Геополитические аспекты континентальной и приморской китайской культуры

Изучая китайскую геополитическую стратегию, западные ученые часто недоучитывают фактор распространения китайской культуры за пределы континентальной ойкумены тех народов, на базе которых сложилась китай — ская нация. факты свидетельствуют, что китайская приморская и заморская культура является прямым продолжением материковой культуры Китая.

Процесс образования заморской культуры с китайской спецификой был весьма длительным. Он шел параллельно формированию китайской нации и расширению региона ее расселения. Китайская цивилизация за — родилась на центральной равнине в бассейне Хуанхэ. Ее прообраз был соз — дан 4000–5000 лет назад после объединения населяющих эту территорию племен в единую народность в эпоху мифических первых императоров Яньди и Хуанди. С 770 по 256 г. до н. э. предки современных китайцев за — няли берег Желтого моря и тем самым приобрели благоприятные условия для развития соледобывания и рыболовства.

В периоды «Весны и Осени» и «Воюющих царств» (с 770 по 221 г. до н. э.) цивилизация центральной ойкумены распространилась на районы проживании малой народности байюе. древние царства У и Юе, которые находились на юге от реки Янцзы, очага китайской цивилизации, первыми ощутили влияние передовой цивилизации центральной равнины. Первые государи царства Юе произошли из династии Ся (примерно 2070–1600 г. до н. э.), они создали общее царство с национальностью Юе. В период госу — даря гоуцзян (рожд. 497–465 г. до н. э.) царство Юе благодаря умелой стра — тегии его правителей стало одним из сильнейших царств периода «Весны и Осени». После свержения царствующей династии на месте сегодняшнего города Вэньчжоу и Миньюе в провинции фуцзянь вознило царства дунъоу. Таким образом, цивилизация центральной равнины охватывала все более обширные территории проживания национального меньшинства байюе. Построив канал Линцюй, соединяющий водосистему рек Янцзы и Чжуцзян, огромная армия царства Цинь численностью 500 тысяч человек молниенос — но заняла обширные территории проживания национального меньшинства байюе. По аналогии с политической моделью центральной равнины на юг от горной системы Циньлин были освоены пограничные области Наньхай, гуйлинь, Сян. Экспансия шла как военным, так и мирным путем, ее главным

результатом стало утверждение китайской иероглифической письменной культуры и китайских способов и норм жизнедеятельности на обширной территории к югу и юго-востоку от центральной ойкумены. На месте Ми — ньюе возникла пограничная область Миньчжун. Начиная с династии Хань, политическая власть и законодательство центральной равнины Китая за — крепились в этих районах. Некоторые уроженцы этих мест переселились в новые районы. Так появились первые местные ханьцы, а часть урожен — цев национального меньшинства Юе мигрировали в ближайшие районы расселения ханьцев. Таким образом, осуществилось слияние цивилизации центральной равнины и локальной культуры байюе.

В период Сицзинь, дунцзинь, Южной и Северной династий (265–

589 г. н. э.) в центральной равнине Китая неоднократно вспыхивали мяте — жи, в результате чего политические и культурные центры переместились на юг. Один из первых правителей династии Тан (618–907), государь Ли Чжи направил генерала Чэньчжэн с несколькими тысячами человек в мест — ность Минь (в сегодняшней южной провинции фуцзянь), чтобы укрепить здесь свое господство. благодаря масштабным переселениям цивилизация центральной равнины принесла свой язык, политический строй, технику и жизненный уклад. В результате взаимодействия цивилизации байюе с ци — вилизацией центральной равнины был создан прообраз южной цивилиза — ции, которая и в наши дни осталась своеобразным культурным явлением. В южную цивилизацию вошли культура провинций Чжэцзянь и Цзяньсу, культура южной местности горной системы Циньлин, культура националь- ного меньшинства Кэцзя и культура южной части провинции фуцзянь.

благодаря мореплаванию культура центральной равнины распростра — нилась вначале на ближайшие острова Тайвань и Хайнань, а затем и в более дальние страны. Так, Япония, многие страны ЮВА, Вьетнам вошли в семьи конфуцианства. В южной приморской части Китая появилось множество торговых портов, через которые шел обмен товарами, опытом с разными странами. Вместе с переселенцами из приморского восточного района Китая в государства ЮВА перешли и китайскХуанди. С 770 по 256 г. до н. э. предки современных китайцев за — няли берег Желтого моря и тем самым приобрели благоприятные условия для развития соледобывания и рыболовства.

В периоды «Весны и Осени» и «Воюющих царств» (с 770 по 221 г. до н. э.) цивилизация центральной ойкумены распространилась на районы проживании малой народности байюе. древние царства У и Юе, которые находились на юге от реки Янцзы, очага китайской цивилизации, первыми ощутили влияние передовой цивилизации центральной равнины. Первые государи царства Юе произошли из династии Ся (примерно 2070–1600 г. до н. э.), они создали общее царство с национальностью Юе. В период госу — даря гоуцзян (рожд. 497–465 г. до н. э.) царство Юе благодаря умелой стра — тегии его правителей стало одним из сильнейших царств периода «Весны и Осени». После свержения царствующей династии на месте сегодняшнего города Вэньчжоу и Миньюе в провинции фуцзянь вознило царства дунъоу. Таким образом, цивилизация центральной равнины охватывала все более обширные территории проживания национального меньшинства байюе. Построив канал Линцюй, соединяющий водосистему рек Янцзы и Чжуцзян, огромная армия царства Цинь численностью 500 тысяч человек молниенос — но заняла обширные территории проживания национального меньшинства байюе. По аналогии с политической моделью центральной равнины на юг от горной системы Циньлин были освоены пограничные области Наньхай, гуйлинь, Сян. Экспансия шла как военным, так и мирным путем, ее главным

результатом стало утверждение китайской иероглифической письменной культуры и китайских способов и норм жизнедеятельности на обширной территории к югу и юго-востоку от центральной ойкумены. На месте Ми — ньюе возникла пограничная область Миньчжун. Начиная с династии Хань, политическая власть и законодательство центральной равнины Китая за — крепились в этих районах. Некоторые уроженцы этих мест переселились в новые районы. Так появились первые местные ханьцы, а часть урожен — цев национального меньшинства Юе мигрировали в ближайшие районы расселения ханьцев. Таким образом, осуществилось слияние цивилизации центральной равнины и локальной культуры байюе.

В период Сицзинь, дунцзинь, Южной и Северной династий (265–

589 г. н. э.) в центральной равнине Китая неоднократно вспыхивали мяте — жи, в результате чего политические и культурные центры переместились на юг. Один из первых правителей династии Тан (618–907), государь Ли Чжи направил генерала Чэньчжэн с несколькими тысячами человек в мест — ность Минь (в сегодняшней южной провинции фуцзянь), чтобы укрепить здесь свое господство. благодаря масштабным переселениям цивилизация центральной равнины принесла свой язык, политический строй, технику и жизненный уклад. В результате взаимодействия цивилизации байюе с ци — вилизацией центральной равнины был создан прообраз южной цивилиза — ции, которая и в наши дни осталась своеобразным культурным явлением. В южную цивилизацию вошли культура провинций Чжэцзянь и Цзяньсу, культура южной местности горной системы Циньлин, культура националь- ного меньшинства Кэцзя и культура южной части провинции фуцзянь.

благодаря мореплаванию культура центральной равнины распростра — нилась вначале на ближайшие острова Тайвань и Хайнань, а затем и в более дальние страны. Так, Япония, многие страны ЮВА, Вьетнам вошли в семьи конфуцианства. В южной приморской части Китая появилось множество торговых портов, через которые шел обмен товарами, опытом с разными странами. Вместе с переселенцами из приморского восточного района Китая в государства ЮВА перешли и китайские ремесленные технологии, сельско — хозяйственная культура, формы и методы управления, которые способство — вали развитию местного хозяйства, обогатили быт и культуру аборигенов.

В то же время культура континентального Китая в какой-то мере огра — ничивала развитие заморской культуры. У Китая на протяжении длитель- ного периода своей древней истории не было стимула к развитию двусто — роннего обмена и торговли с другими странами. В то время ближайшие соседи — Корея, Япония, страны Юго-Восточной Азии, были менее раз — виты, чем Китай. В древние времена эти страны в основном исполняли роль добросовестного ученика у Китая. Им нечего было предложить Ки-

таю в обмен на его передовую для того времени продукцию. Центральное правительство Китая располагалось вдали от культурных, экономических и политических центров других заморских стран. В то же время Китай имел удобные сухопутные пути, по которым беспрепятственно поступало все необходимое для функционирования власти.

Приморские районы по местонахождению считались дальними краями Поднебесной, их развитию не уделялось достойного внимания, хотя примо- рье имело регулярное морское сообщение с другими странами. Исключени — ем была династия Южная Сун, когда столица Китая в результате нашествия с севера национального меньшинства Цзинь была основана вблизи моря. Цель переноса столицы, как указывает профессор Цзинаньского универси — тета Лу биньянь, была прагматической: морским путем было легче отсту — пать. Северные кочевые племена часто нападали на Поднебесную империю. Политический центр страны должен был находиться не слишком далеко от северной границы, но и не слишком близко, поскольку сражения в основ — ном происходили на суше1. Центральные китайские правители стремились к стабильности своего правления. Поскольку заморские районы находились вне сферы их управления, они не поддерживали заморскую торговлю.

Хотя культура центральной равнины благодаря своим богатым ресур — сам и огромной территории была самодостаточной и довлела над куль- турами менее развитых регионов и народностей, тем не менее можно утверждать, что в ходе ее распространения при столкновении с другими культурами преобладали не конфронтация, а мирный диалог и взаимоо — богащение, особенно в южном приморском регионе. Континентальная культура обогащалась за счет влияния северных народов, которые, про — никая в центральную равнину, привносили не только собственный язык, но и новые способы жизнедеятельности.

для континентальной культуры приморская культура выполняла пре — жде всего охранную функцию, но одновременно была местом консервации, а также служила форпостом для продвижения вперед. Когда север был за — хвачен кочевниками, автохтонная китайская культура выжила в южном при — морском регионе. до сих пор в диалектах хакка, южнофуцзяньском, гуан — дунском и сянганском диалектах сохранился древний лексический пласт.

В отличие от севера страны островные китайцы, отделенные морем от во — енных смут, относились друг к другу более миролюбиво, культивируя такие качества, как дружелюбие и снисходительность. зарубежные китайцы доби- лись больших успехов в коммерции, а семейная привязанность к Родине про- 1 卢兵彦. 从大陆到海洋. 中国地缘政治的战略取向. /太平洋学刊. 2009年, 第5期,

63页 (лу биньянь. из континента к морям и океанам. геополитическая стратегическая направленность китая//научный журнал «тайпинъян сюекань», 2009, № 5. с. 63).

является в том, что они всегда содействуют экономическому и культурному подъему своей родины, принося инвестиции, зарубежный опыт и знания.

Отличие между континентальной и приморской китайскими культурами стало усиливаться с династий Мин и Цин, которые наложили эмбарго на мо- реходство, запретившие выход в море даже маленьким суденышкам. Выгодам от коммерции центральная власть предпочла политическую стабильность.

Однако политика изоляционизма не привела к позитивным резуль — татам. Вслед за наступлением эпохи великих географических открытий и началом экспансии европейского капитала западная культура стала ак — тивно взаимодействовать с приморской китайской культурой, а через нее влиять на континентальную жизнь Поднебесной. благодаря судоходству приморское население познакомилось с тем, что происходило за морем. Юго-Восточный Китай при Цинской династии превращается в окно в дру — гой мир, через которое в Китай проникли идеи модернизации. Практически все реформы начинались на юго-востоке страны. гуанчожу долгое время являлся единственным внешнеторговым портом при династии Цин.

Центральная власть пренебрегла перспективами развития своих примор — ских окраин, и те в свою очередь тоже дистанцировались от нее. Происходив- шие в центре события мало интересовали южан. В результате здесь складыва — лась своя региональная культура. Когда Англия прорвала блокаду и открыла

«ворота Китая», торговая экспансия в Китай шла через пять внешнеторговых городов — гуанчжоу, фучжоу, Сямен, Нинбо и Шанхай, — расположенных в юго-восточном и южном приморском регионах. Эти города стали не только окнами, но и важными узловыми станциями для перегрузки товаров на север. Через общение с западными купцами приморское население расширяло кру — гозор, становилось более восприимчивым к новым веяниям.

Юго-восточный и южный приморские регионы стали базой для раз — личных идеологических течений. Например, в конце правления династии Цин выдающийся китайский реформатор Кан Ювэй создал в гуанчжоу академию «Ваньму», где воспитывались многие будущие деятели рефор — маторского движения. Китайские эмигранты из южного приморского райо — на твердо поддерживали революцию и оказывали финансовую поддержку Сунь Ятсену. В период Китайской Республики (1912–1949 гг.) на юге сло — жился альянс партий гоминьдан и КПК, отсюда начался их совместный Северный поход против северных милитаристов, который позволил со- хранить единство Китая.

С начала проведения политики модернизации и открытости в последней четверти ХХ в. в южно-приморском регионе были созданы четыре свободные экономические зоны: Шэньчжэнь, Чжухай, Шаньтоу, Сямень. Приморский регион благодаря длительным контактам с китайскими соотечественниками,

2 叶自成. 撰文支持陆权 中国的和平发展:陆权的回国与发展. 世界经济与政治.

2007年,第二期, 23页. 倪乐雄. ? 世界经济与政治 2007年 第十一期 22页

ландшафт и этноС

Материал взят из: Природа и общество: на пороге метаморфоз. Выпуск XXXIV — Кульпин Э. С.