ВОЕЙКОВ АЛЕКСЕЙ ВАСИЛЬЕВИЧ — ГЕРОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1812 ГОДА

Костенко Анатолий Филиппович научный руководитель, профессор РАЕ, руководитель по научной и инновационной деятельности ГОБУ СПО ВО «БСХТ»,
г. Борисоглебск
В год 200летия со дня начала Отечественной войны 1812 года в техникуме проходила научнотеоретическая конференция студентов, посвященная этой дате. Среди участников конференции был студент нашего техникума Барилов Роман, который выступил с докладом «Русская разведка в 1812 году». В мае
2012 года он принял участие в III международной студенческой научно практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия». Сейчас Барилов Роман окончил техникум. Однако ребята, которые входят в совет музея истории техникума, возглавляемый Костенко Анатолием Филипповичем, решили продолжить поиск интересных фактов из истории русской разведки 1812 г. и продолжить начатую тему.
Нас заинтересовала судьба одного из участников тех событий Воейкова Алексея Васильевича, потомственного дворянина, уроженца с. Рассказово Тамбовской губернии.
Интерес к личности героя Отечественной войны 1812 года связан еще с тем, что ветви древнего дворянского рода Воейковых находились в «Ольшанке». История усадьбы началась в 1815 году с покупки в тогдашнем Борисоглебском уезде молодой супружеской четой генералмайора Алексея Васильевича Воейкова (1778—1825 гг.) и Веры Николаевны (урожденной Львова) (1792—1873 гг.) имения Богородицкого.
Для строительства усадьбы, Воейковыми было выбрано живописное место на берегу реки Шибряйка. Рядом с усадьбой появилось крепостное село.

Семейное счастье супругов Воейковых продолжалось всего десять лет. В 1825 году от последствий старых боевых ран, Алексей Васильевич скончался. Дела в Ольшанке после смерти мужа, взяла в свои руки Вера Николаевна. В память своего покойного мужа в 1843 году ею в усадьбе Воейковых была заложена большая церковь. Еѐ строительство было завершено в 1860 году. До нашего времени сохранилась только великолепная ольшанская церковь. Дворянская усадьба Ольшанка была практически полностью разрушена еще во время крестьянского восстания на Тамбовщине в 1905 году. Барский дом был разграблен, уничтожены многие постройки, разорѐн семейный склеп. Советские годы добавили разрухи и запустения: зарос парк, заилились и обмелели пруды [2].
Однако, мне хотелось бы рассказать о самом герое, так как в стенах техникума проходит месячник патриотической работы «Овеянные славой флаг наш и герб», а в рамках этого месячника проводится открытая защита рефератов «Военные разведчики. Загадки истории». Актуальность темы обусловлена тем, что военная разведка была и остаѐтся важным инструментом военной политики России, надѐжно защищая еѐ военнополитические и экономические интересы.
В службу генералмайор Алексей Васильевич Воейков (1778—1825 гг.) вступил в Лейб гвардии Преображенский полк сержантом в феврале 1793 года (15летним!). А в марте 1812 года за отличие по службе ему присвоено звание генералмайор. За отвагу и героизм в ратных делах награждѐн орденами святого Владимира IV степени с бантом; Святой Анны II степени; Красного орла II класса, а также шпагой с надписью «За храбрость» и шпагой с алмазами.
17 июля 1815 года уволен со службы по ранению. Портрет Алексея Васильевича Воейкова кисти художника Д. Доу помещѐн в знаменитую галерею героев Отечественной войны 1812 года в Зимнем дворце (Эрмитаж).
Алексей Васильевич участвовал в Швейцарском походе 1799 года (в возрасте 21 года!) под командованием А.В. Суворова, в знаменитом переходе наших войск из Северной Италии через Альпы в честь которого созданы музей

и памятник отваге русских воинов, в героическом сражении русских с французами, втрое превосходящих наши силы, в русскошведской войне
1808—1809 годов. В ходе последней Россия выступала в союзе с Данией против Швеции и Англии за установление полного контроля над Финским, Ботническим заливами и за обеспечение безопасности Петербурга. В ходе этой трудной и тяжѐлой войны русские войска разгромили шведскую армию и нанесли серьѐзный урон военноморскому флоту. Тогда по мирному договору Финляндия и Аландские острова отошли к России. С еѐ помощью Финляндия освободилась от многовековой зависимости от Швеции.
В походах и сражениях Воейков был рядом с Суворовым, Барклаем де Толли и другими выдающимися личностями, мужественно переносил все тяготы, невзгоды и много раз подвергался опасностям. После тяжѐлого ранения (в Западной Европе) он потерял руку (по другим источникам — был контужен и ранен в ногу) и приехал в имение своей жены помещицы Веры Николаевны (дочери известного архитектора и поэта Николая Александровича Львова) в Старую Ольшанку нынешнего Уваровского района.
В Старой Ольшанке Алексей Васильевич посвятил свою жизнь искусству. Он, в частности, написал поэму «Чувствование по прочтении новоизданных творений российского лирического песнопевца», посвящѐнную Державину, стихи «Война и мир», «К живописцу», «Осень» и другие. Печатался в столичных изданиях. Занимался также переводами с немецкого. В Старой Ольшанке у него родились два сына — Леонид (1818) и Алексей (1820). Леонид много лет спустя превратил Старую Ольшанку в образцовое имение — с парком, прудом, конюшней с породистыми лошадями, овцефермой, пасекой, грамотно возделанными полями. Написал книгу о тамбовском крае. Кстати, вдова генералмайора в память об умершем муже (в 1825 году в возрасте
47 лет) построила великолепную церковь. А в письме к Тамбовскому дворянскому собранию (1832 год) Вера Николаевна просила внести еѐ сыновей в книгу тамбовских дворян, признать их дворянами за воинские заслуги отца. Что и было исполнено!

Интересные воспоминания об Алексее Васильевиче Воейкове оставила его жена: «Он… был по занятиям службы своей, когда работал над военным уставом, близок с М.М. Сперанским, который всегда оказывал своѐ расположение…». Воейков часто виделся со Сперанским, к которому Барклай посылал его с разными поручениями. Сперанский ценил его, уважал дарования и говорил, что у него славная военная голова, и однажды передал, что государь, говоря о военном уставе в присутствии Сперанского, сказал про Воейкова, обращаясь к Аракчееву: «Это наш будущий военный министр»… [3]
Государь был необыкновенно милостив к своему флигельадъютанту, и Сперанский, видя по работе Воейкова его даровитость, часто выставлял его труд перед государем… Но, как говорится, хватило завистников, интриганов. Шѐл уже 1812 год. Ведомство военного министерства предпринимало крутые меры для пресечения разведывательной деятельности наполеоновских агентов. В Петербурге распространяются слухи о группе изменников, окружающих самого императора. В числе их называли имена Сперанского, Магницкого, упоминалось имя Воейкова… Сперанский был отстранѐн от службы и отправлен в ссылку. Отстранѐн был и ряд других высокопоставленных руководителей разных ведомств и служб. Отстранѐн и Воейков, брошена тень предательства и на Барклая де Толли… В отношении А. В. Воейкова распространился слух о его ссылке, хотя, в действительности, он оставался при своей должности.В марте 1812 года Воейкова, против желания Барклая, уволили от должности (он был одним из доверенных сотрудников угодившего в опалу Михаила Сперанского) [1, c. 89].
Встревоженный и удивлѐнный Алексей Васильевич просит Барклая выяснить: «что могло дать повод к слуху о том, что он, Воейков, сослан вместе со Сперанским и Магницким». А слухи были весьма порочащими. Он обвинялся в краже из военной секретной канцелярии бумаг и планов о расположении наших войск и передаче их наполеоновскому посланнику через дочь М. Кутузова — Е. М. Хитрово.

По Петербургу ходили и другие слухи, что причина всему в том, что Воейков не пожелал жениться на племяннице жены Барклая, которой когдато оказывал внимание… С сохранением звания флигельадъютанта Воейкова назначили командовать бригадой в составе 27й пехотной дивизии Д. П. Неверовского… Он героически сражался у Шевардино, под Бородино. Его бригада защищала Семѐновские флеши. В одном из сражений в бригаде из двух полков осталось всего 400 человек. Действия А. Воейкова были высоко оценены М.И. Кутузовым. Русские солдаты под командованием А. Воейкова совершали и многие другие подвиги, в том числе под Смоленском, при взятии Лейпцига.
Воейков был истинным патриотом, с болью принимал страдания, разрушения, которые несла наполеоновская армия.
Навсегда в героическую историю вошло Бородинское сражение (7 сентября 1812 года). С обеих сторон потери были огромные (только убитых свыше 100 тысяч — 58 тысяч французов и 45 тысяч русских, из них более
78 генералов — убитых и раненых). В книге «Герои 1812 года» мы читаем об упорной, настойчивой работе А.В. Воейкова по формированию, обучению своей егерской бригады. Полевые занятия проходили практически круглосуточно. Многого не хватало, недоставало обмундирования, обуви, но солдаты, вчерашние рекруты, воодушевлѐнные примером своего командира, мужественно преодолевали тяготы армейской службы. Командир дивизии генераллейтенант Неверовский характеризует Воейкова как знающего, волевого командира, внимательного к своим подчинѐнным…
После окончания войны 1812 года генерал Воейков, сдав командование бригадой, не побывав даже в Париже, поспешил в Россию. Вышел в отставку и поселился в деревне. «Получив высшее образование, изучая постоянно военное дело, он теперь стремился в сельское уединение, чтобы посвятить себя практической деятельности мыслящего земледельца», — пишет в своих воспоминаниях Вера Николаевна.

В 1824 году император Александр I был проездом в Тамбове. А.В. Воейков поспешил в Тамбов, чтобы представиться царю. Александр, проходя мимо него, произнѐс: «Что, весело живѐтся в деревне?» — и не пригласил его в числе других высших чинов к столу своему…
Генерал Воейков умер в 1825 году в селе Рассказове на пути в своѐ имение Ольшанку… Обида, незаслуженное оскорбление подозрением в предательстве не прошли, хотя заслуженный генерал и понимал, что в России для каждого великого, честного человека всегда найдѐтся ведро грязных помоев.
Похоронен Алексей Васильевич Воейков в ИоанноПредтеченском
Трегуляевском монастыре. Могила его потеряна.
Нам только кажется, что исторические события гдето далеко за горизонтом и время их поглотило. Нет! Они всегда и навсегда рядом с нами, только разбудите свою спящую память! История — она в каждом клочке нашей земли. Она при бережном и разумном отношении к ней пробуждает в нас гордость за своих героических предков, даѐт уверенность, что живѐм мы в великой стране. Народ только тогда народ, когда имеет историческую память и знания своих корней.
Список литературы:
1. Безотосный В. Русская разведка в 1812 году /Вокруг света. — № 1, —
2012, — с. 89—95.
2. Воейковы. Одьшанка [Электронный ресурс]