ЭКОЛОГО-МОРФОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ГАДЮКИ НИКОЛЬСКОГО (VIPERA BERUS NIKOLSKII VEDMEDERJA, GRUBANT ET RUDAEVA, 1986) НА ЮГЕ АРЕАЛА (ВОЛГОГРАДСКАЯ ОБЛАСТЬ)

Д. А. Гордеев

Волгоградский государственный университет, Волгоград, Россия

dmitriy8484@bk. ru

ECOLOGY AND MORPHOLOGICAL DESCRIPTION OF THE NIKOLSKY VIPER (VIPERA BERUS NIKOLSKII VEDMEDERJA, GRUBANT ET RUDAEVA, 1986) NEARSOUTHERN LIMIT OF THE DISTRIBUTION IN VOLGOGRAD REGION

D. A. Gordeev

Volgograd state University, Volgograd, Russia

Гадюка Никольского (Vipera berus nikolskii Vedmederja, Grubant et Rudaeva, 1986) – таксон, чей статус более 20 лет остается дискуссионным, однако последние данные (Milto and Zinenko, 2005) позволяют рассматривать его в качестве подвида Vipera berus. Он занесен в Красные книги Саратовской (категория и статус 3) и Волгоградской обла — стей (категория и статус 4). Расположение южной границы ареала подвида на террито — рии Волгоградской области, а также отрывочность сведений по экологии и морфологии определили актуальность данного исследования.

Методика исследований. Основой для данной работы послужили полевые ис-следования и сборы на территории Волгоградской области, проведенные в период 2008

– 2013 гг., а также материалы ЗМ СГУ им. Чернышевского. Плотность поселений змей определяли учетами на пробных площадках и маршрутных полосах (Шляхтин и Голи — кова, 1986). Полученные данные закартированы с помощью GPS-навигатора и про — граммы Google Earth Pro 5.1. сезонную и суточную динамику змей изучали весь актив — ный период жизнедеятельности на постоянных маршрутах. Подвижность животных определяли мечением особей (детальное изучение фолидоза головы). Общая протяжен — ность маршрутов составила 205 км, анализ морфологических признаков проведен на

57 особях. Математическая обработка данных проведена в среде Statistica 6.1.

Результаты и их обсуждение. Населяет степные и лесостепные районы Украины и европейской части России к югу от линии Балта – Канев – Курск – Тамбов – Бузулук, проникает на восток в степные районы Саратовской, Самарской областей (Ананьева и

др. 2004; Табачишин и др. 2003). Южная граница ареала в Нижневолжском регионе приурочена к территории Волгоградской и Ростовской областей (Божанский, 2001).

Южная граница распространения подвида в Волгоградской области (Рис. 1) прохо — дит с запада по руслу р. Дон, до ст. Клетская, далее поворачивает на северо-восток до х. Чернополянский (сборы Брехова О. Г.), затем резко поворачивает на северо-восток вдоль

Медведицы в Саратовскую область. После паводков граница распространения гадюки Никольского может несколько смещаться к югу (Старков, 1996). В середине XX века га — дюка Никольского обитала гораздо южнее – в окрестностях г. Волгограда (Кубанцев,

2003; Кубанцев и др., 1987; Кубанцев и Колякин, 1990; Кубанцев и Колякина, 2000), од-нако в связи с активной хозяйственной деятельностью человека южная граница ее ареала значительно сместилась на север. По сведениям ряда авторов (Завьялов и Табачишин,

1997) змеи отмечались на территории природного парка «Щербаковский» в балке

р. Щербаковка, однако современными исследованиями в данном районе (Бакиев, 2011; Ба-киев и др., 2008; наши экспедиции в 2011–2013 гг.) обитание подвида не подтверждают.

Обитание гадюки Никольского на исследуемой территории связано с пойменным ландшафтом: змеи предпочитают пойменные луга, зарастающие вырубки, склоны

вдоль русла рек, избегая при этом остепененных участков и агроценозов. Последнее обстоятельство привело к снижению численности этих змей и значительно сузило аре-

ал обитания ввиду освоения человеком новых территорий. В Саратовской области ли — митирующими факторами, помимо хозяйственной деятельности человека, являются рекреационная нагрузка, чрезмерная добыча для получения яда и коммерческой прода — жи, а также прямое уничтожение человеком (Красная книга Саратовской обл.).

Рис. 1. Карта мест находок Vipera berus nikolskii в Волгоградской области

Плотность поселений гадюки на территории Волгоградской области составляет

0,3–7,1±0,10 особь/га (330 наблюдений), в долине р. Хопер в период размножения мо — жет достигать 6,2±0,52 особи/га (30 наблюдений), а в пойме Дона – 7,1±0,40 особь/га (30 наблюдений), т. е. возрастает при движении на север. Так, в Саратовской области (Табачишин и др., 2003) средняя плотность колеблется на уровне 2–5 особи/га, но мо — жет достигать 15–29 особей/га.

Выход перезимовавших особей наблюдается с начала апреля, однако массовое появление приходится на середину апреля. Через 2–3 недели начинается период спари — вания. Период беременности длится около 3 месяцев, самки приносят 7–18 детенышей; сеголетки появляются в августе, при этом их длина тела составляет 165,0–185,0 мм, а хвоста – 20,3–29,2 мм (Tabatschischina et al., 2002; Shlyakhtin et al., 2003). Суточная ак — тивность гадюки Никольского, как и всех пойкилотермных животных, зависит от тем-пературы окружающей среды и сезона. Ранней весной рептилии наблюдались с 8:00 до

16:00 ч, в летний период утренняя активность длилась с 6:00 до 10:00 ч, вечерняя –

с 16:00 до 21:30 ч.

Убежищем служат корни деревьев, расщелины субстрата, норы грызунов, обычны под камнями, пнями и корягами. Питаются мелкими млекопитающими, значительно реже – амфибиями и рептилиями. В желудках змей были обнаружены также воробьи — ные и их птенцы. Преобладание в питании амфибий и рептилий отмечается в годы низ — кой численности грызунов.

Окраска тела половозрелых особей, выявленных нами, была черной, без рисунка и вкраплений, конец хвоста (в большей степени вентральная его часть) – желтый. Юве — нальные же особи гадюки по окраске сходны со взрослыми, но отличаются цветом (всегда бурые) и наличию более темного рисунка, после 4–6 линек приобретают харак — терный меланистический окрас. Зрачок красный.

Змеи средних размеров, длина тела с учетом хвоста до 731 мм (Табл. 1). Половой ди — морфизм проявляется в ряде метрических и меристических признаках: самки крупнее сам — цов, длина тела первых составляет 543,9±12,5 и 452,5±11,8 мм соответственно (F = 2,52, р=0,008), при этом хвост самок короче (54–86/74,2±1,42 мм), чем у самцов (66–

97/80,5±1,25 мм). В связи с этим отношение длины тела к длине хвоста у самок больше,

чем у самцов (6,71-8,84/7,78±0,19 и 5,12–6,91/6,01±0,13 соответственно). Количество брюшных щитков у самок больше, чем у самцов (149-157/151,9±0,61 и 147-155/148,1±0,40), а подхвостовых – меньше (26–38/30,9±0,95 – самки, 33–42/37,5±0,40 – самцы). Половой диморфизм в щитковании головного отдела проявляется в большем ко — личестве верхнегубных щитков у самок (8–10/9,15±0,15), чем у самцов (8–9/9,0±0,15).

Таблица 1

Морфологическая характеристика гадюки Никольского в Волгоградской области

Признак

min-max / M±m

F

Р

самки (n = 27)

самцы (n = 30)

L.

438-645/543,9±12,5

391-520/452,5±11,8

2,52

0,008

L. cd.

54-86/74,2±1,42

66-97/80,5±1,25

2,34

0,007

L./L. cd.

6,71-8,84/7,78±0,19

5,12-6,91/6,01±0,13

3,60

0,004

Sq.

21-23/21,4±0,11

21-23/21,5±0,12

0,98

0,688

Ventr.

149-157/151,9±0,61

147-155/148,1±0,40

2,40

0,007

S. cd.

26-38/30,9±0,95

33-42/37,5±0,40

3,32

0,004

Lab.

8-10/9,15±0,15

8-9/9,0±0,15

1,01

0,005

Sub. Lab.

9-12/11,3±0,25

9-11/10,9±0,25

1,30

0,264

Pr. oc.

2-3/2,70±0,15

2-3/2,67±0,15

0,75

0,45

У большинства особей (52,8%) имеется 9 верхнегубных щитков (комбинация 9/9), варианты 8/8 и 10/10 (с левой/правой стороны) составляют в выборке по 23,6%, асим — метрии по данному признаку не обнаружено. Нижнегубных 11 щитков у 50,0%, 12 –

25,0%, 9 и 10 у 12,5%. Асимметричные проявления (9/10, 11/12) составляют 12,4%. У обоих полов от 2 до 3 предглазничных щитков, они образуют сочетания 2/2, 3/3 без яв — ления асимметрии.

Сравнение особей из Саратовской и Волгоградской областей показало относи — тельную стабильность признаков фолидоза. По данным Табачишиной И. В. (2004) при продвижении в направлении с юго-запада на северо-восток наблюдается некоторое увеличение числа щитков вокруг середины тела и уменьшение количества брюшных щитков. Достоверных отличий между гадюками саратовской и волгоградской популя — ций не выявлено, однако особи из южных популяций (Волгоградская обл.) несколько мельче северных.

Список литературы

1. Ананьева Н. Б., Орлов Н. Л., Халиков Р. Г., Даревский И. С., Рябов С. А., Бараба — нов А. В. Атлас пресмыкающихся Северной Евразии (таксономическое разнообразие, географическое распространение и природоохранный статус). СПб., 2004. 232 с.

2. Бакиев А. Г. О возможном исчезновении некоторых видов и популяций змей в

Волжском бассейне // Вопросы герпетологии, 2011. С. 25–27.

3. Бакиев А. Г., Маленев А. Л., Четанов Н. А., Зайцева О. В., Песков А. Н. Обыкно-веннаю гадюка Vipera berus (Reptilia, Viperidae) в Волжском бассейне: материалы по биологии, экологии и токсинологии // Самарская Лука, 2008. Т. 17, № 4(26). С. 759–816.

4. Божанский А. Т. Гадюка Никольского Vípera nikolskii Vedmederja, Grubant et

Rudaeva, 1986 // Красная книга Российской Федерации (Животные). М.: Изд-во ACT,

2001. С. 348–349.

5. Завьялов Е. В., Табачишин В. Г. Распространение и особенности биологии Vipera nikolskii в северной части Нижнего Поволжья // Проблемы общей биологии и приклад — ной экологии: Сб. тр. молодых ученых. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1997. Вып. 1. С.

6. Красная книга Волгоградской области. Комитет природных ресурсов и охраны окружающей среды администрации Волгоградской области. Волгоград, 2004. Т. 1. Жи — вотные. 172 с.

7. Красная книга Саратовской области: Грибы. Лишайники. Растения. Жи-вотные. Комитет по охране окружающей среды и природопользования Саратов.

обл. – Саратов: Изд-во Торгово-промышленной палаты Сартов. обл., 2006. 528 с.

8. Кубанцев Б. С. Земноводные и пресмыкающиеся северных районов Нижнего

Поволжья // Третья конференция герпетологов Поволжья: Материалы региональной конференции. Тольятти, 2003. С. 33–36.

9. Кубанцев Б. С., Жукова Т. И., Колякин Н. Н. Рекомендации к использованию кра-еведческих герпетологических материалов севера Нижнего Поволжья в преподавании зоологии в школах и педагогических институтах. Волгоград: ВГПИ, 1987. 28 с.

10. Кубанцев Б. С., Колякин Н. Н. О роли антропических факторов в изменении распределения и численности некоторых видов пресмыкающихся на севере Нижнего

Поволжья // Региональные эколого-фаунистические исследования как научная основа фаунистического мониторинга, охраны и рационального использования животных,

1990. С. 81–83.

11. Кубанцев Б. С., Колякина Н. Н. Изменения в составе, распределении и числен-ности пресмыкающихся и млекопитающих в Волгоградской области во второй поло — вине XX века // Проблемы природопользования и сохранения биоразнообразия в усло — виях опустынивания: Материалы Межрегиональной научно-практической конферен — ции, 18-20 октября 2000г. Волгоград: изд. ВНИАЛМИ, 2000. С. 8–11.

12. Старков В. Г. Рубежи распространения змей в среднем течении р. Дон // Ак-туальные проблемы герпетологии и токсинологии, 1996. С. 51–54.

13. Табачишин В. Г., Табачишина И. Е., Завьялов Е. В. Современное распростране-ние и некоторые аспекты экологии гадюки Никольского на севере Нижнего Поволжья //

Поволж. экол. журн., 2003. № 1. С. 82–86.

14. Табачишина И. Е. Эколого-морфологический анализ фауны рептилий севера

Нижнего Поволжья: диссертация… кандидата биологических наук: 03.00.16 Саратов,

2004 182 с.

15. Шляхтин Г. В., Голикова В. Л. Методика полевых исследований экологии ам-фибий и рептилий. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1986. 78 с.

16. Milto K. D., Zinenko O. I. Distribution and Morphological Variability of Vipera berus in Eastern Europe // Herpetologia Petropolitana: Proceedings of the 12th Ordinary Gen-eral Meeting of the Societas Europaea Herpetologica. St. Petersburg, 2005. P. 64–73.

17. Tabatschischina I. E., Tabatschischin W. G., Sawjalow E. W. Wachstumsdynamik bei

Vipera nikolskii im Gebiet Saratow // Mauritiana (Altenburg), 2002. 18 (2002) 2. S. 203–206.

18. Shlyakhtin G. V., Tabachishina I. E., Tabachishin V. G., Zavialov E. V. Growth dy — namics of Forest-steppe viper (Vipera nikolskii) in the Low-Volga region (Russia) // Pro — gramme and abstracts of 12 Ordinary General Meeting Sociates Europaea Herpetologica

(SEH). Saint-Petersburg, 2003. P. 147–148.

Материал взят из: Современная герпетология: проблемы и пути их решения — Первая международная молодежная конференция герпетологов России и сопредельных стран Санкт-Петербург, Россия 25–27 ноября 2013 г.