Целостность и неповторимое своеобразие важные свойства людей и их групп

План

1. Существенные различия природных, технических и социальных объектов (людей, их групп).

2. Особенности обращения со стандартными и нестандартными объектами.

3. Нестандартность и нестандартизуемость социальных объектов (людей, их групп) – объективная

реальность.

4. Стиль деятельности как средство согласования индивидуального своеобразия людей с

требованиями их работы.

Ключевые слова: стандарт, индивидуальное своеобразие, индивидуальность, системные

(интегративные) качества людей и групп, управление персоналом.

– стандарт – типовой образец изделия, применяемый для сравнения с ним подобных объектов в

целях достижения их единообразия, взаимозаменяемости;

– индивидуальное своеобразие – неповторимость, невоспроизводимость предмета рассмотрения

(набор признаков, делающих его нетождественным другим объектам);

– индивидуальность (человека) – целостное единство свойств человека как индивида (особи,

природного организма), субъекта (инициатора, зачинщика) деятельности и личности (общественного существа);

– системные (интегративные) качества (людей, групп) – качества, возникающие при функционировании объектов как некоторых целостностей;

– управление персоналом – вошедший в литературу термин, обозначающий то же, что и "руководство людьми" (в организациях).

Начнем с общепонятных сравнений. В данной главе человек и общности людей были рассмотрены с

разных сторон. Так можно (и это полезно) рассматривать любой объект, например, техническое устройство, сооружение (ветряную мельницу, компьютеризованный робототехнологический комплекс и т. п.). Мы можем отдельно обсуждать, из каких материалов это устройство сделано. Мы можем обсуждать имеющиеся в нем явления автоматики, "самодействия" (частично отвлекаясь при этом от вопроса об упомянутых выше материалов). Мы можем обсуждать вопросы назначения, применения, экономичности, экологичности данной техники в обществе (отвлекаясь от того, что у нее "внутри"). В каждом случае это будут не просто разные стороны, свойства объекта, но группы свойств разных уровней. И эти уровни свойств достаточно разнородны, хотя и связаны тем, что характеризуют один и тот же объект. В самом деле, если продолжить приведенный пример, явления автоматики в техническом устройстве не жестко, а многозначно связаны со свойствами материала (автоматика может быть обеспечена разными материальными средствами, а использование того или иного материала еще не предопределяет полностью процессов автоматики). Назначение данного устройства в обществе не вытекает полностью из составляющих его материалов и взаимодействия частей, но задается потребностями общества. И в этом смысле машина, механизм оказываются в некотором роде явлениями социальными, их устройство и работа зависят от того, что нужно людям. Этот пространный пример мы привели не случайно, поскольку в нем есть полезное подобие тем фактам, явлениям, которые можно заметить в соотношении индивидных, субъектных и личностных свойств человека. Приведенный пример поможет нам понять вопрос об индивидуальности человека. В связи с этим примером нам важно осознать две общие идеи. Повторим их несколько иными словами. Вопервых, связи между свойствами объекта (системы) могут быть не обязательно жестко однозначными (типа "Если А, то Б и только Б"). Вовторых, устройство системы и ее свойства определяются не только ее внутренними особенностями, но и так называемыми объемлющими системами, средой. Например (продолжаем общепонятные примеры), то, что ветряная мельница превращает зерно в муку и работает хорошо, не зависит роковым образом только от того, что она сделана из дерева, камня, камыша и пр. Из подобных материалов делается многое другое. А функции, назначение и, следовательно, устройство этой системы заданы ей извне и не могут быть объяснены "стройматериалом".

Теперь обратимся к важным в контексте акмеологии вопросам о людях.

Свойства человека как индивида, субъекта деятельности и личности можно понять соответственно

как некоторые группы свойств разных уровней. Уровень свойств человека как индивида характеризуется существенной природной обусловленностью (анатомофизиологической, даже биохимической). Хотя эти свойства не предопределяют роковым образом все особенности человека как субъекта, но в то же время и влияют на них. Индивидные свойства могут, например, выступать в функции задатков, природных предпосылок способностей человека (а способности, как мы помним, это уже уровень субъекта деятельности). А именно, задатки могут облегчать или затруднять формирование способностей. То, какие именно наборы, "репертуары" способностей сформируются у человека, не зависит жестко от самих по себе задатков. Это зависит от того, в какие виды деятельности человек будет включен. Но вклад свойств индивидного уровня проявится все же в некотором индивидуальном своеобразии складывающихся у человека способностей. Отметим при этом, что, даже если наборы свойств индивида и субъекта у данного человека являются, предположим, во многом типичными, сочетание, "встреча" двух описываемых уровней свойств создаст уже эффект некоторого неповторимого своеобразия человека. Например, способности одного ярче проявятся в особом внимании к зрительно воспринимаемым явлениям внешнего мира, у другого – к восприятию мира звуков или запахов и т. п.

Уровень свойств личности (убеждения, идеалы, отношения к разным сторонам мира, самосознание)

характеризуется существенной социальной обусловленностью. Но он не лишен и связей (нежестких, многозначных) с ранее рассмотренными уровнями. В результате вносится вклад в индивидуальное своеобразие личностных свойств и, следовательно, человека в целом. Надо признать и то, что индивидуальное своеобразие человека создается также за счет общественной среды. Она сложна. И даже дети, вырастающие в одной семье, не находятся в строго тождественных условиях (положение, скажем, старшего или младшего в семье это разные социальные ситуации развития). Точно также и взрослые люди, работающие даже рядом, могут находиться фактически в разных общественных условиях (один – новичок, и к нему относятся настороженно, присматриваются, контролируют; другой более опытен, и к его мнению прислушиваются, третий – оказался в "любимчиках" у руководителя, и с ним коллеги не вполне искренни). Мало ли тонкостей в сложной системе межлюдских отношений? В результате один становится более активным в "самоподаче", другой – замкнутым (не изза характера, а

"по ситуации"), третий занимает позицию "борца за справедливость". И так без конца могут идти факты индивидуальных различий, обусловленных решающим образом не наследственностью, а тонкостями складывающейся (вокруг каждого!) общественной среды. Разумеется, свобода мысленного расчленения (анализа) объекта (как множества взаимосвязанных составляющих, т. е. системы), свобода выделения его "тонкостей" не беспредельна. В мелочах можно и увязнуть – дойти до атомов и молекул. Но будем думать, что эта опасность нам пока не грозит. Ориентирами здесь могут служить усваиваемые вами понятия и положения акмеологии, представления о ее научных и практических задачах.

Приведенные выше пространные разъяснения мы позволяем себе потому, что в обыденном сознании часто воспроизводятся, "живут", "бытуют" схемы мысли, жестко, однозначно и, следовательно, неправильно сводящие индивидуальные особенности людей (и их групп) к какомуто одному уровню причинных обстоятельств (личностных или субъектных, индивидных или даже общебиологических).

Например, если видят, что человек нетороплив (индивидное качество), то, недолго думая, начинают полагать, что он будет не способен к работе, требующей принятия быстрых решений (субъектное качество). Или думают, что он будет необщителен (личностное качество) и, стало быть, непригоден к работе с людьми, и т. п. А это неверно. Неторопливость можно компенсировать особой стратегией наблюдения за ходом событий. Скажем, хороший водитель автомобиля (как и судоводитель, и пилот самолета) наблюдает не за тем, что "стряслось", а за тенденциями процессов на пути следования ("вот бабуля вышла из магазина и сейчас ринется переходить улицу…"). И его реакции на события оказываются точными и своевременными. Неторопливость здесь компенсируется стратегией наблюдения. Но со стратегией наблюдения люди, понятно, не рождаются. Неинициативность в общении тоже можно компенсировать предварительным обдумыванием программ взаимодействия с людьми, предвидением вариантов хода событий в общении с ними.

Еще пример: если человек имеет "внушительную" внешность, зычный голос, то предполагают, что

это непременно хорошо для выполнения функций педагога или руководителя. Хорошото хорошо, но не обязательно при всех прочих условиях. Вот перед нами учительница. Ростом она меньше своих шестиклассников, голос не "командирский", а работает хорошо, дисциплина учащихся на уроке такая, что ей и голоса повышать не надо. Как это возможно? В том стечении обстоятельств (внешних и внутренних), в котором она оказалась, она нашла некоторые приемы, правила, способы деятельности. В частности, проводит принцип "сказала сделала". И ученики это знают и чувствуют. Если она даже тихо скажет, что за невыполнение такойто работы будет неприятная беседа с родителями учащихся, то это непременно произойдет, как по закону природы. И так далее в том же роде.

Итак, ни индивидные, ни субъектные, ни личностные особенности сами по себе и в отдельности не

предопределяют роковым образом успеха или неуспеха деятельности, общественного положения (статуса) и подобных признаков человека. Учитывать особенности индивида, субъекта, личности совершенно необходимо, но недостаточно. В чем же тут дело? Ответ прояснится несколько позднее. А теперь снова вернемся к некоторым общим вопросам о свойствах сложных, многосоставных систем. Это необходимо для правильного понимания темы об индивидуальности человека и для усвоения правильного отношения к этой реальности.

Целостность сложного объекта как предмет рассмотрения. Едва ли кто не согласится с тем, что свойства любых объектов могут быть взаимно связаны, хотя эти связи для нас не всегда очевидны. Возможны достаточно неожиданные и "недоступные глазу" (умопостигаемые) цепочки таких связей. Это обнаруживается в том, например, что при изменении одних, казалось бы, "отдельных", "мелких", незаметных свойств объектов происходят (или требуются) изменения других, включая свойства общие и существенные. Так, например, изменение недоступных глазу свойств кристаллов черного металла делает его прочным, или хрупким, или ломким при "красном калении" и т. п. Еще поясняющий пример: представьте, что вы, проектируя здание, начинаете все увеличивать и увеличивать его высоту. Существуют незримые связи между высотой, весом и прочностью здания. Если вы не позаботитесь об использовании более прочных стройматериалов и "несущих" конструкций, то рано или поздно нижние этажи здания не выдержат веса верхних и ваша затея рухнет. Хорошо, если она рухнет "на бумаге", при обсуждении проекта.

Человек сложнее любой технической системы. И важно не просто чтото "выучить и знать" о взаимных связях его личных качеств (как индивида, субъекта, личности). Важно самостоятельно делать множество соответствующих предположений и проверять эти предположения. Основой для таких предположений (гипотез) являются ранее усвоенные общие знания о разнообразных свойствах, особенностях человека, изучаемых и доставляемых вам акмеологией. Но никакая наука не сообщит вам

всего о "вот этом" конкретном человеке, о "вот этой" группе людей. Требуется не только усвоение, но и самостоятельное производство потребного знания о конкретных, индивидуальных ситуациях.

К чему предшествующий разговор? К тому, в частности, что да, трудно рассматривать человека как

целостность, слагающуюся из множества свойств, которые и сами по себе сложны. Тем не менее такое целостное рассмотрение тоже необходимо (по соображениям, обусловленным не только логикой, но и моралью, и желательной практикой обращения с людьми, человеческими сообществами).

О системных (интегративных) свойствах сложных объектов. В природе и обществе происходит, в

частности, следующее. Некоторые объекты по тем или иным причинам становятся взаимосвязанными, т. е. оказываются объединенными в целостность (начинают составлять единую систему, погруженную в какуюто внешнюю для нее среду). При этом возникшее новое целое приобретает (как бы "скачком", "хлопком") некоторые свойства, не присущие по отдельности его частям. Такие свойства называются системными или интегративными (от лат. integer – целый). Системные свойства присущи и социальным объектам – людям, группам. Соответствующие идеи отображены не только в философии, гуманитарных, общественных науках, но и в народном сознании. Пример указания на качество целого, в отличие от его разрозненного "стройматериала": "Согласное стадо и волк не берет". Пример указания на новое качество объекта, оказавшегося в составе целого, в измененной среде – "В подпечье и помело – большак", "В людях Илья, а дома свинья" и т. д.

Как отмечалось ранее, совокупность наличествующих у человека индивидных, личностных, субъектных свойств создает у него некоторую неповторимую, единственную в своем роде (уникальную) качественную определенность, именуемую индивидуальностью.

Хотя и не является привычным, удобным выражение "индивидуальность группы" (оно неприемлемо

по чисто языковым соображениям), тем не менее общности людей, организованные группы их тоже характеризуются признаком уникальности. Этот вопрос, впрочем, недостаточно разработан в науке. Когда мы говорим об индивидуальности человека или уникальности группы, то не имеем, конечно, в виду, что эти объекты нашей мысли различаются решительно по всем признакам (такое утверждение было бы просто бредовым). Речь идет о том, что наряду с признаками, общими для некоторого широкого класса объектов, и признаками, общими для какойто разновидности этого класса, всегда имеются заслуживающие внимания и уважения признаки единственности, уникальности.

Вы будете правы, если возразите здесь примерно следующим образом. То, что индивидуальность человек неповторима, единственна в своем роде, вовсе не специфично для человека. Да, строго говоря, любой объект неповторим (уникален). Любой камень, ручеек чемто отличаются от прочих подобных объектов. Но согласитесь, что по отношению к камню, потоку воды и подобным реальностям можно, а иногда и целесообразно ставить задачи их преобразования, выравнивания, приведения к некоторому единообразию или даже задачи уничтожения. Это ничуть не затрагивает норм морали, высоких идеалов, созданных человечеством. Камни можно, если нужно, дробить в пыль, ручейки можно одевать в гранит или пускать по трубам под землей. По отношению к человеку подобного рода намерения и практические "технологии" в корне не годятся.

Индивидуальность человека, неповторимое своеобразие общности людей (например,

национальности) предполагают совсем иные "ходы мысли", схемы решения задач, нежели те, которые пригодны применительно к объектам природы и техники. Обращение с людьми и их группами, основанное на неуважении к их неповторимому своеобразию, квалифицируется целым рядом слов и выражений с отрицательным значением ("бюрократизм", "шовинизм" и т. п.). Вы можете возразить: а как же быть с идеей разработки и внедрения стандартов? Разве идеи стандартизации неприемлемы? Ведь стандартизация чеголибо это есть род упорядочения, борьбы с нежелательным хаосом!

Стандарты. Об удобстве обращения с одинаковыми объектами. Действительно, разве плохо, если, положим, запасные части для данной модели трактора или компьютера одинаковы, вне зависимости от того, где они сделаны – в России или гдето еще? Это удобно потребителям и экономично, с точки зрения производителя. Со стандартными (одинаковыми) объектами легко обращаться в соответствии со сложившимися привычками. Они взаимозаменяемы.

Управляться со множеством одинаковых машин (пускать в ход, регулировать, ремонтировать),

скажем автоматических станков, относительно легко. То же и в отношении одинаковых живых существ. Скажем, овцы в стаде тоже относительно одинаковы, стандартны (одно и то же едят, одного и того же боятся; самочинность их простирается лишь в пределах выбора растений для поедания, места, где можно прилечь, и пр.). Пастбища, маршруты, водопои выбирает чабан. В управлении передвижением стада чабанам способны помогать даже собаки.

В технике (как области знания и практики), опирающейся во многом на естествознание, широко распространена идея стандарта, стандартизации объектов. Эта идея во многих отношениях полезна. В человековедении, в практике обращения с людьми – дело совсем иное.

Об ограниченной ценности идеи стандартизации в отношении людей и их групп. Что касается людей и их групп, то идеи стандарта и стандартизации здесь не проходят в качестве желательных с точки зрения высокой общечеловеческой морали. Конечно, надо признать, что в некоторых случаях (например, в военизированных структурах) некоторая однотипность людей является технологически необходимой. Сброд излишне самочинных людей не способен быть средством исполнения замыслов военачальников, средством защиты страны, ценных объектов от возможных врагов. Тенденция огульного подхода к людям и группам, чего греха таить, наблюдается нередко в складе ума и деловом поведении госслужащих. – "Закон для всех один!"; "Перед законом все равны!" – разве не верно? Верно. И все же желателен конкретный подход к рассмотрению людей и их групп. Если бы стояла задача культивировать лишь огульные подходы к людям, тогда окончательные административные, судебные решения можно было бы передать компьютерам. Но компьютеры, при всем нашем уважении к ним, должны и здесь рассматриваться лишь как вспомогательное средство в деятельности гуманистически ориентированных людей, решающих нестандартные задачи (административные и т. п.).

Разумеется, в истории общественной мысли высказывались предложения построить общество как

"инженерное сооружение". То, к какому абсудру ведет внедрение таких затей, хорошо показано в романе Евг. Замятина "Мы". Люди там живут в удобных, прозрачных (чтобы все всем было видно!) жилищах по четкому и единому для всех режиму времени. Обязательно все ходят на прогулку (строем). Питаются хорошей пищей в столовых, Управляться со множеством одинаковых машин (пускать в ход, регулировать, ремонтировать),

скажем автоматических станков, относительно легко. То же и в отношении одинаковых живых существ. Скажем, овцы в стаде тоже относительно одинаковы, стандартны (одно и то же едят, одного и того же боятся; самочинность их простирается лишь в пределах выбора растений для поедания, места, где можно прилечь, и пр.). Пастбища, маршруты, водопои выбирает чабан. В управлении передвижением стада чабанам способны помогать даже собаки.

В технике (как области знания и практики), опирающейся во многом на естествознание, широко распространена идея стандарта, стандартизации объектов. Эта идея во многих отношениях полезна. В человековедении, в практике обращения с людьми – дело совсем иное.

Об ограниченной ценности идеи стандартизации в отношении людей и их групп. Что касается людей и их групп, то идеи стандарта и стандартизации здесь не проходят в качестве желательных с точки зрения высокой общечеловеческой морали. Конечно, надо признать, что в некоторых случаях (например, в военизированных структурах) некоторая однотипность людей является технологически необходимой. Сброд излишне самочинных людей не способен быть средством исполнения замыслов военачальников, средством защиты страны, ценных объектов от возможных врагов. Тенденция огульного подхода к людям и группам, чего греха таить, наблюдается нередко в складе ума и деловом поведении госслужащих. – "Закон для всех один!"; "Перед законом все равны!" – разве не верно? Верно. И все же желателен конкретный подход к рассмотрению людей и их групп. Если бы стояла задача культивировать лишь огульные подходы к людям, тогда окончательные административные, судебные решения можно было бы передать компьютерам. Но компьютеры, при всем нашем уважении к ним, должны и здесь рассматриваться лишь как вспомогательное средство в деятельности гуманистически ориентированных людей, решающих нестандартные задачи (административные и т. п.).

Разумеется, в истории общественной мысли высказывались предложения построить общество как

"инженерное сооружение". То, к какому абсудру ведет внедрение таких затей, хорошо показано в романе Евг. Замятина "Мы". Люди там живут в удобных, прозрачных (чтобы все всем было видно!) жилищах по четкому и единому для всех режиму времени. Обязательно все ходят на прогулку (строем). Питаются хорошей пищей в столовых, индивидуально своеобразные составы действий, построенные с учетом как

индивидуальности человека, так и требований трудового поста, можно назвать проявлениями индивидуального стиля ("почерка") деятельности. Важно активно искать наиболее подходящий для себя стиль работы. И практикующий акмеолог должен содействовать в этом развивающемуся профессионалу.

Факт существования индивидуального стиля объясняет нам, в частности, то, почему успешный опыт

одного человека не может быть просто "передан" другому. Все дело в том, что в построении индивидуального стиля работы учтены не только внешние условия работы, но и внутренние (уникальное сочетание индивидных, субъектных, личностных особенностей человека, т. е. его индивидуальность). В обслуживании техники существует весьма эффективный метод обеспечения работоспособности оборудования. В обиходе его иногда называют "метод тыка". Он состоит, в частности, в том, что при выходе из строя какоголибо узла его просто изымают целиком и заменяют новым. Такой привычный для технического мышления ход принятия решений не пригоден применительно к людям, как вам, полагаем, ясно из изложенного выше.

Резюме

Неправомерно переносить на людей и их группы (сообщества) способы выработки оценок явлений,

схемы принятия решений, ходы мысли, выработанные (и пригодные) при работе с неживыми, техническими объектами. Люди в одно и то же время характеризуются свойствами разных уровней (они и природные организмы, и инициаторы деятельности, и существа, регулирующие свою активность выработанными в обществе идеалами, нормами – разрешениями, запретами и т. п.).

Люди и их группы принципиально нестандартны. И это требует конкретного, индивидуального подхода (учета их неповторимого опыта, возможностей, ограничений), в частности, в деле руководства, государственного управления ими.

Поскольку профессиональная деятельность, общество предъявляют к людям и группам некоторые

единые требования, возникающее противоречие разрешается на пути формирования своеобразного стиля ("почерка") деятельности.

Список литературы

Вяткин Б. А. Лекции по психологии интегральной индивидуальности человека. Пермь, 2000

Кабаченко Т. С. Психология управления. М., 2000

Мерлин B. C. Очерк интегрального исследования индивидуальности. М., 1996.

Толочек В А. Стили профессиональной деятельности. М., 2000

Управление персоналом. 2е изд. / Под ред. Т. Ю. Базарова, Б. Л.

Материал взят из: Акмеология — Абульханова К. А.