ГЕНЕЗИС ПОНЯТИЯ ПОДГОТОВКИ К ПРОВЕДЕНИЮ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Статья посвящена анализу понятия подготовки к проведению следст — венных действий. На основе анализа точек зрения, имеющихся в специ — альной литературе, автор предлагает свое определение данного понятия и его систему.

Ключевые слова: криминалистическая тактика, подготовка, следствен — ные действия, тактика проведения, структура следственного действия.

Для определения понятия подготовки к проведению следственных действий важное значение имеет раскрытие понятия самих следственных действий, без чего невозможно в дальнейшем обозначить круг и характер непосредственно подготовительных действий, осуществляемых в процессе расследования.

В юридической литературе нет общепризнанного определения понятия следственных действий. Так, согласно п. 32 ст. 5 УПК РФ термины «следственное», «судебное», «процессуальное» действие определяются как идентичные. В период действия Уголовно-про — цессуального кодекса РСФСР 1960 г. термин «следственные дей — ствия» трактовался в законе и рядом ученых в широком и узком смыслах. Так, по мнению таких ученых, как А. М. Ларин, И. Ф. Ге — расимов и А. П. Кругликов, в понятие следственных действий включали все процессуальные действия следователя, в том числе и вынесение постановления о возбуждении уголовного дела и со — ставления обвинительного заключения и т. д., т. е. следственные действия, содержание которых рассматривалось как способ осу — ществления норм уголовно-процессуального права1.

Однако более распространенным мнением было отнесение к числу следственных только тех процессуальных действий, кото — рые непосредственно направлены на собирание и проверку до- казательств. Возражая против чрезмерно широкого толкования понимания сущности следственных действий, другая группа уче — ных – И. Е. Быховский, А. Н. Гусаков, С. П. Ефимичев, В. А. Михай — лов, А. Р. Ратинов, А. Б. Соловьев, С. А. Шейфер, А. А. Эйсман – пред — лагала понимать под следственным действиями такие действия, которые способствовали собиранию и формированию доказа- тельств. При этом подчеркивалась особая познавательная роль этих действий в доказывании.

Так, И. Е. Быховский определяет следственное действие как

«вид познавательной деятельности следователя и иных управомо — ченных законом лиц, осуществляемой в стадии предварительного расследования и при расследовании вновь открывшихся обстоя- тельств на основании и в соответствии с регламентированным уго — ловно-процессуальным правом порядком обнаружения, исследова — ния, фиксации и изъятия доказательств»2.

В свою очередь Н. А. Селиванов сформулировал авторское опре-

деление следственного действия как «регламентированное уголов- но-процессуальным законом и направленное на решение основных задач предварительного следствия сложное действие следователя, представляющее собой комплекс более простых действий, выражаю — щихся в собирании и исследовании доказательств»3.

Обращая внимание на сложность следственного действия,

Н. А. Селиванов, безусловно, прав, если он имеет в виду операци — онную структуру следственного действия, состоящую из взаимо — связанной системы познавательных и удостоверительных опера — ций. Представление о сущности следственных действий менялось по мере определения их роли в процессе получения доказательств в ходе расследования: от формального определения, что следст — венное действие – это способ восприятия доказательственной ин — формации и преобразование ее в доказательства в уголовно-про — цессуальном смысле до определения следственного действия как комплекса действий, имеющих познавательный и удостоверитель — ный характер4.

В настоящее время в криминалистике все большее подтверждение

находит точка зрения И. М. Лузгина о следственном действии как спо — собе формирования доказательств, согласно которой доказательства изначально в природе не существуют, а появляются в результате по- знавательно-удостоверительной деятельности следователя5.

174 И. В. Суворова

Следователь, изучая предметы и явления, на которых отобра- зились действия человека (т. е. следы преступления), придает этой информации необходимую процессуальную форму, которая впо — следствии позволит следователю сформировать доказательство. Указанную концепцию формирования доказательств разделяют многие ученые-процессуалисты, в частности С. А. Шейфер, А. Б. Со — ловьев, А. В. Победкин, А. В. Гриненко, А. Н. Халиков и другие.

Так, С. А. Шейфер пишет, что «следственное действие – это комплекс предусмотренных законом познавательных приемов (на — блюдение, сравнение, расспрос, моделирование), соответствующих особенностям изучаемых (отображаемых) следов и позволяющих извлечь и преобразить в надлежащую процессуальную форму со — держащуюся в следах информацию, превратив ее этим в доказа — тельство в уголовно-процессуальном смысле. Ненадлежащее про — ведение следственного действия приведет к тому, что полученная информация не приобретет доказательственной ценности, т. е. ока — жется недопустимым доказательством»6.

Данное определение следственного действия автор предлагает

рассматривать в двух аспектах. С одной стороны, С. А. Шейфер отво — дит следственному действию роль в формировании доказательств, а с другой – определяет нормативные предписания. При таком пони — мании следственного действия автор делает вывод, что криминали — стикой будут решаться организационно-тактические вопросы7.

Анализируя содержание следственного действия, А. Б. Соловьев

развивает высказанную мысль о том, что это содержание включает в себя взаимосвязь объекта исследования (следов преступления), цели (собирание доказательств) и используемых при производстве следственных действий методов познания. Следственные действия могут отличаться друг от друга наличием и своеобразным сочета — нием в их структуре разных методов познания, приспособленных для собирания различных следов преступления8.

Подчеркивая познавательный и удостоверительный аспек-

ты деятельности лица, производящего следственное действие, А. Б. Соловьев сформулировал следующее определение: следствен — ные действия – это регламентированные уголовно-процессуаль — ным законом и применяемые в целях собирания (формирования) доказательств действия, имеющие познавательный и удостовери — тельный аспекты (стороны) и включающие систему взаимосвязан — ных операций, которые обусловлены своеобразным сочетанием в каждом из них общенаучных методов познания, соответствующих особенностям следов преступления9.

Генезис понятия подготовки…

175

Для целей настоящего исследования важное значение имеют не столько различия в уголовно-процессуальных характеристиках следственных действий со стороны отдельных ученых, сколько уяснение сути основного содержания следственных действий как таковых с криминалистической точки зрения.

По мнению ряда ученых-криминалистов, следственное дейст — вие представляет собой специфический вид деятельности, состоя — щий из подготовки и производства действий. Следственное дей — ствие производится следователем с целью решения определенной задачи, возникшей в ходе расследования. А. В. Дулов и П. Д. Несте — ренко обосновали в криминалистике стадийность следственного действия поэтапностью решения мыслительной задачи. Исходя из принятого в математике подхода, Д. Пойя выделил четыре этапа при решении любой мыслительной задачи:

1. Понимание постановки задачи.

2. Составление плана решения задачи.

3. Реализация составленного плана решения.

4. Взгляд назад (изучение, проверка правильности хода полу — ченного решения)10.

А. В. Дулов и П. Д. Нестеренко трансформировали такой подход

в криминалистическую тактику, выделив следующие обязатель — ные стадии следственного действия:

1. Стадия подготовки следственного действия (понимание за — дачи, составление плана решения).

2. Стадия осуществления следственного действия (реализация плана решения).

3. Стадия фиксации хода осуществления следственного дейст — вия и полученного результата.

4. Стадия анализа и оценки хода и результатов следственного действия (взгляд назад)11.

Аналогичный подход мы наблюдаем и у А. Н. Васильева, кото-

рый, говоря о тактике следственных действий, отмечает, что «при — менение тактических приемов связано со стадиями следственного действия: а) подготовкой; б) непосредственным производством действия; в) фиксацией хода и результатов действия; г) анализом результатов»12.

При этом автор подчеркивает, что «в стадии подготовки глав-

ную роль играет такой тактический прием, как планирование, ког — да “зримые черты” приобретают предполагаемый ход следственно — го действия и соответствующие тактические приемы». Возражая против такой постановки вопроса, Н. А. Селиванов отмечает, что

176 И. В. Суворова

относить подготовку к следственному действию к тактическим приемам неправомерно, поскольку она «представляет собой опре — деленные виды деятельности следователя, осуществляемые до на — чала самих следственных действий»13.

Суть данной дискуссии, на наш взгляд, в смешении понятий. А. Н. Васильев, как и А. В. Дулов и П. Д. Нестеренко, с криминали — стических позиций рассматривает внутреннюю структуру тактики следственных действий, но использует при этом терминологию без соответствующего уточнения. Это и явилось поводом для возраже — ния Н. А. Селиванова, который исходит из буквального толкования используемой терминологии без учета криминалистической сущ — ности этих понятий.

Более обстоятельную позицию о тактике процессуального, следственного и судебного действий высказал Р. С. Белкин. По его мнению – это система тактических приемов подготовки, осу — ществления, фиксации и оценки результатов процессуального действия; система, обладающая своей внутренней структурой и состоящая из подсистем, «каждая из которых представляет со — бой определенную стадию данного процессуального действия». К таким стадиям он относит: а) подготовку к проведению про — цессуального действия; б) проведение процессуального дейст — вия; в) фиксацию хода и результатов процессуального действия и г) оценку полученных результатов и определение их значения и места в системе доказательственной информации по данному уголовному делу14.

Объединяющим фактором всех трех приведенных выше по-

зиций является четырехзвенная структура стадий следственно — го (процессуального) действия в криминалистическом понима — нии. Но А. В. Дулов и П. Д. Нестеренко рассматривают эти стадии обособленно, как самостоятельные этапы развития каждого след — ственного действия, четкое выделение которых, по их мнению, су — щественно облегчает разработку тактики15.

А. В. Васильев, развивая эти положения, указывает на взаимо-

связь между применением тактических приемов и стадиями след — ственного действия. И только Р. С. Белкин ставит знак равенства между «системой тактических приемов» и «стадиями» процессу — ального действия (в криминалистическом плане).

С нашей точки зрения, наиболее последовательной и обосно — ванной является позиция Р. С. Белкина. Она позволяет более точно сформулировать понятие тактики следственных действий как си — стемы тактических приемов подготовки, проведения, фиксации и

Генезис понятия подготовки…

177

оценки следственных действий. В самом этом определении заложе — на также четырехзвенная структура системы тактических приемов, где в качестве подсистем выступают четыре группы тактических приемов: 1) подготовки; 2) проведения; 3) фиксации и 4) оценки следственных действий.

Небезынтересна и заслуживает внимания позиция В. П. Лав — рова, который не только присоединился к точке зрения Р. С. Бел — кина, но и в известной мере развил его позицию, утверждая, что

«по своей структуре и содержанию тактика каждого следствен — ного действия может быть разделена на 4 элемента: 1) приемы и рекомендации по подготовке к проведению следственного дей — ствия; 2) тактика проведения действия; 3) тактические приемы и рекомендации по фиксации его хода и результатов; 4) приемы и рекомендации, относящиеся к оценке хода и результатов дей — ствия»16.

Применительно к первой стадии следственного действия – под-

готовке, В. П. Лавров определяет ее как стадию, на которой следо — ватель использует комплекс мер, заключающихся в планировании следственного действия, создании в соответствии с планом необхо — димых условий для его успешного осуществления, а также в психо — логической подготовке следователя17.

В конце 80-х годов прошлого столетия В. Я. Колдин, продол-

жая развивать точку зрения указанных нами ученых на струк — туру следственного действия, отмечал, что задача совершен — ствования института следственного действия, повышения его эффективности должна решаться в первую очередь путем по — строения оптимальной информационно-познавательной модели следственного действия. В связи с этим в информационно-по — знавательной структуре следственного действия, по его мнению, должны быть выделены следующие стадии: 1) тактическое обес — печение, 2) ориентирующее исследование, 3) детальное исследо — вание, 4) заключительная стадия.

Задача первой, подготовительной стадии состоит в том, чтобы на основе анализа наличной следственной ситуации организа — ционно и тактически обеспечить эффективное проведение след — ственного действия. После принятия решения о производстве конкретного следственного действия следователь сопоставляет типовую модель следственного действия, выработанную наукой, с существующей следственной ситуацией и общим планом рас — следования, после чего определяются частные задачи следствен — ного действия – круг подлежащих установлению обстоятельств,

178 И. В. Суворова

участники следственного действия, время и место его проведения, необходимые технико-криминалистические средства, конкретная тактика его проведения18.

В настоящее время ряд авторов, такие как В. И. Комиссаров, В. А. Образцов, Е. П. Ищенко, Н. Н. Егоров и др., разделяют точку зрения В. Я. Колдина и дополняют ее такими элементами подготов — ки, как определение форм и пределов использования возможностей органов дознания, помощи специалистов и общественности, выбор тактических приемов фиксации хода и результатов следственного действия19.

Проведенный нами анализ взглядов ученых, высказанных в

разные годы развития теории криминалистики о понятии и содер- жании подготовки к проведению следственного действия, позво- лил прийти к следующему.

Несмотря на различный подход к анализу подготовительных действий и общую их оценку с точки зрения криминалистиче — ской тактики, можно сделать вывод, что подготовка к проведению следственных действий включает в себя меры самого различного характера и содержания. В этом аспекте подготовка может быть выражена через организацию и планирование как наиболее общие характерные виды деятельности, используемые на подготовитель — ном этапе. Криминалистическая же сущность всех подготовитель- ных действий выражается в тактических приемах (способах) их осуществления.

На основании изложенного анализ понятия подготовки к про — ведению следственных действий показывает в первую очередь мно — гообразие возможных научных подходов к определению этого по — нятия. В самом общем, социальном плане речь идет о деятельности, осуществляемой в процессе расследования до начала проведения конкретных следственных действий и направленной на организа — цию проведения этих действий. С криминалистической точки зре — ния речь идет уже не просто о подготовке, а о тактической подго — товке к проведению отдельных следственных действий как системе тактических приемов действий, обеспечивающих последующее проведение, фиксацию и оценку результатов отдельных следствен — ных действий.

Таким образом, по нашему мнению, определение понятия подготовки к проведению следственных действий как системы научных положений представляет собой комплекс практических рекомендаций и тактических приемов, касающихся деятельнос — ти, предшествующей проведению, фиксации и оценке результатов следственных действий и обеспечивающих их осуществление. Сформулированное понятие, на наш взгляд, наиболее полно отра — жает сущность подготовки к проведению следственных действий на современном уровне.

Материал взят из: Научный журнал Серия «Юридические науки» № 3 (104 )