополу — чием, с кризисом образования и культуры.

Рассматривая возникновение глобальных проблем как слож-

ный нелинейный многоуровневый процесс, И. Т.Фролов пред- ложил соответствующую классификацию глобальных проблем1. С его точки зрения глобальные проблемы можно подразделить на интерсоциальные, антропосоциальные и природно-социальные. Интерсоциальные глобальные проблемы возникают в результате взаимодействия между общественно-экономическими системами, государствами и т. д. Это проблемы мира и разоружения, мирово — го социального и экономического развития, преодоления отстало — сти и нищеты и т. д. Антропосоциальные глобальные проблемы связаны с отношением человека и общества. Это проблемы научно — технического прогресса, образования и культуры, роста народонасе — ления, здравоохранения, биосоциальной адаптации человека и т. д. Природно-социальные глобальные проблемы возникают в процессе взаимодействия человека и общества с природой. Это проблемы ре — сурсов, энергетики, продовольствия, окружающей среды.

Все эти проблемы, обозначенные И. Т.Фроловым еще в 80-х гг. прошлого века, сохраняют свою актуальность и сейчас. Более того, к ним добавились и новые, среди которых проблема техногенных

атастроф, международного терроризма, межконфессиональных и межэтнических конфликтов, преступности, коррупции, глобаль — ной наркотизации и т. д.

Все это острые, смысложизненные для существования пробле- мы, без решения которых человечеству не выжить. Нельзя сказать, что ничего не делалось и не делается для их решения. Но ситуация усугубляется тем, что к названному перечню именно в последние десятилетия XX в. добавилась еще одна глобальная проблема – проблема глобализации экономики, которая по какому-то недораз — умению называется ныне многими просто «глобализацией».

Все это свидетельствует о том, что перерастание объектив — ных глобальных процессов, отражающих реалии нашего времени, в глобальные проблемы, несущие угрозу всему человечеству, есть проявление глубинного системного цивилизационного кризиса. Традиционно сложившиеся и действующие в современной техно — генной цивилизации нормы, ориентации и идеалы себя исчерпали. И надежды на то, что становящееся постиндустриальное общество в виде информационного общества приведет к выходу из кризиса во многом иллюзорны. Более того, нельзя не видеть, что использование возможностей информационного общества на основе прежних «ин — дустриальных» архетипов сознания только усиливает этот кризис.

Еще в начале XX в. В. И.Вернадский, формулируя свое уче— ние о ноосфере, констатировал, что создание ноосферно организо — ванного общества требует «проявления человечества как единого целого». Можно по-разному относиться к идее ноосферы. Можно видеть в ней одно из первых проявлений понимания необходимо — сти сосуществования, коэволюции общества и природы. Можно утверждать, что упование на «сферу разума» ничего не дает, ибо именно через сферу разума были осуществлены все, как пози — тивные, так и сугубо негативные трансформации человеческого бытия. Но для нас здесь важно подчеркнуть, что В. И.Вернадский убежденно утверждал, что подобное объединение человечества в единое целое должно быть осуществлено на основе идеалов гума — низма и демократии (подчеркнуто мной. – И. Л.) идущих в унисон со стихийными геологическими процессами, с законами природы.

Такое понимание основной направленности интеграции че- ловечества через демократию и гуманизм характерно и для мно — гих других выдающихся мыслителей этого времени. Реализации

этой грандиозной цивилизационной задачи должны способство- вать все сферы человеческой деятельности в том числе и научно — техническое развитие. Очень четко и ярко сказал об этом еще один видный представитель российской науки Н. И.Конрад. «В настоя — щее время – писал он – человек подошел к овладению самыми со — кровенными, самыми великими силами природы, и это поставило его перед острым вопросом – вопросом о себе самом. Кто он, чело — век, овладевающий силами природы? И есть ли предел этих прав? А если есть, то каков он?

Если видеть в гуманизме то великое начало человеческой дея- тельности, которое вело человека до сих пор по пути прогресса, то остается только сказать: наша задача в этой области сейчас – во включении природы не просто в сферу человеческой жизни, но в сферу гуманизма, иначе говоря в самой решительной гуманизации всей науки о природе. Без этого наша власть над силами природы станет нашим проклятьем: она выхолостит из человека его челове — ческое начало»2.

Подобные гуманистические призывы ныне звучат еще более актуально, чем во время их написания. Ибо чаянием гуманистов XX в. пока что не суждено сбыться. Интегративные, объедини— тельные процессы в наши дни проявились наиболее значимо лишь в сфере экономики, да и то очень специфически, весьма далеко от идеалов гуманизма и заботы о будущем человечества в целом.

Возникает экономика нового глобального капитала, характер- ной чертой которой является создание глобальной финансовой си — стемы. А. И.Уткин характеризует подобную глобализацию экономи — ки и финансов как процесс, основанный на слиянии национальных экономик в единую общемировую систему, базирующуюся на бы — стром перемещении капитала, новой информационной открытости мира, технологической революции, приверженности развитых ин — дустриальных стран либерализации движения товаров и капитала, коммуникационном сближении, планетарной научной революции3.

Причем, глобализация экономики выступает преимуществен — но как процесс, определяемый не государственными, а рыночными интересами. Авторы этого процесса заботятся не о судьбе государ — ства и его жителей, а о судьбе собственного бизнеса.

В этой связи А. С.Панарин отмечает, что с XVIII в. народы ре— шали две проблемы: достижение национального суверенитета и независимости, свободы от внешнего гнета и установление демо — кратического контроля над собственной властью, подчинение ее конституционно-правовым нормам.

Реальности современной глобализирующейся экономики, подчеркивает автор, ставят под вопрос эти завоевания эпохи мо — дерна. Величайшей иллюзией является то, что процесс глобальной модернизации осуществляется в русле единой общечеловеческой перспективы. Напротив, приобщение менее развитых стран к еди- ному эталону развитых в ходе этого процесса рушится4.

Этой мысли вторит и М. Г.Делягин. Глобализация, по мне — нию автора, это процесс стремительного формирования единого общемирового финансово-информационного пространства на базе новых, преимущественно компьютерных технологий, что качественно изменяет природу бизнеса. Эта тенденция принци — пиально изменяет характер сотрудничества между развитыми и развивающимися странами. Созидательное освоение вторых первыми при помощи прямых инвестиций уступает место разру — шительному освоению путем изъятия финансовых и интеллекту — альных ресурсов5.

Таким образом, можно констатировать, что сверхцелью гло- бализации экономики в том виде, в котором она ныне проводит — ся, оказывается не интеграция экономик разных стран с целью их выравнивания и подъема на более высокий уровень, а интеграция капиталов транснациональных корпораций и банков, преодолева — ющих границы национальных государств.

«Предприятия могут производить продукцию в одной стране, платить налоги в другой, а требовать государственных субсидий в форме мероприятий по созданию инфраструктуры – в третьей» отмечает У. Бек6. Разрыв между богатыми и бедными странами на базе действия такой системы будет не уменьшаться, а стремитель — но увеличиваться. В политическом отношении глобализация эко — номики ведет, по сути дела, не к интеграции, а к монополизации, к

формированию однополюсного мира. Причем центром этого ново- го мирового порядка выступает финансовый капитал ряда разви — тых стран под эгидой Соединенных штатов Америки.

Материал взят из: Философия. Биология. Культура – Лисеев И. К