ДИНАМИКА УРОВНЯ БЕЛКА В СЫВОРОТКЕ КРОВИ ЖИВОТНЫХ ПРИ СИСТЕМАТИЧЕСКОЙ ФИЗИЧЕСКОЙ НАГРУЗКЕ

Адаптация к физическим нагрузкам определяется, в том числе, разнообразными функциями печени, которые обеспечивают и поддерживают высокую работоспособность. Поэтому при патологических изменениях в печени у спортсменов развивается хронический печеночный болевой синдром, который снижает физическую работоспособность [1; 2]. Однако оценка механизмов адаптации печени к физической нагрузке в норме до настоящего времени не осуществлялась. Поэтому повышается актуальность клинических и экспериментальных исследований механизмов изменений функционального состояния печени при физической нагрузке.

Известно, что при исследовании функционального состояния печени одним из важных показателей является изучение фракций белка. Однако при исследованиях можно выявить незначительные отклонения уровня белка, что затрудняет процесс диагностики. Поэтому целесообразно ограничиться небольшим количеством относительно простых исследований, которые имеют высокую диагностическую ценность. В нашем случае был исследован уровень общего белка и альбумина в сыворотке крови животных контрольной группы. Дополнительно был определен уровень церулоплазмина сыворотки крови как белка, определяющего ее антиоксидантную активность. Окисляя ионы металлов переменной валентности, церулоплазмин

препятствует образованию новых активных форм кислорода [3] и уменьшает выраженность окислительного стресса. Кроме того, ЦП способен к прямой нейтрализации супероксиданиона, необходим для выведения железа из тканей и встраивания его в трансферрин, а также может влиять на активность ферментов, участвующих в регуляции сосудистого тонуса, таких как миелопероксидаза и эндотелиальная NO-синтаза [4 – 7].

Цель исследования – изучить влияние физической нагрузки на динамику уровня общего белка, альбумина и церулоплазмина в сыворотке крови.

Материалы статьи являются частью научно-исследовательской работы ГУ «Луганский национальный университет имени Тараса Шевченко» (номер государственной регистрации 0198U002641)

«Механизмы адаптации к факторам окружающей среды». Авторы являются исполнителями одного из направлений, которое касается изучения механизмов адаптации органов и систем в норме и при экспериментальной патологии с номерами государственной регистрации

0106U013002 и 0106U013003.

Исследование проведено на 30 беспородных крысах-самцах массой 240 – 280 г. Животные содержались в условиях вивария кафедры анатомии, физиологии человека и животных ГУ «Луганский национальный университет имени Тараса Шевченко» на стандартном рационе. Уход за ними (включая эвтаназию) в ходе эксперимента осуществляли согласно имеющимся документам, которые регламентируют организацию работы с использованием экспериментальных животных. Были соблюдены принципы

«Европейской конвенции о защите позвоночных животных, используемых для экспериментальных и других научных целей» (Страсбург, 1985) [8], а также положения «Общих принципов экспериментов на животных», одобренные Первым национальным конгрессом по биоэтике (Киев, 2001).

У животных опытной группы в течение 30 суток моделировали ежедневную физическую нагрузку 70-минутным принудительным бегом во вращающемся барабане. Беговая нагрузка осуществлялась с начальной скоростью вращения барабана 23 об. / мин. Постепенно скорость вращения доводили до 42 – 45 об. / мин. Экспозиция эксперимента была 5, 10, 15, 20 и 30 суток. В процессе исследования изучали уровень общего белка, альбумина и церулоплазмина в сыворотке крови [9; 10].

Полученные данные обрабатывали методами вариационной статистики с помощью лицензионной компьютерной программы Microsoft Excel 2007.

У животных контрольной группы уровень общего белка в сыворотке крови был в пределах 48,6 – 60,1 г / л (54,38 ± 4,67 г / л при

p < 0,001). Разница между максимальным и минимальным показателями составляла 11,5 г / л. Уровень альбумина колебался от 18,4 до 21,9 г / л (20,31 ± 1,31 г / л при p < 0,001) с разницей 3,5 г / л. Процентное отношение альбумина к общему белку составляло 35,7 – 41,2 % (37,45 ± 2,19 % при p < 0,001). Коэффициент корреляции и его ошибка указывали на прямую, сильную и достоверную связь изменения уровня альбумина в зависимости от уровня общего белка в сыворотке крови животных контрольной группы (R1-КГ ± r = 0,774 ± 0,224 при p < 0,05).

Уровень церулоплазмина в сыворотке крови животных

контрольной группы колебался в пределах от 0,42 до 0,83 г / л (0,66 ± 0,17 г / л при p < 0,05). Разница между максимальным и минимальным показателями составляла 0,41 г / л. Процентное отношение церулоплазмина к общему белку составляло 0,83 – 1,38 % (1,21 ± 0,23 % при p < 0,05). Коэффициент корреляции и его ошибка указывали на прямую, сильную и достоверную связь изменения уровня церулоплазмина в зависимости от уровня общего белка в сыворотке крови животных 1-КГ (R1-КГ ± r = 0,876 ± 0,170 при p < 0,05).

В процессе 30-суточного наблюдения за животными было

установлено колебание уровня белка (рис. 1, 2 и 4).

После 5-суточного эксперимляла 11,5 г / л. Уровень альбумина колебался от 18,4 до 21,9 г / л (20,31 ± 1,31 г / л при p < 0,001) с разницей 3,5 г / л. Процентное отношение альбумина к общему белку составляло 35,7 – 41,2 % (37,45 ± 2,19 % при p < 0,001). Коэффициент корреляции и его ошибка указывали на прямую, сильную и достоверную связь изменения уровня альбумина в зависимости от уровня общего белка в сыворотке крови животных контрольной группы (R1-КГ ± r = 0,774 ± 0,224 при p < 0,05).

Уровень церулоплазмина в сыворотке крови животных

контрольной группы колебался в пределах от 0,42 до 0,83 г / л (0,66 ± 0,17 г / л при p < 0,05). Разница между максимальным и минимальным показателями составляла 0,41 г / л. Процентное отношение церулоплазмина к общему белку составляло 0,83 – 1,38 % (1,21 ± 0,23 % при p < 0,05). Коэффициент корреляции и его ошибка указывали на прямую, сильную и достоверную связь изменения уровня церулоплазмина в зависимости от уровня общего белка в сыворотке крови животных 1-КГ (R1-КГ ± r = 0,876 ± 0,170 при p < 0,05).

В процессе 30-суточного наблюдения за животными было

установлено колебание уровня белка (рис. 1, 2 и 4).

После 5-суточного эксперимение уровня церулоплазмина в 1,07 – 1,12 раза (в среднем повышение в 1,08 ± 0,10 раза при p < 0,01) (рис. 4). Коэффициент корреляции и его ошибка указывали на прямую, сильную и достоверную связь изменения

уровня церулоплазмина с 5-суточной физической нагрузкой

(R5-ЦП. ± r = 0,985 ± 0,062 при p < 0,001).

Процентное отношение уровня церулоплазмина к общему белку

составляло 0,98 – 1,36 % (1,19 ± 0,16 % при p < 0,01) (рис. 5).

На 10-е сутки эксперимента уровень общего белка в сыворотке крови был в пределах 58,23 – 70,71 г / л (58,99 ± 4,10 г / л при p < 0,001). Разница между максимальным и минимальным показателями составляла

12,48 г / л (19,18 % от среднего показателя). В сравнении с контролем выявлено повышение общего белка в 1,07 – 1,10 раза (в 1,09 ± 0,01 раза при p < 0,001) (рис. 1). Коэффициент корреляции и его ошибка указывали на прямую, сильную и достоверную связь изменения уровня общего белка с 10-суточной физической нагрузкой (R10-ОБ ± r = 0,997 ± 0,026 при p < 0,001).

В сравнении с показателями 5-суточного эксперимента выявлено

повышение уровня общего белка в 1,10 ± 0,02 раза при p < 0,001. Коэффициент корреляции и его ошибка указывали на прямую, сильную и достоверную связь изменения уровня общего белка с изменением экспозиции эксперимента (R5/10-ОБ ± r = 0,992 ± 0,045 при p < 0,001).

Уровень альбумина на 10-е сутки эксперимента был в пределах

21,01 – 29,11 г / л (26,0 ± 3,10 г / л при p < 0,01) с разницей 8,10 г / л (31,15 %). В сравнении с контролем выявлено повышение уровня альбумина в 1,11 – 1,16 раза (в 1,13 ± 0,2 раза при p < 0,001) (рис. 2). Коэффициент корреляции и его ошибка указывали на прямую, сильную и достоверную связь изменения уровня альбумина с 10-суточной физической нагрузкой (R10-Альб. ± r = 0,990 ± 0,049 при p < 0,001).

Процентное отношение уровня альбумина к общему белку

составляло 35,74 – 41,50 % (39,08 ± 2,90 % при p < 0,001) (рис. 3).

В сравнении с показателями 5-суточного эксперимента выявлено повышение уровня альбумина в 1,16 ± 0,07 раза при p < 0,001. Коэффициент корреляции и его ошибка указывали на прямую, сильную и достоверную связь изменения уровня альбумина с изменением экспозиции эксперимента (R5/10-Альб. ± r = 0,944 ± 0,117 при p < 0,01).

Уровень церулоплазмина на 10-е сутки эксперимента был в

пределах 0,52 – 0,89 г / л (0,74 ± 0,16 г / л при p < 0,05) с разницей

0,37 г / л (50,27 %). В сравнении с контролем выявлено повышение уровня церулоплазмина в 1,01 – 1,16 раза (в 1,05 ± 0,07 раза при p < 0,001) (рис. 4). Коэффициент корреляции и его ошибка указывали на прямую, сильную и достоверную связь изменения уровня церулоплазмина с 10-суточной физической нагрузкой (R10-ЦП. ± r =

0,989 ± 0,052 при p < 0,001).

Процентное отношение уровня церулоплазмина к общему белку составляло 0,89 – 1,26 % (1,12 ± 0,17 % при p < 0,01) (рис. 5).

г/л

75

70

65

60

55

50

Общий белок

К. ФН

г/л

29

28

27

26

25

24

23

22

21

Сутки 20

К. ФН

Сутки

5 10 15 20 30

5 10 15 20 30

Рис. 1 Рис. 2

Церулоплазмин

К. ФН

Сутки

5 10 15 20 30

5 10 15 20 30

Рис. 3 Рис. 4

%

1,6

К. ФН

1,5

Церулоплазмин

1,4

1,3

1,2

1,1

1,0

Сутки

5 10 15 20 30

Рис. 5

Рис. 1. Уровень общего белка в сыворотке крови в процессе экспериментального воздействия

Рис. 2. Уровень альбумина в сыворотке крови в процессе экспериментального воздействия

Рис. 3. Процентное отношение уровня альбумина к общему белку

Рис. 4. Уровень церулоплазмина в сыворотке крови в процессе экспериментального воздействия

Рис. 5. Процентное отношение уровня церулоплазмина к общему белку

Примечания: К. – контроль, ФН – физическая нагрузка

В сравнении с показателями 5-суточного эксперимента в одном случае выявлено понижение уровня церулоплазмина в 1,02 раза, в остальных – повышение в 1,03 – 1,09 раза (в среднем повышение в 1,04 ± 0,04 раза при p < 0,001) (рис. 5). Коэффициент корреляции и его ошибка указывали на прямую, сильную и достоверную связь изменения уровня церулоплазмина с изменением экспозиции эксперимента (R5/10-ЦП ± r = 0,991 ± 0,048 при p < 0,001).

На 15-е сутки эксперимента уровень общего белка был в

пределах 63,47 – 75,66 г / л (70,48 ± 4,94 г / л при p < 0,001). Разница между максимальным и минимальным показателями составляла

12,19 г / л (17,30 % от среднего показателя). В сравнении с контролем выявлено повышение общего белка в 1,14 – 1,21 раза (в 1,18 ± 0,02 раза при p < 0,001) (рис. 1). Коэффициент корреляции и его ошибка указывали на прямую, сильную и достоверную связь изменения уровня общего белка с 15-суточной физической нагрузкой (R15-ОБ ± r = 0,989 ± 0,052 при p < 0,001).

В сравнении с показателями 10-суточного эксперимента выявлено повышение уровня общего белка в 1,08 ± 0,01 раза при p < 0,001. Коэффициент корреляции и его ошибка указывали на прямую, сильную и достоверную связь изменения уровня общего белка с

изменением экспозиции эксперимента (R15/10-ОБ ± r = 0,997 ± 0,028 при

p < 0,001).

Уровень альбумина на 15-е сутки эксперимента был в пределах

21,98 – 32,67 г / л (27,53 ± 4,01 г / л при p < 0,001) с разницей 10,69 г / л (38,83 %). В сравнении с контролем выявлено повышение уровня альбумина в 1,15 – 1,25 раза (в 1,19 ± 0,04 раза при p < 0,001) (рис. 2). Коэффициент корреляции и его ошибка указывали на прямую, сильную и достоверную связь изменения уровня альбумина с 15-суточной физической нагрузкой (R15-Альб. ± r = 0,975 ± 0,078 при p < 0,001).

Процентное отношение уровня альбумина к общему белку

составляло 34,63 – 43,18 % (38,90 ± 3,16 % при p < 0,001) (рис. 3).

В сравнении с показателями 10-суточного эксперимента выявлено повышение уровня альбумина в 1,05 ± 0,05 раза при p < 0,001. Коэффициент корреляции и его ошибка указывали на прямую, сильную и достоверную связь изменения уровня альбумина с изменением экспозиции эксперимента (R15/10-Альб. ± r = 0,949 ± 0,112 при p < 0,01).

Уровень церулоплазмина на 15-е сутки эксперимента был в

пределах 0,61 – 0,95 г / л (0,79 ± 0,15 г / л при p < 0,05) с разницей

0,34 г / л (43,26 %). В сравнении с контролем выявлено повышение уровня церулоплазмина в 1,06 – 1,36 раза (в среднем в 1,12 ± 0,13 раза при p < 0,01) (рис. 4). Коэффициент корреляции и его ошибка указывали на прямую, сильную и достоверную связь изменения уровня церулоплазмина с 15-суточной физической нагрузкой (R15-ЦП. ± r = 0,973 ± 0,081 при p < 0,001).

Процентное отношение уровня церулоплазмина к общему белку составляло 0,96 – 1,26 % (1,11 ± 0,14 % при p < 0,01) (рис. 5).

В сравнении с показателями 10-суточного эксперимента выявлено повышение уровня церулоплазмина в 1,01 – 1,36 раза (в среднем повышение в 1,11 ± 0,14 раза при p < 0,01). Коэффициент корреляции и его ошибка указывали на прямую, сильную и достоверную связь изменения уровня церулоплазмина с изменением экспозиции эксперимента (R15/10-ЦП ± r = 0,967 ± 0,090 при p < 0,001).

Через 20 суток от начала эксперимента уровень общего белка

был в пределах 59,12 – 68,19 г / л (70,48 ± 4,94 г / л при p < 0,001).

Разница между максимальным и минимальным показателями составляла

9,07 г / л (14,28 % от среднего показателя). В сравнении с контролем выявлено повышение общего белка в 1,04 – 1,10 раза (в 1,08 ± 0,02 раза при p < 0,001) (рис. 1). Коэффициент корреляции и его ошибка указывали на прямую, сильную и достоверную связь изменения уровня общего белка с 20-суточной физической нагрузкой (R20-ОБ ± r = 0,964 ± 0,094 при p < 0,001).

В сравнении с показателями 15-суточного эксперимента выявлено повышение уровня общего белка в 1,11 ± 0,03 раза при p < 0,001. Коэффициент корреляции и его ошибка указывали на прямую,

сильную и достоверную связь изменения уровня общего белка с изменением экспозиции эксперимента (R15/20-ОБ ± r = 0,944 ± 0,117 при p < 0,001).

Уровень альбумина на 20-е сутки эксперимента был в пределах

24,76 – 30,49 г / л (27,14 ± 2,15 г / л при p < 0,001) с разницей 5,73 г / л (21,11 %). В сравнении с контролем выявлено повышение уровня альбумина в 1,12 – 1,21 раза (в 1,16 ± 0,04 раза при p < 0,001) (рис. 2). Коэффициент корреляции и его ошибка указывали на прямую, сильную и достоверную связь изменения уровня альбумина с 20-суточной физической нагрузкой (R20-Альб. ± r = 0,951 ± 0,109 при p < 0,01).

Процентное отношение уровня альбумина к общему белку

составляло 41,12 – 44,71 % (42,72 ± 1,46 % при p < 0,001) (рис. 3).

В сравнении с показателями 15-суточного эксперимента в двух случаях выявлено повышение уровня альбумина в 1,01 и 1,11 раза, а в остальных – понижение в 1,02 – 1,07 раза (в среднем понижение уровня альбумина в 1,01 ± 0,08 раза при p < 0,01). Коэффициент корреляции и его ошибка указывали на прямую, сильную и достоверную связь изменения уровня альбумина с изменением экспозиции эксперимента (R15/20-Альб. ± r = 0,963 ± 0,095 при p < 0,001).

Уровень церулоплазмина на 20-е сутки эксперимента был в

пределах 0,69 – 1,32 г / л (1,01 ± 0,31 г / л при p < 0,05) с разницей

0,63 г / л (63,13 %). В сравнении с контролем выявлено повышение уровня церулоплазмина в 1,07 – 1,33 раза (в среднем в 1,13 ± 0,11 раза при p < 0,01) (см. рис. 4). Коэффициент корреляции и его ошибка

указывали на прямую, сильную и достоверную связь изменения уровня церулоплазмина с 20-суточной физической нагрузкой (R20-ЦП. ± r = 0,992 ± 0,045 при p < 0,001).

Процентное отношение уровня церулоплазмина к общему белку

составляло 1,17 – 1,94 % (1,55 ± 0,38 % при p < 0,05) (рис. 5).

В сравнении с показателями 15-суточного эксперимента выявлено повышение уровня церулоплазмина в 1,31 ± 0,18 раза при p < 0,01. Коэффициент корреляции и его ошибка указывали на прямую, сильную и достоверную связь изменения уровня церулоплазмина с изменением экспозиции эксперимента (R15/20-ЦП ± r = 0,910 ± 0,147 при p < 0,01).

Через 30 суток от начала эксперимента уровень общего белка был в пределах 59,91 – 68,10 г / л (64,09 ± 3,78 г / л при p < 0,001). Разница между максимальным и минимальным показателями составляла

8,19 г / л (12,78 % от среднего показателя). В сравнении с контролем выявлено повышение общего белка в 1,03 – 1,11 раза (в 1,09 ± 0,03 раза при p < 0,001) (рис. 1). Коэффициент корреляции и его ошибка указывали на прямую, сильную и достоверную связь изменения уровня общего белка с 30-суточной физической нагрузкой (R30-ОБ ± r = 0,888 ± 0,162 при p < 0,05).

В сравнении с показателями 20-суточного эксперимента в одном случае выявлено понижение уровня общего белка в 1,01 раза, а в остальных – повышение в 1,01 – 1,03 раза (в среднем повышение в 1,01 ± 0,02 раза при p < 0,001. Коэффициент коррn style=’mso-spacerun:yes’> на прямую, сильную и достоверную связь изменения уровня церулоплазмина с 20-суточной физической нагрузкой (R20-ЦП. ± r = 0,992 ± 0,045 при p < 0,001).

Процентное отношение уровня церулоплазмина к общему белку

составляло 1,17 – 1,94 % (1,55 ± 0,38 % при p < 0,05) (рис. 5).

В сравнении с показателями 15-суточного эксперимента выявлено повышение уровня церулоплазмина в 1,31 ± 0,18 раза при p < 0,01. Коэффициент корреляции и его ошибка указывали на прямую, сильную и достоверную связь изменения уровня церулоплазмина с изменением экспозиции эксперимента (R15/20-ЦП ± r = 0,910 ± 0,147 при p < 0,01).

Через 30 суток от начала эксперимента уровень общего белка был в пределах 59,91 – 68,10 г / л (64,09 ± 3,78 г / л при p < 0,001). Разница между максимальным и минимальным показателями составляла

8,19 г / л (12,78 % от среднего показателя). В сравнении с контролем выявлено повышение общего белка в 1,03 – 1,11 раза (в 1,09 ± 0,03 раза при p < 0,001) (рис. 1). Коэффициент корреляции и его ошибка указывали на прямую, сильную и достоверную связь изменения уровня общего белка с 30-суточной физической нагрузкой (R30-ОБ ± r = 0,888 ± 0,162 при p < 0,05).

В сравнении с показателями 20-суточного эксперимента в одном случае выявлено понижение уровня общего белка в 1,01 раза, а в остальных – повышение в 1,01 – 1,03 раза (в среднем повышение в 1,01 ± 0,02 раза при p < 0,001. Коэффициент коррp class=MsoNormal>0,70 г / л (70,99 %). В сравнении с контролем в одном случае выявлено понижение уровня церулоплазмина в 1,01 раза, а в остальных – повышение в 1,09 – 1,29 раза (в среднем в 1,12 ± 0,11 раза при p < 0,01) (рис. 4). Коэффициент корреляции и его ошибка указывали на прямую, сильную и достоверную связь изменения уровня церулоплазмина с 30- суточной физической нагрузкой (R30-ЦП. ± r = 0,980 ± 0,070 при p < 0,001).

Процентное отношение уровня церулоплазмина к общему белку

составляло 1,12 – 2,10 % (1,52 ± 0,39 % при p < 0,05) (рис. 5).

В сравнении с показателями 20-суточного эксперимента в одном случае выявлено повышение уровня церулоплазмина в 1,08 раза, а в остальных – повышение в 1,04 ± 0,10 раза при p < 0,001. Коэффициент корреляции и его ошибка указывали на прямую, сильную и достоверную связь изменения уровня церулоплазмина с изменением экспозиции эксперимента (R30/20-ЦП ± r = 0,980 ± 0,071 при p < 0,01).

В процессе исследования установлено, что физическая нагрузка

инициирует функциональную активность печени, что проявлялось повышением уровня изучаемых белковых фракций. Однако изменение функциональной активности печени имеет экспозиционные особенности, которые проявлялись резким повышением уровня общего белка и альбумина в первые 15 суток эксперимента. К 30-м суткам уровень белковых фракций понижался, но оставался выше контрольных показателей. Экспозиционная динамика уровня церулоплазмина в процессе эксперимента отличалась относительной равномерностью повышения показателя относительно контроля. Разница составляла

0,04 – 0,1 г / л. Такое колебание, по-видимому, связано с его антиоксидантными свойствами. Однако для решения этого вопроса требуются дальнейшие исследования, в частности состояния антиоксидантной системы в условиях многодневной систематической физической нагрузки.

Список использованной литературы

1. Школьник Н. М. Особенности кровообращения печени у

квалифицированных спортсменов / Н. М. Школьник. // Теор. и практ. физ. культ. – 1985. – № 9. – С. 20 – 21. 2. Рубцова М. А. Состояние печеночной гемодинамики у спортсменов высшей квалификации / М. А. Рубцова // Теор. и практ. физ. культ. – 1997. – № 4. – С. 15 – 18.

3. Оценка антиоксидативной активности и клинической эффективности препарата церулоплазмин у больных микрососудистыми осложнениями сахарного диабета / Г. Н. Варварина, Н. Н. Боровков, Т. А. Крайнова, Л. М. Ефремова // Актуальные проблемы эндокринологии. – Н. Новгород, 2005. – С. 25 – 30. 4. Гусева С. А. Церулоплазмин: физико — и химические свойства, функции в организме, клиническое применение /

С. А. Гусева, А. О. Петруша, Я. П. Гончаров // Укр.

журн. гематологии и трансфузиологии. – 2004. – № 3. – С. 46 – 50.

5. Крайнова Т. А. Церулоплазмин: биологические свойства и клиническое применение / Т. А. Крайнова, Л. М. Ефремова. – Н. Новгород : Изд-во НГМА, 2000. – 32 с. 6. Ярополов А. Н. Механизмы антиоксидантного действия церулоплазмина / А. Н. Ярополов // Доклады Академии наук СССР. – 1986. – Т. 291, № 1. – С. 237 – 241. 7. The physiopathological significance of ceruloplasmin a possible therapeutic approach / G. Floris, R. Medda, A. Padiglia et al. // Biochem. Pharmacoll. –

2000. – Vol. 60 (12). – P. 1735 – 1741. 8. European convention for the protection of vertebral animals used for experimental and other scientific purpose : Council of Europe 18.03.1986. – Strasbourg, 1986. – 52 р.

9. Камышов В. С. Справочник по клинико-биохимическим исследова — ниям и лабораторной диагностике / В. С. Камышов. – М. : МЕДПресс — информ, 2004. – 920 с. 10. Общие и специальные методы исследования крови птиц промышленных кроссов / Н. В. Садовников, Н. Д. Придыбайло, Н. А. Верещак, А. С. Заслонов. – Екатеринбург – СПб. : Урал. ГСХА, НПП «АВИАК», 2009. – 55 – 56.

Дрель В. Ф., Виноградов О. А. Динаміка рівня білка в сироватці крові тварин при систематичному фізичному навантаженні

Фізичне навантаження ініціює функціональну активність

печінки, що виявлялося підвищенням рівня білкових фракцій, які вивчалися. Зміна функціональної активності печінки мала експозиційні особливості, які виявлялися різким підвищенням рівня загального білка й альбуміну протягом 15-ти діб експерименту. До 30-ї доби рівень білкових фракцій знижувався, але залишався вищим за контрольні показники. Експозиційна динаміка рівня церулоплазміну в процесі експерименту відрізнялася відносною рівномірністю підвищення показника щодо контролю. Таке коливання, очевидно, пов’язане з його антиоксидантними властивостями.

Ключові слова: фізичне навантаження, білкові фракції.

Дрель В. Ф., Виноградов А. А. Динамика уровня белка в сыворотке крови животных при систематической физической нагрузке

Физическая нагрузка инициирует функциональную активность

печени, что проявлялось в повышении уровня изучаемых белковых фракций. Изменение функциональной активности печени имело экспозиционные особенности, которые проявлялись резким повышением уровня общего белка и альбумина в первые 15 суток эксперимента. К 30-м суткам уровень белковых фракций понижался, но оставался выше

контрольных показателей. Экспозиционная динамика уровня церулоплазмина в процессе эксперимента отличалась относительной равномерностью повышения показателя относительно контроля. Такое колебание, по-видимому, связано с его антиоксидантными свойствами.

Ключевые слова: физическая нагрузка, белковые фракции.

Drel V. F., Vinogradov A. A. Dynamics of Protein Level in Blood

Serum During the Systematic Physical Exercise

The physical exercise induced functional activity of the liver, which

led to the increase of the level of analyzed protein fracti class=MsoNormal>Дрель В. Ф., Виноградов О. А. Динаміка рівня білка в сироватці крові тварин при систематичному фізичному навантаженні

Фізичне навантаження ініціює функціональну активність

печінки, що виявлялося підвищенням рівня білкових фракцій, які вивчалися. Зміна функціональної активності печінки мала експозиційні особливості, які виявлялися різким підвищенням рівня загального білка й альбуміну протягом 15-ти діб експерименту. До 30-ї доби рівень білкових фракцій знижувався, але залишався вищим за контрольні показники. Експозиційна динаміка рівня церулоплазміну в процесі експерименту відрізнялася відносною рівномірністю підвищення показника щодо контролю. Таке коливання, очевидно, пов’язане з його антиоксидантними властивостями.

Ключові слова: фізичне навантаження, білкові фракції.

Дрель В. Ф., Виноградов А. А. Динамика уровня белка в сыворотке крови животных при систематической физической нагрузке

Физическая нагрузка инициирует функциональную активность

печени, что проявлялось в повышении уровня изучаемых белковых фракций. Изменение функциональной активности печени имело экспозиционные особенности, которые проявлялись резким повышением уровня общего белка и альбумина в первые 15 суток эксперимента. К 30-м суткам уровень белковых фракций понижался, но оставался выше

контрольных показателей. Экспозиционная динамика уровня церулоплазмина в процессе эксперимента отличалась относительной равномерностью повышения показателя относительно контроля. Такое колебание, по-видимому, связано с его антиоксидантными свойствами.

Ключевые слова: физическая нагрузка, белковые фракции.

Drel V. F., Vinogradov A. A. Dynamics of Protein Level in Blood

Serum During the Systematic Physical Exercise

The physical exercise induced functional activity of the liver, which

led to the increase of the level of analyzed protein fractions. Changes in the liver functional activity had expositional features that resulted in the dramatic increase of total protein and albumin levels in first 15 days if the experiment. To the 30th day the level of protein fractions dropped down but remained higher than control data. The expositional dynamics of ceruloplasmin level steadily increased during the course of the experiment relative to control value. Such variations, presumably, are related to its antioxidant properties.

Key words: physical exercise, protein fractions.

Стаття надійшла до редакції 14.01.2013 р. Прийнято до друку 29.03.2013 р. Рецензент – д. б. н., проф. І. О. Іванюра.

ЗООЛОГІ Я

Материал взят из: Вісник Луганського національного університету імені Тараса Шевченка. Біологічні науки. № 6 (265)