ФАУНА ЖУЖЕЛИЦ (COLEOPTERA, CARABIDAE) ЛЕСОПАРКОВОЙ ЗОНЫ Г. САРАНСКА

Якушкина М. Н., кандидат биологических наук, доцент кафедры зоо- логии, экологии и методики обучения биологии ГОУ ВПО «Мордовский госу- дарственный педагогический институт имени М. Е. Евсевьева»

Изучение динамики структуры комплексов отдельных таксономических групп в составе животного населения естественных и антропогенных биоцено — зов – одна из основных проблем экологии. В экологических исследованиях на — секомых значительная часть посвящена изучению Carabidae, как одному из са- мых многочисленных и разнообразных семейств отряда жесткокрылых.

Семейство жужелиц (Carabidae) это насекомые от очень мелких до крупных размеров. Большинство видов живет на почве или в ее верхних сло — ях, днем прячутся под камнями, мхом, опавшими листьями, многие обитают исключительно по берегам водоемов, некоторые – на растениях. Личинки обитают, как правило, в почве.

Доказана роль жужелиц родов Poecilus, Pterostichus, Harpalus, Calathus в уничтожении таких вредителей, как вредная черепашка, проволочник, ка — пустная и гороховая тли, лугового мотылька и других 2. Большинство жуже — лиц являются многоядными энтомофагами, способными ограничивать чис — ленность многих беспозвоночных. Среди жужелиц есть и растительноядные формы. Некоторые из них питаются растительной пищей, как на личиноч — ных, так и в имагинальных стадиях развития. Большая группа личинок жу- желиц является постоянными или факультативными сапрофагами и, следова — тельно, принимают участие в почвообразовании. Все чаще жужелицы ис-

пользуются как индикатор состояния почвенно-растительных условий и сук-цессионных процессов в естественных и антропогенных ландшафтах 7.

В последнее время в России изучается видовой состав, структура насе — ления, сезонная динамика и активность жужелиц. Этими вопросами занима — лись многие исследователи 4.

Сведения о населении жужелиц Мордовии ограничивались краткими ссылками в сводках К. Линдемана, Г. Г. Якобсона, краткими фаунистиче — скими сводками, Н. И. Плавильщикова, З. А. Тимралиева. Достаточно пол — ные списки видов приводятся В. Ф. Феоктистовым лесных и некоторых от-крытых естественных ландшафтов Мордовского заповедника; В. В. Будило — вым в агроландшафтах Ельниковского района; И. Е. Киселевым для урбани — зированных районов г. Саранска; Н. Д. Чегодаевой защищенных агроценозов;

М. Н. Якушкиной для рекреационных лесов Мордовии.

В связи с этим, недостаточность изученности состава и структуры насе-ления жужелиц пригородных лесопарков в Мордовии, обуславливает актуаль-ность проблемы, и послужило основанием для выбора темы исследования.

Исследования проводились на территории Республики Мордовия с мая по сентябрь 2004 – 2007 годов. На стационаре, расположенном в лесопарко-вой зоне г. Саранска.

Для изучения видового состава жужелиц, их численности, распределе-ния по биотопам, сезонной динамики активности, нами использован метод учета путём почвенных ловушек Барбера.

Материал обрабатывался по общепринятым методикам.

В ходе исследования лесопарковой зоны было зарегистрировано 27 ви-дов жужелиц, относящихся к 10 родам (см. Таблицу 1).

Таблица 1

Видовой состав, зоогеографическая и экологическая характеристика жужелиц в исследованном биоценозе

п/п

Виды

Числ.

экз.

Чис-ленное обилие

пользуются как индикатор состояния почвенно-растительных условий и сук-цессионных процессов в естественных и антропогенных ландшафтах 7.

В последнее время в России изучается видовой состав, структура насе — ления, сезонная динамика и активность жужелиц. Этими вопросами занима — лись многие исследователи 4.

Сведения о населении жужелиц Мордовии ограничивались краткими ссылками в сводках К. Линдемана, Г. Г. Якобсона, краткими фаунистиче — скими сводками, Н. И. Плавильщикова, З. А. Тимралиева. Достаточно пол — ные списки видов приводятся В. Ф. Феоктистовым лесных и некоторых от-крытых естественных ландшафтов Мордовского заповедника; В. В. Будило — вым в агроландшафтах Ельниковского района; И. Е. Киселевым для урбани — зированных районов г. Саранска; Н. Д. Чегодаевой защищенных агроценозов;

М. Н. Якушкиной для рекреационных лесов Мордовии.

В связи с этим, недостаточность изученности состава и структуры насе-ления жужелиц пригородных лесопарков в Мордовии, обуславливает актуаль-ность проблемы, и послужило основанием для выбора темы исследования.

Исследования проводились на территории Республики Мордовия с мая по сентябрь 2004 – 2007 годов. На стационаре, расположенном в лесопарко-вой зоне г. Саранска.

Для изучения видового состава жужелиц, их численности, распределе-ния по биотопам, сезонной динамики активности, нами использован метод учета путём почвенных ловушек Барбера.

Материал обрабатывался по общепринятым методикам.

В ходе исследования лесопарковой зоны было зарегистрировано 27 ви-дов жужелиц, относящихся к 10 родам (см. Таблицу 1).

Таблица 1

Видовой состав, зоогеографическая и экологическая характеристика жужелиц в исследованном биоценозе

п/п

Виды

Числ.

экз.

Чис-ленное обилие

Зоогео-граф.

хар-ка

Биотоп.

харак — тери — стика

Жиз-ненные формы

Сезон-ное раз — множе — ние

1.

Carabus cancellatus

19

0.4

ЕС

Э

3 э. х.

В

2.

C. granulatus

87

1,9

ТПп

Лс. бл.

3 э. х.

В

3.

C. convexus

68

1,4

ЕС

Patrobus atrorufus

1

0,02

ТПб

Лс

З. с.п.

О

6.

Stomis pumicatus

15

0,3

Еср

Лг. бл.

3 с. п.-п.

В

7.

Poecilus cupreus

4

0.08

ЕС

Лг. п.

3 с. п.-п. ч.

В

8.

P. versicolor

31

0,7

ТПп

Лг. п.

3 с. п.-п. ч.

В

9.

Pterostichus niger

169

3,7

ТПн

Лс

3 с. п.-п. ч.

О

10.

P. melanarius

1707

37,3

ЕС

Лс

3 с. п.-п. ч.

М

11.

P. oblongopunc-

228

4,9

ТПн

Лс

3 с. п.-

В

tatus

228

4,9

ТПн

Лс

3 с. п.-

В

tatus

0,2

ЕС

Лг, бл

3 с. п.-п. ч.

Л

14.

P. strenuus

7

0,1

ЕС

Лс. бл.

3 с. п.

В

15.

Calathus microp-terus

10

0,2

ТПп

Лс

З. с.п.

О

16.

C. halensis

1

0,02

ТПп

Э

З. с.п.

О

17.

Platynus assimilis

1164

25,4

ТПп

Лс. бл.

3 с. п.

В

18.

Synuchus vivalis

5

0,1

ТПп

Лг

З. с.п.

О

19.

Amara aenea

4

0.1

ТПп

Лг. п.

М. гх.

В

20.

A. aulica

11

0,2

ТПп

Лг. п

М. гх

В

21.

A. communis

8

0.2

ТПп

Лг. п.

М. гх.

В

22.

Harpalus rufipes

914

20,0

ТПп

П.

М. сх.

О

23.

H. affinis

37

0,8

ТПп

Лг. п.

М. гх.

В

24.

H. tardus

31

0,7

ЕС

Лг. п.

М. гх.

В

25.

H. smaragdinus

10

0,2

ЕС

Лг, п

М..гх

В

26.

H. distinguendus

8

0,2

ТПп

Лг, п

М. гх

В

ЕС

Лг, п

М..гх

В

26.

H. distinguendus

8

0,2

ТПп

Лг, п

М. гх

В

К доминирующим видам относятся: Harpalus rufipes, Pterostichus melanarius, Platynus assimilis. К субдоминирующим видам относятся: Pterosti — chus niger, P. oblongopunctatus, Carabus granulatus, C. convexus.

К редким относят виды, которые в исследованном биотопе занимают процентное соотношение менее одного процента от общего числа жужелиц.

Наибольшее разнообразие рода: Pterostichus (6 видов), Harpalus (6 ви-дов).

Зоогеографический состав фауны жужелиц лесопарковой зоны г. Саранска

Для характеристики зоогеографического состава жужелиц пригородно — го лесопарка использованы данные зоогеографии отдельных видов по О. Л. Крыжановскому 1.

В исследованном нами районе господствуют виды жужелиц с широким ареалом (транспалеарктические полизональные и европейско-сибирские).

Экологический состав фауны жужелиц лесопарковой зоны г. Саранска.

Для выявления экологической структуры биоценотических комплексов насекомых часто используют принцип биотопического префендума видов 5. Группы видов со сходным биотопическим префендумом образуют биотопи — ческие экологические группы.

В исследованном районе выделено 7 экологических групп жужелиц (эврибионтные, лесоболотные, лесные, луговые, лугово-болотные, лугово- полевые, полевые).

Ведущие роли в экологической структуре населения жужелиц принад-лежат: лесной и лугово-полевой экологическим группам.

Спектр жизненных форм фауны жужелиц лесопарковой зоны г. Саранска

Изучение спектров жизненных форм жужелиц в различных ландшаф — тах и зонах впервые осуществлено И. Х. Шаровой 3;4. Для характеристики экологической структуры карабидофауны нами использована иерархическая система жизненных форм имаго жужелиц, разработанная И. Х. Шаровой, ко — торая широко используется для экологического анализа карабидокомплексов естественных и антропогенных ландшафтов.

Спектр жизненных форм населения жужелиц исследованного района разнообразен и состоит из 6 групп, из которых 4 группы относятся к зоофа- гам, 2 группы к миксофитофагам.

Большинство видов жужелиц принадлежит к классу зоофагов, среди которых по численному обилию преобладают стратобионты подстилочно- почвенные.

Класс микрофитофагов представлен 2 группами (стратохортобионты и геохортобионты), среди которых первое место по численному обилию зани — мают стратохортобионты.

Таким образом, большая часть исследованных видов жужелиц относят-ся к классу зоофагов.

Примечания

1. Крыжановский, О. Л. Семейство Carabidae – жужелицы. Ч 1 / О. Л. Крыжанов-ский // Определитель насекомых Европейской части СССР. – Л., 1965. – С. 29 – 77.

2. Соболева-Докучаева, И. И. Влияние экологических условий Москвы на особен — ности популяции жужелиц (Coleoptera, Carabidae) / И. И. Соболева-Докучаева // Фауна и экология почвенных беспозвоночных Московской области. – М., 1993. – С. 140 – 158.

3. Шарова, И. Х. Роль почвы в экологической радиации жизненных форм жужелиц

/ И. Х. Шарова // Проблемы почвенной зоологии. – М., 1972. – С. 156 – 157.

4. Шарова, И. Х. Жизненные формы имаго жужелиц (Coleoptera, Carabidae) /

И. Х. Шарова // Зоологический журнал. – 1974. – № 3 (5). – С. 692 – 709.

5. Шарова, И. Х. Жизненные формы жужелиц (Coleoptera, Carabidae) / И. Х. Шаро-ва. – М.: Наука, 1981. – 360 с.

6. Шарова, И. Х. Биотопическое распределение и численность жужелиц (Carabidae) в восточной Оренбургской лесостепи / И. Х. Шарова, Л. В. Лапшин // Фауна и экология животных: сб. – М., 1971. – С. 87 – 97.

7. Шарова, И. Х. Закономерности изменения населения жужелиц под влиянием рекреации в лесах Среднего Поволжья / И. Х. Шарова, М. Н. Якушкина. – Саранск, 2002. –

183 с.

Материал взят из: Актуальные проблемы биологии, экологии, методики преподавания и педагогики: — Сборник статей в рамках Всероссийской научно- практической конференции «45-е Евсевьевские чтения» (19 – 20 мая 2009 г.)